290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Паб "Джонни и Пес" (СИ) » Текст книги (страница 1)
Паб "Джонни и Пес" (СИ)
  • Текст добавлен: 8 ноября 2019, 20:30

Текст книги "Паб "Джонни и Пес" (СИ)"


Автор книги: Margo_Poetry






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 6 страниц)

========== Пролог ==========

Приветствую тебя, Гость, в моем стареньком пабе, таком неприметном среди сотен других увеселительных заведений, что заполняют этот большой город. Желаешь выпить чего-нибудь покрепче или просто послушать очередную байку, что травят здесь местные чудаки? В любом случае, проходи и устраивайся поудобнее, за окном уже наступила ночь, а значит, настало время очередной истории…

Мне было девятнадцать, когда я впервые переступил порог этого заведения. Я пришел сюда не для того, чтобы выпить чарку пива да послушать местных сплетен. Я просто искал себе временную работу, которая позволила бы мне оплачивать крошечную квартирку неподалеку. К счастью, как я думал в то время, работу я получил сразу. Повязал на пояс серый застиранный фартук, испещренный пятнами от пролитой выпивки, и занял свое место за стойкой. Весь день крутился подле посетителей, то унося прочь грязную посуду, то разливая по бокалам «Кровавую Мэри», а когда часы пробили полночь, уже готов был свалиться с ног от усталости. И потому начал считать минуты, когда последние посетители покинут бар, чтобы можно было закрыть это заведение и отправиться домой.

Но не тут-то было. Когда большая часть народа, шатаясь от большого количества выпитого, направилась к выходу, несколько людей, в основном мужчин лет сорока, в темных одеждах и с лицами, щедро украшенными старыми шрамами, подсели прямо за стойку. Они начали бурно что-то обсуждать, пока я, протирая рваным полотенцем граненые стаканы, притворно громко кашлял, мечтая уже очутиться дома. Люди эти обращали на меня мало внимания, но, как только я собрался с силами, чтобы громко объявить о закрытии сего заведения, один из них повернулся ко мне и с грохотом опустил свой стакан на стойку.

– Раз уж старый Билл решил отправиться на покой, ты теперь будешь тут за главного, верно? – поинтересовался он хриплым голосом человека, дружащего с сигаретой явно не один десяток лет. Я молча кивнул, стараясь отгонять от себя всякие плохие мысли, что после слов этого человека сразу же стали закрадываться в мою голову. А человек, тем временем, как-то совсем недобро усмехнулся, и приказал мне отодвинуть одну из пыльных бутылок, стоящих на самой низкой полке большого настенного стеллажа. Не понимая, почему я вообще слушаюсь, я отодвинул эту бутыль, а за ней увидел щель среди досок, в которой было что-то спрятано. Этим чем-то оказалась старая рукописная книга в твердом переплете, самые первые записи в которой датировались аж мартом месяцем тысяча восемьсот пятнадцатого года.

Не буду утомлять вас своими долгими размышлениями и рассуждениями по поводу того, что было написано в той книге. Множество самых странных историй, рассказанных в разное время разными людьми, написанные на пожелтевших от времени страницах, казались мне поначалу настолько безумными, что я безо всяких колебаний развернулся и ушел в ту ночь из бара. Но все же, проведя несколько часов в глубоких раздумьях, прокручивая в голове короткий рассказ того человека, что показал мне эту книгу, я понял, что любопытство мое в очередной раз победило, так что на следующий день я вновь вернулся в бар, на этот раз готовый принять все то, что скрывалось за его старыми дверьми. А дело было вот в чем.

Из года в год, из поколения в поколение люди передавали и передают друг другу множество самых разных сказок, легенд и историй, частично вымышленных, частично правдивых, но в большей части своих все же правдивых, раз давным-давно, как написано в этой старой книге, один человек, чьего имени никто уже и не вспомнит, решил начать собирать по крупицам всю правду, что скрывалась во всех этих байках. Со временем ему удалось найти людей, а затем и доказательства того, что все, что они говорят – страшная правда. «Не нужно видеть, чтобы верить, но нужно верить, чтобы видеть» – написал он на самой первой странице книги, которую под заказ ему сделали в одной мастерской, и с того времени стал собирать все эти истории, которые в наше время считаются не более чем просто выдумкой. Книга эта тщательно охранялась от всех тех, кто не готов был поверить в старые сказки, а потому о местонахождении ее знают лишь те, кто успел уже стать частью этих легенд. И, судя по всему, с того самого дня, как я оказался в этом пабе, я тоже стал частью этой длинной истории, о которой я не спеша буду рассказывать Вам…

========== “Одним холодным утром” ==========

“Крохотным созданием родилась крылатая Химера.

Сверкала она красотой звездного Аргуса и ужасала уродством

Страшного Сатира: чудом была она и чудовищем.

И любила ее Ехидна, как раковина любит скрытую

в ней жемчужину, и любовалась, как порхает вокруг пещеры

невиданное создание, сверкая переливами своих

удивительных перламутровых чешуек”.

Я очень долго не решался прочитать ту книгу, что ждала меня каждый день в пабе. Мне казалось, что открой я ее и погрузись в чтение всех тех сказок и небылиц, что заполняли ее страницы, я окончательно потеряю связь с миром реальным и окажусь где-то на грани, в мире выдумок и грез. Может, это покажется глупым, но я старался держаться от этой книги подальше, в то время как странные ночные посетители просили меня достать ее, наконец, и прочесть им парочку историй, которые раньше обычно читал старый Билл.

О старом Билле я знал довольно мало, а о книге и всех этих посетителях – еще меньше. Но я никогда не забуду ту ночь, когда услышал первую в своей жизни «сказку», которую рассказывал старый человек лет семидесяти. Держа в руках полный стакан рома, он судорожно кашлял, вытирая выступавший на лбу пот грязным платком. Тогда я сомневался в правдивости его слов, но историю эту потом, все же записал в книгу, ибо нашлись в ней еще чистые страницы, ожидающие своих рассказов. Но да ладно, не будем отвлекаться. Итак…

– Ладно, я утолю ваш голод, друзья мои, – завел старик, вдоволь наслушавшись громких споров посетителей, среди которых были одни лишь мужчины, о женщинах и их кознях, которые они так любили устраивать своим мужам. Он отпил большой глоток своего напитка, а потом, с тихим стуком поставив свой стакан на липкую столешницу, вздохнул. Дождавшись, пока все утихнут, он поднял глаза к потолку, словно раздумывая, с чего бы начать, а потом завел длинный рассказ, сопровождая свои слова жестами и яркой мимикой.

– Дело это было лет, эдак, пятьдесят назад, когда я еще был довольно молод и жил далеко на Юге, в тихом маленьком городке подле старой горы. Жителей там, разумеется, было не так уж и много, и, следовательно, все они друг друга знали. Потому и каждый новичок, что внезапно объявлялся в нашем городке, сразу же оказывался в центре всеобщего внимания.

Я, как сейчас, помню тот день, когда все и началось. Со своим лучшим другом Фрэнком мы собирались наведаться в паб, чтобы пропустить по бокальчику рома, раскурить настоящие сигары, которыми торговали там же местные богатеи, да познакомиться с какими-нибудь девицами, чтобы не в одиночестве коротать холодную в то время ночь. Веселье в пабе было в самом разгаре, когда мы, наконец, добрались до него, а потому мы не сразу обратили внимания на прекрасную незнакомку, что скромно сидела в самом углу заведения, с интересом рассматривая местных жителей. Сначала мы, как и планировали, опустошили по бокалу рома, так что разум наш был слегка затуманен, а потому я упустил тот момент, когда Фрэнк оставил меня одного. Не знаю уж, как ему удалось, но он сумел пробиться за столик к той красотке сквозь толпу ее поклонников. Я лишь позавидовал ему – повезло же, такая девица, прям глаз не оторвать! Но что поделать, надо было переключать свое внимание на кого-то другого, что я и сделал.

Утром следующего дня, кутаясь в свою заплатанную куртку, я медленно брел прочь из дома той девицы, что угощал выпивкой прошедшей ночью в пабе. Имени я ее не запомнил, да и не посчитал нужным. Больше всего меня волновало, как же провел эту ночь Фрэнк? Хороша ли оказалась та девица? Не зная, где можно отыскать друга, я направился обратно в паб, где пытался согреться кружкой горячего кофе, а заодно прослушивал местные сплетни. Все, как один, все еще обсуждали прекрасную незнакомку, но никто даже не знал, как ее зовут, откуда она и зачем приехала. «Вот уж мисс Загадка» – подумал тогда я. «Ничего, вот вернется Фрэнк и все расскажет. Скорее бы уж, а то от любопытства и помереть можно».

Но, что очень странно, ни спустя час, ни днем, ни даже вечером, Фрэнк не объявился. Я начал бить тревогу, ведь надолго этот парень никогда не пропадал. Но кто бы стал меня слушать, когда все прекрасно знали, в чьем обществе Фрэнк вчера покинул паб? «Развлекаются они там, она ж горячая девка с виду. Вот надоест им, и объявятся, а ты угомонись и не завидуй», – вот и все, что слышал я на свои просьбы помочь отыскать парня. Махнув рукой на всех этих равнодушных людей, я решил сам отыскать своего друга, а потом направился к нему домой. Вы даже представить не можете весь тот ужас, что я испытал, обнаружив Фрэнка мертвым.

Он лежал на полу гостиной в своем доме, нелепо раскинув руки в стороны. Но самое страшное было не осознание того, что он был мертв, а его изуродованное лицо, залитое кровью. С трудом можно было различить черты его лица, словно кто-то яростно кромсал парня чем-то острым. Подъехавший по моему зову, шериф решил, что на Фрэнка напало какое-то животное, ибо какой человек мог совершить такое? Но что это было за животное, и каким образом оно забралось в дом Фрэнка, оставалось неясным.

Я был уверен в том, что та девушка из паба точно должна что-то знать, но она как в воду канула. Исчезла так же внезапно, как и появилась в городе, и никто больше ее не видел. Так что все мои попытки отыскать ее были тщетны. А может, я просто и не сильно-то старался ее отыскать, ибо был убит горем от потери своего лучшего друга. И только спустя неделю после похорон Фрэнка, до меня дошли слухи, что в соседнем поселке, что располагается прямо за горой, было совершенно такое же зверское убийство.

Недолго думая, я собрал свои хилые пожитки и направился туда. Полиция списала все на дикого зверя, возможно, какого-нибудь мелкого хищника, который вышел из леса, дабы найти себе что-нибудь съестное. Может, жители и поверили в это, но только не я. Опросив не один десяток человек, я услышал то, что и хотел – накануне своей смерти убитый весело проводил время в местном пабе с одной очень красивой девушкой, чьего имени никто, разумеется, не знал. И, как в случае с Фрэнком, девица эта на следующий день после убийства бесследно исчезла.

Я не стал дожидаться, пока до меня вновь дойдут слухи об еще одном убийстве, и потому направился в соседний городок, куда, по моим предположениям, могла сбежать эта странная девушка. Но, по какому-то неблагополучному стечению обстоятельств, я упустил ее, и она вновь сбежала, оставив после себя изуродованный труп еще одного парня. Я шел за ней по пятам, по крупицам собирая информацию у тех, кто видел ее, и продолжалось все это добрых пять лет.

Да, пять лет мне потребовалось, чтобы, наконец, столкнуться с ней лицом к лицу. В одном из пабов, поздней ночью, на противоположном от моего родного городка конце страны, я подсел к ней за столик и угостил ее выпивкой. В том, что сидящая передо мной девушка и есть та самая, которую я ищу, я не сомневался. За пять лет я все же изменился, но вот она оставалась точно такой же, как и в тот день, когда я впервые ее увидел.

Вблизи она была еще красивее, из-за чего я чуть было не потерял бдительность. Она не была навязчивой, не пыталась ко мне приставать, а лишь с милой улыбкой слушала все те комплименты, которыми я щедро сыпал в ее адрес. Я знал, что женщины любят ушами, а потому прошелся по всем ее достоинствам, коих, действительно, было довольно много. А потом все же решился и позвал ее в свой съемный домик, провести незабываемую ночь и все в этом духе. Разумеется, она ответила согласием, так что в скором времени мы оказались у меня. И тут уже началось самое интересное.

Мой словарный запас совсем иссяк, и я уже понятия не имел, какие слова можно подобрать, чтобы порадовать слух этой очаровательной леди. Потому и перевел тему разговора немного в другое русло, пытаясь узнать, как же зовут прекрасную незнакомку, а это, судя по всему, не сильно ей понравилось. Улыбка быстро исчезла с лица девушки, стоило мне перестать восславлять ее красоту, и вместо ее прекрасного личика появилась какая-то страшная морда, покрытая перламутровыми чешуйками. Девушка обнажила ровный ряд острых зубов, издав возмущенный рык, а потом бросилась на меня. Ее длинные острые когти, появившиеся так же внезапно, как и чешуя, со свистом рассекали воздух, пока она пыталась добраться до моего лица. Я был в ужасе, но, к счастью, я был готов к возможному нападению.

Конечно, я не ожидал, что на меня бросится такой монстр, но ружье у меня было наготове. С трудом отбившись от разъяренной фурии, которая уже окончательно перестала быть похожа на человека, я всадил в ее грудь три или четыре пули, сейчас уже точно и не вспомню. Она рухнула на пол, захлебываясь в своей же крови, да только вот осталась такой же уродливой. Мне потребовалось немало времени, чтобы прийти в себя и как-то осмыслить произошедшее, а потом пришлось прятать ее тело далеко в лесу. Я закопал ее подле старой сосны, такой же уродливой, как и это создание, а потом вернулся обратно в свой дом и стал наводить там порядок. Я не мог спать, потому что, стоило мне закрыть глаза, как это чудовище тут же возникало прямо передо мной, протягивая ко мне свои когтистые лапы, желая изуродовать мое лицо так же, как и предыдущим жертвам. И лишь спустя несколько недель я узнал, что существо это зовется Химерой.

– Химерой? – удивился я, слушавший весь рассказ старика с неподдельным интересом. Мне хотелось узнать об этом существе побольше, но пожилой человек лишь пожал плечами, сказав, что пора ему отправляться на покой. Посетители паба проводили старика негромкими аплодисментами, благодаря за столь занимательную историю, а я все же решился взяться за прочтение книги, заодно записав эту историю во всех ее подробностях.

“…зверь имел львиную башку и по львиному рыкал, при том, что тело у него было козлиное, а стегна как у дракона. Наверху козьего тулова торчала еще одна голова, блеющая, рогатая. Чешуйчатое охвостье топорщилось и вилось, тая ужасную угрозу.

…имя существа – безусловно, химера. Одна она, существуй на свете пустота, могла бы летать по ней с жужуканьем, высасывая мысли из голов у людей.”

Умберто Эко “Баудолино”

========== “Снежный Вальс” ==========

«Воздух уже так холоден, что больно дышать.

Я бы перестал, но будет ещё больнее». ©

После того, как я услышал историю про самую настоящую Химеру, повстречавшуюся на жизненном пути совершенно обычного человека, я загорелся желанием узнать обо всех мифических существах как можно больше. А заодно целыми днями высматривал среди посетителей красивых девушек, в глубине души надеясь, что одна из них окажется не такой, какая есть на самом деле. Считайте это глупостью, но что бы вы делали на моем месте? Это ведь так поразительно, узнавать, что помимо привычного тебе мира есть мир другой, наполненный своими существами и чудовищами, о которых мы с детства читали в книжках. Такое открытие кого угодно заставит поменять свои взгляды на жизнь.

Когда большие настенные часы указали полночь, паб вновь опустел. Пара посетителей, решивших остаться, чтобы допить свое пиво, подмигнули мне, словно говоря: «Все в порядке, можешь достать ее». Я с радостью вытащил на стойку книгу, отыскал ту страницу, на которой остановился и принялся за чтение новой истории, которая, к моему большому сожалению, оказалась довольно короткой. Двое посетителей, заметив разочарование, появившееся на моем лице, тут же подсели ко мне поближе, спросив, в чем дело.

– Здесь есть какие-то рисунки, да пара имен, но ничего больше, – вздохнул я, развернув книгу к людям, дабы увидели они то, о чем я говорил. Мужчины недолго вглядывались в рисунки мертвых людей, покрытых комьями снега, а потом, обменявшись загадочными улыбками, посмотрели на меня.

– Есть у меня для тебя одна история, – сказал один из них, протягивая мне свой пустой стакан, – Плесни-ка сюда еще чего-нибудь, да покрепче, ибо рассказ этот далеко не самый веселый. А потом садись, бери ручку и приготовься записывать. Было это лет пять назад, за несколько сотен миль отсюда…

Я только-только приехал на Аляску, намереваясь посетить известный всему миру Национальный парк Денали, да полюбоваться невиданными красотами горы Мак-Кинли, о которой так любят говорить местные жители. Гора эта и, правда, настолько прекрасна, как ее описывают, а потому не один час провел я с камерой подле нее, стараясь запечатлеть несколько удачных кадров. На один из моих снимков попал проходящий мимо старик, с длиной седой бородой и неестественно бледным лицом, словно бродил он на холодном воздухе уже долгое время (а воздух действительно был холодным, ведь зима была в самом разгаре). Поначалу я не обратил на старика внимания, решив, что не мое это дело вообще, и вскоре и вовсе забыл про него. Но потом до моих ушей дошел слух, что старика этого в тот день видел не только я.

Когда я уже собирался уходить домой, уставший, замерзший, но довольный большим количеством красивых фотографий, то услышал неподалеку вой полицейских сирен, и, подгоняемый любопытством, направился на звук. Я пожалел об этом, когда узнал, что в парке был найден труп мужчины, чья смерть была полна загадок. К примеру, причиной его смерти назвали сильное обморожение, и, более того, замерз он изнутри, как потом писали в газетах. Где же такое видано, чтобы люди замерзали изнутри? Да и к тому же, тело было усыпано ровным слоем снега, хотя никакого снегопада в тот день не было. А друг погибшего уверял, что покойный перед смертью поругался с каким-то бородатым стариком. По какому поводу они повздорили, так и осталось неясным, ибо друг этот отошел по своим делам, а когда вернулся, нашел труп, и старика нигде не было видно. Разумеется, как порядочный гражданин, я предоставил полицейским свои снимки, но только те, на которых был замечен тот самый старик с бородой. Получив устную благодарность, я со спокойной совестью отправился в отель, в котором на тот момент жил.

Несколько дней все вокруг только и говорили, что о странном убийстве в парке, придумывая самые разные небылицы и сказки. Что, мол, старик этот задушил несчастного своей бородой, а если и не задушил, то околдовал, ибо был он никем иным, как Ледяным Джеком. Услышав это прозвище в первый раз, я тут же стал искать информацию о нем в интернете, но так и не смог найти ничего путного. Не то, чтобы я верил во все эти байки, но слишком уж странной была смерть того мужчины в парке.

Потратив на поиски целый день, я понял, что, если и есть где истории о Ледяном Джеке, так в какой-нибудь старой книжке, завалявшейся на пыльной полке одной из местных библиотек. Потому на следующий день я отправился в одну из читален, располагающуюся недалеко от моего отеля. Книги, которые мне советовала библиотекарь, полная дама в очках с роговой оправой, были полны детских сказок, в которых Ледяной Джек представал, как кто-то невидимый и незаметный, рисующий зимой морозные узоры на окнах. Я уже совсем было отчаялся найти хоть что-то путное, как подсел ко мне за стол один человек, звали которого Стивеном.

Стивен с детства увлекался фольклором, а потому о Ледяном Джеке смог рассказать мне куда больше, чем все эти старые книжки. Ледяной Джек, или по-другому Джек Фрост, был персонажем англо-саксонского и германо-скандинавского фольклора, олицетворяющим собой зиму и лютый мороз. Традиционно изображается стариком, но иногда и подростком, либо мужчиной средних лет, и считается доброжелательным к людям, однако будучи разгневанным, может убить своих жертв, покрыв их снегом.

Вместе мы посмеялись над фантазией человека, придумавшего такую легенду, но в глубине души я чувствовал, что часть этой истории, все-таки, правда. Но, в отличие от меня, Стивен относился к этому рассказу, как к выдумке, а потом нам пришлось распрощаться. Я еще долго сидел в библиотеке, пытаясь нарисовать в своей голове образ Ледяного Джека, а Стивен в это время повстречался на улице с седовласым стариком, о споре с которым рассказал потом случайный свидетель.

Стивена нашли на одной из улочек утром следующего дня. Он лежал на земле, а тело его было усыпано ровным слоем снега. Он замерз изнутри, ровно, как и тот мужчина в парке, а потом полиция объединила эти два дела в одно, списывая все на плохую погоду. Конечно же, люди были недовольны таким отношением к смертям невинных людей, но как иначе можно было объяснить происходящее? Люди, хоть и рассказывали друг другу байку о Джеке Фросте, верить в нее по-настоящему наотрез отказывались.

Я долго ломал голову над тем, как можно отыскать этого Ледяного Джека, если он на самом деле существует, но не придумал ничего лучше, кроме как с утра до ночи скитаться по оживленным улочкам, высматривая в толпе седовласого старца. Но Джек не объявлялся, или же просто не желал, чтобы я нашел его. А я, тем временем, пытался отыскать о нем что-нибудь еще, что-то, что поможет остановить странного старика.

И вновь было совершено еще одно убийство. В этот раз жертвой стала молодая девушка, только вот найдена она была в своей же квартире. Как думаете, какое оправдание придумали копы тому факту, что тело девушки было покрыто снегом, хотя нигде больше в квартире его не наблюдалось? Правильно, никакого. Они так и не сумели объяснить, почему все вышло так, и потому тщательно старались скрыть этот факт, списав все на остановку сердца. Мне повезло, что накануне случившегося я познакомился с одной милой женщиной, работающей патологоанатомом в том морге, куда доставляли все эти «снежные трупы».

Я постарался отыскать все, что только можно было, обо всех трех жертвах, пытаясь угадать, по какой именно причине Джек Фрост так жестоко с ними расправился. Но на ум мне ничего не шло, а спросить было совсем некого. Я снова прокручивал в голове всю информацию, что рассказал мне покойный Стивен, и вспомнил, что Ледяной Джек способен убивать разве что в приступе гнева. А самый первый убитый, как утверждал его друг, с Джеком о чем-то спорил как раз перед своей смертью.

И снова я стал копаться в личных делах убитых, пока не нашел-таки то, что искал. Первый убитый, Мартин Лэрд, был директором компании, которая руководила вывозом снега из Национального парка, а Стивен и убитая девушка, которую звали Лесли, работали там вместе с ним. «Вот, значит, как получается. Не понравилось нашему повелителю Зимы, что все его снежное богатство выбрасывают за пределы города» – рассудил тогда я. Что ж, теперь, по крайней мере, я знал, где примерно можно пытаться искать Ледяного Джека.

Но проблемой было то, что в компании этой работало несколько десятков сотрудников, и за кем из них придет Джек в этот раз, я не знал. Потому решил довериться своей интуиции и наугад выбрал имя из длинного списка. Я вовсе не надеялся на чудо, я лишь следил за каждым работником по очереди, пока количество погибших не возросло до десяти. А на одиннадцатый раз мне повезло.

Я следовал по пятам за пожилой женщиной, живущей в самом центре города. Шла она к своему дому через узкие безлюдные переулки, что было довольно глупо с ее стороны. Неужели она совсем не думает о своей безопасности? Я бы спросил у нее об этом, если бы сам Ледяной Джек не появился у нее на пути. Я видел, как сверкают синевой его большие глаза, как гнев застилает его бледное лицо, и как испуганная женщина в ужасе пытается бежать. Я выскочил из своего укрытия, и стоило мне оказаться лицом к лицу с Джеком Фростом, я понял, что очень сильно сглупил.

Чем я мог дать отпор существу, которое способно было заморозить меня изнутри? Я чувствовал его холодное дыхание, его ледяные руки, сжимающиеся на моем горле, и уже готов был встретить саму Смерть, когда всю улочку, вдруг, осветил яркий свет. Незнакомый мне человек, который позже стал моим лучшим другом, сжимая в одной руке горящий факел, выплеснул что-то из фляги прямо в лицо Ледяного Джека. Тот отпустил меня, и я очень вовремя успел отползти в сторону, ведь незнакомец швырнул в старика свой факел. Тут я понял, что бороться с холодом можно лишь теплом, а потому Ледяной Джек вскоре быстро превратился лишь в едва ощутимый холодный ветерок, быстро затерявшийся среди многочисленных улиц.

– Нельзя с уверенностью сказать, что Ледяной Джек в ту ночь стал очередной легендой. Быть может, где-то на Севере бродит еще один такой же Джек Фрост, рисующий на окнах красивые узоры и окутывающий снегом крыши жилых домов, – закончил свой рассказ мужчина, сделав последний глоток пива, что я налил ему в самом начале истории.

Я записал весь рассказ слово-в-слово, и еще не раз перечитывал его, пытаясь представить себе Ледяного Джека. Не думаю, что хотел бы встретить его вживую, столкнуться на улице и ощутить его холодное дыхание, превращающее легкие в лед. Бросив взгляд за окно, за которым, к счастью, играла своими пестрыми красками осень, я убрал книгу обратно в тайник, проводил последних посетителей до выхода, и сам направился домой, радуясь, что зима в наш город придет еще нескоро.

========== “Болотные страсти” ==========

«У рогатой коряги, сплошь обросшей слизью и гнилыми ошметками,

стоял каппа. Точно такой, каким был он в детских сказках

и описаниях вралей-очевидцев. Ростом по грудь Мотоеси,

коренастый пучеглазец с осьминожьим клювом вместо носа,

каппа приплясывал от нетерпения и поглядывал

на юношу с отчетливым намеком». ©

Несколько вечеров в пабе было тихо. Мало кто задерживался поле закрытия – все торопились по своим незаконченным делам, и только я оставался возле стойки, листая старую книгу. Нет бы, тоже идти домой, лечь поспать или побаловать себя каким-нибудь шоу, которые без конца крутят по телевизору. Но шоу мне эти были больше неинтересны, ибо не было в них тех загадок, что содержались в каждой истории, которые я уже слышал. А потому просиживал я долгие часы в пабе, взахлеб зачитываясь старыми сказками, которые поначалу могут показаться выдумкой.

И в одну из таких ночей подсел ко мне какой-то старик, желающий послушать интересную байку перед сном. Я долго думал, что же такое ему прочитать, а потом наткнулся на один очень интересный рисунок – река, больше похожая на болото, извивается меж густых зарослей деревьев, а в середине ее, над поверхностью, возвышается какое-то чудище. Вроде бы черепаха, а вроде черт какой-то.

– Запись восьмилетней давности, – заметил я, переведя взгляд с рисунка на текст, что написан был ниже. – Записано со слов некоего Арнольда Шейда, в то время бывшего помощником офицера полиции. Итак, в самый разгар рабочего дня раздался в кабинете шерифа телефонный звонок…

Перепуганный насмерть рыбак встретил нас недалеко от реки, где еще час назад, не думая ни о чем дурном, собирался хорошо отдохнуть, занимаясь своим любимым делом. Но, как только он зашел по колено в воду, ему в глаза сразу бросилась какая-то темная тень на дне реки. Решив, что это, скорее всего, мешок с мусором, который здешние так часто ленятся дотащить до свалки, мужчина ухватился за предмет этот покрепче, да и потащил на берег. Но, как только мешок этот оказался на земле, рыбак с ужасом заметил, что никакой это не мусор вовсе. А самый настоящий труп.

Изуродованное и выпотрошенное тело неизвестного мужчины, окутанное тиной и грязью, мало походило на человека. Я бы тоже посчитал его мешком, увидев на дне мутной реки. А, когда тело оказалось на земле, предпочел бы вообще его не видеть, ибо зрелище это было далеко не из приятных.

– Он умер от того, что утонул или от того, что ему брюхо вскрыли? – задумчиво спросил один из офицеров, брезгливо осматривая изуродованное тело.

– Вскрытие покажет, – буркнул шериф, нахмурив брови. – Оцепите территорию и осмотрите все, может, удастся найти хоть что-нибудь.

Найти, конечно же, ничего не удалось. Если подняться выше по реке, то вас остановит большое болото, а ниже – придете обратно в город. Так что дело это вскоре пришлось закрыть, ибо узнать, кто так жестоко расправился с мужчиной, не удалось. Опознать-то человека этого опознали, им оказался Стефан Аддерил, добрейшей души человек, у которого и врагов-то совсем не было. Конечно, в такое мало вериться, но это в один голос утверждали все друзья погибшего.

И пока детективы пытались выяснить, мог ли Стефан сам так покалечиться, заблудившись на болоте, я занимался всякими мелкими делами, вроде краж на вокзале, да жалоб на непокорных соседей. И, когда я уже почти позабыл о Стефане, как, вдруг, нарисовался еще один утопленник. В этот раз врагов у покойного было немерено, но обвинить кого-либо из них было невозможно – труп-то был изуродован точно так же, как и Стефан, а общего между этими двумя было столько же, сколько у окна с табуретом.

Прочесывание местности опять же не дало никаких результатов. Люди начали строить свои догадки и вскоре быстро придумали маньяка, который и творит все эти страшные убийства. Разумеется, тут же в нашем участке стали обрывать все телефоны. Каждый считал своим долгом сообщить, что «вполне вероятно, может помочь следствию, ибо видел одного подозрительного типа как раз возле того самого места, где трупы нашли». Ничего полезного никто из «свидетелей» не говорил, скорее, еще больше путал детективов.

Спустя пару недель после случившегося, когда люди стали менее активны, всплыл еще один утопленник. На этот раз погибшей была женщина тридцати лет, муж которой не помнил себя от горя. Он призывал отыскать виновника и сам готов был бросаться на его поиски, сгорая от желания вершить самосуд. Мне-то и приказали присматривать за мужчиной, дабы не совершил он ничего противозаконного. Мало ли, что взбредет ему в голову? Возомнит себя великим мстителем, да и начнет крошить людей направо и налево.

В общем, сидел я в своей машине, возле дома этого мужчины, листал какой-то старый журнал, да все размышлял об этих странных убийствах. Как показала экспертиза, все они сначала были утоплены, а потом уже кто-то выворачивал их внутренности, вспоров животы. Только кому такое зверство надо? Кстати, на зверей диких тоже думали, но кто ж из животных сначала топить жертву будет? Крокодилов у нас не водилось, да и не стали бы они столько мяса отпускать. Так что, никаких дельных мыслей по этому поводу ни у кого из нас не было.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю