290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Consequences of love (СИ) » Текст книги (страница 2)
Consequences of love (СИ)
  • Текст добавлен: 25 ноября 2019, 18:00

Текст книги "Consequences of love (СИ)"


Автор книги: Ginger_Witch






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 7 страниц)

Бронвин оделась Чудо Женщиной. Из современной литературы он полюбила не только Гарри Поттера, но и некоторые комиксы про супергероев. Диана впечатлила девочку своей силой и умением решать проблемы без помощи мужчин. Вин полностью повторила образ амазонки, костюм взяли напрокат, но не захотела брать какое-либо оружие. После встречи с тварями она еще сильнее, чем раньше полюбила мир. Нарядившись, Бронвин спустилась в гостиную, чтобы довести до совершенства образ Шэрона, мужчина уже ждал ее в комнате. Он снял плащ, закатал рукава рубашки и позволил девочке рисовать на себе.

Алма решила не отставать от детей и тоже принарядилась. Она сделала люминесцентный макияж в птичьей тематике – подвела темным глаза, а тонкий слой бледно голубых теней растушевала по лицу, шее и рукам. У Алмы было черное платье средней длины с открытыми плечами, купленное вскоре после приезда во Флориду, она надела его и разрисовала себе плечи, зону декольте и руки узорами перьев. Подобные рисунки, только поменьше, были на ее лице и шее. Волосы она подняла и уложила в элегантную прическу на затылке, выпустив пару прядей спереди и накрутив их. В этом образе мисс Сапсан сохранила свою птичью сущность без явной ее демонстрации. При дневном свете не было видно всего очарования образа, оно наступало вечером, в темноте. Когда Алма спустилась в гостиную, дети несколько минут молча разглядывали директрису, восхищаясь ее необычным внешним видом. Шэрон, руки которого заканчивала раскрашивать Бронвин, делая из него стража Азкабана, был еще раз потрясен ее красотой. «Вы прекрасны, мисс», – едва слышно проговорил он, подходя к возлюбленной. Она улыбнулась, так же тихо благодаря его за комплимент.

Образом мисс Сапсан дети восторгались до тех пор, пока в комнату не пришли Эмма и Джейк. Мальчик выбрал вполне привычный образ для Хэллоуина – он был пиратом Джеком Воробьем. Дети уже видели этот фильм и угадали в кого он нарядился но, придерживаясь особенностей персонажа, не забывая говорить, что он – «Капитан Джейк Воробей!» – и воинственно махать саблей. А вот Эмма выглядела очень неординарно и не хуже самой мисс Сапсан. Девушка фактически превратила себя в свою странность – в огонь, хоть она сама утверждала, что она феникс. Из одежды на Эмме был сарафан, цвета в нем светлым градиентом переходили от красного на подоле до белого на плечах, а весь акцент был сделан на макияж. Огненные узоры были вокруг глаз, на висках и запястьях девушки, от чего казалось, что она действительно горит. Для полноты образа она сделала локоны и закрепила их заколкой. Алма похвалила фантазию Эммы, но попросила не зажигать огонь, когда они пойдут в город на праздник. Сначала она попыталась поспорить, возмущаясь, что Хью можно выпустить пчел, а ей нельзя даже искорки выжечь, но под строгим взглядом директрисы быстро успокоилась. А Хью было дано наставление не отпускать пчел далеко от себя, да и не выпускать всех сразу.

Это было сказано потому что парень переоделся в пчеловода. Он надел черные джинсы и белый джемпер, вставив в петли свитера на груди веточку желтого жасмина, напоминающую ему о Фионе. Главный элементом образа была шляпа пчеловода, которую он обычно надевал за столом, и пчелы. Он выпустил насекомых и они сеи на его головной убор и воротник свитера. Так же впечатляющими костюмами отличилась Енох и Гораций. Окровавленный потрепанный зомби и элегантный вампир-аристократ рядом друг с другом смотрелись странно, но интересно. О’Коннор одолжил для образа старую, чудом сохранившуюся, одежду Джейка, а Сомнассон лишь немного изменил свой обычный образ, сняв пиджак и монокль. Мальчик повязал на шею алый платок, накинул черный плащ и вставил накладные клыки. Их заметила Клэр и, внимательно рассмотрев, заявила, что ее гораздо лучше, чем рассмешила своих друзей.

Оливия сняла туфли, накинула на голову огромную простыню и стала привидением. Ее костюм был самым простым, но это ни в коем случае не делало его неинтересным. Джейк пожертвовала друзьям одну простыню, нитки в которой немного отливали серебром. Красоты также добавили мелкие рисуночки, сделанные серым маркером по всему периметру и вырезанные отверстия для глаз с нарисованными ресницами. Девочку обули в обычные туфли, которые были больше по размеру и внутри их заполнили утяжеляющими элементами, и одели в симпатичное платье. Веса этих вещей, вместе с тем, что ее постоянно кто-то держал за руку, хватало, чтобы она не поднималась выше, чем на полметра над землей. Мисс Сапсан не сразу согласилась на эту затею, но дети смогли уговорить ее. «Ты самое милое привидение, которое я когда-либо видела», – сказала Эмма, когда она и Вин закончили помогать Оливии с одеждой. Малышка Клэр захотела быть принцессой Клэр. Ей купили новое пышное платье, блестящие туфельки и Олив одолжила ей тиару. Девочка была невероятно счастлива и бегала по все дому, прося почти каждого оценить как она выглядит. Все честно восторгались принцессой, хоть иногда и посмеивались. Рама и Ха надели свои белые костюмы с масками, в которых ходили ранее, взяли фонарики и тыквы. Близнецы не захотели сильно наряжаться, но в общем поддержали общее настроение.

Когда все странные были готовы, Алма повела воспитанников на улицу. Первые минут пять они послушно держались рядом с директрисой, но сегодня был явно не тот день, когда дети готовы ходить за ней подорожкам. Поэтому вскоре Алма разрешила им разбежаться по улице, перед этим попросив их не расходиться слишком далеко. Охота за сладостями началась.

***

В октябре темнело рано, в половине седьмого на улицах уже зажглись фонари. В доме Джейка опять было неспокойно – дети подправляли грим и готовились идти на праздник. Особенно нервничал Миллард. Кажется, он кого-то ждал, ведь за последние двадцать минут выглянул во двор уже с полсотни раз. Алма с трудом уговорила его сесть за стол с остальными, чтобы поесть. Наспех проглотив свою порцию, парень поспешил во двор и в этот раз не ошибся. Магна сидела на качелях и рассматривая соседние участки. Увидев друга, она поднялась и поспешила его обнять. Рассказывая друг другу последние новости, они прошли в дом, где Миллард предложил Магне чай с печеньем. За чаепитеем парень рассматривал подругу и отметил, что она сделала классный костюм. Девушка слегка разрисовала себе лицо и надела пушистые кошачьи уши, она широко улыбалась от чего действительно станосилась похожа на Чеширского кота. Ее одежда была серовато-сизой и красиво блестела под светом фонарей. Магна поблагодарила Милларда за комплимент и сказала, что его образ тоже впечатляет.

Собрав всех детей, они уже собирались выходить, Алма поняла, что не хватает невидимки. Заглянув на кухню, она застала пару там. Магна вежливо поздоровалась с имбриной, отставив чашки, она и Миллард пошли в коридор. Алма снова пересчитала странных. Там все еще не было Шэрона, но он предупредил возлюбленную, что догонит их позже, поэтому Алма разрешила детям выходить и идти в сторону остановки, где они сели на автобус до центра, который расположен на материковой части города. Шэрон присоединился к ним на полпути. Джейк с Эммой и Магна с Миллардом уже ушли вперед, секретничая о своем. Имбрина довольно улыбнулась, когда почувствовала руки возлюбленного на своей талии, и повернулась к нему. К ее удивлению мужчина был обеспокоен. Как оказалось, из-за прибытия Магны.

– Надеюсь, мы с ними не встретимся на празднике, – Шэрон хмуро смотрел на парочку впереди. Алма удивленно поинтересовалась почему. – Если она увидит меня, то задастся вопросом, что я здесь делаю. А вернувшись в Акр может разболтать это имбринам, а они, как понимаешь, не в курсе, что я езжу к вам.

– Я думаю, она не расскажет. Магна хорошая девочка, – мягко проговорила Алма. Шэрон вздохнул и пробормотал, что надеется на тоже. Нужный автобус приехал скоро и дорога до центра не заняла много времени.

На главной площади праздник был уже в разгаре. Напротив здания мэрии соорудили сцену, на которой уже выступал ведущий, рядом стояло около десятка разных тематических декораций для фотографий. По обе стороны от сцены располагалось множество палаток со вкусностями и развлечениями. Даже освещение на площади было не таким как всегда. Обычные фонари почти не горели, их заменили на живой огонь и светящиеся гирлянды. Везде, где было можно, стояли тыквы, висели привидения или паутина с пауками, организаторам удалось создать жутковатую атмосферу для праздника. Но главным украшением площади были разодетые в костюмы люди. Их фантазии, кажется, не было предела, даже если встречались два одинаковых персонажа, они все равно выглядели по разному.

С разрешения мисс Сапсан старшие дети разошлись куда им хотелось. Бронвин встретила еще нескольких супергероев и разговорилась с ним, а Енох увлекся игральным автоматом. Клэр увидела палатку со сладостями и потянула друзей туда. Кроме Оливии, Рамы и Ха с ней пошел Гораций, который обещал показать им самые вкусные конфеты. В первой палатке выбор был не большой, поэтому они перешли ко второй. Там было множество вкусностей, кексы и печенья, украшенные к празднику, засахаренные фрукты, шоколад, леденцы и даже маленькие пряничные домики. Занятые разглядыванием сладостей, они не заметили как из-за прилавка вышла девушка. Она двигалась странно, будто не видела куда идет, слегка наклонившись к детям она ухмыльнулась.

– Сладенькое любите? А мне вот больше человечина нравится. – На ее лицо упали отблески огня и стало видно, что у нее нет зрачков.

Белые глаза и слова про каннибализм напугали странных, особенно младшеньких. Близнецы, Клэр и Оливия с визгом понеслись к директрисе, прячась за ней и крича о страшной девушке-тваре. Гораций догнал их моментом позже. На эти выкрики тут же прибежали Бронвин, Енох, Джейк и Эмма. Шэрон, ровно как и Бронвин, напрягся, готовясь защитить Алму и детей от твари, но внезапно Джейк их остановил.

– Шутка вышла неудачной, да? – предполагаемая тварь подошла к напуганой компании. – Извините, я слишком вжилась в образ.

– Молли, ты что ль? – немного неуверенно спросил Джейкоб, девушка кивнула и улыбнулась. Парень тут же успокоился и заговорил куда увереннее. – Хороший костюм ты выбрала, действительно страшный, – он повернулся к странным и полушепотом сказал, – все в порядке. Это моя одноклассница и это просто костюм. Линзы.

– Да ладно тебе, не такой он и страшный. Слепая ведьма, классика почти. Ты, видимо, Эми и Питера не видел. У них невероятно крутые костюмы. Мне бы родители ни за что столько денег не дали. Хотя, твоя подружка может составить им конкуренцию. – Джейк не заметил, что Эмма уже стоит рядом с ним. Она посмотрел на нее и улыбнулся. – Как ты так реалистично нарисовала огонь? Издалека я почти поверила, что он настоящий! – Молли искрене восхищалась макияжем Эммы.

– Спасибо, – девушка улыбнулась и поправила волосы. – У меня особое отношение с огнем.

– Классно. Ладно, рада была тебя встретить, Джейк, но я должна найти Билла, поэтому я пойду. Пока, – она помахала странным рукой, – увидимся в школе!

Молли быстро растворилась в толпе празднующих. Шэрон услышал как Алма облегченно выдохнула и прижалась к нему, сжимая руку.

– Я никогда к этому не привыкну… – сказала она, провожая девушку взглядом. – Белые глаза всегда будут вселять в нас ужас. – Шэрон заключил возлюбленную в свои объятия и поцеловал в макушку. Его ладони успокаивающе скользили по ее спине и вскоре Алма снова улыбнулась.

Странные веселились на празднике до позднего вечера. Дети не хотели уходить, пока не заглянут в каждую палатку и не испробуют все автоматы. Алма через пару часов прогулки немного притомилась, и Шэрон усадил ее на лавочку чуть в стороне от центра праздника, малыши устроились рядом, поедая сладости и обмениваясь выиграными игрушками. Шэрон решил, что Алме тоже стоит поесть и принес ей упаковку кексов с разными начинками и грейфрутовый сок. Она с улыбкой поблагодарила его и стала пробовать вкусности. Вскоре их осталось всего три в упаковке. Алма заметила, что Шэрон не сводит с нее глаз и спросила не хочет ли и он поесть. В ответ Шэрон отрицательно покачал головой и потянулся к возлюбленой за поцелуем, но Алма отстранила его, едва он коснулся ее губ.

– Эх, вот что за праздник, когда даже поцеловать тебя нельзя? – пробурчал Шэрон, обнимая Алму за талию. – Обязательно что-нибудь смажется.

– Потерпи, – ласково попросила она, давая ему укусить апельсиновый кекс. Он послушно съел сладость, а после все же ухитрился украсть у Алмы поцелуй.

В полдесятого запустили фейверк, он очень впечатлил ребят, хоть Енох и сказал, что их огни, которые кажлый вечер освещали Кэрнхолм, были лучше. Погуляв еще немного, Алма решила, что пора возвращаться домой. Пересчитав воспитанников, она слегка обепокоенно посмотрела по сторонам – Миллард провожал Магну и задерживался. К счастью, Алме долго волноваться не пришлось, парень подошел уже через пять минут. Она спросила детей все ли готовы идти домой и, услышав дружное «Да!», повела их по аллее в сторону дома Портманов.

***

Дети с шумом вбежали в коридор и понеслись по лестнице наверх, имбрина медленно прошла за ними и бросила взгляд на часы – было начало одиннадцтого. Алма сразу же отправила детей в ванные комнаты, к счастью их было две в доме. Чтобы дети управиться с умыванием быстрее, она разрешила некоторым сделать это на кухне. Странным хватило сорока минут для того, чтобы приготовиться ко сну и лечь в постели. Алма пожелала всем ребятам спокойной ночи и ушла к себе.

Шэрон зашел в спальню, вытирая мокрую после душа голову, так как дети уже разошлись по комнатам, он позволил себе снять маску. Мисс Сапсан сидела за туалетным столиком и расчесывала волосы, макияж уже был смыт и ее лицо снова стало нормального цвета. Шэрон подошел сзади и наклонился к ней, слегка стягивая халат и осторожно проводя дорожку из поцелуев по ее плечу и шее. Он опустил руки ей на живот и поглаживал его через шелк ночной сорочки. Она улыбнулась, склонив голову в сторону и коснувшись его щеки, Шэрон продолжил ее целовать. Алма не отстранила его и не одернула, но мужчина действовал без нажима, оставляя за ней решение продолжить это или прекратить. Он помнил как среагировала возлюбленная в прошлый раз. В свой первый приезд Шэрон несколько поторопился с близостью и Алма очень резко это восприняла.

Тем вечером они впервые остались одни и Шэрон хотел использовать такой шанс. Он прильнул к возлюбленной, жадно целуя и скользя ладонями по ее ногам, задирая юбку. Шэрон сильно соскучился по Алме и поспешил выразить чувства, вот только она не оценила его порыв.

– Нет, Шэрон, не надо, – Алма оттолкнула возлюбленного, разорвал поцелуй. Он не отпустил ее, продолжая держать одну руку на ее бедре, а второй – обнимать за талию. – Нет, – это прозвучало уже более грубо и она сбросила с себя его руки. Алма отошла в сторону и укуталась в кофточку, которую он минутой ранее бросил на кровать.

– Что-то не так? – недоумение в его вопросе обидело имбрину.

– Не так? Права была мисс Королек, только одно тебе и нужно. – Ее голос дрогнул, выдавая внутреннюю тревогу и страх. Шэрон понял, что упоминание о старшей имбрины – не к добру. – Лезешь ко мне под юбку, а что я чувствую – все равно! Неужели тебе и тогда так не терпелось? Ни о чем не подумав, ни о чем не побеспокоившись! Теперь я, – она выделила это тоном, – я должна что-то решить, как-то объясняться с Советом!

– Прости, милая, прости. Да, я не представляю, что ты чувствуешь, но … – попытался исправить свою оплошность Шэрон, но Алма не дала ему договорить, продолжив высказывать обвинения.

– Ты понятия не имеешь как мне сейчас страшно и тяжело! – Она глотала слезы и шмыгала носом, пытаясь не показывать чувст, хоть с каждым днем ей становилось все сложнее это скрывать. – И ко всему мне еще и плохо, я даже поесть нормально не могу. А тебе лишь бы удовлетвориться! Может ты приехал, потому что тебе спать стало не с кем и ты решил ради этого навестить меня?! – изначально Алма не планировала задавать этот вопрос, но раз он уже прозвучал, то она примет любой ответ.

– Нет, – возразил Шэрон. – Я переживал, не знал почему ты молчишь и поэтому приехал к тебе. Я думал, что с вами, с тобой, случилось что-то плохое и волновался.

– Как-то не очень похоже, – фыркнула Алма, отвернувшись. Она чувствовала себя оскорбленной.

Они, конечно, оба знали, что это их общая вина и общая ответственность, но Шэрон не хотел еще сильнее нервировать Алму, поэтому не стал зацикливаться на этом, а пустил все силы на то, чтобы успокоить возлюбленную.

– Алма, послушай, – он снова попытался сказать, пока она сделала паузу. – Да, я не прав. Я не должен был просить о близости. Я учту это и буду более внимателен к твоему состоянию и самочувствию, – Шэрон стал перед Алмой, взял ее руки в свои и нежно прикоснулся к ним губами. Кажется, от этого она немного расслабилась и перестала дрожать. – Скажи мне, что тебя сильнее всего тревожит?

– Я не готова стать матерью. Я не готова встретиться с мнением Совета по этому поводу. Это ведь даже звучит бредово – беременная имбрина, – горько усмехнулась Алма. – Когда-то давно я мечтала об этом, но все сводилось к «ах, если бы» и я никогда не думала, что у меня появится реальный шанс. Теперь же я не знаю, что мне делать и как быть. – Она все еще всхлипывала, но говорила тише и спокойнее. Шэрон надеялся, что сможет полностью ее успокоить.

– Пожалуйста, не плачь. У меня сердце сжимается, когда я вижу, что ты расстроена. И особенно мне жаль, что это моя вина, – Шэрон несмело обнял Алму, она его не оттолкнула и он крепче прижал ее к себе, нежно целуя в щеку. – Прости, Тэирин, прости. Такого больше не повториться. Я обещаю всегда быть рядом с тобой. Рядом с вами. И все проблемы будем решать вместе.

С того вечера прошло почти три недели, их отношения опять потеплели, стали такими, какими были до отъезда Алмы из Акра. Шэрон не один день корил себя, что поторопился и обидел ее. К тому же, в то утро ему надо было уезжать и они не успели толком поговорить. В следующие его визиты она не вспоминала о неудавшемся вечере, Шэрон не знал хорошо это или плохо, он просто старался угодить возлюбленной во всем. К счастью, это было не очень трудно, главное, чего хотела имбрина – это любви и заботы, а Шэрон всегда был готов дарить ей эти чувства и делать то, что она пожелает. Алма очень ждала каждого его приезда и не могла отказать себе в радости прижаться к любимому и спрятаться в его объятиях.

Закончив приводить себя в порядок, Алма отложила расческу и пошла проверять легли ли дети. Уставшие ребята были очень послушными и быстро улеглись в кровати. Пожелав им спокойной ночи, Алма вернулась в свою спальню, закрыла дверь и, сняв тоненький халатик, прошла к кровати. Шэрон сидел там и протирал маску антисептическими салфетками. Увидев возлюбленную перед собой в весьма соблазнительной позе, он на мгновение замер. За прошедшее время самочувствие и настроение Алмы улучшилось и теперь она была более благосклонно настроена к его ласкам. Имбрина забрала у него салфетки, маску и вместе с полотенцем отложила их на тумбочку.

– Я думаю, ты тоже хочешь сегодня сладенького? – Алма улыбнулась и легко толкнула Шэрона в грудь, чтобы он лег на кровать. Довольный вид мужчины говорил, что она права.

Его ладони легли ей на оголенные бедра, сорочка задралась, когда имбрина забралась на колени возлюбленного, и немного сжали их. Алма соблазнительно закусила губу, наклонясь к его лицу, он потянул за подол и снял сорочку с нее. Шэрон начал покрывать поцелуями ее шею, ключицы, спускаясь в ложбинку между грудьми. Он наслаждался телом Алмы, не переставая доставлять удовольствие ей. От нежных прикосновений она застонала и сама стала целовать возюбленного, мягко прикасаясь к каждому изъяну и шраму. Пара перевернулась, но Шэрон не вдавливал Алму в постель, как обычно, а нависал над ней, аккуратно лаская ее тело.

– Шэрон… – хриплый полувздох и нетерпеливое прикосновение ее пальцев. И от этого штаны ему стали еще более тесными, он на секунду отпустил возлюбленную, избавляя от одежды их обоих. Алма развела ноги и притянула Шэрона к себе, обняв его за шею. Его вставший член коснулся ее складок, от чего имбрина сладко застонала, большего приглашения ему не было нужно. Он плавно вошел в нее и начал размеренные движения, отчего у Алмы перехватило дыхание, пальцы сжались сами собой, царапая его спину. Она истосковалась по этим ощущениям, а в новом положении тело стало чувствительнее, от чего все воспринималось ярче. Шэрон заглушал ее стоны поцелуями, хотя и сам еле сдерживался. С каждым толчком это становилось все сложнее, они приближались своему финалу. В объятиях друг друга пара наслаждались моментом единства, забыв о реальности…

Утром Алма проснулась от нежных поцелуев любимого. Он аккуратно убрал растрепавшиеся волосы с ее лица и накрыл ее губы своими. Алма довольно быстро отреагировала на ласки, открыв глаза и улыбнувшись. Хоть часы показывали двадцать минут восьмого, она позволила себе немного полежать в объятиях Шэрона. Вчера они вернулись поздно, так что дети еще отсыпались. Мужчина медленно поглаживал живот возлюбленной, шепча ей на ухо разные милости, от которых она широко улыбалась. Внезапно Алма стала серьезной.

– Я решила, – она прижалась к Шэрону и закрыла глаза. Ей совсем не хотелась делать то, о чем она говорила, – я расскажу Совету о ребенке на следующих выходных.

– Мы расскажем, – он взял Алму за руку. – Не бойся. Ты не будешь перед ними одна. Никогда.

Шэрон не остался на завтрак, он ушел до того, как дети стали спускаться вниз. На крыльце Алма еще раз прильнула к нему и мужчина подарил возлюбленной на прощанье пламенный поцелуй. Отпустив его, имбрина несколько минут стояла на улице, смотря как Шэрон скрывается за поворотом и думая когда же он приедет вновь.

Комментарий к Peculiar Halloween

Тэирин – с древнестранного переводится как птица.

========== Complex conversation ==========

Мисс Сапсан стояла перед дверью кабинета мисс Королек и никак не могла заставить себя войти. Она прибыла в Дьявольский Акр полчаса назад, Шэрон встретил ее у дверей Панпетликона и они спустились в гостиную. К счастью, большинство воспитанников не было в доме и пара смогла спокойно поговорить наедине. Помня свой последний разговор с Баленсьягой, Алма хотела бы как можно позже рассказать Совету правду. Алма подозревала, и эти мысли заставляли ее содрогаться, что кто-то из имбрин может захотеть чтобы она избавилась от ребенка и поэтому Алма оттягивала тот момент, когда придется признаться. Сейчас она уже трижды бралась за дверную ручку и столько же раз ее отпускала. Шэрон хотел пойти вместе с возлюбленной, даже настаивал, желая поддержать ее, но она уверенно заявила, что справится сама. Хотя это была ложь. Без него Алме было неспокойно и она с удовольствием не покидала бы его объятий, но, к сожалению, не могла. Просто зная отношение имбрин к Шэрону, Алма решила, что будет больше толку, если она придет одна.

За углом коридора послышались шаги и, глубоко вздохнув, мисс Сапсан, наконец, зашла в кабинет.

– Здравствуй, Алма. Не ожидала тебя сегодня увидеть, – старшая имбрина отложила книгу и посмотрела на коллегу, слегка улыбнувшись. Мисс Сапсан выглядела встревоженной.

– Здравствуй, – несколько неуверенно произнесла она и добавила. Баленсьяга, нам нужно поговорить. Это очень серьезно.

– Что-то случилось? В настоящем возникли какие-то проблемы? У детей возникли сложности с адаптацией в новом мире? – тут же забеспокоилась старшая имбрина, внимательно посмотрев на Алму.

– Нет. Нет, там все хорошо. Дело в другом, – мисс Сапсан опустила глаза, не решаясь сказать. Она очень боялась реакции мисс Королек на свою новость. Алма чувствовала себя провинившейся девчонкой, которая не хочет признаваться, так как последовавшее наказание может оказаться несоразмерным проступку. Так ей казалось.

– Алма, не пугай меня. Что произошло?

– Я… я беременна, – с тяжелым вздохом наконец призналась женщина. Эти два слова дальси с большим трудом, чем можно было подумать. Она не поднимала взгляд, не осмеливаясь посмотреть на Баленсьягу.

Мисс Королек замерла, осознавая услышанное. Казалось, что потрясение от слов мисс Сапсан могло сравниться разве что с новым нападением тварей. Так в первые секунды подумала мисс Королек. Имбрина сразу поняла, что ничем хорошим роман Алмы и Шэрона не закончится, но такого исхода никак не ожидала.

– Значит ты все-таки меня не послушалась… Ни разу. – Баленсьяга медленно поднялась и, обойдя стол, стала перед Алмой. – Шэрон знает? Что сказал он?

– Он очень рад, – женщина слабо улыбнулась, наконец поднимая взгляд. Баленсьяга оставалась нахмуренной, ее не устраивал ни положительный, ни отрицательный ответ. Она не знала что было бы лучше. Беременность Алмы являлась проблемой в любом случае, хотя ее разбитое сердце однозначно усложнило бы все, но тогда бы рядом с ними не крутился бы Шэрон.

– Он был рад… Очень рад. А о тебе он подумал? Он подумал, что у тебя уже есть дети, которых ты должна воспитывать? Он вообще осознает какая ответственность на тебе лежит? – она секунду замолчала и махнула рукой, после продолжила. – Но, если честно, я удивлена. Когда ты сказала, что беременна я была уверена, что Шэрон бросил тебя и сбежал, как только узнал. И как давно у тебя под сердцем теплится новая жизнь? – довольно строго спросила мисс Королек, опуская пальцы на живот Алмы.

– Пятнадцать недель, – тихо произнесла она.

– Прошу прощения, но когда вы успели? – мисс Сапсан умудрилась шокировать бывшую наставницу во второй раз. Мисс Королек ожидала услышать в ответ меньший срок. Она не представляла, что связь Алмы и Шэрона длится так долго.

– В Эденсоре… – голос Алмы дрогнул. – Я не предполагала, что связь вне петли может возыметь таки последствия.

– Но она возымела. И теперь ты беременна, – сухо сказала старшая имбрина, возвращаясь к своему креслу. Она продумывала все возможные варианты решения сложившейся ситуации и с каждой секундой понимала, их осталось не так уж и много.

– Что?! – в кабинет буквально влетела рассерженная мисс Зяблик. – Самая молодая глава Совета теперь еще и беременна?!

Мисс Сапсан повернулась к вошедшей, на ее лице появилась выражение досады и недовольства. Оглашать новость всем она пока не собиралась.

– Шарлотта, немедленно прекрати орать. Эту новость не обязательно оповещать об этом весь дом, – осадила коллегу мисс Королек, понимая, что скоро об этом неприменно поползут слухи.

– Тебе какая разница? Думаешь, не справлюсь с обязанностями? – с недовольством спросила Алма, скрестив руки на груди.

– Дорогуша, а как ты собираешься проводить заседания Совета? С младенцем на руках?

– Это не твое дело, – слова Алмы звучали безэмоционально. – Я сама разберусь.

– Конечно разберешься, – с ядовитой ухмылкой протянула мисс Зяблик. – У имбрины не может быть своих детей.

– Будут, – резко сказала Алма, прикрывая рукой живот.

– Дамы, спокойно. Вопрос с Советом мы решим позже. Кажется, сейчас куда важнее понять, что делать с ребенком.

– В смысле, что делать с ребенком? – голос мисс Сапсан дрогнул. – Я не позволю вам навредить моему малышу! Что бы вы там не надумали! – женщина почти выкрикнула эти слова и почти бегом покинула кабинет.

– Алма, стой, Мы еще не закончили… – попыталась остановить ее Баленсьяга, но имбрина уже скрылась в коридоре.

– Она действительно думает, что сможет оставить ребенка?! – с насмешкой спросила Шарлотта, глядя на коллег.

– Это зависит только от самой мисс Сапсан и она, видимо, уже приняла решение, – строго сказала мисс Королек, чем шокировала мисс Зяблик.

– И мы просто смиримся с этим?! Возмутительно! А что будет если она не справится с обязанностями имбрины став матерью? – Шарлотта выделила тоном последнее слово, показывая свое отношение к сложившейся ситуации

– Я уверенна, Алма прекрасно справится со своими обязанностями, – на пороге кабинета появилась мисс Галка. Она слышала часть разговора и была категорически не согласна с мисс Зяблик. – Ты сильно недооцениваешь ее способности и чувство ответственности.

– Где ты видишь в ответственность в ее действиях?

– Сохранить беременность тоже ответственность! – настаивала на своем Хелен. – Все не так легко, как тебе кажется.

– Это прихоть разбалованной девчонки. – Шарлотта никак не унималась. – Она…

– Хватит! – прервала женщин мисс Королек. – Развели тут базар! Немедленно отправляйтесь к детям и занимайтесь делами.

Шарлотта фыркнула и, гордо подняв голову, покинула комнату, но было ясно, что она не собирается сдаваться.

– Не дави на нее, пожалуйста, – тихо попросила Хелен и тоже вышла из кабинета. Баленсьяга тяжело вздохнула и присела на диван. Сегодня Алма принесла шокирующую новость, которую предстояло принять и смириться, потому что ожидать, что она откажется от ребенка было бы полнейшей глупостью.

Сбежав от нападок мисс Зяблик, Алма спустилась в гостиную. Злость, возникшая с появлением угрозы ребенку, сменилась противным страхом, который заполнял ее душу все больше. Женщина медленно опустилась на кресло, ее рука снова легла на живот, слегка поглаживая. В последнее время она часто замечала за собой такие непроизвольные прикосновения, особенно в моменты волнения или страха, как сейчас. Имбрина всхлипнула, ее душили слезы и сдерживать их уже было невозможно. Алма отдалась эмоциям, заглушая рыдания подушкой.

От излияния потока слез ее отвлекли нежные прикосновения, Алма повернула голову и встретилась взглядом с Шэроном. Он аккуратно взял возлюбленную за руку, боясь негативной реакции, но она, наоборот, поспешила прижаться к его груди, крепко обнимая. Шэрон заключил ее в ответные объятия, желая успокоить.

– Кто посмел обидеть мою Тэирин? – спросил он.

– Я знала, что будет сложно, но я надеялась… – закончить она не смогла, из-за нового рыдания. – Надеялась, что они отнесутся хоть с каплей понимания.

– Тише, мы справимся, – Шэрон оставлял поцелуи на лбу и щеках возлюбленной.

– Я уже люблю нашего ребенка. Уже! А они хотят его убить!.. – слезы бесконечным потоком лились по ее лицу, Алма уже не пыталась их вытирать, она была на гране истерики.

От последних слов он похолодел. Семья и ребенок были его тайной мечтой, и, когда Алма призналась, что беременна, он был безмерно счастлив. И Шэрон был готов оберегать возлюбленную от всех проблем и недоброжелателей.

– Я не позволю никому навредить вам. Они не заберут наше дитя. А теперь успокойся, я рядом и все будет хорошо, – Шэрон крепко обнял Алму, тем самым даря им обоим призрачную надежду на благоприятный исход.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю