332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Девочка с именем счастья » Возможность (СИ) » Текст книги (страница 1)
Возможность (СИ)
  • Текст добавлен: 16 апреля 2020, 11:00

Текст книги "Возможность (СИ)"


Автор книги: Девочка с именем счастья






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 6 страниц)

========== Поворот не туда ==========

Местность, где жил первый рыцарь Ада, была не самой популярной. Один человек в год, и то с натяжкой. Дорога плохая, зверей много, связи нет. Но Каин искал именно такое место. Людей мало, а значит все, кого он может убить – это какого-нибудь дикого медведя, который покусился на пасеку Первого демона. Да и то, ружьем. В общем, жизнь у Каина была не самая интересная.

Привычная рутина была прервана звуком шин. Каин отошёл от своих ульев и посмотрел на подъезжающую машину. Недорогая, но вовсе не стариковская рухлядь. Хотя, Каина не очень волновала машина, ему было интересно, кто это так неудачно заехал в его края. Из машины, тихо ругаясь, вышла хрупкая человеческая девушка. Бледная, с собранными в конский хвост каштановыми волосами, и одетая по правилам этого времени – джинсы, туфли на платформе и белая майка, скрытая красной кожаной курткой. Красивая. А еще жутко напоминающая кого-то.

Девушка огляделась и, заметив Каина в пасечном костюме, облегчённо выдохнула. Она, конечно же, не знала, что перед ней один из самых старых и жестоких демонов, и то, что именно от него возможно пошел ее род. Она не знала, а поэтому, улыбнувшись, крикнула:

– Простите! Вы не подскажите, как отсюда доехать до города?

Каин подошел к ней поближе. Да, она определенно похожа на… Демон тряхнул головой, избавляясь от этой мысли. Нельзя. Иначе она может пострадать. Она продолжала улыбаться, не обращая внимания на то, как изменился ее собеседник в лице.

– Да, подскажу. – Каин поднял руку и показал в ту сторону, откуда приехала девушка. – Вам надо обратно, после перекрестка повернуть направо и повернуть еще раз, на распутье.

– А повернуть…

– Налево.

– Спасибо. – девушка улыбнулась и, наконец-то, сняла солнцезащитные очки. Все-таки решила, что невежливо разговаривать с незнакомым человеком, не снимая очков. – Я ехала точно также, только, наверное, повернула не туда. Тут у вас так легко запутаться, а GPS как назло не сработал.

Какая же шумная. Каин подумал, что надо было сослаться на срочные дела (которых у него не было), и оставить девицу. Но нет, теперь речь из нее лилась как из рога изобилия. Что за беда так неожиданно свалилась ему на голову? Но рыцарь Ада не мог не отметить, что ее карие глаза так похожи на глаза его любимой Колетт. Теперь, когда он произнёс ее имя в своей голове, Каин окончательно потерял интерес к происходящему. Болтовня девушки уже стала каким-то звуковым шумом, от которого хотелось избавиться. Причем поскорее.

– Простите. – с нажимом, не скрывая раздражения, остановил незнакомку демон. – Но у меня срочные дела. Удачного пути!

Последними словами он подвел черту, давая понять, что данное общество ему утомительно. И видно, девушка с каштановыми волосами поняла его настрой, потому что её доселе искренняя улыбка стала натянуто–вежливой, и она кивнула.

– Да, конечно. Еще раз спасибо. – она протянула руку, и Каин, еле сдерживаясь от того, чтобы не сломать ей руку, пожал ее. Девушка вздрогнула от того, насколько рука была холодной.

Каин развернулся спиной к внезапной гостье и пошел прочь. Да, этот день он точно проведет в счастливых воспоминаниях.

Воспоминания – это всего лишь воспоминания.

Каин тяжело выдыхает, когда до него долетает:

– И да, я не представилась. – Каин делает полуоборот головой и смотрит на девушку. Она стоит около открытой двери машины и рассматривает его сквозь стекла очков. Видимо, она решила, что не представиться будет невежливо. – Меня зовут Колетт. Колетт Мил…

Но звук ее голоса потонул в ударе двери. Вот этого, его воспаленная душа точно не выдержит, и девочка долго не проживет. Уже в окне он видит, как та, кто носит ее имя, растерянно поджимает губы и садится за руль. Звуки шин еще долго доносятся до чуткого слуха демона, а потом лишь неприятный запах бензина говорит о том, что недавно здесь кто-то был.

***

Она вновь в середине следующего дня. Тогда, когда Каина нет дома. Лишь пчелы видят то, как эта особа затравленно осматривается и пару раз стучит в дверь, сделанную из красного дерева. Никого. Колетт расстроенно выдыхает и присаживается на порог. Девушка не знала, хотела ли она вновь увидеть хозяина этого дома, или нет, однако она хотела поблагодарить его более, чем одним «спасибо».

Мисс Маллен сжимает края красиво украшенной коробки, в которой она привезла небольшой подарок. Что ж, может и хорошо, что ей не придется отдавать подарок лично. Все-таки, в прошлый раз общение не заладилось, но…

Колетт встала и развернулась к двери; поставив коробку около нее, она улыбнулась и развернулась. И едва не вскрикнула.

– Опять вы?

Ладно, Колетт могла не заметить, как к ней подошел человек, но как можно было не услышать звук подъезжающей машины? Да, видимо мисс Маллен совсем пошатнулась здоровьем.

– Простите, если помешала. – Колетт чувствует себя скорее испуганно, нежели виновато. – Я просто… Просто хотела отблагодарить вас. Вы меня вчера здорово выручили. И вот еще что. – девушка развернулась и вновь предстала перед Каином с той же коробкой. Натянув на себя улыбку, хотя это было сложно, смотря на угрюмое, даже озлобленное лицо Каина, Колетт протянула ему коробку. – Я хотела бы, чтобы вы приняли этот небольшой подарок, но поскольку не знаю, к чему вы расположены, то…

Дальше Каин не слушал, смотря на коробку в руках девушки с ее именем. Она хочет подарить ему подарок? Каину еще никто не дарил подарки, даже Колетт – не эта псевдо-Колетт, которая его раздражала, а подлинная, не часто дарила ему что-то.

– Я тогда оставлю его здесь. – предложила юная леди Маллен. Каин только сейчас вспомнил, что ездил в магазин и теперь держит в руках пакеты с едой. Человечность, так человечность.

– Вы можете занести коробку в дом? – спросил Каин. Девушка явно не ожидала такого вопроса, но все же согласно кивает. Когда Каин пытается перехватить пакеты поудобнее и поднести ключи к замку. Колетт слегка дрожащими руками перехватывает ключ и открывает дверь. Каин не мог определить: согласен с ней или возмущен. Поэтому только благодарно кивает и проходит в дом.

Колетт проходит в гостиную и, помедлив, ставит коробку на стол. Каин также проходит в комнату, но уже без пакетов. Колетт, чуть-чуть помедлив, неуверенно произносит:

– Вы так и не сказали мне свое имя.

Каин думает. Сказать какой-то то непонятной девушке свое имя? Нет, он не настолько глуп. Однако Каин совершает свою первую ошибку:

– Каин. Мое имя Каин.

Колетт хмурится, видно думая, где она могла слышать это имя. А потом до нее, видать, доходит, и Каин невольно думает, как долго этой смертной надо что-то вспомнить. Она слегка восторженно приоткрывает рот, образуя букву «О» и выдыхает:

– О! – надо же, как оригинально. – кажется, именно это имеют ввиду люди, говоря “все на лице написано”. – Очень…красивое имя. Ваши родители, наверное, были верующими?

– Да, пожалуй. – и даже неожиданно для себя, Каин говорит. – Ваше имя тоже очень красивое.

Колетт рассеянно улыбается, и ее щечки приобретают довольно нежно-розовый оттенок, который так мило смотрится на бледной коже. И вопреки всем своим убеждениям, это кажется Каину очень очаровательным.

– Возможно, я лезу не в свое дело, но… – Колетт делает полуоборот и смотрит на каминную полку. На фотографию жены Каина. – Но… Это ваша жена? Ее тоже зовут Колетт, так написано внизу фото. Такое совпадение. – Колетт бормочет что-то еще, и внезапно задает вопрос. – А где ваша жена теперь…?

Каин слегка опешил от такой наглости, дерзости и простого неуважения. Не слишком ли много позволяет себе эта жалкая смертная?!

– Вы правы, это не вашего ума дела. – надо же, исказил ее собственные слова. Хотя, она сказала то же самое, только немного мягче. А Каин сказал в привычной для себя манере – грубо, но прямо.

– Не смею вас больше задерживать. – Каин выходит из дверного проема, прозрачно намекая, что более не намерен находиться в обществе этой вздорной особы. Свалилась как снег на голову, что ж ей от него надо? Как же она его достала. И вроде ничего такого не сделала.

Колетт остановилась у двери и, уже знакомо прикусив губу, выдавила из себя:

– До свидания.

– Скорее, прощайте.

И, наткнувшись на гневный взгляд, юная Маллен вылетела из дома. И уж точно не услышала, как Каин тихо поправил себя:

– До скорого.

Демон хотел выкинуть коробку сразу, даже не открывая. Но сначала он разобрался со своими пчелами, разложил продукты, приготовил себе ужин; и лишь потом, поедая собственноручно приготовленное блюдо и слушая старые пластинки, взгляд Каина зацепился за эту коробку. Она была среднего размера в обертке бежевого цвета, и он даже не мог предположить, что могла принести ему эта смертная. Сначала он подумал, что ее надо выкинуть, но, после небольших размышлений, рыцарь Ада решил, что надо все-таки посмотреть содержимое. Человечность, что сын Евы и Адама так усердно в себе воскрешали, взяла верх над демоном, и тот подтянул коробку к себе.

Неторопливо, не выражая любопытства, даже наедине с собой, Каин вскрыл обертку, открыл подарок и удивленно приподнял бровь. Что это? Каин вытащил из коробки маленький горшочек. Он был из красной глины, ручной работы и с очень красивой росписью. Демон задумчиво покрутил в руках горшочек, затем, проявляя необычайную бережливость, поставил и достал еще один. В итоге, у него было пять горшочков для меда разных размеров, с разной росписью и цветовой гаммой. Неужели, она сделала их сама? И впервые, за эти сорок три года одиночества и безразличия ко всему, на лице Каина появилось какое-то подобие улыбки.

***

У Каина, как у сильнейшего демона и старейшего существа этой планеты, были очень хорошо развиты все чувства. И все в нем кричало о том, что он встретится вновь с этой девушкой – с ее именем и внешностью . И пусть свое демонское чутье Каин пытался игнорировать, заткнуть человеческую интуицию он не мог. Все в демоне кричало о том, что эта девушка еще не раз появится в его жизни.

И все таки, эта Колетт, очень похожа на его Колетт. Эти волосы, эти глубокие карие глаза и даже имя. И за это Каин ненавидел эту Колетт. Ни одна смертная женщина не имеет права носить ее имя! Ни одна женщина не имеет права называться Колетт Маллен. Но вот эта смертная смогла. И за это Каин ненавидел её, желая вновь встретиться с ней.

Как существо, которое жило с начала появления мира, Каин считал время по-другому. Бывало, он даже не замечал его. Но рыцарю был более привычен временной полюс Ада, нежели Земли. Там время летит со скоростью выпущенной стрелы, а тут оно тянется так медленно, что Каин заставил себя не замечать время. Все лучше, чем наблюдал насколько оно медленно. И в связи с этим, он не понимал, как скоро должна произойти встреча с живой Колетт. Кто же знал, что она произойдет так… нетрадиционно? Каин уже подумал, что не стоит ждать от живой женщины хоть какой-то адекватности. И поэтому, когда Каин спустя неделю видит эту Колетт на обочине дороги, то не удивляется ничему.

Каин ездил за продуктами раз в неделю. С того момента, как он выпроводил мисс Маллен из своего дома и открыл коробку с горшками прошла ровно неделя. В тот день пошел очень сильный дождь, практически ливень. Но если вы, как и Каин, наблюдали всемирный потоп, такая погода вас не удивит. Вот и демон был спокоен.

Каин ехал домой, и на самой обочине, увидел столь жалкую картину: живая Колетт стояла под дождем, промокшая насквозь, она пыталась что-то сделать, открыв бампер машины. Надо же, как девочка ищет себе приключения.

«Просто проезжай мимо»! – рявкнул сам себе рыцарь, однако тут же совершил свою вторую ошибку. Машина уже затормозила. Чертыхаясь, Каин вышел из теплого и сухого салона и поравнялся с девушкой. Она его не замечала, сцепив зубами карманный фонарик, пыталась разобраться, в чем состоит проблема. Да, не самая лучшая обстановка, но видно бойкую Маллен это не останавливало. А ее вообще что-нибудь остановить может?

Каин взял ее за плечо и развернул к себе. Колетт немного шикнула и посмотрела на демона.

– Вы? – недоверчиво спросила шатенка, пытаясь перекричать грозу. Конечно, девочка же не знала, что перед ней один из старейших демонов, и скажи она хоть шепотом, для него разницы не будет. Каин даже не пытался прикрыться от дождя, хотя отметил, что мокрая одежда неприятно липнет к телу.

– Почему же мне так везет на вас?

Каин понимает, что слишком резок для того, кто сам подошел к ней. Ведь это не она бросилась ему под колеса машины. Колетт хмурится. То ли озабочено из-за сложившейся ситуации, то ли просто злится.

– Что ж, более не намерена вас задерживать.

Колетт, эта Колетт так же упряма, как и та. Она резко разворачивается, причем так, что мокрые волосы несильно ударяют по лицу Рыцаря Ада. Мисс Маллен вновь склоняется над открытым капотом машины, не обращая внимания на усилившийся дождь. Каин тяжело вздыхает.

– Мисс, не упрямьтесь. – звучит как приказ. – Оставьте машину. Когда дождь пройдет, я лично вам все сделаю.

– Я не нуждаюсь в вашей помощи. – огрызается девушка, явно не думая о том, что мужчина, который сильнее ее по весовой категории, может отлично подпортить ей жизнь. Однако Колетт все-таки понимает, что без дождя ее шансы починить драндулет явно увеличиваются, разочарованно закрывает с громким хлопком капот и садится в салон своей машины. В Каине борются два противоречивые чувства: бросить ее и уехать или все-таки насильно увести ее в дом. Спустя минуту появляется еще одно решение: свернуть ей шею и поджечь машину. Но этот вариант отходит сразу – льет дождь. Как Каин собрался разжечь костер? Нет, определённо он смог бы. Но хочет ли он этого по-настоящему? И Рыцарь Ада делает третью ошибку. Щелчком заглушив свою машину, он открывает дверь салона и садится рядом с ней.

С этой девушкой явно было что-то не так. Она была настолько хрупкой, неуверенной и неосторожной, что хотелось прижать ее к себе и успокаивающе погладить по голове, но в то же время, в каждом ее движении скользила самодостаточность и твердость. И когда Каин сел рядом с ней в салон, она лишь раздраженно зашипела.

– Что, придумали новое издевательство? – язвительно бросила Колетт. Каин выдохнул сквозь плотно сжатые зубы, подмечая то, как Колетт испуганно сжалась, но не сдвинулась с места.

Она подложила под голову небольшой рюкзак и закрыла глаза, сложив руки на груди.

– Мисс, как человек старой закалки. – очень старой, стоит полагать. – Я обязан спасти Вас от угрозы ночевать в этой машине.

Колетт недоверчиво посмотрела на Каина. С одной стороны, он прав: ночевать в машине не лучший вариант. Да она даже не знает, когда закончится дождь! Но с другой стороны, черт знает, что в голове у этого мужчины. Юная мисс Маллен говорила с ним всего пару-тройку раз, и каждый раз он показывал, насколько ему тяжело находиться в ее обществе. Что же изменилось сейчас?

Голос Каина врывается в ее размышления:

– Я вел себя не совсем тактично все это время. Так что теплый чай и отдельная комната – все, что я могу сделать, чтобы загладить свою вину.

И Каин, и сама Колетт знают её ответ.

– Мы слишком часто встречаемся, – покачала головой Колетт и, гордо вздернув голову, вылезла из своей сломанной машины и направилась к его – работающей.

***

– Я же говорил, что теплый чай и душ пойдут тебе на пользу.

Колетт смущенно улыбается, а Каин понимает, что совершил свою четвертую ошибку. Вообще, с появлением этой девушки он стал совершать абсолютно недопустимые ошибки. Признаться честно, в душе (или глубоко внутри – вряд ли у демонов, есть душа) Каин был неким идеалистом до встречи с этой смертной девушкой. А потом, она его изменила и изменила кардинально: он позабыл о правилах, и в бреду, был готов отдаться ей полностью, даже если бы потребовалось сожительствовать с ней вечность.

– Вы говорили только про чай и комнату. – напомнила Колетт, присаживаясь напротив мужчины. Каин выглядел по-домашнему, как казалось Колетт, что заставляло её смущенно краснеть. А еще потому, что он так пристально рассматривал ее. Как будто пытался найти что-то определенное и находил. Или нет? Колетт не могла сказать.

– Что ж, добавим в этот список душ и починку машины. – конечно, Рыцарь мог починить машину щелчком пальцами, но почему-то хотелось подольше побыть рядом с ней.

–Я… Я заплачу, как только смогу. – немного заикаясь произнесла Колетт, но Каин внезапно хмыкнул.

– Это вовсе не обязательно. – Каин попытался придумать адекватную причину. И все, что смог выдать его мозг, это то, что он считал пятой ошибкой. – Будем считать, что так я извиняюсь за свое неподобающие поведение.

– Да. – согласилась Колетт, улыбаясь. Возможно, это было не совсем культурно и тактично, но утверждать обратное она тоже не могла. – Я устала. Могу я пойти в комнату?

– Да, конечно.

Людские чувства – непонятные штуки, но удивительно занятные. Они все имеют отличный друг от друга аромат: боль острит чёрным перцем, зависть и ревность – вяжут, любовь и нежность – отвратительно сладки, а вот сладость ненависти приятна.

Каин не понимает, почему он впустил ее в свой дом, почему отдал ей одну из своих комнат, почему, в конце концов, он пришел к ней ночью и смотрел на то, как она спит. Мысли не давали Каину расслабиться и покинуть эту комнату. На кровати, соорудив из себя некое подобие гнезда, Колетт спокойно спала, не подозревая о том, что на нее пристально смотрит один из самых древних демонов мира. Именно она была причиной всех размышлений Каина. Мягкая бархатная кожа, длинные волосы шоколадного оттенка, чуть приоткрытые сладкие губы, черные ресницы, вздрагивающие во сне. Она была волшебна!

И Каин восхищался и ненавидел ее одновременно. Ненавидел за то, что она пленила его мысли. Все было как-то странно, похоже на романы, что так любила читать Колетт. Его Колетт Маллен.

Дни, прежде тянувшиеся для демона медленно, словно года отныне пролетали незаметно. Каин уже не припоминает, когда в последний раз навещал «могилу» своей жены – своей милой Колетт. Проклятое наваждение полностью овладело им. Оно заставило его поверить в то, что любовь к Колетт была иллюзией.

– Прости меня, Колетт. –тихо шепчет самый жестокий демон мирозданья. – Я не хочу ее желать.

Слова лишь красивая ложь. Он хочет ее желать. Хочет. От этого тихого шепота Колетт ворошится.

Каин исчезает из ее комнаты также тихо, как и появляется.

Ничего. Скоро она уедет. И навсегда исчезнет из его жизни. Но Каин задает себе главный вопрос: хочет ли он этого на самом деле?

***

– Ну, теперь твое «Скорее, прощайте!» будет исполнено.

Колетт не планировала так долго оставаться в доме Каина, но на улице целую неделю шла ужаснейшая гроза. Конечно, она не знала этого, но вся эта ерунда происходила из-за Каина. Здесь прошло несколько жутких бурь со всей сопутствующей потешной ерундой. Первый демон даже заморозки устроил, что заставило Колетт спать увернувшись в три одеяла. И все это время не могло быть и речи о том, чтобы покинуть дом Каина.

Однако Рыцарь понял, что не сможет долго держать ее рядом с собой из-за природных катастроф, которые он сам и наслал. Поэтому сейчас Колетт стояла в прихожей напротив донельзя хмурого Каина, и растерянно или даже расстроенно, теребила лямки своего рюкзака.

– Да. – протянул Каин. – Видно, природа решила над тобой смилостивиться.

Колетт хмыкает, и в ее смешке Каин необычном образом слышит отголоски слез. Что не так с этой девушкой? Она же явно рвалась уйти отсюда. Неужели, что-то изменилось?

– Что же, – Колетт запнулась. – Я полагаю, прощайте.

Она разворачивается с явным намерением – покинуть этот дом. И как можно быстрее, чтобы не заплакать. Колетт ощутила на щеке влагу и поспешила отвернуться. Если Каин увидит, что она плачет… Девушка не хотела, чтобы нежно полюбившейся ею мужчина принялся насмехаться над её чувствительностью. Она не смогла бы стерпеть его едких замечаний. Мисс Маллен так хотела его любви, чтобы он улыбнулся, положил руки на её хрупкие плечи, поправил волосы и прошептал что-то нежное. Тогда бы она стала самой хорошей служанкой. Больше не будет никаких разбитых чашек, грязного постельного белья и никаких слёз.

Удар раздается в тот же момент, когда она касается ручки двери. Она вздрагивает. Каин ударил о дверь ладонью, прямо параллельно ее головы. Колетт вздрагивает. А следующее его действие окончательно сбивает влюбленную мисс с толку – Каин мягко коснулся её плеч и развернул к себе. Румянец перетёк на шею, и наверняка на грудь, по телу разлилось приятное ощущение, и Колетт стало очень стыдно. Ноги подкосились, и она бы пошатнулась, но руки демона удерживали надёжно.

– Ты никуда не пойдешь, Колетт Маллен. – Каин выхватил рюкзак из ее рук и отбросил подальше. – Теперь я тебя никуда не отпущу.

– Почему? – Колетт посмотрела в голубые (прим. автора – по крайней мере, мне так кажется) глаза и вздрогнула.

– Потому что ты моя, – Каин улыбается и, приподняв ее подбородок руками, притягивает к себе.

***

– Ты любишь меня?

Каин улыбается. Он накрывает ее руки своими и они, в четыре руки, проигрывает незатейливую мелодию на пианино. Колетт, сидящая на его коленях, смеется и целует Каина в щеку.

– Так ты ответишь? – она надувает губки и теперь точно напоминает ему ребенка. Но она больше не напоминает ему прежнюю Колетт. Потому что эта Колетт другая. И он любит ее другой любовью.

– Конечно, я люблю тебя. – признается Каин и целует девушку в уголок губ. – Попробуй еще раз.

Колетт хочет научиться играть на рояле также, как Каин. И пусть сейчас ей не всё удаётся, но однажды, как он ей обещает, всё получится. А она ему верит. Верит безоговорочно. И ей до безумия нравится, как он щекочет ее щеку щетиной, как целует в висок, как накрывает ее руки своими, чтобы исправить какую-нибудь ошибку. Колетт нравится ощущать его рядом с собой. Потому что любит его. И теперь будет любить всегда.

С того самого дня, когда Каин запер дверь прям перед ее носом и не выпустил отсюда, Каин больше не находил в себе силы противиться странному чувству, которое смертные зовут любовью. Его падение было быстрым и стремительным, как горная лавина. Каин оказался погребенным под пленительными чарами темноволосой колдуньи. Не было и малейшего шанса не поддаться искушению и не вкусить сладость ее губ.

Теперь она его. Душой и телом.

И не поздоровится тому безумцу, который попытается украсть Колетт Маллен у Рыцаря Ада.

========== Безмолвие ==========

Было больно. Колетт извивается и готова кричать, но из-за вставленного в рот кожаного ремня получается только мычание. Возвышавшийся на ней Кроули лишь рассмеялся и вновь сделал надрез на нежной коже.

Колетт чувствовала себя более, чем глупо, хотя бы потому, что ее умудрились «выкрасть» в тот момент, когда она выкидывала мусор. Каин отлучился за продуктами, а новоявленная хозяйка его дома решила провести небольшую уборку. И черт возьми, ее вырубили у мусорного бака! Что за идиотизм?! Очнулась она уже в этом помещении, со светлым кафелем и стенами, на потолке штукатурка трескалась. Холодный железный стол, напоминающий операционный, доставлял Колетт большой дискомфорт. В конце концов, на ней не было одежды, а грудь стискивал еще один кожаный ремень. Лампа светила тускло, поэтому подошедшего мужчину она разглядела на сразу, но разглядев, сразу же узнала. Король Ада, что так недавно с Дином Винчестером ворвались в обитель Каина. Странно, он показался Колетт слишком бесхребетным, чтобы сотворить такое. Ведь он так тряся перед Каином, что даже не рискнул смотреть на нее. Только когда она по просьбе Рыцаря принесла им чай, Кроули посмотрел на нее. Долгим, изучающим взглядом, но явно без угрозы. И все-таки, Колетт поспешила уйти в свою комнату. Дела Каина не касались ее.

Кроули возвышается над ней, и его глаза горят каким-то странным огнем. Он лениво протягивает слова, словно безмерно устал от разговора:

− Знаешь, что меня бесит больше всего? – Колетт молчит, и Кроули отвечает сам, в оглушающей тишине ведя диалог сам с собой. – Что из-за тебя и твоей предшественницы, уже во второй раз Ад теряет такого Рыцаря, как Каин. Сначала это его женушка, − Кроули презрительно фыркает. – А потом ты. Точно такая же смертная, с точно такой же внешностью и даже именем.

Она молчит. В висках отбойным молотком пульсирует кровь, губы в миг стали сухими. Казалось, во рту распространилась Сахара, и предела ей не было. Страшная жажда – самая маленькая проблема, когда ты лежишь прикованная. Тугие кожаные ремни до красноты впились в нежную кожу, кованные цепи, что стянули шею, мешали дышать. Но и это не было проблемой.

Самым страшным было то, что её ожидало. Колетт никогда не думала об этой стороне медали – быть подругой Рыцаря Ада, значит быть его слабым местом. Маллен всего лишь смертная, которой можно шантажировать Каина.

− Может быть, если я убью тебя в этот раз, Каин вернется к нам. – Кроули пожимает плечами, и в тусклом свете мелькают его черные глаза. – В прошлый раз, он кончено не вернулся ко мне, но сейчас он будет искренни считать, что твоя смерть – дело рук Кроули…

− Аббадон. – ее имя срывается с побелевших губ еле слышным шепотом, немного неуклюже из-за ремня во рту, но демон понимает – и в удивление таращится на нее. А потом мужские губы Аббадон растягивает в ухмылке.

− Узнала, значит. – карие глаза Кроули сверкают омерзением. Рыцарь Ада не принимает свой настоящий облик. – Знаешь, что меня вселит? Что ты считаешь, что Каин любит тебя. Нет, не тебя. Ту, которую он видит в тебе. Эти волосы. – рука Кроули-Аббадон скользит по спутанным и грязным волосам. – Глаза, лицо, я уж не говорю об имени. Ты всего лишь замена той женщины, что Каин любил. Тебе не занят в его сердце ее место.

В горле застрял отвратительный тошнотворный ком желчи, но сил не было даже на то чтобы просто встать, что уж говорить о том, чтобы ответить. Слова Аббадон были той правдой, которую Колетт старалась не подтверждать, о которой старалась не думать. Ей было страшно, страшно от мысли, что это действительно так. Нет, она была вовсе не умной, а очень-очень глупой. Жила с мыслью о том, что ее любят. Если бы эти слова были сказаны Аббадон только сейчас, Маллен не предала бы им значение. Но подобные мысли уже давно закрадывались в ее голову. Мысль о том, что она сама Каину то и не нужна.

Рыцарь Ада приподнимает Колетт за волосы, и та чувствует, как металлическая цепь сдавливает шею. Аббодон приподнимает ее голову настолько, насколько позволяет цепь, а потом со всей своей демонической силой бьет головой об металлический стол. В комнате эхом раздался глухой удар головы Колетт об стол. Теперь помимо всего тело болел и затылок, и она с горечью понимает, что навряд ли выйдет отсюда живой. Колетт готова на все и ко всему, но так до боли, до озноба хочется жить.

− Тупая! Тупая шлюха! – Аббадон не сдерживается. Используя этот псевдо облик, она прикладывает все силы, чтобы уничтожить Колетт физически. Аббадон знает, куда бить, чтобы человек жил, но мучился. Каин научил ее и остальных Рыцарей этому. Правда, думал ли он, что после это знание применят на дорогом ему человеку?

Колетт уже давно потеряла счет времени, безвольной куклой лежа на операционном столе. Голос сорвала, слез не осталась. Она лишь покорно принимает все удары Рыцаря ада в образе Кроули, даже не успевая среагировать как ее/его кулак врезался Колетт в скулу. Как будто огромный метеорит, на полной скорости столкнувшийся с планетой. Маллен мотнуло от силы удара и в голове взорвалась ослепительная сверхновая боли. В тот момент ей показалось, что Аббадон выбила ей глаз. Рыцарь Ада не переставала шептать о том, что Колетт лишь тупая и ненужная девчонка, которую надо убить, но от разливающейся по всему телу боли, Колетт ничего не понимала. Она уже давно потеряла связь с реальностью.

− Знаешь, что, милочка? – внезапно тянет Аббадон. – Каин же вполне может спасти тебя, и тогда мой план по уничтожению этого торгаша пойдет насмарку. Мы сделаем так…

Ее рука потянулась к тому металлическому столику. Аббадон взяла с него нож, и, ядовито взглянула на испуганную девушку. Колетт понимала, что Рыцарь собирается делать, но говорить уже не могла – что с языком, что без языка. Казалось, голосовые связки порвались, и теперь весели какими-то веревками в горле. Повертев нож в руке, Аббадон, не медля, приближает его ко рту шатенки

– Я люблю перестраховываться, – деловым тоном сообщила Аббадон, словно ничего необычного не происходило. Она приоткрыл её рот, несмотря на то, что она отпиралась и пыталась кричать. Колетт хотела жить. И жить, желательно, с языком.

Еще немного, и ее вырвет. Пальцы лезут ей в рот, что вызвало рвотные рефлексы, которые девушка едва сдержала; обхватывают розовый язычок, и Аббадон приблизила изделие из металла к её языку, и вот, пара секунд и холодное железо разрезает орган. Кровь так и льется, не переставая. А Рыцарь, она смеется, ведь чувство дежавю так приятно. Колетт захлебнется своей кровью, и на несколько секунд, Аббадон жалеет о том, что здесь нет Каина. О, Рыцарь отдала бы многое, чтобы увидеть его лицо. Его Колетт вновь умирает, метаясь в агонии и фонтаном извергая свою собственную кровь из-за рта.

Адская боль тысячами разрядами проходит через тело Колетт, такого она еще не ощущала. Это был настоящий Ад. Жаль, что смерть пока не настигла её…

−Кроули! – крик доносится как сквозь толщу воды. Последнее, что видит Колетт – перекошенное от ярости лицо мужчины и столб черного дыма − Аббодон ушла. Кто-то незнакомый, выглядя как сказочный великан, наклонился к ней из заоблачной дали. И лишь после она потеряла сознание.

***

Сэм сидит напротив девушки, которой Аббадон около пяти часов назад отрезала язык. У Колетт была всего одна истерика, когда она очнулась, потому пришлось снова вколоть ей снотворное. После – пичкать успокоительными. Сейчас она сидела за столом в дешевом отеле и медленно пережевывала пишу. Было видно, что без языка Колетт делать это неудобно, однако, чем Винчестер мог ей помочь? Ничем.

Колетт была красивой. Как высказался Дин – Сэм до сих пор не понимал почему – «красивая, но без изысков». Девушке было около двадцать трех, длинные каштановые волосы намного лучше смотрелись чистыми и без крови. Большие карие глаза понравились Сэму, но сначала в них был только страх, и лишь потом – непонимание, удивление и благодарность, которую она не могла высказать в устной форме. Колетт неловко поправила длинные рукава мужской рубашки и благодарно кивнула, относя грязную посуду в раковину. Все, что могли предложить ей охотники – одну из новых рубашек Дина, и старые джинсы. Ничего другого не было, но Колетт хотя бы не голой перед ними ходила. Как на это мог бы отреагировать Каин – и на всю ситуацию в общем − и Дин, и Колетт понимали, однако Сэм, лично с Каином не знакомый, не понимал, а посему пытался разредить обстановку, много разговаривая с неожиданно гостей. Отвечать Маллен не могла, поэтому Сэм отдал ей один из рабочих телефонов. В контактах был его и брата номер. Колетт кивнула – лучше обмениваться сообщениями, чем писать все на бумаге.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю