332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Лори Гоуэл » Милитант 3. Сны становятся явью » Текст книги (страница 5)
Милитант 3. Сны становятся явью
  • Текст добавлен: 10 июня 2021, 03:08

Текст книги "Милитант 3. Сны становятся явью"


Автор книги: Лори Гоуэл






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 6 страниц)

Прижимаю колени к груди, замерев от красоты своего окружения. Лодка плывёт по фальшивому каналу медленно, аккуратно, лишь слегка раскачивается из стороны в сторону. По мосту проходят люди, завороженно наблюдают за гондолой, проплывающей мимо, фотографируют, сохраняют на плёнках своей памяти. Я впервые за долгое время улыбаюсь, забывая обо всём на свете. Обычно в такие моменты хочется по-настоящему жить. В таких моментах хочется остаться навсегда.

Мы проплываем под мостом. Я гляжу на сооружение над нами, пока лодка движется прямо, и вздыхаю от восторга. Никогда бы не подумала, что нахождение в торговом центре может произвести на меня вот такое впечатление.

– Vogliamo vedere un, piccioncini! – вдруг произносит итальянец, который управляет гондолой.

Я не сразу понимаю, что он обращается к нам. Лишь повернувшись, встречаю его широченную белозубую улыбку размером с Тихий океан.

– Что? – спрашиваю я у Тейта, надеясь, что хотя бы он поймёт суть сказанного.

Парень немного приоткрывает рот. Кажется, он удивлён. И даже смущён. Тейт смущён? Это что-то новенькое.

Меня это настораживает.

– Что такое? – вновь спрашиваю я.

Гондольер продолжает на нас пялиться с улыбкой, и только сейчас понимаю, что лодка не движется. Весло мужчина неподвижно держит в руке. Напрягаюсь сильнее, уже твёрже глядя на Тейта, который наконец отвечает:

– Он говорит, чтобы мы поцеловались, Сахарок.

Глава

84

– Что, прости? – переспрашиваю я так, будто не услышала.

Перевожу взгляд на итальянца вновь и еле борюсь с желанием расчистить его улыбающуюся физиономию. Тейта забавляет ситуация, он держится, чтобы не засмеяться, смотрит на меня с ожиданием.

– Я не знал, что он это потребует, – произносит он, пока на губах не перестаёт сидеть глуповатая ухмылочка, которую так и хочется вырвать.

– Конечно, – со сарказмом выдаю я. – Ты же здесь никогда не был. Хитрожопый ты гон_он.

– Ого, какие мы словечки знаем. Некрасиво так выражаться, Сахарок. – Обводя рукой зал, Тейт добавляет: – Тем более, в этом чудном, пропитанном романтикой месте.

– Заткнись, пока я не сбросила тебя в воду.

– Вновь угрожаешь мне?

Не отвечая своему спутнику, я всем телом поворачиваюсь к гондольеру, натягиваю широкую улыбку на лицо и произношу максимально сладким тоном:

– Прошу вас, сеньор, выпустите меня отсюда… Иначе это весло сейчас окажется у вас в глотке и выйдет из задницы.

Тот продолжает смотреть на меня всё с тем же тупым выражением лица, игнорируя все мои слова. Кажется, английского он не знает.

– Он не выпустит, – кидает Тейт, опрокинув голову вверх, на искусственное небо. – Это итальянская традиция. Проплывая под этим мостом, нужно поцеловаться. Ты же не хочешь оскорблять наших друзей-итальянцев?

Совсем нет времени на выяснение отношений, на злость, которую не хочется тратить впустую, поэтому я решаю поступить таким же хитрым способом, каким этот засранец.

Я без лишних слов тянусь к нему, при этом отчётливо замечая его оживлённость на лице, опираюсь руками о сиденье, пока губы приближаю всё ближе и ближе. И вот, когда между нашими губами остаётся около дюйма, резко целую его в щёку и с победным, но при этом невозмутимым лицом возвращаюсь на своё место.

– Никто не уточнял, что целовать надо в губы, – невинно отзываюсь я. – Так что в следующий раз будешь внимательнее, сосунок.

Ответа не дожидаюсь. Вижу боковым зрением лишь его взгляд на мне. Не поворачиваюсь, чтобы взглянуть в ответ, изучить его глаза – с какими эмоциями они на меня сейчас смотрят.

Лодка наконец начинает движение, управляемая довольным итальянцем позади нас. А я ликую, гордая тем, что ответила Тейту. Маленькая гордость за себя никогда не помешает.

Мы плывём к конечному пути – чуть дальше очередная "остановка", где несколько милых парочек уже стоят, дожидаясь своей очереди, чтобы романтично провести время. Было бы здорово побыть здесь с Гарри. Сидеть рядом с ним, прижаться к нему, положить голову на его плечо, пока его рука будет приобнимать меня.

И тогда бы я его поцеловала. Я бы это сделала без капли смущения.

Но я не могу. Его нет. Меня с ним нет.

Нас нет.

Гондола останавливается. Итальянец, крепко держа весло и гладко "паркуясь" возле ступенек, весело проговаривает:

– Ci vediamo in giro! Ciao!

Интересно, он совсем не говорит на английском или лишь притворяется чистокровным итальянцем, чтобы полностью погрузить нас в атмосферу Венеции?

Тейт встаёт первым, я иду следом за ним. Мы выбираемся с гондолы, встаём наконец на твёрдую поверхность кафельного пола. Теперь вокруг нас лишь кафе, рестораны и магазины с разными сладостями.

– Мы так и не решили, что купить, – напоминает мне Тейт, когда мы пошли вперёд. – Что будем делать?

В голову приходит интересный вариант для подарка. Кажется, получился бы ужасно милый сюрприз, от которого в восторге была бы даже такая богатая женщина как Сара.

– Насколько много денег у тебя есть? – спрашиваю я, повернувшись к нему.

Тейт смотрит на меня несколько секунд, будто пытаясь прочитать, к чему был этот вопрос.

– Достаточно, – отвечает он наконец со смешком.

– Подари ей участок на Луне. Более романтичного подарка и не придумаешь.

Парень почему-то засмеялся. Не от удивления, а будто бы с насмешкой. Будто бы я сказала что-то действительно смешное. Я то совсем другой реакции ожидала.

– Что смешного? – спрашиваю я, вложив в голос недовольство.

– Не могу сопоставить твой вопрос про деньги и предложение подарить участок Луны.

– В смысле?

– Купить участок стоит примерно сорок пять долларов. Его и ты прямо сейчас сможешь себе приобрести.

Я удивлённо моргаю, не понимая, шутит ли он или говорит серьёзно. Тейт не заставляет себя долго ждать, а быстро объясняет:

– Нет пока такой официальной организации, которая бы позволила по-настоящему покупать себе участки на Луне. Тебе всего-то предъявят какую-то бумажку, которая якобы подтверждает то, что ты действительно владелец «купленного» тобой участка.

– Ясно, – протягиваю я. – Буду теперь знать и дарить своим близким по участку на Луне.

Он смеётся, на щеке образовалась ямочка. Я поспешно отвожу глаза, когда ощущаю как непрошенное воспоминание больно цепляется за мои плечи.

Как же удивительно он похож на Гарри.

Проходя вдоль магазинов, я не сразу понимаю, как Тейт остановился. Я в вопросе перевела взгляд в сторону кондитерского магазина.

– Заскочим? – кивнув в сторону магазина, спрашивает он. – Хотя я и без твоего разрешения пойду.

Закатив глаза на очередные его «остроумные» шутки, я иду за ним.

Место, куда мы входим, почти завалено людьми. Целые семьи выбирают себе торты, панкейки и всякие другие вкусности, которыми забит магазин.

Возле кассы стоит полная женщина с удивительно добрым лицом. При виде нас она улыбается так широко, что кажется, будто её губы вот-вот треснут.

– Добро пожаловать! – почти пропевает она, оживляясь ещё больше.

Я улыбаюсь ей в ответ, чтобы казаться вежливой, но вот Тейт без долгой болтовни сразу начинает:

– Нужно что-нибудь из сладкого для романтической парочки. Есть что-то?

Хочется спросить: «Где твои манеры?», но лицо женщины остаётся неизменным. Она совсем не почувствовала себя некомфортно после отсутствия взаимного «здравствуйте» от парня, поэтому я просто вздыхаю. Рассматриваю десерты на длинных стеклянных полках, жадно проглатываю глазами пирожные, торты, бисквиты разных цветов и размеров, с самыми разными начинками, кремами и сиропами, и невольно сглатываю слюну. Я давно не ела сладостей из-за своего нового «графика». Тренировки совсем не сочетаются с тортиками.

– Есть пирожные «Амур». – Женщина тянется к верхней полке и достаёт два небольших стеклянных стакана, обвязанных голубой и розовой ленточками. Внутри – коричневые, белые, красные слои крема, парочка нарезанных клубник, а сверху посыпана шоколадная крошка. – Пары, которые часто к нам заглядывают, предпочитают эти пирожные.

Тейт с видом профессионального кондитера осматривает десерты и одобрительно кивает головой.

– Отлично. Тогда я возьму.

– Хороший выбор, молодой человек!

Женщина достаёт бежевую коробку и кладёт стаканы внутрь.

– Вы очень красивая пара, – улыбается вдруг она, пока её руки завязывают на коробочке подарочную ленту.

Все работники в этом здании что, сговорились?

Смутившись, я стараюсь быстро опровергнуть слова женщины:

– О, нет… Мы не пара… Это не для нас.

– Мы друзья, – подтверждает Тейт. Глянув на меня, он с игривой улыбкой спрашивает: – Верно, Сахарок?

Друзья? Да я тебя даже не знаю, чтобы считать тебя своим другом!

Вместо слов я просто кидаю на него злой взгляд и отворачиваюсь к полкам, делая вид, что детально рассматриваю торты на них.

– Что ж… – протягивает женщина, в тоне которой явно есть смешки. – Вот ваши пирожные… С вас четырнадцать долларов, двадцать четыре цента.

Тейт достаёт купюры и протягивает кассирше. Хватает пакет с десертом и идёт к выходу, подозвав меня. А я спиной чувствую, как женщина проводит нас взглядом.

– Так мы не друзья? – спрашивает он, пойдя вперёд.

– Нет, – фыркнув, отвечаю я. – Ты просто хахаль моей тёти, ничего больше.

Тейт коротко смеётся.

– Могла бы быть и повежливее со своим будущим зятем, Сахарок.

– А тогда ты перестань строить мне глазки.

– Я строю тебе глазки?

– Да. А как это ещё называется?.. И перестань называть меня сахарком.

– Но мне нравится так тебя называть. – Улыбаясь во все зубы, он добавляет: – Ты такая же сладкая* как сахар.

Я останавливаюсь и смотрю в его глаза, в тьме которых пляшут огоньки азарта. Как же он доволен, выводя меня из себя… Просто хочется врезать.

– Я вовсе не сладкая, – тыкнув в его грудь, произношу я. – Ты меня даже не знаешь.

– Я много чего знаю о тебе, Сахарок. Тут ты ошибаешься.

Мне абсолютно не нравятся его слова, заставляющие мою внутреннюю паранойю разрастаться до громадных размеров.

– Подари Саре замок для своих губ, – усмехаюсь я. – Уверена, это будет лучший подарок.

– Я такое вытворяю этими губами с твоей тётушкой, что тебе даже будет стыдно об этом подумать.

– Фу, избавь меня от подробностей, – скорчив гримасу отвращения, произношу я.

Его это веселит ещё сильнее.

– Ты когда-нибудь целовалась? – вдруг спрашивает он.

Меня дико раздражает то, как этот засранец переходит все границы и совершенно не думает о том, что говорит. Он совсем неосторожен в своих словах.

– Какое твоё дело? – резко кидаю я, надеясь поставить конец этому вопросу.

– Ты так мило краснеешь, когда разговор касается чего-то подобного. – Тейт вновь улыбается, идя рядом со мной. – Спорим, ты девственница?

Резко останавливаюсь, уставшая от этих дурацких разговоров. Поворачиваюсь лицом к парню.

– Ну и какое отношение этот вопрос имеет к нашему сегодняшнему делу? – раздражённо бросаю я, напрочь позабыв о своих вечных смущениях. – Ты пригласил меня сюда помочь с подарком для Сары или для того, чтобы расспрашивать меня о моей интимной жизни?

На кой чёрт ему вообще сдалось меня обо всём этом спрашивать? Неужели ему настолько нечего делать?

– Ладно-ладно… – Тейт поднимает руки. Затем задумчиво оглядывает магазины вокруг нас. – Что ж, я придумал. Подарю Саре какое-нибудь дорогое платье. Она тащится вроде от платьев.

– Да ты сама оригинальность, – саркастично выдаю я, усмехнувшись и скрестив руки у груди. – Тогда какого чёрта ты мне весь мозг вынес, утверждая, что подарок должен быть не банальным, когда я предлагала тебе тоже самое?

– Мне просто уже лень думать, – легко кидает он. – Но на тот момент я был заполнен энтузиазмом.

Я цокаю.

– Раз ты согласна, Сахарок, пойдём туда.

Слежу за направлением его взгляда и вижу магазин «Дольче энд Габбана». Парень без лишних слов ринулся туда, и я в очередной раз была вынуждена бежать за ним.

Внутри магазин, как раз подстать своему именитому названию, сияет роскошью. Стены чёрные, местами тёмно-бардовые, на них висят фотографии знаменитых моделей, которые глядят на всех посетителей своими высокомерными взглядами. В воздухе сладковатый запах каких-то дорогущих духов. Полки с одной стороны обставлены обувью разных цветов, форм и размеров, на полках с другой – сумочки, как женские, так и мужские. Каждые пять ярдов встречаются манекены со стройными фигурами, на которых висит одежда. Одежда висит и на вешалках.

– У тебя точно есть деньги на то, чтобы купить что-то отсюда? – спрашиваю я у Тейта.

– Ты недооцениваешь мои финансовые возможности.

Мы проходим вглубь магазина, игнорируя взгляд консультанток. Должно быть, их заинтересовала наша внешность. Мы одеты далеко не как богатые засранцы, которые могут разбрасываться деньгами, приобретая одежду у этого магазина.

– Чтобы точно знать, что одежда подойдёт Саре, – начинает Тейт, проходя вдоль вешалок с платьями, – мы должны их примерить… Ну, вернее, ты должна.

Мне хочется рассмеяться от абсурдности его слов.

– У нас с Сарой разные фигуры, – отвечаю я. – Так что то, что подойдёт мне, может не подойти ей.

Парень поворачивается ко мне и изучающе водит взглядом от моей шеи до самых ног. Задумчиво останавливает глаза на моей груди и говорит:

– Ну, у тебя, конечно, сиськи поменьше, чем у неё и… – Он опускает взгляд ниже. – И попа у неё больше… Но сиськи можно ещё исправить.

Я даже не успеваю возмутиться на его слова о моей груди, как он вдруг хватает с недалеко находящейся полки несколько кружевных бюстгальтеров и суёт их мне.

– Зачем мне это?

– Чтобы визуально увеличить твои сиськи для примерки платья.

– Имей уважение, засранец. Не сиськи, а грудь.

– А, пардоньте, мадмуазель, – улыбается он, затем подталкивает меня вперёд к ширме.

Он хватает пару вешалок с платьями, даже не глядя на ценники, которые висят прямо на них, и мы вместе добираемся до небольших комнаток для примерок.

– Давай, Сахарок. Только быстрее. Через два часа всё тут закроется.

Он плюхается на скамью и выжидающе поднимает брови. Я стону от усталости, как ребёнок недовольно топаю ногой, но всё же вхожу за ширму вместе с платьями, которые Тейт успел мне вручить.

Первое платье – голубое, с пышной юбкой и таким глубоким декольте, что даже самые распутные девушки постеснялись бы надеть его. К счастью, четыре бюстгальтера, которые крепко сжимали мне грудь, прикрывали особо стыдные места.

Я вышла в этом платье к Тейту и выжидающе посмотрела на него. Он же задумчиво осмотрел меня без какого-либо стеснения, детально обводя взглядом сверху вниз, снизу вверх и обратно.

– Нет, – вдруг отрицательно качает головой он. – Слишком скромное.

Я чуть не поперхнулась собственной слюной.

– Слишком скромное?!

– Да. Надень другое.

Бурча разные ругательства себе под нос, я возвращаюсь за ширму.

Второе платье цвета клубники, с прямой юбкой. Оно облегает меня как вторая кожа, я еле протискиваюсь в него. На плечах висят толстые бретельки ярко-жёлтого цвета, заставив меня сморщиться. Ну что за безвкусица?

Выхожу к Тейту.

Он рассматривает меня несколько секунд.

– Не-е-ет, – вновь недовольно произносит он. – Слишком яркое.

Цокаю, вхожу обратно. Хватаю следующее платье.

Теперь оно цвета слоновой кости. Спина почти полностью открыта, нет ни бретелек, ничего другого, что могло бы поддерживать платье на моих плечах. Такое ощущение, что грудь сейчас вывалится. А если вспомнить размер груди Сары… Этот наряд точно ей не подойдёт.

Выйдя к Тейту, который сидит с таким видом, будто является экспертом в сфере дизайна одежды, я получаю его неодобрительный ответ:

– А это выглядит слишком по-проститутски.

На этот раз без слов и раздражённых вздохов вновь вхожу в примерочную.

Моё четвёртое платье – это красная шёлковая ткань, которая красиво переливается на свету. Оно не слишком обтягивает меня, но и не висит на мне. Юбка чуть выше колен, декольте в меру глубокое, оно даже немного больше, что позволит Саре легко поместить внутрь свою большую грудь. Её широкие бёдра тоже будут отлично смотреться.

Это определённо то, что мы искали.

Когда я в очередной раз выхожу к Тейту, я замечаю, как засверкали его глаза. Он даже поднимается со скамьи, детальнее меня рассматривая.

– Да! – наконец-то довольным тоном произносит он. – Это то, что надо!.. Я даже представляю, как с удовольствием буду рвать на ней это платье, когда уложу её на кровать и начну…

– Можно без детального описания? Спасибо. – Оглядываю себя в зеркале. – Ну так что?

– Конечно, возьмём.

Радуясь, что примерке пришёл конец, я вхожу в примерочную и быстро переодеваюсь в свою одежду. Платье я осторожно складываю и выхожу вместе с ним.

Нам заворачивают покупки в стильные подарочные пакеты по просьбе Тейта и даже дарят купон на скидку в честь Рождества. На кассе расплачивается сам Тейт, и я всё ещё продолжаю удивляться тому, что у него есть такие деньги. Кем же он работает?

Мы быстро вышли из торгового центра вместе с платьями и пирожными для Сары. Людей стало меньше, ведь совсем скоро здание должны были закрыть. Так что мы успели как раз вовремя.

– Ты пока садись, – вдруг начинает Тейт, около своего автомобиля, открыв двери, – а я отойду на секунду.

– Что? Куда ты?

– Волнуешься за меня, Сахарок?

Закатываю глаза и кидаю:

– Можешь сваливать.

Он усмехается, отправив мне наигранный воздушный поцелуй, и скрывается из моего виду. Я остаюсь одна возле его машины с двумя пакетами в руках.

На улице тёмная ночь, людей становится всё меньше и меньше, они уезжают на своих крутых тачках по домам или в гости, а я подхожу к багажнику, который в этой машине находится спереди, а не как обычно – сзади. В багажник Бугатти не поместится куча вещей, как в обычных автомобилях, но вот два пакета, что я держу в руках, точно уместятся внутри.

Я кладу один пакет с пирожными, аккуратно пододвигая к боковой стенке, чтобы не разбить стёкла стаканов, затем ставлю второй пакет – мягкий, с платьем внутри. Закрываю багажник, хочу обойти машину и войти внутрь, но замираю, услышав голоса позади себя.

– Да, я позвонил уже ему… Как я мог не позвать этого хрена? – говорит один голос.

– Но с тебя ящик шампанского, – отвечает второй. – За мои услуги «тур-оператора».

Я медленно оборачиваюсь назад, ощущая, как сердце налилось приятным теплом. Ощущая, как внутри медленно разрастается радость, какую я так давно не испытывала, что удивляюсь самой себе.

Блондин и брюнет.

Два парня, которых я счастлива видеть спустя столько времени. Наконец и они меня замечают.

Нейт и Зак, стоя в несколько метрах от меня, не выглядят удивлёнными, но вот на их красивых лицах точно выступает что-то восхищённое.

– Белла? – спрашивает Нейт, будто стараясь убедиться, что это действительно я. – Это ты, крошка?

Я не выдерживаю.

Бегу к ним и буквально бросаюсь в объятья Нейту, чуть не свалив его на землю. От этого контакта я чувствую такое приятное чувство, такое родное и близкое, что мне едва удаётся сдержать в себе слёзы.

– Боже! Я так по вам скучала! – крепко обнимая блондина, почти пищу я.

Он отвечает мне взаимностью, держа меня за талию, а щекой прижавшись к моим волосам. Его грудь дёргается от едва слышного смеха.

Отстраняюсь и хочу обнять Зака, но вспоминаю, как ему не совсем нравятся подобные действия, поэтому просто широко улыбаюсь и произношу:

– Привет, Зак!

Он улыбается в ответ, и я успеваю заметить, что он сменил причёску – теперь чёрные волосы чуть подросли и взъерошены. Но стиль одежды всё тот же: Зак одет во всё чёрное, с цепями на брюках.

– Я охренеть как рад тебя видеть, крошка! – восторженно произносит Нейт с сияющими голубыми глазами.

– Что ты здесь делаешь? – спрашивает Зак. – Отлично выглядишь!

– Спасибо! – Губы уже болят от улыбки. – Я… Приехала по делам… Выбрать подарок своей тёте на Рождество.

О Тейте решаю умолчать, чтобы не вызвать лишних расспросов и разговоров, которыми любят разбрасываться эти двое.

– И ещё поздравляю, – вспоминаю я. – Я так рада за вас с Моникой.

– П-ф-ф! – фыркает Зак. – Знала бы ты, сколько времени мы с Лэнсом и Софи уговаривали его наконец сделать Монике предложение. Оказывается, Нейт тот ещё трус.

– Вы меня уговаривали?! Не смеши меня! Это была моя инициатива.

– А кто лежал в комнате два часа, закрыв лицо подушкой, и рыдал, что сейчас скончается от страха?

– Это была шутка.

– Херовая отмазка, приятель.

– Зато у меня хоть…

– Пожалуйста, хватит! – встреваю я, чтобы их спор не окончился ссорой. – Я очень рада вас видеть, правда… Но, пожалуй, я пойду, чтобы не разрыдаться.

– Подожди, – останавливает меня Нейт. – Ты же не знаешь, по какому адресу приезжать.

Понимаю о чём он говорит сразу же. Закусываю губу, ведь ещё не решила, приду ли к ним на свадьбу или же нет.

– Я вообще-то пока не знаю, – осторожно начинаю я. – Может, у меня не получится и…

– Кого ты пытаешься обмануть, крошка? – со смешком выдаёт Нейт. – Ты ведь хочешь прийти, но сомневаешься только из-за того, что твой бывший-мудак там будет. Я ведь прав?.. Даже спрашивать не буду. Я всегда прав.

Я не могу отрицать его слова, ведь они – чистая правда. Конечно, присутствовать на свадьбе этой милой парочки для меня было бы высшей степенью удовольствия… Но то, что там обязательно будет Гарри со своей новой девушкой, заставляют моё сердце елозить в груди. Мне становится жарко и холодно одновременно, стоит мне лишь представить, как он целует её, как обнимает, как трогает… У них более большая связь, чем была у нас.

И я ужасно ревную. До сих пор.

– Нейт, я…

– Не говори ни слова, цыпа, – перебивает меня блондин. – Я обижусь. А моя обида такая сильная, что ты будешь в шоке.

– Поверь ему на слово, – добавляет Зак, закинув руку на плечо Нейта. – Я знаю, о чём он говорит.

Мне понадобилось целая вечность, чтобы принять своё решение.

Не поехать на свадьбу этих прелестных людей кажется до ужаса грубым нарушением моральных норм. Мы столько всего пережили вместе, столько времени пробыли вместе… Они сделали мою жизнь полной смысла. Но только из-за своих дурацких страхов я хочу вот так поступить… Я ненавижу себя за это.

Тяжело вздохнув, я наконец понимаю, что должна ответить.

– Хорошо… – Автоматически на лице у меня возникает улыбка, больше похожая на ухмылку. – Так и быть. Я буду.

Глава

85

Лица парней после моих слов так засияли, что я могу буквально чувствовать на плёнке своих глаз исходящий от них свет.

– Этот трюк всегда работает, – довольно произносит Нейт, явно собой гордясь.

Я коротко хихикаю и хочу уже ответить, что он слишком самодовольная задница, но не успеваю: меня перебивает голос, раздавшийся позади:

– Хэй, я же приказал садиться в машину.

Я закусываю губу, хмурюсь и прикрываю глаза, в мыслях ругаясь на Тейта, появившегося так не вовремя. Парни сразу устремляют взгляды за мою спину, в удивлении таращась на моего сегодняшнего спутника.

– Здрасьте, – произносит Тейт, видно, обращаясь к моим друзьям.

– Привет, – протягивает Зак.

– Сахарок, садись! Нужно ехать.

Позади меня раздаётся звук захлопнувшейся дверцы автомобиля, а перед глазами два удивлённых взгляда, в которых ещё и к тому же читается усмешка.

– Сахарок? – переспрашивает Нейт. – Твой новый парень?

– Нет, – слишком быстро отвечаю я, уже уставшая от вечных подобных предположений, которых за сегодня я услышала достаточно. – Парень моей тёти.

– О, у вас тут группавушка? – ухмыляется Зак в своём репертуаре. – Можно присоединиться?

– Ха-ха, как смешно, – с сарказмом отвечаю я. – Заведи себе уже подружку.

– Да пол-Лас-Вегаса уже его подружки, – ехидничает Нейт, ткнув друга в плечо.

Боюсь даже представить, сколько у Зака было партнёрш за всю его жизнь. Тем более, когда на его лице сейчас не выступает никакого смущения из-за слов блондина.

– Рада была повидаться, – оживляясь, произношу я, – но мне пора домой.

На их лицах сразу выступает разочарование, которое теплом резко меня охватывает.

– Мы будем ждать тебя. – Нейт поддаётся вперёд и крепко обнимает меня, даря мне все те приятные ощущения вновь. – Адрес я скину… Номер ведь тот же?

Киваю ему, широко улыбаюсь, прощаюсь с Заком.

Мне совсем не хочется сейчас с ними расставаться, обратно возвращаться к этому надоедливому Тейту и сидеть в очередной раз дома у Сары, выслушивая дурацкие разговоры с её подружками, которых она часто зовёт в гости. На самом деле Сара не просто хозяйка элитного эскорт-агенства в Лас-Вегасе, да ещё и очень влиятельная здесь женщина. Её знает буквально каждый богатый человек города, что позволяет ей часто видеться с ними, распивать чаи, а если мне повезёт, даже уезжать в рестораны или на благотворительные вечера.

По сути она ничем не отличается от моей семьи. Разве что только своей не совсем приличной деятельностью. Хотя и так это тоже не назовёшь: она ведь не сама является эскортницей.

Парни уходят, машут мне, ещё около тысячи раз напомнив, чтобы я не забыла и обязательно приехала на их свадьбу. А мне остаётся и радоваться, и умирать изнутри одновременно, зная, кого я там встречу.

Наконец я возвращаюсь в машину Тейта, в которой он уже сидит, переписываясь с кем-то по телефону.

– Что за педики? – спрашивает он, как только я сажусь на пассажирское сиденье, и откладывает телефон в сторону.

Тейт заводит автомобиль и начинает выезжать из парковки.

– Это не педики, а мои друзья, – отвечаю я, закатив глаза.

– Ты недавно здесь, а уже успела обзавестись друзьями мужского пола?

– Я же не дикарь, как ты.

– А кто тебе сказал, что у меня нет друзей?

– Потому что кроме Сары я никого возле тебя не видела.

Когда мы наконец начинаем ехать вперёд, Тейт наигранно обиженным тоном произносит:

– Ты чего такая грубая?

Защитная реакция, хочется ответить мне, но я сдерживаю в себе излишние признания. Наверное, в глубине души, на уровне подсознания, я действительно просто не хочу больше влюбляться в кого-то, чтобы избежать боли, которую мне уже успели причинить.

А Тейт так удивительно похож на Гарри, что эта моя миссия становится вообще жизненно необходимой.

– Просто я не люблю чрезмерную болтовню, – отвечаю я, пялясь в окно.

Когда мы доезжаем до спортивного зала, где я тренируюсь каждый день, я громко прошу Тейта остановиться.

– Куда ты собралась, Сахарок? – спрашивает он.

– Не твоё дело, карамелька, – ухмыляюсь я, тем самым вызвав у него улыбку и даже чуть приоткрытый рот.

Не даю ему ещё что-либо ответить или пустить какую-нибудь колкость в мою сторону, сразу выхожу из машины и иду в сторону спортзала, ощущая собственной спиной взгляд его чёрных глаз.

* * *

Я занимаюсь рукопашным боем у мистера Кроуфорда – высокого симпатичного мужчины, чем-то внешне напоминающего мне отца, – уже целых два месяца, не желая обходиться одними лишь физическими упражнениями. Он очень хороший тренер, который совершенно не смотрит на то, что я девушка, и даёт мне возможность полностью показывать всю свою силу и умения.

Я не хочу бросать начатое. К тому же навыки рукопашного боя никогда не помешают.

Когда я выхожу на улицу после тренировки, в лицо бьёт зимний холод. Позади меня – женский смех остальных тренирующихся у мистера Кроуфорда девушек. Они уже напялили на себя шубы и куртки и ожидают приезда такси, которых успели вызвать сразу после окончания тренировки.

– Хэй, Белла! – окликает меня одна них. – За тобой твой парень, кажется, уже заехал.

Я столбенею от её слов, в удивлении приоткрыв рот. Внутри всё сжимается, когда перед глазами возникает Гарри, ожидающий меня перед своей машиной.

Но когда я поворачиваюсь в направлении взгляда девушки, лёгкие у меня наконец расслабляются, выдавив из себя весь воздух, которыми они слишком резко заполнились.

Это Тейт.

– Это не мой парень, – повторяю я уставшим тоном, видя, как девушки, собравшись в небольшую компашку и хихикая, глазеют на парня моей тёти.

Закатываю глаза слово на автомате и иду к Тейту, не понимая, что он здесь делает. Он же в свою очередь кидает на девчонок свой флиртующий взгляд, будто совсем не против их внимания.

– Что ты здесь делаешь? – шиплю я.

– Сара просила заехать за тобой. Могла бы и мне сказать, что ходишь на тренировки… – Он вновь смотрит мне за спину. – Ещё увидимся, красотки!

Я нарочно больно тыкаю его локтем в живот, чтобы привести его в чувства.

– Имей совесть, ты встречаешься с моей тётей.

Он смеётся и обходит свой автомобиль.

– Садись, Сахарок.

Цокая, я сажусь в машину.

На улице поздно, и физические нагрузки, которые я примерила на себе пятнадцать минут назад в зале, явно дают о себе знать, навалившись на мои веки: спать хочется жутко.

– Зачем тебе учиться рукопашному бою? – спрашивает Тейт, не отрываясь от дороги.

Я устало вздыхаю от его настойчивых вопросов.

– Какая тебе разница?

– Это же никак не связано с Гарри, верно?

Я резко поворачиваюсь к нему лицом, замечая то, с каким довольством он улыбается.

Должно быть, у меня глюки? Галлюцинации? Мне просто послышалось это имя…

– Что? – переспрашиваю я. – Что ты только-что сказал?

– Ничего такого, чтобы ты так удивилась.

Нахмуриваю брови.

– Откуда ты знаешь… – Имя Гарри застревает у меня в горле, не желая выбираться оттуда. – Откуда знаешь про…

Мы уже останавливаемся возле агентства «Чикас де Оро», когда я пытаюсь закончить свой вопрос.

– Идём, обрадуем Сару подарками. – Тейт открывает дверцу. – Так и быть, я скажу, что пирожные от тебя.

Я не успеваю вновь спросить у него о Гарри, как он выходит наружу.

Я ещё пару секунд сижу, будто приклеенная к сиденью, уставившись в одну точку.

Откуда этот парень, чёрт возьми, столько знает обо мне? Что-то здесь не так.

* * *

Как раз перед сном Нейт, не позабыв, прислал мне адрес их с Моникой нового дома. А ещё я заказала платье, которое хотела надеть. То, что обязательно сразит Гарри и заставит его остолбенеть на месте.

Мне хотелось, чтобы он онемел от восторга.

И почти сразу после этого я заснула.

Утром меня встретил аромат свежеиспечённых булочек и кофе с молоком. Когда я спустилась вниз, за столом уже сидели Тейт с Сарой.

– Доброе утро, querida! – весело пропевает тётя. – Ты как раз вовремя к завтраку. Садись!

Она встаёт и наливает мне кофе, совершенно не ошибившись в количестве сахара. Сара давно изучила мои предпочтения в кофе. Рядом с чашкой она кладёт небольшую тарелку с двумя булочками, которые продают в пекарне совсем недалеко отсюда.

– О, спасибо! – улыбаюсь я, садясь на своё место.

– Как спалось? – спрашивает тётя, когда я уже запихиваю в рот одну из булочек.

– Неплохо… Вот только спалось бы ещё лучше, если бы я не слышала ваших… Кхм… Ну вы поняли.

Сара, давно привыкшая к моим откровениям, тихо хихикает, прямо как леди, и садится рядом с Тейтом, который выпивает из своей чашки кофе, пялясь на меня.

– Сегодня я уеду, – предупреждаю я, – на свадьбу своих друзей. Так что, Сара, не волнуйся за меня.

– На свадьбу своих друзей?.. Как далеко ты уедешь?

– Не начинай как моя мама.

– Я твоя родная тётушка, так что имею полное право, моя дорогая.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю