290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Consequences of love (СИ) » Текст книги (страница 1)
Consequences of love (СИ)
  • Текст добавлен: 25 ноября 2019, 18:00

Текст книги "Consequences of love (СИ)"


Автор книги: Ginger_Witch






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 7 страниц)

========== Her beloved hero ==========

Сто миль расстояние немалое, но что оно значит для влюбленного мужчины? Ничего. Три с половиной мучительных часа в дороге и Шэрон наконец добрался в Инглвуд. Еще двадцать минут – он на нужной улице у дома Портманов. Шэрон еще издалека заметил силуэт Алмы на крыльце и улыбнулся. Каждый раз, когда он приезжал, она ждала во дворе, чтобы поскорее обнять любимого.

– О, наконец ты вернулся! – Алма не скрыла искренней радости, увидев Шэрона у калитки, и поспешила ему навстречу. – Мы… Я так соскучилась. Мне без тебя одиноко. И грустно. – Она положила голову на плечо возлюбленному. В последнее время Алма иногда позволяла себе немного капризничать при Шэроне и быть хрупкой, ранимой женщиной.

– Всего за неделю? Это меньше, чем в прошлые разы. – Он успокаивающе улыбнулся ей.

– Знаю, но ничего поделать с собой не могу. А еще я волнуюсь. Вдруг что-нибудь в дороге случится? Ты сюда и обратно по темноте ездишь, мало ли кто встретится в пути…

– Не случится. Думай о хорошем, приятном. – Прерывая поток переживаний, Шэрон протянул Алме кремово-белую магнолию и коротко поцеловал ее в губы. – Любимая, – он вставил цветок в ее пышную косу, отчего Алма улыбнулась, – ты прекрасна.

– Спасибо, – имбрина опустила глаза в легком смущении. Он залюбовался ею. Когда Алма принимала от него подарок, пусть и самый простой, она мило и скромно улыбалась. В эти моменты для Шэрона она становилась краше всех на свете, и он не мог оторвать от нее взгляд.

– Как вы себя чувствуете? Все в порядке?

– Да, самочувствие почти хорошее, но мне отчаянно тебя не хватает. Кстати, что там в Акре? В Англии уже холодает, я надеюсь ты не мерзнешь во время туров? – он покачал головой, говоря, что надевает ее жилетку, и она согревает ему как тело, так и душу. Алма улыбнулась и кивнула, а потом серьезно спросила: – Имбрины ни о чем не догадываются? Мне так страшно, что все придется рассказать Совету.

– В Акре необычайно тихо и спокойно, вы навели там порядок. А Совета не бойся, – он приобнял Алму за талию, приложив руку к животу, – я всегда рядом с вами. Они вас не обидят.

Пара прошла в дом, в гостиной расположились дети, которые позвали директрису к себе, прося решить их спор. Шэрон остановился у входа в комнату и присел на подлокотник кресла, наблюдая за тем, как возлюбленная разговаривает с подопечными.

До ужина еще оставалось немного времени и мужчина посчитал, что сейчас лучшее время одного важного разговора.

– Дети, вы позволите мне ненадолго украсть вашу имбрину? – ребята переглянулись и кивнули.

– Только с возвратом, – шутя крикнул Енох, и некоторые поддержали его смехом.

– Обещаю, – Шэрон мягко взял возлюбленную за руку и повел ее за собой.

Они молча прошли по коридору и свернули первую попавшуюся комнату, к счастью, пустую. Шэрон закрыл дверь и повернулся к Алме, по выражению ее лица было видно, что такое прведение ее удивило, но пока она ничего не спрашиваоа. Шэрона терзал серьезный вопрос. Ему было очень досадно, что она не сказала о беременности. Он хотел спросить об этом сразу, но в прошлую встречу Алма была слишком подавлена для подобных разговоров. Теперь Шэрон откладывать не собирался, он, не отпуская ее ладони, усадил Алму на диван и сам опустился рядом.

– Алма, я должен у тебя спросить кое-что, – Шэрон почувствовал как напряглась рука Алмы в его ладони, кажется она нервничала не меньше него. – Неужели я настолько не заслужил твоего доверия, что ты решила не сообщать мне о нашем ребенке? – в его голосе проскользнула плохо скрытая обида. – Когда и что я сделал не так, что ты посчитала лучшим не ставить меня в известность? Думаешь, что из-за амброманства я не смогу быть достойным отцом?

– Не говори так! – Алма всхлипнула от нахлынувших чувств и Шэрон понял, что немного переборщил. – Я никогда ничего подобного не думала, ты все делал правильно. Дело в другом. Имбрины всю жизнь посвящают чужим детям и никогда не имеют своих. Я испугалась… – она тяжело вздохнула, было видно, что переживания никуда не ушли. – И я боялась, что ты оттолкнешь меня, узнав о ребенке, и от этого будет еще больнее. Да и Совет не одобрит, это будет скандал… Я не знала, что мне делать, – она закрыла глаза, морщась от неприятных мыслей.

– Я ни за что и никогда вас не брошу, запомни это, – Шэрон притянул Алму к себе и поцеловал. – Прости, не хотел тебя обидеть. Я не совсем правильно выразился, надо было мягче.

– Ты правильно выразился. – Алма выглядела расстроенной. – Умоляю, не сердись. Твоя реакция мне была неизвестна, и это пугало не меньше остального.

– Я люблю вас и не сержусь. Ведь я все понимаю, – успокоил ее Шэрон. – Расслабься и перестань нервничать. Это вредно.

Женщина слабо улыбнулась, но все же последовала совету возлюбленного. Его руки опустились на ее живот, слегка поглаживая. В этом было особое доверие, которым Шэрон очень дорожил. Алме в такие моменты становилось тепло и спокойно, она точно знала, что не одна. В объятиях возлюбленного Алма немного повеселела, и они вместе в приподнятом настроении пошли на кухню помогать Эмме и Хью с ужином.

После еды малыши устроились вокруг имбрины, прося рассказать сказку. Шэрон тоже сел рядом с ними, слушая приятный голос возлюбленной. В общении с воспитанниками она была заботливой, но часто строгой, и сейчас мужчина задумался о том, какой же матерью станет Алма. Размышляя о будущем, он упустил момент, когда дети разошлись по спальням и не сразу откликнулся на зов Алмы. Она уже уложила всех воспитанников и решилась подойти к Шэрону с деликатной просьбой.

– Шэрон, у меня завтра плановый визит к врачу. Ты мог бы сходить со мной? – несколько неуверенно проговорила женщина.

– Алма, конечно я пойду с тобой, – с радостью отозвался он.

– Ты хочешь? – она буквально просияла, услышав эти слова. Шэрон улыбнулся в ответ.

– Конечно. Я тоже хочу знать, как себя чувствует наш ребенок. Тем более, ты обещала показать первую фотографию малыша.

– О, Птица, до сих пор не могу поверить своему счастью. Ты лучший.

Мисс Сапсан широко улыбнулась, переплетая свои пальцы с пальцами мужчины, а он обхватил ее за талию и оторвал от пола, сильно обнимая. Шэрон мягко прильнул к губам возлюбленной, но их поцелуй не продлился долго. Она поспешно попросила опустить ее и тут же села в кресло, тяжело дыша.

– Прости, меня все еще тошнит. Это так неприятно, – Алма выглядела виноватой, смущаясь нового состояния. Ведь леди перед джентльменом должна выглядеть идеально, а она в последние время была слабой и болезненной.

– Не переживай, это нормально. И скоро пройдет, – Шэрон взял руку Алму, поглаживая ее.

– Ничего, уже лучше. Только такая слабость…

– Тогда давай идти отдыхать, – Шэрон подал руку, помогая встать.

– Спасибо. – Алма прижалась к возлюбленному и они медленно направились в сторону спальни.

***

Утро началось хорошо, дети быстро и послушно выполняли все просьбы директрисы и ей ни разу не пришлось делать им замечания. Поев, дети переместились в гостиную, старшие убрали со стола и помыли посуду, малыши устроились перед телевизором и затихли. Алма попросила Шэрона тоже подождать в гостиной и пошла к Джейку. Предупредив его и Эмму о поездке, она поднялась к себе, чтобы собраться. Бросив взгляд на свое отражение в зеркале, Алма опустила руки на живот. Так хотелось быть просто счастливой и радоваться положению, но каждая мысль о будущем тяготила. Вздохнув, она повернулась к шкафу и только успела выбрать одежду, как в комнату вошел Шэрон.

– Алма, я договорился с детьми, что они будут вести себя хорошо, потому что вечером мы пойдем на большую прогулку, – бодро заявил он.

– И кто с ними пойдет? К вечеру я так устаю, будто весь день кипы книг таскала. Мне бы на диване полежать, а не по парку бегать за малышами. – Алма немного укоризненно посмотрела на Шэрона, не скрывая усталый вздох. Новое положение забирало много сил, к концу дня уже ничего не хотелось делать, и она все чаще пыталась уйти спать пораньше. За последние две недели мисс Сапсан лишь трижды присутствовала во время проецирования снов Горация, что вызвало беспокойство у некоторых воспитанников, но она отвергла все их версии, сказав, что так они могут проявить самостоятельность, если после просмотра сами быстро разойдутся по комнатам и лягут спать.

– Я, естественно. Я с ними и погуляю, и побегаю, и попрыгаю. Они совсем не против моей кандидатуры в роли воспитателя. Надеюсь, ты согласишься на лавочку вместо дивана? – Алма покачала головой, давая понять, что лавочка тоже ее устроит.

– Пытаешься представить себя отцом? – она ласково улыбнулась, взяв ладонь Шэрона в свою руку.

– Что-то в этом роде. К обязанностям родителей будем готовиться вместе.

Алма втянула возлюбленного в поцелуй. Это было сладко и нежно, на мгновения они забывали обо всем, но смех и разговоры за дверью скоро вернули их в реальность. Она отступила на полшага, но не отпустила Шэрона.

– Шэрон, – она говорила мягко, – я бы хотела попросить тебя снять маску на время сегодняшней поездки, – имбрина приобняла его за плечи.

– Серьезно? Хочешь чтобы я распугал всех вокруг? – усмехнулся он, сначала тон был весьма резок, но Шэрон тут же вспомнил, про положение возлюбленной и про то, что просто так она о таком не просит. – Очереди длинные?

– Не злись. – Ее пальцы скользнули по грубой коже его руки. Алма устремила на Шэрона просящий взгляд, и он смягчился. – Поверь, железная, да и просто маска, привлечет слишком много внимания.

– А мое лицо нет?

– Под капюшоном будет не так заметно, – продолжала убеждать его Алма.

– С чего ты вообще взяла, что это хорошая идея? Вдруг кто-нибудь родит раньше срока с перепуга? – Шэрон все еще был против этого.

– Не преувеличивай, ты не такой уж и страшный. Для нас ты вообще самый лучший. К тому же, у меня есть одна мысль. – Алма оставила на его подбородке поцелуй, а после усадила на стул и достала из ящика стола косметичку. Шэрон удивленно на нее посмотрел, но спросить имбрина ему не дала. – Закрой глаза и сиди молча.

Он кивнул и откинулся на спинку стула, Алма осторожно сняла маску и приступила к преображению любимого. Используя тональный крем, консилер и два оттенка пудры, она сглаживала изъяны и маскировала самые заметные шрамы. Шэрон ощущал волнение, но мягкие и уверенные движения заставляли его терпеливо ждать. Наконец, Алма закончила и отошла, оценивая свою работу.

– Можно посмотреть?

С легкой улыбкой она протянула ему зеркало. Шэрон посмотрел и не узнал себя, таким он был давно. Алма нанесла по несколько штрихов в разных местах, что само по себе было не сильно заметно, но в общем преобразило лицо мужчины.

– Алма, ты настоящая волшебница, – он поцеловал ее в щеку. – Спасибо.

– Все для тебя, – она улыбнулась шире. Алма убрала косметику, повернулась к шкафу. – Иди вниз, посмотри как там дети. Мне одеться нужно.

– Все еще стесняешься? Не надо, ты моя самая красивая девочка, – попытался переубедить ее Шэрон.

– Это пока. Живот еще не виден и отеков нет, – близящиеся изменения в теле волновали Алму. Она не могла так просто их принять. – Но позже…

– Не говори глупостей. – Шэрон обнял возлюбленную, зная, что это лучшее средство от ее переживаний. – Да, врать не стану, в первую встречу я оценил именно твое тело, но после мне открылось нечто более прекрасное. Внутри ты еще лучше, чем снаружи. Но люблю тебя даже не за это. А просто так. Просто потому что жить без тебя не могу.

– Ты все-таки романтик, – с улыбкой отметила Алма, сильнее прижимаясь к любимому.

К одиннадцати часам утра Алма и Шэрон уже были в клинике. Она пошла в регистратуру за карточкой и задержалась, слушая медсестру, мужчина отвлекся, немного удивляясь современности. Идя по коридору, он насчитал всего девять человек, которые не утыкались в странные цветные прямоугольники с мигающими картинками. Кажется, они назывались телефонами, но, в отличие от тех, которые Шэрон видел в ХIX веке, выглядели совершенно по другому и обладали еще несколькими десятками функций. Джейк пытался объяснить принцип работы, но это не дало результатов. Плакаты с причудливым оборудованием и множество разнообразных звуков вокруг окончательно рассеяли внимание лодочника. Пробравшись сквозь толпу в холле, он понял, что потерял свою возлюбленную – имбрины не было ни у регистратуры, ни на лестнице, ни у лифтов. Оглянувшись, Шэрон нашел решение своей проблемы – информационный стенд с расписанием врачей. Из подходящих специалистов сейчас принимали трое. Мужчина увидел среди них фамилию врача, про которого утром говорила Алма.

– Лишь бы я помнил все правильно, – вздохнул он.

Шэрон поднялся на третий этаж и пошел по коридору, смотря по сторонам в поисках нужного кабинета. Таковой нашелся почти в самом конце, и он едва его не пропустил.

Алма только переступила порог кабинета, как почти столкнулась с врачом. Элисон Митчелл поспешно куда-то направлялась с кипой бумажек в руках.

– Мисс Бентам, подождите минут пять, пожалуйста. Мне нужно в лабораторию.

– Хорошо.

Доктор Митчелл вышла, но Алма недолго оставалась одна. Дверь снова открылась, и в кабинет зашел медбрат Фокс – довольно красивый мужчина лет тридцати. Увидев женщину, он улыбнулся, поправил пышные светлые волосы и подошел к ней с целью познакомиться с подружкой на вечер.

– Здравствуйте, – он бросил быстрый взгляд на ее медицинскую карту. – Алма Бентам. Какое красивое имя. Я – Рич.

– Спасибо, – она надеялась, что на этом их общение закончится. Но нет.

– Что делает такая прекрасная девушка сегодня вечером?

– Следит за детьми, – коротко ответила Алма. Назойливость мужчины ее утомляла.

– Ты работаешь няней? Очень мило. Но ведь мелких можно куда-нибудь сплавить, на игровую площадку, например. А время провести с пользой, – Рич изобразил улыбку соблазнителя и Алму слегка передернуло от нее.

– Нет, это мои дети, – оборвала она поток бессмыслицы.

– Но в твоей карте написано, что…

– Кто вам разрешил читать мою карту? И когда мы перешли на «ты»?

– Я медбрат, мне можно, – уверенно произнес он.

– Думаю, все-таки, нет.

– Знаешь, это не так уж и важно. Так что насчет встречи? – Рич с возмущающей наглостью уговаривал Алму на свидание и она уже подумывала о том, чтобы оставить манеры и ответить ему более резко.

– Нет.

– Не будь такой упрямой. Тебе понравится, – Ричард попытался обнять Алму, но она остановила его руку. Алма чувствовала легкое недомогание, а действия мужчины только сильнее раздражали. Вздохнув, она собиралась осадить Рича, чтобы время до возвращения мисс Митчелл провести в тишине, но, к счастью, его прервали раньше. Послышался легкий скрип, дверь приоткрылась и в кабинет заглянул Шэрон.

– Мисс, можно, – увидел, что врача нет, он зашел внутрь. – Алма, я немного заблудился, – Шэрон замолчал, увидев медбрата рядом со своей возлюбленной. – Ты кто еще такой? Отойди немедленно, – его тон поменялся и стал недружелюбным.

– Ричард Фокс, и если кому и уходить, то это тебе, – насмешливо заявил он. – Как тебя вообще с такой рожей в отделение пустили?

– Не твое дело.

– Ладно, это не важно. Просто убирайся отсюда, пока всех пациенток не распугал, – Ричард с видом собственника и наглой ухмылкой таки притянул к себе Алму, не обращая внимания на ее протест.

– Сейчас ты пациенток пугать будешь. – Шэрон схватил медбрата за ворот халата и оттащил его от своей любимой. – Твое общество ей неприятно, слышал?

– Твое значит приятно?

– Очень даже, – Шэрон уже начал злиться.

– Ну и напридумывал ты себе сказок, урод, – криво усмехнулся Фокс.

Это стало последней каплей, покушение на честь возлюбленной, а теперь еще и оскорбление лодочник простить не мог. Он выпустил мужчину из своей хватки, позволяя ему повернуться, а после резко, ударил его в скулу и, не давая времени на передышку, нанес удар в грудную клетку и прижал Ричарда к стене.

– Шэрон, прекрати! – окрик Алмы был отрезвляющим, и мужчина выпустил обидчика, отходя на шаг назад. Имбрина схватила его за руку, удерживая от продолжения драки. Она обеспокоенно смотрела то на Шэрона, то на Ричарда и пыталась представить, что будет дальше.

– Я полицию вызову, идиот! – тут же начал угрожать Фокс. – И будешь сидеть пятнадцать суток за решеткой, где тебе и место. Из какой дыры ты только вылез?! Кто тебя в больницу пустил?! Но это не важно, ведь скоро ты туда вернешься. – Мисс Сапсан чувствовала, что Шэрон снова готов побить этого нахала, но пока сдерживается. Фокс только подливал масла в огонь, выкрикивая оскорбления и угрожая полицией. Она вздохнула, встреча с хранителями правопорядка не входила в ее планы. Хотя бы из-за отсутствия документов. Взглянув на дверь, она извлекла из прически перо и подошла к медбрату. – Хотя если ты примешь правильное решение, то, возможно, твой друг…

– Я приму правильное решение, – монотонно начала говорить Алма, проводя пером под носом Ричарда. – Абсолютно правильное решение. И ты тоже, – от движений пера мужчина начал сильно чихать, Алма отошла от него и потянула за собой возлюбленного. – Теперь он будет думать, что врезался в дверь. А про драку поговорим позже.

Шэрон хотел что-то сказать, но в кабинет вернулась врач, и все внимание переключилось на нее. Элисон поздоровалась с посетителями, положила бумаги на стол и, посмотрев на медбрата, покачала головой.

– Рич, что уже успело случится? Опять так увлекся перепиской, что стенку не заметил?

– Почти, – он перестал чихать и смотрел перед собой блуждающим взглядом. Речь была медленная, будто он думал над тем, что должен сказать. – Я пойду холодное приложу, можно?

– Иди. – Элисон посмотрела на Шэрона, – а вы, наверное, будущий отец? – мужчина кивнул, этот статус звучал весьма непривычно. – Очень хорошо. Вам надо сдать несколько анализов, я сейчас все напишу. – Мисс Митчелл заполнила несколько бланков и отдала их Шэрону. Он немного растеряно посмотрел на них, но кивнул, обещая все сделать. – Алма, как ваше самочувствие? Токсикоз еще есть, сильный?

– Нет, почти прошел. Только по утрам немного подташнивает и от кофеина дурно становится.

– Кофеин в вашем положении в принципе не рекомендуется, а в остальном это значит, что все отлично, на следующей неделе состояние должно нормализоваться. Примерно через пять-шесть недель начнет подниматься живот, но о свободной одежде можно задуматься уже сейчас.

– Раньше никаких изменений не будет? – поспешила уточнить Алма.

– Будут. Вы их будете ощущать внутри, но внешне пока не будет заметно.

Алма кивнула. Шэрон понял почему она так беспокоится о изменениях фигуры – ведь в скором времени ей предстоял разговор не только с коллегами, но и с детьми, которым объяснить все будет сложнее.

– Итак, – Элисон пролистала карточку, – в общем, ваша биохимия и результаты исследований меня устраивают, но в виду того, что беременность поздняя, советую вам еще раз посетить генетика. Если она скажет, что опасаться нечего, то можно будет расслабиться и только наблюдать за развитием малыша.

– Хорошо. Я сделаю это в ближайшее время.

– И продолжайте принимать поливитаминный комплекс «Витрум» и «Кальцемин». К ним я добавляю фолиеву кислоту для лучшего усвоения кальция и «Феррум-Лек» для поддержания нормального уровня железа. Эти препараты предупредят возможные осложнения. Поздняя беременность может быть полна сюрпризов.

Мисс Сапсан кивнула и положила бумажку с рекомендациями в сумку. Жестом врач пригласила женщину за ширму на осмотр. Она кивнула, отдала сумку и кофточку возлюбленному и прошла вперед.

– Следующий прием через три недели, – напомнила Элисон пациентке на прощание.

Ричард проводил женщину взглядом и обратился к мисс Митчелл. Его лицо отображало интерес и непонимание.

– Алма невероятно красива. Вот бы с ней на свидание сходить. Я бы такое устроил… – мечтательно протянул Фокс, когда Алма и Шэрон покинули кабинет. – А она с этим ходит, еще и смотрит на него так. Так, будто он ей на свете всех милее.

– Рич, ты бы хоть иногда читал карты пациенток дальше первой страницы, – сказала Элисон. – У нее тринадцатая неделя беременности. Ей не до тебя.

Фокс фыркнул, прикладывая к синяку лед. Хоть он и не помнил о драке, Шэрон ему совершенно не нравился, что было вполне взаимно. Пара вышла в коридор и Алма поспешила высказать Шэрону все, что она думает о его стычке с Ричардом.

– Как это понимать? Это же больница! Здесь все должно быть чисто, тихо и спокойно.

– Я защищал твою честь, – нахмурился Шэрон, скрещивая руки на груди. – Никто не смеет так вести себя с леди, а особенно с тобой. Или тебя все устраивало?

– Нет, – на секунду Алма замялась, – нет, я благодарна, что ты так вовремя пришел и прервал его, но драка… – она вздохнула, понимая, что слишком увлеклась нотациями и ведет себя как директриса. – Зачем, ну зачем ты полез драться?

– Как зачем? Он бессовестный хам, который в наглую к тебе клеился. – Шэрон был возмущен. – Ты, вы, самые важные люди в моей жизни, как я могу допускать, чтобы такие личности к вам приставали?

– Да, с этой точки зрения ты однозначно прав. Тем не менее любой конфликт можно решить мирным путем.

– Алма, я таки ревную, – со вздохом признался мужчина. – Ревную каждый раз, когда такие наглые личности крутятся вокруг тебя. И очень беспокоюсь о тебе и малыше. Вы самые важные люди в моей жизни. – Хоть эти слова были очень приятны, но Алма не подала виду и строго продолжила:

– О чем ты думал? Он мог вызвать охрану или, того хуже, полицию! – Она покачала головой. – В настоящем нельзя быть таким вспыльчивым и безрассудным. Пожалуйста, помни об этом, если в будущем случится подобная ситуация.

– Разве ты не смогла бы стереть и им память? – поинтересовался Шэрон.

– Смогла бы, но суть не в этом. Я не хочу, чтобы ты бездумно махал кулаками, дрался. Еще одна такая выходка и я на тебя обижусь! – Алма демонстративно надула губы.

– Обещаю. – Это подействовало безотказно, Шэрон сразу согласился с требованием возлюбленной. – Нигде, ни с кем и никогда.

– Я ведь за тебя переживаю, – она наконец смягчилась, обнимая его.

– Я тоже, – после этих слов Алма улыбнулась, и Шэрон понял, что гроза миновала. Он посмотрел на бумаги, полученные от врача, он понятия не имел, что с ними делать. – Алма, ты ведь подскажешь куда мне идти и зачем?

– Конечно, – она просмотрела бланки и, взяв возлюбленного за руку, повела его на второй этаж.

***

После обеда, в связи с обещанной прогулкой, обычный распорядок дня был изменен. Мисс Сапсан не проводила с воспитанниками никаких уроков. В четыре часа дети получили свой полдник: йогурт, бисквит и апельсин, после директриса отправила их собираться для выхода на улицу. Сегодня они должны были сходить в самый большой парк города. У Клэр и Оливии это вызвало не контролируемую радость, и они в миг оповестили каждого жителя дома о том, куда идут. Близнецы тоже радовались такой прогулке и бегали вместе с девочками по этажам. Алма с трудом их успокоила и помогла одеться.

Полчаса спустя Алма и Шэрон неспешно шли по дорожке парка, дом Портманов находился довольно близко, и дорога не заняла много времени, и наблюдали как дети веселятся на площадке. Старшие сегодня с ними не пошли, Джейк повел Эмму в кафе, Хью и Миллард решили остаться дома. Они не сразу смогли уговорить директрису, но все-таки она, хоть и с недовольством, согласилась их отпустить. Алма внимательно следила за тем, как Бронвин крутит на карусели малышей, а Енох и Гораций катаются на качелях. Они сделали круг вокруг площадки, и Шэрон усадил возлюбленную на лавочку, поинтересовавшись не хочет ли она чего-нибудь поесть. Отрицательно покачав головой, Алма отвела взгляд. Сегодняшний визит к гинекологу напомнил ей про еще одну проблему. Если стандартные анализы в лаборатории были бесплатными, то комплекс специальных тестов для беременных заставил ее напрячься и перепланировать расходы. Теперь, когда мисс Митчелл назначила новые анализы, Алма решилась поговорить об этом с возлюбленным. Ведь такая ситуация не являлась бытовой, Алме было довольно трудно решить ее самостоятельно да и она хотела в принципе узнать его мнение на этот счет.

– Шэрон, нам нужно оговорить один важный момент. – Алма вздохнула, финансовые вопросы всегда были самыми сложными, но еще никогда не стояли так остро как теперь. – Сейчас я и дети живем в доме Портманов и, фактически, они нас содержат, Совет выделяет не очень много средств на детей. Но, как ты понимаешь, туда не входят расходы на беременность да и, узнав, они могут отказать мне в помощи…

– Не переживай, – Шэрон говорил спокойно, будто обсуждаемый вопрос вовсе и не был проблемой. – Я в состоянии удовлетворять твои нужды и нужды нашего ребенка. За годы работы у меня накопилась приличная сумма, а если поменять золотые на фунты стерлингов, а потом перевести в доллары, то на эти деньги можно жить несколько лет, не работая. Просто скажи, что тебе нужно. Не беспокойся об этом. К тому же, я подыскиваю себе работу через объявления в газетах. Ты ведь здесь планируешь оставаться, хотя бы до родов, да?

– Да. Правда, я понятия не имею как всем объяснить сложившуюся ситуацию, – Алма опустила руку на живот, поглаживая его через ткань блузки. – Я боюсь нашего будущего.

– Мы придумаем как все объяснить. Обещаю, что наше будущее будет светлым и счастливым, – Шэрон тоже положил ладонь на ее живот, накрыв руку Алмы. Она повернула его лицо к себе, впиваясь ему в губы настойчивым поцелуем. Шэрон ответил ей так же горяче, обнимая за талию и притягивая к себе. Алма немного выгнулась в объятиях любимого и довольно постанывала, путаясь пальцами в его жестких волосах.

– Люблю тебя.

– А я люблю вас.

Комментарий к Her beloved hero

========== Peculiar Halloween ==========

Шэрон снова приехал в Инглвуд вечером тридцатого октября. Он, как и в первый раз, попал в сад Портманов через заднюю калитку, не привлекая лишнего внимания к себе, и увидев возлюбленную, поспешил к ней. Алма сидела на больших качелях с пледом на коленях и читала сказки близнецам, Бронвин и Оливии. Шэрон пошел к ним по тропинке, уже смеркалось, странные сидели рядом с садовым фонарем, под светом которого они читали. Имбрина заметила возлюбленного, когда он был в нескольких шагах от них. Алма радостно улыбнулась, закрывая книгу и снимая очки. Дети остались на своих местах, а она поднялась с качелей, направляясь к любимому.

– Здравствуй, любовь моя. – Голос был нежен, от него Алме всегда становилось тепло на душе. – Как вы? Я скучаю.

– И я скучаю. Все хорошо, но с тобой будет лучше, – она бросила быстрый взгляд на детей, они уже увлеклись игрой, и, сняв с Шэрона капюшон, потянулась к нему за поцелуем. Он притянул Алму к себе, накрывая ее губы и сминая их. Алма требовала большего, действовала с напором, Шэрон так же горячо отвечал возлюбленной, удовлетворяя ее желание. Когда им пришлось отстраниться, дыхание у обоих было сбито. Посмотрев на его лицо, Алма слегка улыбнулась и достала из кармана платок, чтобы вытереть следы своей помады с его щеки. Закончив, она снова прильнула к нему. Они, обнимая друг друга, медленно отправились в дом.

Миллард, Енох и Клэр вырезали тыквы на кухне. Девочка исполняла роль модели, кривя задний рот в разных ухмылках. Мальчики старательно пытались воспроизвести их на овощах – каждый держал по тыкве, а рядом с ними уже стояли шесть готовых и четыре целых тыквы. В это время малышка тоже не сидела без дела, а вырезала простые, но симпатичные гирлянды из цветной бумаги. С приходом взрослых они ненадолго отвлеклись, Клэр слезла со стула и подбежала к мисс Сапсан, хвастаясь скопированными с нее лицами. Миллард встал выбросить лишние кусочки, а Енох продолжил вырезать жуткий оскал на своем овоще.

Алма похвалила старания воспитанников и попросила убрать тыквы и ножи со стола, потому что что близилось время ужина и пора было начинать готовить.

– В честь чего все это? – поинтересовался Шэрон, когда дети забрали инструменты и материалы со стола и понесли их на веранду, где планировали закончить работу. – Зачем пауки, гирлянды и тыквы?

– Завтра День всех святых – Хэллоуин. Дети хотят праздновать, нарядиться в костюмы и ходить по соседним домам, выпрашивая сладости. Это весело. – Алма поставила на стол миску салата и большой кувшин с соком. – Ты мог бы немного мне помочь? – спросила она, открывая холодильник.

– Конечно, только скажи, что мне делать, – Шэрон снял плащ, перекинул его через спинку стула и, вымыв руки, забрал у Алмы нелегкую кастрюлю с супом. – Ты чего такие тяжести таскаешь?

– Простите пожалуйста, – из сада пришла Бронвин, которая сегодня должна была дежурить на кухне. Алма ей кивнула и девочка приступила к своей части работы. Расставляя тарелки, она заметила плащ Шэрона и внезапно широко улыбнулась. – Мистер Шэрон, а вы составите нам завтра компанию? Пожалуйста! Вам даже наряжаться не надо – вы уже дементор! Так похоже! – она указала на стул. Алма тихо засмеялась, а Шэрон стоял в растерянности с чашками в руках, абсолютно не понимая, что имеет в виду Бронвин.

– Останься, – попросила его Алма, забирая посуду.

– Хорошо, мисс. – Он украдкой поцеловал возлюбленную в щеку. – Я и не думал отказываться. Только покажите мне этого дементора, не хочу быть неизвестно кем. – Бронвин была готова в ту же минуту принести планшет и показать лодочнику кусочек фильма, но она понимала, что мисс Сапсан такое поведение не одобрит и терпеливо ждала, когда они закончат.

После ужина дети, а идея пригласить на праздник Шэрона понравилась многим, посвящали лодочника в мир Гарри Поттера. Бронвин кратко пересказала первые две книги, а после они посмотрели третий фильм. Дементоры Шэрону не пришлись по душе, но детям он ничего не сказал, решив, что это не то, ради чего стоит портить им настроение. В половине одиннадцатого Алма отправила воспитанников спать, а вскоре и взрослые разошлись по комнатам. Алма с Шэроном поднялись в спальню родителей Джейка. Пока Портманы были в отъезде, они уехали на длительный отдых, Джейк предложил мисс Сапсан занять эту комнату.

– А кем вы будете, мисс? – спросил Шэрон у Алмы, пока она расстилала постель. Имбрина загадочно улыбнулась и, потушив свет, сказала – «Завтра увидишь».

***

Следующий день начался несколько суматошно. Почти все жители дома Портманов красились и наряжались, старшие помогали младшим или друг другу. Утром странные собирались отправиться за сладостями, а вечером пойти на праздник, который устраивали в центре города. Миллард около часа провел перед зеркалом, закрашивая лицо белым гримом. Очки и парик удачно скрыли невидимые глаза и волосы. Он захотел преобразиться в Вилли Вонку из фильма Тима Бертона «Чарли и шоколадная фабрика». Основную часть костюма, кроме сюртука, он собрал из вещей Джейкоба и Горация, одолжив у первого черные брюки и туфли, а у второго перчатки, цилиндр и трость. Для полноты образа Миллард разложил по карманам несколько шоколадных батончиков, которыми собирался угостить малышей на празднике. Закончив переодевание, парень взял палитру с гримом и пошел в комнату к Еноху, чтобы помочь ему с созданием образа.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю