332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Лаиган Дра Зем » Альма Старк (СИ) » Текст книги (страница 9)
Альма Старк (СИ)
  • Текст добавлен: 30 декабря 2020, 18:00

Текст книги "Альма Старк (СИ)"


Автор книги: Лаиган Дра Зем




Жанры:

   

Мистика

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 16 страниц)

     – Ты всегда можешь попробовать покрасить их, – раздался мягкий голос где-то выше того места, куда я смотрела. Визоры скакнули вверх сначала на приоткрытые губы, после чего отдалили картинку, расширив угол зрения, скакнув еще выше, зацепившись за зеленую радужку глаз. Удивилась, потому как помнила, что они были красными…


     «Не красные...»


     – Только когда пользуюсь силой, – пояснила Ванда, сходу поняв, что я имела ввиду.


     Стало неприятно. Если бы у меня были мои глаза, то возможно вместо карих они тоже бы меняли цвет и становились зелеными.


     – Твои тоже светятся, но только зеленым.


     «Визор. Глаза некрона, не мои глаза».


     – Нет, – опровергла мои мысли Ванда. – Твой живой глаз. Он белый, но светится зеленым. Прямо сейчас.


     Удивилась… Было неожиданно узнать этот факт, так как себя я еще не видела в зеркале с момента пробуждения.


     «Я слепа» – констатировала действительность. На что женщина расстроилась.


     – Но сейчас-то ты видишь?


     «Визор».


     – Значит, ты уже не слепа! – подвела итог Ванда, победно улыбнувшись.


     Я же повернулась к ней спиной, развернувшись на другой бок, раздраженная её непонятной радостью. Мышцы торса потянуло от непривычной усталости и боли при движениях. Свернулась калачиком, с удовольствием принимая неприятные, забытые ощущения от натруженных мышц. Видимо, забег по подземелью не прошел для атрофированной биологической оболочки бесследно.


     – Тебе больно? – нежно произнесла Ванда с осторожностью, приятно проводя кончиками своих пальцев вдоль механического хребта из некродермиса.


     Забавная… Разве это, боль? Это маленькое счастье. Оно говорит мне, что я все еще живая.


     «Нет».


     – Врешь!– уверенно сказала девушка, продолжая поглаживать меня по спине, ощущая мою расслабленную и довольную реакцию на свои действия. Было на удивление приятно, я разве что не начала мурчать, словно кошка.


     Тут до меня наконец дошла запоздалая реакция. Я чувствовала! Снова… Кроме сенсоров на механической части моя кожа также ощущала все прикосновения и изменения температуры. Я, наконец, обратила внимание на список с сообщениями.


     В верхнем левом углу висели сообщения от скарабеев о переделанной Фаэронской мантии и запросе на преобразование гроба в энергию. Полностью загруженных Фаеронских протоколов. Завершенных процессов по аугментации. Запроса на соединение по восстановленной межузельной связи с кораблем-гробницей. А также списки завершенных ассимиляционных протоколов и напоследок оставшиеся процессы, ошибки и неисправности. Отдельно появившееся окно состояния указывало на чрезмерную истощенность биологической оболочки.


     Было очень странно не чувствовать сейчас того животного, примитивного голода освежёванных, что преследовал меня в подземельях. Пролистав логи вверх, нашла причину. Механическая часть меня на данный момент подавляла все негативные и дискомфортные эффекты, влияющие на сознание и мозг биологической оболочки в целом.


     Вот оно, одно из главных отличий плоти и механизма. Неизвестно, сколько бы я еще так протянула, пока не издохла от того, что просто забыла о еде. Потому что некрон во мне просто отсек все лишние, как он считает, проявления.


     Но если все так? Может ли быть, что я всё-таки не проклята? То есть это плоть влияла на металл, а не на оборот! Но ведь я на полном серьезе хотела съесть и Ванду, и Барнса. Можно ли это считать простым помешательством? Или это нечто другое?


     Посмотрев на свои острые хищные пальцы, задумалась. Может ли быть так, что я все же заражена, но только не так, как все? Или заражена, но еще пока не настолько, чтобы потерять себя…


     Может ли быть так, что моя хворь сродни отринувших всё живое Лордов-уничтожителей? Как мне проверить себя? Как точно понять, что я – освежёванная? Ведь сейчас кроме рук и ног ничего не выдаёт моего положения!


     Мне необходимы программы и протоколы, что смогли бы хоть как-то отслеживать моё состояние. Они должны искать и отслеживать тенденцию по ухудшению восприятия, самоконтроля и скачков безумия. То есть, мне нужен некий сканер состояния, способный пусть и не победить безумие, но хотя бы заметить и по-возможности замедлить его…


     Сейчас, по крайней мере, заниматься его созданием я была не намерена. На данный момент мне было жизненно необходимо решить простейшую задачу первостепенной важности. А именно, насытить биологическую часть себя.


     «Пища» – коротко сообщила я свою потребность, вставая с кровати.


     – Ты хочешь есть? – встрепенулась Ванда, подскочив вслед за мной и сбросив с себя плед, она направилась к шкафу с одеждой. – Подожди! Сейчас только найдем тебе что-нибудь. Ты же совсем голая, твои роботы отобрали у нас твою одежду, когда мы с Наташей отмывали тебя от… В общем неважно.


     Закончила она на полуслове, так и не договорив очевидные вещи. Странная она…


     Пока я ждала её, Ванда вытянула откуда-то из глубин шкафа огромную безразмерную кофту с капюшоном и одним большим, сквозным карманом на животе, почти как у кенгуру. Приблизилась ко мне и натянула её на меня, словно какое-то мешковатое платье, длина которого достигала мне до середины металлической части бедра. Несмотря на общий большой размер длина рукавов была идеальной к моим тонким немного вытянутым рукам. Одежда оказалась мягкой на ощупь и весьма уютной. С удивлением и грустью отметила, что в моё время подобного покроя одежды не было. Уверена, что она стала бы моей любимой.


     «Мягкая, теплая, уютная» – перечисляла я про себя, накидывая на голову капюшон.


     – Ну что, заскочим ко мне в комнату, подберем на тебя какое-нибудь нижнее белье и пойдем, заодно познакомишься с остальными? – спросила меня улыбающаяся чему-то своему Алая Ведьма. Чему-то, что она старательно постаралась скрыть от меня.


     Не уверенная в её энтузиазме, в ответ я только коротко кивнула. И спрятав руки в кармане, поплелась за Вандой, стараясь ступать бесшумно и не использовать когти, дабы не портить отделку пола.


     ***


     Стив и Баки еще по старой солдатской привычке встали раньше всех. Встретившись в гостиной, Роджерс встал у плиты, а Барнс сел за барную стойку напротив кухни, наблюдая за тем, как Капитан Америка совершенно по-обыденному одетый в фартук, готовил пасту.


     – Вчера ты говорил всерьез? – наконец спросил Стив у друга. – На счет того, чтобы остаться. Ты же знаешь, что Т'Чалла предлагает тебе помощь. Почему ты нарочно копаешь себе могилу?


     – Потому что считаю это правильным, – спокойно ответил бывший Зимний Солдат.


     – А по-моему ты просто нарочно нарываешься. Ты же видел, на что она способна. Зачем тебе провоцировать её?


     Барнс молчал. Долго молчал. Пока не решился.


     – Я мало что помню из воспоминаний Зимнего Солдата. Планы операций, подготовка… Всё это такое туманное, расплывчатое. Зато я отчетливо запомнил лица каждого, кого я убил. И знаешь, что из этого самое противное? То, что из сотен лиц там только одно детское… – Барнс посмотрел в глаза на повернувшегося к нему Стива и спокойно продолжил. – Вчера я очень долго не мог уснуть. И все потому, что не мог перестать думать о том, что было бы куда лучше для неё, если бы Зимний Солдат просто убил эту девочку, как всех остальных, а не обрек её на это…


     – Ты понимаешь, что это не твоя вина? В этом виновны те люди, что промыли тебе мозги и послали туда.


     – Может и так. Но именно мне жизненно необходимо теперь расплачиваться за них. Потому что всё это было сделано вот этими руками, – закончил Баки, демонстративно подняв ладони.


     Шаги Ванды они услышали задолго до её появления. И когда она показалась в проходе, Стив хотел было добродушно поприветствовать женщину, но споткнулся на полуслове, углядев за её спиной еще один силуэт более высокого человека со светящимся взглядом из под капюшона.


     – Доброе утро, Ванда. Ты как раз во…


     Все изрядно напряглись. Ванда оттого что не ожидала, что Альма и Баки так быстро столкнутся. Стив приготовился защищать друга. Баки уже был готов отдать богу душу. Ванда надеялась по-возможности задержать младшую Старк своей силой. А Альма… Альма, оставшись безразличной к сложившейся ситуации, недовольно напомнила загородившей проход Алой ведьме…


     «Есть…»


     От такого непоказного равнодушия Ванда с удивлением развернулась на виновницу своего беспокойства. Еще вчера эта девчонка была готова разорвать любого. Теперь же Альма просто игнорировала Зимнего Солдата.


     – Аль, – беспокойно обратилась женщина. – С тобой точно все в порядке?


     «Убью. Брат расстроится» – поделилась младшая Старк своей железной логикой.


     После чего Альма подошла к барной стойке и, скопировав положение Баки, сидящего на высоком стуле, села за два сиденья от него. Затем, уставившись слепым светящимся глазом и визором на Стива, вытянув руку из кармана длинным, острым, кончиком пальца, указала Капитану на приготовленную им еду.


     Утро только начиналось, а Ванда уже отметила для себя множество странностей связанных с Альмой. Сейчас она не могла понять, кого видит перед собой. Внешне младшая Старк выглядела не старше шестнадцатилетнего подростка. Но внутренний ход её мыслей и эмоций, что доводилось ощущать Алой Ведьме, был слишком переменчив. То она исследует все вокруг себя, испытывая бурю из эмоций, и даже готова ластиться к ней, словно котенок, за долгое время почувствовавший заботу. То вдруг становится словно пустой, ледяной и бесчувственной машиной, открывая натуру той версии себя из воспоминаний, что довелось подсмотреть Ванде из снов Альмы.


     Вот и сейчас! Не успел Клинт Бартон подсесть к уплетающей за обе щеки девочке и совершенно обыденно метнуть мимоходом дротик в мишень для дартса, как Алую Ведьму буквально чуть-ли не сшибло с ног волной из интереса, любопытства и опаски.


     – Хочешь попробовать? – неловко спросил смутившийся Клинт, протягивая спортивный снаряд под пристальным, давящим взглядом отвлекшейся на него от еды девочки.


     ***


     Его разбудил Роуди, буквально влетевший в мастерскую. Это произошло настолько шустро, что даже нельзя было с ходу сказать, что этот человек на данный момент парализован в ногах и ходит сейчас лишь благодаря экзоскелету.


     – Тони! Вставай! Быстро! Ты должен это увидеть.


     – Какого черта, Джеймс? – пробубнил Старк, посмотрев на часы. – Еще только одиннадцать…


     – Давай быстро в гостиную. Там Альма, только что она… – на этих словах Железный Человек вскочил с дивана, выкрикнув: «Пятница!», которая за секунду одела его в костюм, заставив Роуди, удивленного такой реакцией, сначала замереть с открытым ртом, а после закончить свою фразу – …Поспорила… с Клинтом…


     – Ты издеваешься? – возмущенно выплюнул Старк. – Это была фиговая шутка, знаешь ли… Пятница! Отбой.


     – Я серьёзно, – оправдывался Воитель. – Бартон спровоцировал её на игру в дартс. Прямо сейчас они решают, чья точность круче. Понятия не имею, как он это сделал, но сейчас он спокойно общается с Альмой через Ванду.


     Заинтригованный Тони спешно выскочил из мастерской, быстрым шагом направившись в гостиную. Подходя к дверям которой, услышал серьезный голос Соколиного Глаза.


     – Ну хорошо, юная леди. Признаю! Вы весьма способная личность. Но что на счет попасть точно в центр мишени за колонной?


     – Нет, он предлагает тебе не пробить её дротиком насквозь, – послышался смешливый голос Алой Ведьмы. – Клинт имеет ввиду пустить его по такой траектории, чтобы дротик обогнул колонну и при этом попал точно в цель.


     Войдя в комнату, Тони увидел, как Бартон уже устанавливал отнятую треногу от телескопа с прикрепленной на нее скотчем мишенью для дартса.


     – Нет, силу использовать тоже нельзя. Клинт обычный человек, но при этом может исполнить этот трюк только благодаря своим навыкам, – сказала Ванда, что сидела за барной стойкой и отвечала на не озвученные вопросы его сестры, одетой в белую, безразмерную толстовку для сноуборда, что он когда-то купил при поездке на отдых, на горнолыжный курорт.


     – Что же! Я, пожалуй, буду первым и любезно покажу тебе два варианта. Первый, по моему мнению, простой, а вот второй! Это уже искусство, – сказал Бартон, пододвинув поближе к колонне спинку стула.


     Отойдя на необходимое расстояние, он тут же повернулся и выпустил спортивный снаряд, который полетел в ту самую спинку стула, после чего отскочил от нее и достиг своей мишени.


     – Не сложно, правда? – с ноткой сарказма сказал Клинт. – Ну и второй.


     Соколиный глаз метнул дротик закрутив его так, что тот плавно пролетел по дуге, обогнув колонну, и точно вошел в середину мишени.


     – Ну? Еще не сдалась? – обратился он фигуре в белом, протягивая ей дротики.


     Аккуратно, не касаясь человека, Альма взяла два дротика, встала на изготовку, метнула сначала тот, что был в левой кисти и тут же за ним следом отправила второй, что оставался в правой. Второй снаряд нагнал первый, ударившись об него и, сменив положение, полетел точно в мишень. А первый, тем самым получив ускорение и также сменив траекторию, отрикошетил от той же самой спинки стула, после чего оба дротика одновременно воткнулись в середину мишени.


     – Вот Черт! – протянул Сэм Уилсон. – Клинт. Да она только что тебя сделала!


     – Нет-нет-нет… – отрицательно помахивая указательным пальцем, Соколиный глаз направился к мишени, чтобы собрать дротики. – Это вызов! И я принимаю его…


     Тони в это время, казалось бы, незамеченный сестрой, приблизился к кухне, где Стив Роджерс продолжал стоять у плиты, но только вместо пасты он уже жарил стейки. За стойкой сидел на удивление невредимый Баки Барнс и улыбающаяся Ванда Максимов.


     – Что у вас тут происходит? – обратился к ним Тони Старк.


     – Альма, проснувшись, повела себя довольно спокойно. Но была жутко голодной, я решила не тянуть и привести её сюда, чтобы она заодно поближе познакомилась со всеми остальными. Не ожидала, что мы сразу натолкнемся на Баки. Но на удивление Альма проигнорировала его, – кратко начала рассказывать Алая Ведьма. – Она сказала, что не тронет его из-за тебя, Тони.


     – Из-за меня?


     – Она не желала расстраивать тебя этим…


     Серьезно и шепотом продолжила она отвечать где-то там, на периферии его внимания, рассказывая о том, как Альма умяла большую тарелку пасты, а после потребовала мяса, которое ей вызвался пожарить Капитан Америка… Старк уже не слушал её, смотря на свою сестру, что сейчас пристально и выжидающе смотрела на него. Тони, сделав пару шагов в её сторону, чуть раздвинув руки и в тишине затаивших дыхание товарищей, негромко произнес.


     – Обнимемся?


     Альма, словно спортсменка, ожидавшая команды на старт, рванула к нему, уже не заботясь об аккуратности шага, глубоко вонзая когти в пол, пробивая покрытие и вырывая бетонную крошку. Доли секунды и пусть и высокая, но тонкая и хрупкая на вид фигурка подростка оторвала его от пола, крепко прижимая к себе.


     – Ты… Меня… Раздавишь…


     Жалобно простонал старший брат, на что младшая сестра поставила его на пол и уткнулась ему в левое плечо, начав подрагивать в его объятьях беззвучно, лишь шмыгая носом, а через футболку Тони почувствовал влагу. Протянув правую руку к капюшону, Тони понимающе прижал её к себе и шепотом заговорил.


     – Прости, – на что получил отрицательное подергивание головой.


     – Нет. Не виноват, – прозвучал голос Максимов.


     – Теперь все будет иначе, – еле слышно начал Старк, на что получил положительный кивок. – Я больше никому не дам тебя обидеть.


     Еще один кивок и женский голос со стороны барной стойки.


     – Я тоже.


     И подтверждая правоту озвученных Вандой слов, которых в прошлом Альмах Моратех не бросала на ветер, юная Фаерон отправила короткую команду: «Восстать». Тем самым запустив на корабле-гробнице целую последовательность протоколов, пробуждающих древнее прошлое.



Глава 12



     Первый день, что ожидаемо, мог стать весьма тяжелым для Мстителей, но оказался на удивление спокойным. Альма, не считая редких моментов с излишним применением физической силы и зверским аппетитом, не вызывала беспокойства или какой-либо другой настороженности. Хотя, не обошлось и без омрачающих моментов от поведения младшей Старк. Как и предполагал Сэм Уилсон, подросток избегал любого телесного контакта, исключением стали лишь Тони и Ванда. Также, оказалось невозможным уговорить её на какое-либо обследование. Категоричное и даже угрожающее «Нет!», от которого содрогнулась вся башня, ясно дали понять, насколько сильно Альма против подобного и чем им всем могут грозить дальнейшие уговоры. Тем не менее, никто не скрывал в этот день своего облегчения от того, что они ожидали куда более проблемного и нелюдимого подростка.


     Была середина ночи, время крепкого, глубокого сна. Из него Ванду буквально выдрало от душераздирающего крика и прокатившейся по всему телу нестерпимо-жгучей, но незабываемой боли. Свалившись с кровати, сжимая голову в висках, стараясь чуть ли не раздавить её. Алая Ведьма быстро разобралась с тем, что с ней происходит.


     Образы сотен разных сцен, словно в калейдоскопе, мелькали непрерывным фонтаном в её голове, стараясь выжечь ей мозг.


     «Альма страдает… Снова… Во сне…» – с трудом пробились к ней свои же собственные, осознанные мысли. Тяжело поднявшись на подкашивающиеся ноги, опираясь плечом о стену, Алая Ведьма, сжав зубы, поплелась по коридору в нужную ей сторону с желанием поскорее прекратить все это.


     В коридоре её перехватил Вижен, подхватив её на руки.


     – Что мне делать? – спросил он, быстро оценив ситуацию.


     Из-за прокатившейся по зданию волны дрожи по коридорам начали ходить призраки безликих людей в белых халатах. Но просуществовали совсем не долго, буквально до очередного детского крика, эхом разлетевшегося повсюду.


     – К Альме… Веди-ий-Ыы-Аа-а... – выдавила из себя женщина, согнувшись в дугу от жгучей боли. Мимоходом замечая, что это не ей так сложно пробираться через вязкое пространство, это мир замедлился для неё.


     Стены с красивой отделкой в стиле хай-тек из качественного пластика переливались с неказистым серым бетоном, словно кожа хамелеона. И чем ближе они подходили, тем все больше и больше окружающее их пространство приобретало черты подземного комплекса. Панорамные стеклянные окна заменили бетонные стены, а двери превратились в бронированные гермо-створки.


     Помимо них к комнате Альмы также добирались Стив и Баки, находясь точно в таком же замедленном кисельном пространстве.


     Старк, не имеющий ничего общего с сывороткой супер-солдата и биоимплантами, не испытывающий эффекта замедления, успевший одеть костюм, уже был на месте. Вот только он и понятия не имел, что ему делать, когда с удивлением увидел, как его сестра дёргается в припадке, лёжа на больничной койке, обставленная аппаратами и капельницами. Комната Альмы изменилась до неузнаваемости, приобретя интерьер больничной палаты, в которой бродила пара безликих медсестер, что следили за работающим оборудованием. В какой-то момент девочка буквально вспыхнула в огне вместе с белыми простынями, опалив Тони жаром, проникшим сквозь костюм и вытолкнувшим его из комнаты в коридор. Больничная койка с палатой волнообразно сменилась операционной комнатой с хирургической лампой и столом, на котором в огне корчился в судорогах силуэт девочки.


     А он? А он стоял в ступоре, не в силах, что-либо сделать. До тех пор, пока в коридоре с цементной крошкой не вылетела гермо-створка, из-за которой показался летящий Вижен, несущий на руках Алую Ведьму. Он искренне испытал облегчение, освобождая для них проход в комнату…


     Встав на ноги, Ванда увидела перед собой тот самый момент, когда Харлайн Уэйд и несколько его ассистентов подготавливали Альму к операции, затем резкий крик «Нет!», порыв реальности и вот все началось с самого начала. Изодранная кровать, больничная койка, хирургический стол, жгучее пламя и боль…


     Нескончаемым потоком, циклично, но так и не доходя до своего конца. Альма, словно попав в капкан своих воспоминаний, боялась пройти по ним дальше, неизбежно повторяя все снова и снова. Ванда сквозь слезы, что застилали ей глаза от разделяемых с ребенком воспоминаний и ощущений, шарила глазами по комнате, стараясь найти хоть какую-то подсказку, которая сейчас находилась справа от неё в виде черноволосой девочки в красном, что забилась в угол, поджав к себе коленки.


     Женщина осела на пол, подбираясь к ребенку. Встав на коленки, она сгребла девочку в свои объятия и, превозмогая боль, заговорила, хотя это было больше похоже на отчаянные редкие вскрики.


     – Этого нет! Альма, слышишь? Этого нет! Ты спишь! Ты должна проснутся! Это все… Ыы-Аа-а…


     Очередной приступ сдавил ей виски так, что она в голос закричала с тем воплем, который обрушился на всех остальных, прижав всех к земле. А волна пси энергии покатилась по городу, наводя на спящих людей кошмары по всему Нью-Йорку.


     – Ну давай же! Ты должна прекратить это… – отчаянно взвыла Ванда, взяв ребенка за лицо и пристально вглядываясь в светящиеся глаза, стараясь как можно спокойней, без криков, достучатся до девочки. – Неужели ты не видишь? Аль! Ты же сейчас убиваешь нас…


     Вышло это как-то грустно, с нервно натянутой улыбкой. Но тем не менее реакция была незамедлительной.


     – «Нет!» – услышала удивленная Алая Ведьма необычайно твердый, холодный голос отрицания на внеземном языке, смысл фразы которого она поняла буквально на интуитивном уровне.


     – «Нет!» – повторил голос в её голове, а в объятиях резко стало пусто, и только осыпающийся и растворяющийся в воздухе пепел напоминал о том, что Ванда кого-то держала в своих руках.


     От только что бившегося сейчас в агонии тела на хирургическом столе начал исходить кислотно-зеленый, неоновый свет, от которого Ванда, да и все остальные, почувствовали облегчение. Мир под властью этого света довольно быстро начал вновь возвращать все на свои места. Бетонные укрепления подземелий вновь превратились в панорамные стекла небоскреба, пластиковую и гипсокартонную отделку стен.


     О произошедшем напоминала лишь изодранная в клочья кровать и непрекращающееся сияние в механических частях бессознательно ворочающейся во сне Альмы.


     Казалось бы! Так хорошо и спокойно проведённый день в компании Мстителей, что могло омрачить его? Подкосить киборга, созданного из бессмертной некронской платформы и сильного мутанта-псионика?


     Все оказалось банально просто. Этим что-то стали кошмары. Мстители и знать не знали, как им повезло из-за того, что и без того постоянно включенный дестабилизатор пси, сфокусированный на угнетение проявлений ауры биологической оболочки, усилил своё воздействие, практически полностью приглушив распространение кошмарных наваждений и искажений на реальность, кроме их владельца, что по-прежнему продолжал ворочаться на изодранных когтями простынях.


     Тони бросился к кровати и постарался пробудить сестру, но первым, что сделала Альма, открыв свой живой глаз, дёрнулась в приступе паники, саданув когтями по груди брата, порвав броню экзоскелета, словно гофрированный картон, откинув его в стену. А когда пришла в себя, младшая Старк безвольно осела на пол, уставившись на то, как подоспевшие Стив и Баки помогали Тони избавиться от поврежденной брони.


     «Прости меня… Прости… Я не хотела… Не хотела…» – словно мантру повторяли дребезжащие стены, вторя немым всхлипам напуганного ребенка.


     Пока Ванда взяла на себя заботу о душевном состоянии Альмы, Тони, успевшему получить не только порезы от когтей своей сестры, но еще и ожоги, пришлось провести всё оставшееся до утра время в капсуле регенератора. Не успев покинуть которую Тони, подавив своё эго, связался с Николасом Фьюри и попросил о помощи его сотрудников для своей сестры. Ник хоть и хотел макнуть Старка носом в его столь запоздалое обращение как нашкодившего котёнка, но понимающе воздержался, сдержанно передав адрес на одного из своих внештатных сотрудников. А уже через пару звонков и по прошествии полутора часов времени Тони Старк и Пеппер Поттс сидели в кабинете Томаса Данфа, достаточно известного в узких кругах психолога, который внимательно следил за происходящим на мониторе, а именно, видеоролике, в котором фигурировала Альма, снятая камерами наблюдения. Доктор изредка что-то записывал в блокноте. Пэм, в немой поддержке, крепко сжимала ладонь напряженного Тони, тогда как он сам внешне старался не подавать виду от нетерпения, так как всё это действо продолжалось уже больше часа.


     Помимо видеоматериала на столе у доктора также лежали три папки, отданные Николасом Старку и Ванде еще перед операцией. Третьей была уже та, что довелось ему вытащить из комплекса «Саркофаг».


     Наконец, Томас устало выдохнул, поставил видео на паузу и негромко произнес…


     – Любопытно. Весьма любопытно…


     – Что вы имеете ввиду, Мистер Данф? – поинтересовалась Пеппер.


     – Я её не понимаю, – устало отозвался Томас. – Знаете... Хоть все люди и разные, но, как правило, на огромное множество вещей мы реагируем в большинстве своём абсолютно одинаково. Естественно, у каждого человека происходят свои случаи, и жизненный опыт каждый накапливает по-своему. Но и здесь мы все весьма похожи. Разве что делимся по-своему восприятию на несколько групп, а сами группы будут иметь свои отдельные подгруппы. В общем, это не столь важно. Важно то, что ваша сестра в некоторых ситуациях ведет себя весьма алогично, отличаясь своей реакцией от, я бы сказал, «классической реакции».


     Вот например! Эта женщина, что слышит мысли Альмы, и пробудила её во время инцидента…


     – Ванда Максимов, – поправил его Старк.


     – Ванда! Так вот, Ванда повторяет её слова в момент ваших объятий. Дословно: «Нет. Не виноват!» И это уже странно! Это говорит о том, что она уже давно обдумала ситуацию и сделала выводы. Дайте угадаю! Вы просили прощения у своей сестры за то, что вы не знали, что она жива. За то, что не пришли и не спасли её раньше. Я же правильно предполагаю?


     Тони коротко кивнул в ответ. А Томас, подтвердив свои измышления, продолжил.


     – Так вот, учитывая её телепатическую составляющую, обычно, как раз у детей её биологического возраста чаще всего складывается совсем иное мнение. Под гнетом обстоятельств детям намного сложнее трезво оценивать ситуацию, как сделали бы это я или вы, с позиции, так сказать, взрослого. Виноватыми после пережитой стрессовой ситуации, навредившей ребенку, становятся все окружающие, те, кто теперь борется с этими последствиями. То есть. Врачи, психологи и психиатры со своими беседами, медсестры, родители. Почему так происходит? Тут все просто. Все они в глазах пациента хотят лишь избавиться от последствий инцидента. Вместо того, чтобы своевременно не допустить той трагедии, что произошла с пострадавшим. И вы! Не должны были стать исключением. Уверяю вас! Ведь это именно вы не пришли и не спасли её тогда, когда это было нужно. И извиняясь, вы наоборот должны были спровоцировать Альму. По сути, вы сами признали свою вину. Но вот её реакция оказалась совсем другая. Ваша сестра полностью осмысливает всё с ней произошедшее. Поверьте моему опыту, порой даже этого добиться от пациентов весьма не простая задача.


     Доктор отпил воды из стакана и продолжил.


     – Но ничего. Это даже хорошо! Вот только дальше мы сразу же сталкиваемся на вашу реплику с еще одной реакцией. А именно, когда Альма отвечает: «Я тоже». Как вы думаете, что именно тоже не сделает Альма?


     – Не даст себя в обиду? – неловко спросила Пэм.


     – Вот! Для вас это нечто естественное. Но относительно её случая, я, увы, не уверен, – с сомнением сказал Томас. – Потому как если следовать проявлениям её поведенческой матрицы, то осмелюсь предположить, что Альма имела в виду именно вас, мистер Старк! Ваша сестра не даст обидеть не себя, а вас. Не знаю, обратили вы на это внимание или нет. Но навредив вам, девочка на видео испытала куда больший шок, чем от того кошмара, что снился ей. Это, собственно, на мой взгляд окончательно и вернуло её к реальности. Я не в полной мере осознаю все её преобразования, потому просто спрошу. Как вы думаете, хватило бы у Альмы на это сил? Сил, способных вытащить вас, в лице Железного Человека, из любой передряги?


     Старк немного замялся перед ответом, но потом честно признал.


     – Допустим, что чисто теоретически она на это способна. К чему вы хотите подвести этим?


     – Ваша сестра, мистер Старк, я не побоюсь этого слова, поклялась вам в том, что будет защищать вас, пока вы защищаете её. Советую вам серьезно отнестись к произошедшему сегодня ночью. Уверен, с этого дня Альма начнет избегать вас.


     – Глупость какая-то! С чего вы это решили? – раздраженно спросил Тони.


     – О, тут все довольно просто. Альма по своему характеру весьма ярко выраженная собственница. И если учесть, что по факту она считает вас практически своей собственностью, то неудивительно, что она готова противостоять любой угрозе, связанной с вами. Даже если этой угрозой будет она сама.


     Мистер Данф глянул на блокнот и продолжил.


     – Мисс Поттс, извините меня за прямоту. Вы ведь находитесь в отношениях с мистером Старком? На видео этого нет, потому могу предположить. С Альмой вы пока еще лично не знакомы, я прав?


     – Да, вы правы, – огорченно ответила Пеппер, так как искренне сожалела об этом факте. – Мы планировали встретится сегодня! Но из-за случившегося пришлось отложить этот момент и встретиться с вами.


     – Отлично! Это была весьма хорошая идея обратиться сначала ко мне. Вряд ли для неподготовленной вас, незнающей чего ожидать от Альмы, её реакция вам бы понравилась.


     – То есть? – смутилась мисс Поттс.


     – Смотря на её реакцию с Вандой, которую, как ни странно, она также считает «своей». Можно сделать вывод, что Альма может негативно воспринять вас точно также, как она воспринимает Вижена. То есть не открытая агрессия, но в её присутствии вы вряд ли сможете быть вместе.


     – Не понимаю логики в ваших словах. При чем тут Вижен и мы с Пэм? – спросил Тони.


     – Оу! Видимо вы сами не просматривали материалы, с которыми пришли ко мне, мистер Старк. Весьма опрометчиво с вашей стороны! – добродушно улыбнулся мужчина. – Ну а насчет моей логики, то тут все совсем просто. Я вам все сейчас покажу.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю