332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » TimurSH » Мальчик-который-попал-на-Слизерин. Второй курс (СИ) » Текст книги (страница 4)
Мальчик-который-попал-на-Слизерин. Второй курс (СИ)
  • Текст добавлен: 14 декабря 2020, 22:30

Текст книги "Мальчик-который-попал-на-Слизерин. Второй курс (СИ)"


Автор книги: TimurSH






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 14 страниц)

Тем временем они миновали школьные огороды и направились к теплицам, где росли волшебные цветы и травы. Профессор Стебль была невысокого роста, очень полненькая, в старенькой шляпе и растрепанными волосами; платье у нее вечно было в земле, а при виде ее ногтей тетя Петунья упала бы в обморок.

– Здравствуйте, дети! Вас с нетерпением ждёт теплица номер три! – громко произнесла она, не дожидаясь когда слизеринцы подойдут ближе. Гарри настороженно переглянулся с Забини. В прошлом году они занимались только в теплице номер один, а в третьей растения были более опасные. – Давайте быстрее! Поторопимся!

Профессор достала большой ключ и отперла им дверь теплицы. Оттуда повеяло теплом, запахом сырой земли, удобрений, тяжелым ароматом гигантских, размером с зонт, цветов, свешивающихся с потолка. Слизеринцы зашли внутрь. Профессор Стебль стояла у обшарпанной деревянной скамейки в центре теплицы, на которой лежали куча наушников. Тем временем шумно зашли когтевранцы.

– Ну чего вы так долго?! Сегодня мы будем пересаживать мандрагоры! – обратилась она к ним. – Кто хочет рассказать о свойствах этого растения?

Первой подняла руку ученица Когтеврана.

– Мандрагора – это целебное растение. Компоненты из нее используют в различных целебных зельях, – произнесла она. Гарри вспомнил ее. Падма Патил – миловидная черноволосая девочка. Её сестра близнец училась на Гриффиндоре.

– Отлично. Десять баллов Когтеврану, – сказала профессор Стебль. – Итак, дети, мандрагора является главной составляющей частью большинства противоядий. Но вот и сама мандрагора небезопасна. Кто может сказать почему?

Тут уже взметнулось несколько рук. Профессор одобрительно кивнула Трейси и та немного запинаясь ответила:

– Из-за того, что в случае опасности, это растение издает очень громкий звук, который оглушает волшебника или даже может убить.

– Да, это так. Слизерину десять баллов. Мандрагоры, которые сейчас перед вами, – рассада, совсем еще юная. – Профессор указала на глубокие ящики, и весь класс подвинулся вперед, чтобы лучше рассмотреть. В ящиках росли рядами торчащие из земли пучки лилово-зеленых листьев – в каждом около ста маленьких мандрагор. – Возьмите наушники, – распорядилась профессор Стебль. Толкаясь, ребята бросились к скамье, никто не хотел весь урок сидеть в розовых из искусственного меха. – Когда я скажу: «Наденьте наушники», постарайтесь надеть так, чтобы абсолютно ничего не слышать. Когда надо будет наушники снять, то я покажу вам большой палец. Теперь все надеваем наушники!

Гарри быстро надел пару наушников – тишина воцарилась полнейшая. Профессор Стебль что-то произнесла (Гарри ничего не услышал), проверяя все ли теперь не слышат звуки, затем сама надела розовые наушники, засучила рукава мантии, крепко ухватила одно растеньице и с силой дернула. Гарри не удержался от восклицания, но его, конечно, никто не услышал. Вместо корней из земли выскочил крошечный, испачканный землей, безобразный младенец. Листья росли у него прямо из макушки, кожа бледно-зеленая, вся испещренная разноцветными точками, и было очевидно, что он истошно орет. Профессор Стебль взяла из-под стола большой цветочный горшок и посадила мандрагору в темный влажный компост, оставив снаружи только пучок листьев. Затем она отряхнула от компоста руки, подняла вверх большой палец и сняла наушники. – Поскольку эти мандрагоры совсем еще маленькие, – пояснила она, – то их плач не убивает. Но их вопли могут оглушить на пару часов. Я уверена, что никому не хочется в первый же день попасть в больничное крыло, так что следите, чтобы наушники плотно закрывали ваши уши и ничего не было слышно. Когда урок закончится, я подам этот знак. С каждым ящиком будете работать вчетвером, компост вот здесь лежит, в мешках. И следите за тем, чтобы жгучая антенница не коснулась кожи, а то будет ожог.

К Забини, Гарри и неуверенно подошедшей к ним Трейси присоединился Терри Бут.

– Терри Бут – представился он, кивнув Трейси и Забини. Все четверо стали набивать цветочные горшки компостом, приготовленным из драконьего навоза. – Неприятный урок был у Макгонагалл. – начал Бут, искоса рассматривая слизеринцев. Гарри в ответ что-то пробубнил в знак согласия. – Ей вообще не угодишь, и так неверно, и это не так. Я эти пуговицы за урок уж возненавидел. Да у меня лучше, чем в магазине вышли, но она лишь недовольно всё раскритиковала. Эх, ждусь-недождусь урока с Локонсом. Читали его последнюю книгу? Вот настоящий маг, он знает как бороться с темными силами.

Слушая разглагольствования когтевранца о достоинствах и величии их преподавателя по защиты от темных искусств, к которым с энтузиазмом присоединилась и Трейси, ребята чуть не пропустили приказ надеть наушники. Но вот они были надеты, и ребята начали пересаживать мандрагоры. Профессор Стебль легко справилась с первым саженцем, на то она и была профессор травологии. Дело, однако, оказалось не такое простое. Мандрагоры не желали расставаться с насиженным местом и переезжать в отдельный горшок, они корчились, брыкались, молотили острыми крепкими кулачками, скрежетали зубами. Гарри минут десять запихивал в горшок одну особенно толстенькую мандрагору. К концу урока он, как и все, был весь в поту, выпачкан землей, а ещё с непривычки болели руки.

========== Профессор Локонс ==========

Выйдя из теплицы, ученики гурьбой отправились в замок. Их ждал душ и обед. Гарри тем временем пристроился к идущей в стороне Трэйси.

– Как ты думаешь, интересный урок будет у профессора Локонса? – начал разговор Гарри.

– Конечно! Я жду-недождусь этого. Он крайне необычный волшебник, – взволнованно затараторила девочка.

– Да, я тоже, – Гарри решил не говорить о своем отрицательном впечатлении, сложившемся при первой встрече с Локонсом в магазине «Флориш и Блоттс», да и мнение о его книгах тоже решил попридержать. Зато попытался разузнать о Стоун побольше. И полукровка Трэйси, которая общалась только с ним, да и немного с Забини, подходила на роль неболтливого информатора как-никак лучше. – А почему вчера все взъелись на эту Стоун?

– Эм… – сбилась с мысли неожиданным поворотом разговора Трэйси. – Ну её подозревали в том, что она из этих… маглов. Что её родители – маглы…

– То есть грязнокровка? – решил расставить все точки над и Гарри.

– Э-э, ну да, – лицо девочки покраснело, а сама она нерешительно, вполголоса произнесла. – Гря… грязнокровка.

Теперь всё стало ясно. Слизерин – это факультет приверженцев чистоте крови, и даже такая полукровка, как, например, Трэйси испытывает определенное давление со стороны своего факультета. А грязнокровка – это оскорбление, обозначающее волшебника, чьи родители маглы.

– А разве грязнокровка – это не ругательство? Малфой его произнес.

– Ну да. Это очень грубое слово. А Малфой… Семья Малфоев многое может себе позволить, – в голосе девочки странным образом перемешивались оттенки горечи и зависти.

– Да, они влиятельная семья, – произнес Гарри. – Хотя, это не помешало Уизли провести у них рейд.

– Да, я тоже об этом читала. Всё из-за этого магловского закона, что этот Уизли продвинул. Но знаешь, говорят… – тут Трейси зачем-то оглянулась, хотя они отстали от одногруппников на метров десять, а когтевранцы только начали выходить из теплицы. – Что тут замешан Дамблдор. Он таким образом пытается отомстить Люциусу Малфою за ту кампанию, который тот организовал в Пророке против него. Заодно и многие другие влиятельные семьи попали под обыск. И все они – соратники Малфоя. А ещё я слышала, что этот Уизли совсем ненормальный и напал на Малфоя в «Флориш и Блоттс». И чуть весь магазин не разгромил.

Гарри, который был очевидцем происходящей там драки, довольно улыбнулся и поведал девочке известные ему подробности о конфликте мистера Уизли и мистера Малфоя. По прибытию в гостиную, слизеринцы отправившись сначала в душ, а затем пошли в Большой Зал обедать. После этого, все вышли во двор. Небо плотно затянули темные тучи, а ветви деревьев покачивались из стороны, в сторону от легкого ветра. Гарри быстро наскучало слушать разговоры слизеринок о Локонсе и предстоящем уроке, который всех волновал. Поэтому он отошёл в сторону от них, и сев на скамейку, бездумно уставился в темное небо. Скоро Гарри почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Оглядевшись, он увидел стоящего в пару шагов от скамьи мальчика с волосами мышиного цвета и с галстуком Гриффиндора. Мальчик смотрел на Гарри, вытаращив глаза, как будто завороженный. В руке он сжимал обыкновенную магловскую фотокамеру. Поймав взгляд Гарри, он покраснел, и опустил взгляд на землю под ногами.

– Не сердись, Гарри. Я Колин Криви, – произнес он на одном дыхании, нерешительно шагнув вперед. – Как ты думаешь… как ты посмотришь на то… если я сделаю снимок? – поднял он камеру.

– Снимок? – недоуменно переспросил Гарри.

– Ну да, снимок. В доказательство того, что мы с тобой знакомы, – продолжал Колин, приблизившись ещё на шаг. – Я всё о тебе знаю. Мне столько о тебе рассказывали: как Сам-Знаешь-Кто хотел тебя убить, как ты чудесно спасся, а он навсегда исчез, и все такое… Что у тебя на лбу есть метка, похожая на молнию, – тут его взгляд скользнул на лоб Гарри. Тот почувствовал раздражение: ему не нравилось, когда кто-то начинал рассматривать в упор его шрам. – А один мальчик из нашего класса сказал, что если проявить пленку в особом растворе, то твои фотографии будут двигаться. – Колин от избытка чувств вздохнул со всхлипом и продолжал: – Как здесь замечательно! Дома со мной происходили странные вещи, а я и не знал, что это – волшебство. Но потом получил письмо из Хогвартса и все понял. Мой папа молочник, так он и сейчас не верит в магию. Я хочу послать ему много-много всяких фотографий. Будет здорово, если он получит твою, – он умоляюще взглянул на Гарри. – Твой друг не мог бы сфотографировать меня вместе с тобой, чтобы мы стояли рядом? И, ты мог бы подписать фото?

– О, Поттер. Ты общаешься с грязнокровкой? – друг, о котором говорил Криви, оказался Малфоем, который незаметно подошёл сзади.

– Нет. Я… Я не знал, что он грязнокровка… – Гарри уже понял, что значит это грубое слово, ну, а то, что гриффиндорец не потомственный маг было уже понятно в середине его монолога.

– Да? Что тебе нужно? – обратился Драко к первокурснику.

– Я хотел, чтобы ты сфотографировал нас с Гарри, – сказал Криви Малфою, без страха взирая на остальных слизеринцев, что подошли к эпицентру событий. —А Гарри его подпишет.

– Что? – с неподдельной злостью воскликнул покрасневший Малфой. – Разве я похож на фотографа, тупая грязнокровка?! – громкий голос Драко Малфоя гулко разнесся по двору. Повернувшись к Гарри, Малфой с обидой сказал: – И ты тоже хорош! Раздаешь свои фотографии с автографом всяким грязнокровкам!

– Ничего я не раздаю, Малфой! – стиснув кулаки, огрызнулся Гарри, вставая со скамейки. – Он просто подошёл ко мне и спросил.

– Что за словом ты меня обзываешь? – с негодованием выпалил Криви, не видя подошедшего к нему сзади здоровяка Крэбба, на фоне которого гриффиндорец казался маленьким и беззащитным.

– Обзываю? Нет, я констатирую факт! Ты – тупая грязнокровка, что пристает ко всем. Таким как ты не место в Хогвартсе.

Тут Криви не выдержал.

– Это тебе тут не место, вошь бледная! – и даже замахнулся фотоаппаратом на хорька. Тот испуганно отшатнулся. Крэбб, схватил сзади мальчика и попытался отобрать у него фотоаппарат.

– Что ж, ты первый начал… – зло начал Малфой.

– Хватит! – произнес Гарри кивая на приближающегося Златопуста Локонса. – Сюда Локонс идёт.

– Что, что тут происходит? – Златопуст летел точно синяя птица, бирюзовая мантия развевалась за спиной, словно плащ супергероя. – Кто тут раздает фотографии с автографом?

Гарри хотел было что-то придумать в оправдание чуть не начавшейся драки, но Локонс, пройдя мимо стоящих в обнимку Крэбба и Криви, обхватил Гарри за плечи, и улыбнувшись во всю ширь белозубого рта, пропел: – А Гарри! Подписываешь фотографии? Так, начинайте, мистер Криви. Мы готовы! – одарил он Колина сияющей улыбкой.

Растерянный Гарри, которого профессор крепко приобнял за плечи, смотрел, как остальные слизеринцы немного отошли, попутно шикнув на Крэбба. Тот, глупо улыбаясь, догадался отпустить Криви и замер сбоку от него на подобии безумной, но радостной статуи.

– Да, да, вот и славно. Сделайте двойной портрет, мистер Криви. Лучше не придумаешь. И мы оба на нем распишемся! – распоряжался Локонс. От него пахнуло дорогим парфюмом. Криви, которого Гарри начинал немного ненавидеть за то, что затеял всё это и помешал ему спокойно посидеть во время перерыва, повозился немного со своей камерой, сделал снимок. Гарри пришла мысль предложить сделать групповой снимок, но тут как раз прозвенел звонок на урок.

– Идите в классы! Быстрее! – скомандовал Локонс, продолжая держать мальчика за плечо. Гарри в недоумении замер – вырываться было бы невежливо. Тут профессор и сам устремился ко входу, ведя Гарри туда. Слизеринец, повернув голову к профессору, оглядел его. Тот тоже мимоходом взглянул на Гарри и лучезарно улыбнулся. Златопуст Локонс шагал быстро, его бирюзовый плащ развевался, а золотистые локоны переливались под отлично сидевшей шляпой того же цвета, которая была покрыта золотой каймой.

– Соломоново решение, – неожиданно заговорил Локонс, входя в замок вместе с Гарри через боковые двери. – В этой сцене с юным Криви я был твоим щитом. Поскольку он фотографировал нас двоих, твои недруги не будут тебя корить: ишь какой, ставит себя выше других… Хотя позволь откровенно тебе сказать: раздавать фото с автографом в таком юном возрасте – верх неблагоразумия. Придет время, когда тебе, как сейчас мне, будет необходимо иметь наготове пачку таких фотографий, но, – жизнерадостно хохотнул он, – думаю, что сегодня, пожалуй, еще рановато.

Наконец они вошли в кабинет Локонса, и Гарри наконец освободился. Замерев на месте, он смотрел как профессор прошел к своему столу. Обычно, в Хогвартсе профессора не позволяли себе такое панибратство – фотографироваться в обнимку с учениками. Наоборот, они старались их держать на расстоянии. Недоуменно покачав головой, Гарри одернул свою мантию и устроился на последнем ряду, сев за стол. Тут же в кабинет вошли, громко переговариваясь, и остальные ученики.

Забини, скользнув на соседний стул, немного насмешливо произнес:

– Хороший старт карьеры: совместное фотосессия с самим Локонсом! Жаль, что фотографировал не Ежедневный Пророк, да? А этот, как его…

– Наверное. – Гарри нерешительно огляделся. Многие смотрели на него с завистью. – Не знаю как зовут… этого. Это неважно. Он гряз… из семьи маглов.

– Вот как? Что ж, опасайся Гринграсс и Паркинсон. Они явно хотели быть на твоём месте, и ещё достанут с «просьбами» принести для них автограф Локонса.

– Да, я знаю, – хотя это и было для него неожиданной новостью.

– Не продешеви с ответной «просьбой». Кстати, – тут Забини понизил голос. – Люциус Малфой купил всем членам нашей команды «Нимбусы 2001». Дорогой подарок, как ты считаешь? – и слабо улыбнувшись, продолжил. – Я тоже не откажусь от автографа Локонса. Надеюсь моей информации было для этого достаточно?

Гарри лишь кивнул, оглушенный новостью. Если та метла, что купил Гарри, стоила 200 галлеонов, не учитывая скидку что он выбил, то 7 мётел стоят 1400 галлеонов. Сумасшедшие деньги! Насколько богата семья Малфоев, что может позволить такие подарки? И главное, что за это он получил?

========== Урок защиты от Темных искусств ==========

Профессор Локонс громко прокашлялся и все смолкли. Он взял книгу с первой парты и продемонстрировал её всему классу. С обложки улыбался и подмигивал его же портрет.

– Это я. – Сказал профессор и тоже подмигнул. Гарри недоуменно округлил глаза. – Златопуст Локонс, рыцарь ордена Мерлина третьего класса, почетный член Лиги защиты от темных сил и пятикратный обладатель приза «Магического еженедельника» за самую обаятельную улыбку. Но не будем сейчас об этом. Поверьте, я избавился от ирландского привидения, возвещающего смерть, отнюдь не улыбкой!

Профессор замолчал, словно ожидая взрыва смеха, но в классе царила тишина. У Гарри от этого пробежали мурашки по спине.

– Я вижу, вы все купили полный комплект моих книг. Как это прекрасно! Пожалуй, начнем урок с проверочной работы. Не пугайтесь! Я только хочу проверить, как внимательно вы их прочитали и что из них усвоили… – С этими словами профессор начал раздавать всем листки с вопросами. – Даю вам полчаса. Начинайте.

Прочитав несколько первых вопросов, Гарри с недоумением повернулся к Забини. Тот с неверием читал свой список, иногда отрицательно качая головой в ответ на какие-то свои мысли. И неудивительно! Вопросы были не по курсу Защиты от Темных искусств, а о личности профессора и его увлечениях. Например, надо ответить на такие вопросы, как: какой у Локонса любимый цвет, какими хобби он увлекается или какие у него мечты.

Гарри незаметно огляделся. Сидящий впереди Малфой незаметно открыл одну из книг профессора и начал искать ответы. Гриффиндорцы, на соседнем ряду что-то писали. Гарри, пожав плечами, тоже открыл книгу «Тропой Троллей» и начал искать в ней ответы. Но как оказалось, найти в этой художественной книге какой-то отдельный момент, указанный в задании и касающийся профессора было непростой задачей. А учитывая количество вопросов, то практически невыполнимой, по крайней мере для того, кто внимательно не читал книгу. Спустя полчаса Локонс собрал работы и быстренько просмотрел их.

– Ай-яй-яй! – Покачал он головой укоризненно. – Никто из вас не помнит, что мой любимый цвет сиреневый. Я об этом пишу в книге «Йоркширские йети». А кое-кому не мешало бы повнимательнее читать «Встречи с вампирами». В главе двенадцатой, я черным по белому пишу, что идеальный подарок для меня в день рождения – благорасположение между всеми людьми, магами и немагами. Но, разумеется, я не отказался бы и от бутылки доброго огненного виски Огдена! – Профессор ещё раз подмигнул классу. Забини еле слышно фыркнул. Гарри с досадой подумал, что стоило искать ответы и в других книгах. Хотя, с облегчением подумал, что времени на это всё равно не хватило бы, да и остальные ученики тоже не справились с заданием. – А теперь перейдем к делу. – Локонс перешёл на деловой тон, и достал из-под стола большую клетку, закрытую тканью. – Сегодня я вас научу, как обуздывать самые мерзкие создания, существующие в мире магов и волшебников. Предупреждаю: вы будете лицезреть в этой комнате нечто действительно ужасное. Но не бойтесь, пока я рядом, ничего плохого с вами не случится. Единственно я прошу – сохраняйте спокойствие.

Гарри насторожился. Рука сама собой скользнула в карман, и стиснула волшебную палочку. Что за мерзкие создания хочет натравить на них этот клоун? В его утверждении о совершенной безопасности почему-то не верилось.

Локонс опустил руку на ткань, закрывающую клетку.

– Ведите себя тише. – Понизив голос, погрозил пальцем профессор классу. – Они могут перевозбудиться. – Все в испуге замерли. Гарри тем временем вытащил палочку, так как держать руку в кармане стало неудобно. И тут Локонс сдернул ткань. – Да, это они! – Драматически произнес он. – Только что пойманные Корнуэльские пикси!

Гарри внимательно разглядывал этих «пикси». Какое точно название, оно идеально передавало их суть. Мелкие, не больше фута, с вызывающе яркой синей кожей и очень голосистые создания. Гарри они напомнили стрекоз – такие же яркие, с прозрачными крылышками и противные. Только у стрекоз не было наподобие человеческих лиц и рук. Тем временем пикси начали метаться в клетке и строить рожи. Симус Финниган – один из гриффиндорцев – громко хихикнул.

– Что такое? – Улыбаясь, спросил у того профессор.

– Но… но ведь они совсем… неопасные. – Еле вымолвил сквозь смех гриффиндорец.

– Не скажите. – Локонс покачал головой. – Их забавы могут быть чертовски неприятны. А теперь посмотрим, – Повысил голос Златопуст Локонс, – как вы с ними справитесь! – И он открыл клетку.

Это он сделал зря. Пикси словно ошпаренные, вылетели из клетки и начали очень быстро носиться по классу, устраивая форменный бедлам. Особенно не повезло впереди сидящим гриффиндорцам. Две твари набросились на Долгопупса и взлетели с ним в воздух. Гарри, недолго радовался своей предусмотрительности – выпущенные им заклинания не попадали в слишком быстрые цели, а лишь добавили шума и разрушения. И привлекли внимание мелких монстров. Целая группа этих тварей, рванула к нему. Гарри шмыгнул под стол, где уже спрятался Забини. Эти пикси, тем временем разбили окна и вылетели наружу. Глядя на битое стекло на полу и сыпающиеся сверху осколки, Гарри громко выругался, благо за шумом его не было слышно. Чертов Локонс, и чертовы пикси! Ни одно заклятие, что знал мальчик, не подходили для таких быстрых целей. Тем временем пикси, видя что им никто не мешает, полностью погрузили класс в хаос. Везде летали учебники, чернильницы, портреты Локонса и чьи-то сумки. Одного пикси, что хотел схватить сумку Гарри, мальчик приложил «Агуаменти». Поток воды отшвырнул существо в сторону, и оно пропало из виду. Тут раздался крик профессора:

– Чего вы испугались? Действуйте! Гоните их обратно в клетку! Это ведь всего только пикси! Пескипикси пестерноми!

Однако ничего не произошло. Гарри выглянул из своего укрытия, и как раз вовремя: одна из тварей резко спланировала, выхватила у Локонса его волшебную палочку и выбросила в окно. Тот охнул, и нырнул под собственный стол, а люстра, на которую повесили за шкирку Долгопупса, упала вместе с мальчиком прямо на то место, где секунду назад стоял профессор. Гарри охнул от ужаса: гриффиндорец явно получил травмы. Надо было выбираться отсюда, пока пикси не принялись за него. Тут прозвенел звонок, и Гарри за рукав выволок из-под парты Забини, схватил свою сумку и бросился к выходу. Его примеру последовал весь класс. Распихивая локтями гриффиндорцев, Гарри помог Трейси удержаться на ногах, схватив ту за локоть. И наконец, выскочив из кабинета, они отбежали от него до конца коридора. Все студенты уже выскочили, а последним выбежал профессор и захлопнул дверь. Остальные слизеринцы подбежали к Гарри, Забини, Трейси и Дафне, которая тоже сумела в суматохе выскользнуть одной из первых, и сейчас пыталась отдышаться.

***

Громогласно обсуждая прошедший урок, слизеринцы двинулись подальше от злополучного кабинета. Хотя больше всех, как всегда говорил Малфой, эмоционально ругая преподавателя за тот ужас и испорченные вещи. Гарри, тем временем, тоже вспомнил про свой учебник и письменные принадлежности, что были на столе и которые явно разорвали мелкие монстры. А так же Долгопупса. Походу пухляку не повезло и он остался в классе… А девочки тем временем встали на защиту профессора. Что не мешало хорьку разливаться соловьем, найдя заинтересованную аудиторию. Гарри чуть позже, тоже подключился к обсуждению, преследуя свои цели.

– Наверное, Драко, ты правильно выразился. Он и вправду бегал словно домовик. Кстати, Драко. А у тебя сколько домовиков в доме? Ты говорил, что вы очень обеспеченная семья.

– Конечно. – С гордостью заметил хорек. – У Малфоев всё самое лучшее. Но этих ничтожеств много и не нужно, так что у меня он один. Такое же глупое создание, как та грязнокровка с фотоаппаратом. Аха-ха, вот бы грязнокровку заставить полировать мне башмаки. На большое-то он не способен.

Слушая как хорек снова оседлал своего любимого конька – ругать всех и вся, кто не питает должного уважения к его семье, Гарри внимательно наблюдал за ним. Малфой – не очень хороший актер, все эмоции сразу видны. Гарри за прошедший год учебы неплохо его изучил. Поэтому было очевидно, что Малфой не обеспокоен вопросом, а значит эльфа прислал не он.

– А у этой бездарности имя есть? – Невзначай спросил Гарри, чтобы окончательно успокоиться.

– Конечно. Его Добби зовут. – Гарри вздрогнул и снова посмотрел на Малфоя. – Как по мне, очень глупое имя, и какой бездарностью была его мать, чтобы ему такое дать?

Сбоку неслышно фыркнул Забини. Гарри судорожно думал. Неужели это признание? Что Хорёк сам отправил к нему этого сумасшедшего? Не похоже. Надо выяснить подробнее всё.

– И как он, слушается тебя?

– Конечно, а как же иначе, Гарри? Иначе его ждёт наказание! Он глуп, и часто всё путает. Отец велел ему наказывать себя почаще. Надеюсь, хоть это научит его. Хотя это ничтожество вечно ходит и дрожит. Надоело о нем говорить.

Гарри кивнул, задержав взгляд на Забини. Тот понял его, и ребята незаметно отстали от группы.

– Чему ты усмехался, когда Драко говорил про эльфа? – Не стал тянуть Гарри, и спросил напрямик у своего приятеля.

Забини улыбнулся.

– А тебя почему заинтересовала тема с эльфом?

Гарри помялся. Сказать правду? Можно, но не ту правду.

– Ну-у, ты же знаешь… Я живу с маглами и эльфов не видел, так как им нельзя жить с маглами. – Гарри понял что вот-вот сам запутается и закончил. – Поэтому и спросил. Твой черед.

– Это просто, Гарри. Эльфам дают имя при рождении не другие эльфы, а их хозяева. Так что эльфа именем Добби нарекла миссис Малфой, хотя скорей всего, судя по возрасту, мистер Малфой, ещё до брака с ней. А Драко этого не знает и…

– Назвал своего отца бездарностью. – Со смехом закончил Гарри. Забини весело рассмеялся вместе с ним, и они поспешили вслед за остальными. Драко обещал пожаловаться Снейпу и отцу. Глупо пропускать такое зрелище.

Комментарий к Урок защиты от Темных искусств

С прошедшим праздником!

Жду комментарии и критику.

========== Неудача ==========

Ребята догнали группу во главе с Малфоем уже у кабинета профессора Снейпа. Драко решительно постучал и вошёл внутрь, а остальные последовали за ним. Профессор с усталым и мрачным видом сидел за столом с кучей пергаментов. Гарри огляделся. Жарко горящий камин в углу бросал на стены и стеклянные банки, стоящие на полках вдоль стен, причудливые тени. Холодный взгляд профессора оббежал делегацию. Гарри остался стоять позади, за Пэнси и Трэйси. Несмотря на то, что Снейп был его деканом, Гарри не испытывал к нему ни малейшего уважения или приязни. Причиной тому был сам профессор, а точнее его отношение к Гарри. Уже с первого урока в прошлом году, мальчик почувствовал сильную неприязнь со стороны декана. Из всего факультета Слизерина, именно ему доставались едкие комментарии во время урока, да и в молчании профессора, когда тот смотрел на Гарри, тому чудилась угроза. Внешний вид профессора тоже был неприятным. Он постоянно был одет в чёрную мантию; сальные, не ухоженные волосы и мрачный вид, а также холодная и зловещая аура сама по себе заставляла держаться от него подальше.

– Слушаю Вас, мистер Малфой.

Пока хорек эмоционально рассказывал о хаосе на уроке, Гарри нетерпеливо переступал с ноги на ногу. Стоять уже надоело. Наконец Малфой закончил рассказ.

–Что ж, происходящие мне ясно. Никто не пострадал? Нет? Тогда возвращайтесь в гостиную. Насчёт учебных принадлежностей и самого урока я поговорю с… профессором Локонсом.

Слизеринцы вышли и отправились в гостиную. Малфой довольно рассуждал о том, какой же он молодец. Гарри это порядком надоело, и он незаметно свернул с дороги в гостиную, и направился в верх, в Большой Зал. В нем было немноголюдно. Времени до ужина оставалось ещё много. Однако за столом Слизерина уже расположились некоторые ученики. Гарри с удивлением увидел Эмили Стоун, сидящую в одиночестве с какой-то книжкой. Мальчик направился к ней.

–Привет.

–О, привет. – девочка скованно улыбнулась Гарри и закрыла учебник. —Как прошел день?

–Хорошо. – коротко ответил Гарри, выжидающе глядя на Эмили. Вблизи стало заметно, что у нее на носу есть горбинка, а на щеках мелкие веснушки. Та с заминкой продолжила:

–Я хотела тебя поблагодарить. Ну за то, что ты вступился за меня тогда в гостиной.

Гарри улыбнулся.

–Пожалуйста. А твоя мама и вправду работает в министерстве?

Её глаза недоуменно расширились.

–Так ты не знаешь её?

–Ты не ответила. – Гарри постарался ей так же мило улыбнуться, как бы сделала на его месте Дафна, но сам еле сдерживался чтобы не поморщиться от досады. Наверное, не стоило об этом спрашивать.

–Да-да, она там работает. В отделе магического правопорядка… Я… Не знаю точно кем. Она… – девочка разнервничалась, ее щеки покраснели, а голос стал писклявым. Гарри разозлился. Что она так шумит? Он подошёл к ней с этим вопросом, когда никого рядом не было, но если она продолжит шуметь или разреветься, то о его промахе узнают все.

–Тихо! – резко прервал ее причитания, своим шипением Гарри. —Я тебе верю, не надо шуметь.

Глядя как девочка успокаивается, Гарри сел рядом и взял ее книгу. Неожиданностью было для него то, что это оказалась книга профессора Локонса «Тропою Троллей». Он повертел её в руках, и спросил об этом у Эмили.

–Что у тебя делает книга за второй курс?

–Эта? «Тропою Троллей»? Она была в списке учебников за мой курс.

–Странно. Я её тоже купил. Хм. – Гарри задумался. – Знаешь что? Разузнай какие учебники купили остальные. На твоём курсе и вообще.

Он вернул ей книгу и поднялся с табурета.

–Потом расскажешь.

–Хо… хорошо.

***

После ужина Гарри сидел в гостиной, лениво размышляя о прошедшем дне. Его внимание привлекли громкие возгласы. Повернувшись, он увидел как Маркус Флинт что-то громко обсуждает со своими однокурсниками. Квиддич! Гарри же хотел попасть в команду по квиддичу. По словам Малфоя, это возможно, несмотря на то что команда уже набрана, да и слова Забини о покупке Люциусом Малфоем дорогих мётел для команды тоже добавляли пищи для размышления. У него тоже есть метла! Причем намного лучше чем школьные! Да и летом он тренировался и летал, это было так здорово! Ощущение полета, ветер в ушах и гулко бьющееся сердце! Поэтому нужно подойти к Флинту и предложить себя на должность ловца. Если Флинт не захочет сразу его принять в команду, тогда можно потребовать чтобы посмотрели как он летает, выставили его против действующего ловца. Да, всё так. На новой и более быстрой метле он разобьёт его в пух и прах. А вот если и у того будет такая же метла? Вдруг Малфой уже подарил метлы команде? Но они явно не успели привыкнуть к ним, а Гарри освоился и приноровился к скорости. Хотя, маленький дворик на задворке Косого Переулка и большое поле для квиддича нельзя сравнивать.

Гарри поднялся, и подошёл к старшекурсникам. Те смолкли, и с интересом уставились на него. Гарри обратился к самому здоровому из них – капитану команды, Маркусу Флинту.

–Флинт, можно тебя на минуточку? Я хотел узнать поводу квиддича и возможности попасть в команду.

–А, Поттер, так ты насчёт команды подошёл? Так свободных мест нет, у меня комплект в команде.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю