290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Луна над ними (СИ) » Текст книги (страница 5)
Луна над ними (СИ)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Луна над ними (СИ)"


Автор книги: Rohipnol






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 5 страниц)

Саншайн впервые увидела Люпина злым. Она встала позади Поттера, подсознательно пытаясь защитить его от нападок оборотня.

– Гарри. Я не смогу защитить тебя еще раз, ты понимаешь?

– Да, сэр, – Гарри уставился в пол.

– Иди спать. И никуда не сворачивай. Свернешь – и я узнаю, – строго предупредил Люпин, и Гарри направился к выходу. Уже у дверей он вдруг обернулся:

– Профессор. Эта карта не всегда точна. Она показала мне, что в замке находится человек, который давным-давно мертв, – сказал мальчик.

– Да? И кто же этот человек? – с сомнением спросил Ремус.

– Питер Петтигрю, – ответил Поттер.

Сердце Верити пропустило пару ударов. Хвост мертв. Сириус Блэк убил его и несколько магглов, как говорят все вокруг. От Питера остался лишь палец.

– Не может быть, – Ремус тоже был ошеломлен.

– Карта показала, – пожал плечами Гарри. – Спокойной ночи, профессор, мисс Саншайн… – потом Поттер вышел из кабинета.

Повисла тишина. Саншайн пыталась придумать логичное объяснение появлению Питера на карте.

– Слушай, а эта карта… – начала девушка, но оборотень перебил ее.

– Не может врать. Мы сами создали ее. – Ремус смотрел в окно, размышляя.

– То есть… Если поверить, что Гарри не ошибся, и правильно прочитал имя ночного гостя, то… – Верити не верилось, в ее душе зарождалось торжество. – Петтигрю жив, и Сириус невиновен?

– Да… – Люпин особой радости не выказывал. – И остается один вопрос: почему Питер не объявился за все двенадцать лет? Ведь его появление сразу бы сняло обвинения с Сириуса.

На смену торжеству пришли мрачные догадки.

– Ремус, расскажи мне историю с рождением Гарри подробнее, пожалуйста, – попросила Верити. О прошлом Люпина в то время она знала только в общих чертах.

Люпин вздохнул, собираясь с мыслями.

– Сивилла Трелони, наша коллега, преподаватель прорицания, сделала предсказание. Если вкратце, то смысл предсказания сводился к тому, что только Гарри сможет победить Сама-знаешь-кого. Естественно, он пожелал уничтожить мальчика, тому еще года не было. Чтобы защитить Гарри и его родителей, было решено наложить на их дом заклинание Доверия…слышала о таком?

– Да, – Саншайн кивнула. – Только Хранитель Тайны знал, где находятся Поттеры, и только добровольно мог раскрыть секрет, так?

– Верно, – Ремус взглянул на подругу. – Хранителем Тайны был назначен Сириус. Он и сдал, как все считают, Джеймса и Лили Волдеморту. А потом убил Питера.

Паззл складывался воедино. Саншайн жевала нижнюю губу, делая последние выводы. Ей казалось, что вся эта давняя история с Мародерами и Лордом Волдемортов касается ее непосредственным образом. Будто она была одной из Мародеров. Будто сейчас решается судьба ее друзей.

– А ты не думаешь, что в смерти Поттеров виноват не Блэк, а Петтигрю? – спросила девушка. – Не могли ли Поттеры в последний момент сделать Хранителем Тайны Питера, никому не сказав?

– Как раз об этом я и думаю, – тихо произнес оборотень. – Тогда…Мерлин, Сириус действительно невиновен.

«Я удивлена, что ты вообще в этом сомневался», – про себя усмехнулась волшебница.

С той самой ночи Ремус Люпин стал буквально одержим идеей поиска Питтегрю. Он часто вызывался дежурить по вечерам, а в свое свободное время сидел в комнате и думал, как Питеру удалось прожить незамеченным двенадцать лет и сейчас, в эти самые минуты, находиться в Хогвартсе.

Верити волновалась. С каждым днем Ремус выглядел все хуже и хуже – совсем близко было полнолуние.

– Рем, ты ведь пьешь аконитовое зелье? – как-то спросила Саншайн у мужчины.

– Угу, – буркнул оборотень, не отрываясь от бумаг на столе.

Верити проверила шкафчик, где они хранили волчья снадобье. Его количество не изменилось с прошлого раза.

– Рем, ты мне солгал, – медленно произнесла волшебница. Волнение в ее душе поднялось на новый уровень.

– Что? – Люпин наконец отвлекся от пергаментов. – Я даже вопроса не слышал, Верити…

– Почему ты не принимаешь аконитовое зелье? – Верити старалась говорить спокойно, но получалось плохо.

– Я…просто замотался, вот и все. Еще успею. – заверил Ремус, – но вечером, сейчас я очень занят домашними работами. Не переживай, солнце…

Но и вечером стеклянные склянки со снадобьем остались нетронутыми.

========== Крыса, волк, пес и слезы. ==========

За несколько часов до запланированной казни Клювокрыла, Верити навестила Хагрида. Она обещала ему прийти и поддержать его, для лесничего смерть любимого питомца была страшным кошмаром.

– Скоро Дамблдор придет, – абсолютно безучастным голосом сообщил Рубеус. Он был настолько раздавлен горем, что эмоции уже иссякли. – А с ним и министр магии. И палач…

Верити ничем не могла помочь Хагриду. Даже банальные слова сочувствия застряли в горле – ими уж точно не поможешь ни полувеликану, ни гиппогрифу.

Вскоре в хижину лесничего подтянули Рон, Гермиона и Гарри. Грейнджер была на взводе, ее взъерошенные волосы постоянно лезли в рот Уизли, по случайности вставшему слишком близко к подружке.

– А если его отпустить? – задает вопрос Поттер, не надеясь на успех.

– Не получится, – грустно вздыхает Хагрид. – Дамблдору попадет…Кстати, Рон, у меня для тебя кое-что есть… – Рубеус достал с полки горшок, который был накрыт крышкой. А из горшка выудил старую крысу.

– Короста! – воскликнул Рон, забирая любимицу из рук Хагрида.

В голове у Верити что-то щелкнуло. Вот она – разгадка.

«Питер Петтигрю был анимагом, он превращался в крысу.»

Что, если питомица рыжего мальчика и есть Питер Петтигрю, предатель, отправивший на смерть одного друга и заставивший проторчать двенадцать лет в тюрьме другого? Тогда ясно, почему Питера так и не нашли. Ясно, как он передвигался по Хогвартсу и почему отмечался на Карте Мародеров. Ясно, почему вдруг исчез и подстроил все так, чтобы выглядело, будто крысу сожрал кот Гермионы.

В окно что-то влетело, разбив один из горшков. Все обернулись на звук. Второй камешек попал в затылок Гарри.

– Они уже идут, – вдруг сказал Хагрид. – Ребята, идите, пока вас не обнаружили, иначе вам троим попадет, особенно тебе, Гарри.

Троица заспешила к черному ходу. У Верити был всего один шанс узнать ответы на свои вопросы.

– Хагрид, – робко позвала она, – Извини, но я, наверное, тоже пойду. Я вдруг подумала, что не смогу спокойно смотреть на казнь Клювика. Ты прости меня…

– Ничего, – понимающе кивнул лесничий, – кто ж сможет на такое спокойно смотреть.

Рон, Гарри и Гермиона уже вышли с другого входа. В этот момент с парадного зашли люди.

– Мисс Саншайн, – поздоровался Альбус.

– Я уже ухожу, профессор, – поспешила ответить волшебница, и рысью побежала за учениками.

Дети поднимались по склону вверх, стараясь, чтобы их не увидели. Верити догнала их уже на вершине.

– Рон, – взволнованно позвала она, но, увидев, как ребята смотрят вниз, на поляну перед домиком Хагрида, замолчала. Они переживали, может даже, настолько же, насколько переживала за Хагрида сама Верити. Саншайн подошла к троице и тоже уставилась на место казни Клювокрыла.

Все произошло быстро, один взмах – и палач сделал свое черное дело. Тяжело вздохнув и сжав кулаки, волшебница глянула на Коросту. Та смотрела на девушку в ответ, выпучив глаза. А потом она противно запищала и вцепилась Рону Уизли в палец. Мальчик выронил любимицу.

– Укусила! – обескураженно воскликнул он. Крыса побежала по дорожке, быстро скрывшись в траве. Рон рванул за ней, его друзья, затормозив на пару секунд, поскакали следом. У Верити не было выбора – она направилась туда же, куда бежали остальные. Петтигрю хотел сбежать. Кого он испугался – Верити или кого-то незримого – было неясно, но, черт, Саншайн не могла его упустить.

Они бежали довольно долго, в конце концов Уизли удалось поймать крысу. Верити остолбенела – мальчик сидел прямо под Гремучей ивой.

– Рон, – крикнул Гарри, пытаясь предупредить его об опасности. Рон поднял голову на друзей и учительницу, его глаза округлились:

– Гарри, обернись, там грим, – заорал он.

Верити посмотрела назад. В паре метрах от них стоял огромный черный пес, он злобно скалился и сверкал глазами.

«Сириус?»

Казалось, он нападет на Поттера. Но сделав прыжок, пес преодолел препятствие в виде людей, схватил Рона за ногу и потащил в сторону Ивы.

«Что же ты делаешь, Блэк»

Гарри и Гермиона побежали следом, пытаясь помочь другу. Саншайн достала палочку.

– Гермиона, Гарри, осторожнее, – крикнула она. Гарри попытался схватить Рона за руку, но не успел – черный пес уволок его в нору под Гремучей ивой. А дерево ударило длинной веткой детей, отброссив их в сторону.

– Черт, – ругнулась Верити, а в голове прозвучало:

«Сектумсемпра»

И другая ветка, норовившая ударить Саншайн, упала ничком на землю. Гремучая ива зашуршала листвой – она чувствовала боль.

– Вставайте и бегом, – рявнкула Верити. Грейнджер и Поттер быстро поднялись и направились следом за Верити, которая уже проскочила в нору под деревом.

– Куда ведет этот ход? – спросила Гермиона, отряхиваясь. Ребята выглядели помятыми, но целыми. Верити оцарапала руку, пока падала в нору, но, в общем, тоже была здорова.

– Я, кажется, знаю, но надеюсь, что ошибаюсь, – произнес Гарри.

– Я пойду первой, – сообщила Верити, поднимаясь по вырубленной в камне лестнице. Она тоже догадывалась, куда она ведет.

Визжащая хижина не изменилась с прошлого посещения. Все те же скрипучие половицы и разваливающаяся лестница. Саншайн огляделась – повсюду были собачьи следы, причем многие из них были запылены.

«Почему я не заметила их в прошлый раз?»

Сверху послышался крик Рона. Гермиона и Гарри, забыв про Верити, рванули на второй этаж. Волшебница, проклиная вспыльчивость детей, бежала следом.

– Рон, как ты, где пес? – спросил Поттер, буквально подлетевший к другу.

– Гарри, это ловушка, это он, он анимаг, – Уизли показал пальцем в сторону. Саншайн поглядела туда – в углу стоял Сириус Блэк.

Он оказался высоким черноволосым мужчиной. Неестественная худоба, полученная в результате недоедания в Азкабане, старила его, равно как и грязные, запутавшиеся волосы. Когда-то он был красивым, Верити была уверена в этом. Она наблюдала, как различные метаморфозы меняют людей. Примерно так же выглядели наркоманы, что приходили на прием к Верити, когда та еще работала в маггловской больнице. Они приходили в надежде получить дозу.

– Тебе придется убить нас всех, – воскликнула Гермиона, закрывая собой Гарри.

– О, нет, – хриплый и тяжелый голос Блэка заставил Верити вздрогнуть. – Сегодня умрет только один.

– И это будешь ты, – Гарри бросился на Сириуса, схватив его за шею.

– Гарри, стой, – закричала Верити. Поттер и Блэк упали на пол. – Нет, Гарри, подожди, прошу.

Поттер достал палочку и направил ее на своего крестного.

– И что ты сделаешь? Убьешь меня? – Сириус хрипло засмеялся. Не знала бы Саншайн всей истории, сама бы приняла его за маньяка.

Вошедший в комнату Ремус спас положение. Прочитав заклинание «экспеллиармус», Люпин выбил палочку из рук Гарри, а потом жестом приказал ему слезть с Сириуса.

– Видок у тебя потрепанный, Блэк, – Люпин все еще держал волшебную палочку наготове. – Плоть отражает скрытое безумие, да?

– Ну тебе-то лучше знать, Ремус, – улыбнулся Сириус. Вслед за ним улыбнулся и Ремус, а потом помог старому другу подняться. Блэк крепко обнял Люпина, забыв и про Гарри с его друзьями, и про Верити.

– Я нашел его, Ремус, – судорожно глотая воздух произносил Сириус. – Он здесь…Давай убьем его.

Верити выдохнула. Все решится. Здесь и сейчас.

– Я доверяла Вам, – вдруг закричала Грейнджер. – А вы все это время помогали старому другу. Вы оборотень. Поэтому Вы пропускали занятия.

– И как давно ты это знаешь? – осторожно спросил Ремус, отпустив Сириуса.

– С тех пор, как Снейп задал нам эссе, – Гермиона боялась двух мужчин, которых теперь считала последними отморозками, но поджимать хвост и прятаться не намеревалась. Она посмотрела на Саншайн. – А Вы? Обручены с оборотнем…Неужели Вы с ним заодно? Неужели Вы и теперь будете ему помогать?

– Гермиона… – Верити хотела прямо сейчас все рассказать, но это была прерогатива Блэка и Люпина. Она лишь успокаивающе посмотрела на девочку. Это не помогло.

– Да уж, Гермиона, ты действительно самая выдающаяся колдунья своего возраста, – похвалил девочку Люпин, однако, его перебил Блэк:

– Кончай болтать, Ремус. Давай убьем его, – Сириус трясся, сжимая и разжимая кулаки.

– Можешь подождать? – Люпин был спокойнее. Это окончательно вывело Бродягу из себя:

– Я ждал! Двенадцать лет ждал! В АЗКАБАНЕ!! – заорал Блэк, безумными глазами смотря то на Лунатика, то на Коросту в руках Рона, то на Верити, бытие которой здесь он вообще не понимал. Кто она?

Верити оглядела Сириуса. Он был одержим. По-настоящему одержим своей целью, преследовавшей его последние двенадцать лет. И волшебница понимала его. Мерлин, как же он страдал… Ремус протянул другу свою палочку.

– Хорошо. Ты убьешь его. Только дай мне еще пару минут. Гарри имеет право знать.

– Я все знаю, – Поттер начал говорить тихо, но с каждым словом он увеличивал громкость собственного голоса. – Ты был другом моих родителей. Ты предал их. Ты погубил их.

– Нет Гарри, это был не он, – Ремус тоже начал заводиться. – Твоих родителей действительно предали, но это сделал человек, которого я до недавнего времени считал мертвым.

– И кто же это? – саркастично спросил Гарри, не веря словам учителя, которого до недавнего времени очень уважал.

– Питер Петтигрю, – торжественно провозгласил Сириус, раскинув руки в стороны. – Он в этой комнате. Появись-появись-появись, Питер.

– Экспеллиармус, – холодный голос, который так не хотела сейчас слышать Верити, выбил палочку Ремуса из рук Сириуса.

Снейп вошел в комнату, сверля глазами Блэка.

– Как же я мечтал тебя поймать, Сириус…И вот ты здесь.

– Северус… – Ремус предпринял попытку достучаться до зельевара, но когда тот перевел палочку на оборотня, отступил.

– Я говорил Дамблдору, что ты, Ремус, помогаешь другу, а он не верил… – Снейп зыркнул на Верити. – И Вам, мисс Саншайн, следовало бы быть поразборчивее в кавалерах.

– Так это твоя девушка, Рем? – развеселился Блэк даже под острием палочки заклятого врага.

– Невеста, если быть точнее, – произнес Люпин, не сводя глаз с Северуса.

– Заткнитесь оба, – приказал Снейп.

– Браво, Северус, – Сириус сделал несколько шагов в сторону зельевара. – Ты снова попытался решить задачу и снова решил ее неправильно.

Кончик палочки уткнулся Блэку в кадык.

– Дай мне только повод, умоляю, – Северус наслаждался моментом. Столько лет он мечтал отомстить Мародерам…

– Северус, прошу, не глупи, – устало выдохнул Ремус. Его пальцы подрагивали.

«Ты так и не начал пить аконитовое зелье, да?» – задала риторический вопрос Саншайн у себя в голове.

– У него это вошло в привычку, – язвил Сириус, несмотря на опасность смерти.

– Сириус, замолчи, – попросил Люпин.

– Сам замолчи, Ремус, – рявкнул Блэк.

– Орете друг на друга как старые супруги… – Снейп не улыбался, но было видно, что он чувствует себя королем в возникшей ситуации.

– Занимался бы ты лучше своими пробирками…

Палочка Снейпа сильнее уткнулась в шею Блэка.

– Я с радостью прикончил бы тебя сам, но, пожалуй, оставлю это дементорам, ведь они тебя так долго ждали…

Вся дерзость Сириуса мгновенно исчезла. В глазах появился неописуемый ужас.

«Встретиться лицом к лицу с дементором – страшно. Он же жил с ними бок о бок двенадцать лет…Если он не сошел с ума – он герой…»

Краем глаза Верити заметила копошение сбоку. Гарри вытащил палочку из кармана Гермионы. Саншайн задержала дыхание – что мальчик собирается сделать? Он навел палочку на Блэка, заставив того совершенно запутаться и растеряться, но потом он резко перевел палочку подруги на Снейпа и произнес:

– Экспеллиармус. – Северус пролетел через всю комнату и сильно ударился о стену, потеряв сознание.

– Ты напал на учителя, Гарри, – возмутилась Грейнджер.

– Расскажите мне, – потребовал Поттер, не убирая палочки. – Расскажите мне о Питере Петтигрю.

– Мы учились вместе, думали, что он наш друг, – сказал Сириус, собравшись с силами.

– Нет, – Гарри мотнул головой. – Ты убил его.

– Я тоже так думал, – вклинился Ремус, – Мерлин, не хотел верить, но думал именно так.

– Пока ты не сказал нам, – вдруг произнесла Верити, сама от себя того не ожидая, – что видел Петтигрю на Карте.

– Значит, карта врет, – уже не так уверенно произнес мальчик.

– Карта никогда не врет. – мрачно произнес Блэк. – Питер живой. И он вон там.

Пальцем бывший узник Азкабана показал в сторону Уизли.

– Я? Нет. Что вы несете? – забеспокоился Рон.

– Да не ты, дурак, – фыркнул Сириус. – Крыса твоя.

– Короста живет в моей семье уже…

–…Двенадцать лет? – Сириус почти смеялся, еле сдерживаясь. – Для крысы – это необычайно долгий срок.

– Докажите мне, – произнес Гарри, опуская палочку.

Сириус отобрал Коросту у Уизли, несмотря на его протесты. Ремус поднял волшебные палочки, свою он оставил себе, а палочку Северуса отдал Сириусу. Верити встала у двери, чтобы паршивец Петтигрю не сбежал через нее.

Лунатику и Бродяге пришлось изрядно попотеть, чтобы попасть в сопротивляющуюся крысу заклинанием. Но в конце концов им это удалось – старая крыса обратилась в маленького лысеющего человека. Он и в человеческом обличии больше на крысу похож.

Верити взглянула туда, где лежал без сознания Снейп. Нужно было помочь ему, привести в чувство, но Саншайн не стала этого делать. Если Снейп очнется – не оберешься проблем.

– Ремус, Сириус…Мои старые друзья, – Петтигрю попытался проскользнуть к двери, но волшебница наставила на него свою палочку, а Бродяга и Лунатик оттащили его назад. Саншайн стало противно – этот человек обрек Ремуса и всех, кто был близок ему, на мучения и смерть. Ублюдок.

– Гарри, – Питер поспешил к Поттеру. – Как же ты похож на отца…

– Как ты смеешь говорить с Гарри о Джеймсе? – зарычал Сириус, будучи вне себя. Петтигрю отскочил от мальчика и спрятался за сломанным роялем. Блэк и Люпин окружили его.

– Ты продал Лили и Джейса Волдеморту, – Ремус тоже рычал.

– Я не хотел, – чуть ли не ревел Хвост. – Темный Лорд умеет заставлять людей…Вот ты, Сириус, что бы ты сделал на моем месте?

– Я БЫ УМЕР, НО НЕ ПРЕДАЛ БЫ ДРУЗЕЙ, – заорал Сириус так, что, наверное, слышно было далеко за пределами Хижины.

Хвост прополз под роялем и вновь рванул к двери. На этот раз путь ему преградили не только Верити, но и Гарри.

– Гарри, – Питер вцепился мальчику в плечи. – Джеймс не стал бы убивать меня, твой отец пощадил бы меня…

Сириус схватил Петтигрю за воротник и отшвырнул от Поттера.

– Ты должен был понимать, Хвост, что если Волдеморт не убил тебя, то убьем мы, – четко произнес Блэк. Они с Люпином были готовы искромсать предателя заклинаниями.

– Нет, – вдруг воскликнул Гарри.

– Гарри, этот мерзавец…

– Я знаю, кто он. Но мы отведем его в замок и отдадим дементорам; его жизнь – доказательство невиновности Сириуса Блэка.

Через пару минут они уже шли по знакомому подземному ходу наружу. Гарри и Сириус помогали раненому Рону продвигаться дальше, Ремус и Верити шли чуть позади, конвоируя Петтигрю.

– Рем, – тихо позвала девушка, – ты принял зелье?

– Что? – он взглянул на нее, словно не понимая, о чем девушка говорит. – Нет…Но я успею еще…

«Когда ты успеешь, сегодня полнолуние», – хотелось закричать Саншайн, но она отчего-то не стала. Решила не портить двум старым друзьям момент. Теперь все наладится, думалось Верити, они все вместе заживут как одна большая семья…

– Эй, Ремус, поторапливайтесь там, – послышался из темноты голос Блэка, – или поцеловаться приостановились, как в дурацких фильмах?

Люпин усмехнулся.

– Всегда таким был. Как только у господина Лунатика появлялась девушка, даже если очень абстрактная, начинались такие вот шуточки.

Верити улыбнулась. Все наладится…

Когда Люпин и Саншайн выбрались из норы, Питер вцепился в руки Верити:

– Девушка, я же вижу, Вы хорошая…Не отдавайте меня дементорам, умоляю Вас…

– Отойди от нее, – рявкнул Ремус так, что волшебница испугалась не меньше Хвоста. Бродяга и Гарри отошли поговорить, Лунатик держал Хвоста «на прицеле».

«Он не принял аконитовое зелье».

Луна не заставила себя долго ждать. Сначала Ремус захрипел.

– Гарри, – закричала Гермиона. Бродяга был там через несколько секунд.

– Рем, ты что, не принимал сегодня лекарство? – Сириус прижал к себе друга, Люпин выронил палочку. – Ты же знаешь, что ты человек. Сердце – оно здесь.

Хвост поднял палочку Ремуса, но Гарри тут же выбил ее экспеллиармусом. Тогда Питер, сделав ручкой, обратился в крысу и сбежал.

Перед тем, как глаза Люпина стали желтыми, он взглянул на Верити с особой тоской.

«Прощается?»

Когда началась трансформация, Люпин отшвырнул от себя Сириуса. Все тело оборотня покрылось серой шерстью, из глаз исчез блеск разумности, а сам волк стал под два с половиной метра ростом. Он скулил, ему было больно. И Верити разрывало на части от того, что она не может сейчас никак ему помочь.

– Бежим, – шепнул Рон, но Гермиона сделала шаг вперед.

– Профессор? – позвала она.

– Грейнджер, не смей, – процедила Саншайн.

– Профессор Люпин? – не сдавалась девочка.

– Гермиона, чтоб тебя, я лучше знаю, что сейчас Ремус…

Оборотень завыл. Завыл долго и протяжно, задрав голову на Луну. Это больше был не Ремус Джон Люпин. Это был зверь.

Из норы выбрался Снейп. Он закрыл собой детей, за что получил удар по спине от оборотня.

– Рем, нет, – рявкнула Верити, в два прыжка оказываясь перед Северусом. Волк хотел ударить и ее, но ему в бок вцепился огромный черный пес. Между лучшими друзьями завязалась драка. Бродяга пытался заставить Волка следовать за ним, подальше от Гарри и его друзей. Ему это удалось.

– Сириус, – Поттер рванул следом за животными.

– Вернись, Поттер, – крикнул вслед ему Снейп. Верити побежала за мальчиком. – Саншайн. Да черт бы вас всех побрал.

Оборотень побеждал. Конечно, он был сильнее анимага-пса. Гарри схватил первый попавшийся под руку камень и кинул в голову Волку. Тот перевел свое внимания с раненого пса на мальчика. И тут из леса донесся вой. Оборотень прислушался и, завыв в ответ, понесся в сторону звука.

«В Запретном лесу нет волков», – всплыли слова Хагрида в голове Верити. Страх липким ознобом прошелся по спине волшебницы. Нет волков. Значит, это человек взял на себя роль волка. Кто-то до сих пор в опасности.

– Гарри, помоги Сириусу, – приказала Верити, а сама побежала за Зверем, который позаимствовал тело у Ремуса.

В лесу было темно.

– Люмос, – произнесла девушка и подняла палочку вверх. Вокруг никого не было. Верити оглядывалась по сторонам, надеясь вовремя заметить Люпина. Шорох за спиной застал ее врасплох, когда она обернулась, Волк был совсем близко. Волшебница невольно вспомнила свой старый сон, где оборотень убивает ее. Вещий?

Зверь, рыча, с размаху бьет Верити по лицу когтистой лапой. Девушка успевает заметить, что кто-то уже успел побить его, причем не клыками, как это пытался сделать Сириус, а чем-то тупым и твердым.

Резкая боль заставляет Саншайн упасть на землю и закричать. Кровь застилает глаза, Верити ничего не видит, но палочку не роняет. Волк рычит, намереваясь добить девушку. Саншайн так не хотела причинять боль Ремусу, но зато хотела жить, поэтому она, не видя ничего перед собой, взмахивает палочкой и кричит:

– СЕКТУМСЕМПРА.

Оборотень начинает скулить, а волшебнице удается открыть глаза и увидеть, что Зверь непонимающе оглядывает себя – на его груди длинный порез. Неглубокий для оборотня, но Волк решает убежать, не добивая свою жертву. А Верити проваливается в пустоту забвения, теряя сознание от боли.

«Прости, Ремус. Мне нужно было быть настойчивее. И наблюдательнее, нужно было сразу заметить, что ты не пьешь лекарство…Из-за меня все пошло насмарку. Ничего уже никогда не наладится…»

========== Эпилог ==========

«Я люблю тебя, Верити…»

«И Вам, мисс Саншайн, следовало бы быть поразборчивее в кавалерах…»

«Пока только предлагаю обручиться…»

«Второй из Мародеров заполучил так похожую на мою любовь девушку. Разве это справедливо?..»

«То есть, в обозримом будущем, если ты захочешь, мы можем пожениться…»

«Он очень любил Риту Холливелл. Не повторяйте ошибок юной студентки…»

«Не повторю…»

Верити Саншайн распахнула глаза. В висках сильно стучало. Перед взглядом возник белый потолок, а воздухе пахло лекарствами и смертью. Девушка отлично понимала, где находится – в больнице.

Лицо горело. Волшебница осторожно потрогала его рукой – от скулы через щеку и до глаза шли шрамы. Шрамы, которые ей оставил оборотень.

– Очнулась… – голос Ремуса прозвучал совсем рядом. Теплые пальцы коснулись руки Саншайн. – Как ты?

– «Как раздавленный скучечервь», – хмыкнула Верити. – Можно зеркало?

Оборотень протянул ей небольшую шкатулку с зеркальцем. Саншайн посмотрелась в него – шрамы уже почти зажили, но все равно выглядели страшно на некогда чистом и красивом лице волшебницы. Она почти истерично захихикала, глянув на Ремуса:

– Ты ж меня любить такую перестанешь, – весело заявила она. Люпин тяжело вздохнул, отведя взгляд, но Верити делала вид, что не замечает, как ему сложно. – Ладно…сколько я здесь пролежала?

– Около недели, – сообщил Ремус.

– Сириус мертв, да?

– Нет, – ответил Люпин, и Верити облегченно вздохнула, а мужчина продолжил, – Гарри и Гермиона спасли его. Его и Клювокрыла. В общем, сейчас Бродяга и гиппогриф скрываются.

– А Петтигрю?

– Хвост сбежал. Мы так и не сумели его поймать.

– Снейп очухался?

– Да, с ним проблем нет…Почти, – Люпин грустно улыбнулся. – «Кто-то» донес на меня, Совет узнал, что я оборотень. Так что я собираю вещи и ухожу из Хогвартса. Ты, за сокрытие оборотня, тоже.

– Вот уроды, – в сердцах воскликнула Саншайн, – Впрочем, я уже подустала от учительской стези, поедем домой, придумаем что-нибудь…

– Верити, – голос Люпина стал сухим и жестким. – Нам нужно расстаться.

Внутри девушки что-то сломалось, сломалось навсегда.

– Ремус, – еще пыталась обратить дело в шутку волшебница, – опять ты начинаешь. Я же даже не сержусь за шрамы, подумаешь…

– Так будет лучше для твоего же блага… – Люпин поник, уставился на свои коленки и сжал кулаки. – Я говорил, что нельзя любить оборотня, что рано или поздно…

– Заткнись, – вдруг холодно произнесла Верити, заставив оборотня вскинуть взгляд на нее. Глаза Саншайн светились неестественно-зеленым, с отблеском синего, они напоминали далекий космос. – Ты, как последний трус, собираешься оставить меня в самый сложный период. Что, если со следующим полнолунием я обращусь в волчицу?

– Не обратишься, – поспешил успокоить девушку Люпин. – Мы поговорили с врачами. Будучи в волчьем облике, я укусил тебя за ногу, это факт. Но я сделал это почти с рассветом, так что ликантропия проявится у тебя не в полной мере.

– «Не в полной мере»?! – закипала Верити. – То есть, я просто буду хотеть сожрать людей в любое время суток и в любое положение луны?

– Я не знаю, – честно сказал Ремус. – Возможно, у тебя обострится слух, зрение, обоняние. Возможно, что-то еще…

– Ты оставляешь меня одну с неведением будущего, – слезы начали скапливаться у глаз девушки. – Подло сбегаешь, унося с собой последние надежды на благополучие.

– Верити. Сейчас я изуродовал твое лицо, – Люпин тоже еле держался. – А что будет через пару полнолуний? Вновь случится что-то, где у меня не будет возможности принять аконитовое зелье. И я могу убить. Я не хочу твоей смерти, солнце.

– Не называй меня так! – закричала Верити, слезы наконец потекли по щекам. – Я тебя ненавижу.

– Имеешь право, – выдохнул Люпин.

– Не за то, что ты изуродовал меня и не за то, что ты оборотень. За то, что бросаешь. Ненавижу. – Верити хотелось молотить все вокруг, кричать на Ремуса. Но она понимала, что теперь его ничто не переубедит. Нужно было быть осторожнее. Сама виновата.

Люпин встал с места. Он не мог больше смотреть на волшебницу. Он все еще любил ее, черт, любил больше жизни. Именно поэтому ему нужно было покинуть ее. Верити сняла с пальца обручальное кольцо:

– Забери.

– Оставь себе. На память, – Люпин развернулся и вышел из палаты.

А Верити Саншайн рыдала. Рыдала, не желая успокаиваться. Она не верила, что все, через что ей пришлось пройти, было зря, напрасно. Она тоже любила Люпина. Но ничего изменить было уже нельзя. И только длинные пустые коридоры больницы святого Мунго отвечали ей далеким эхом ее собственных слез.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю