332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » chuckcloud » Байка о том, как Лиса и Красная Королева о рае мечтали (СИ) » Текст книги (страница 28)
Байка о том, как Лиса и Красная Королева о рае мечтали (СИ)
  • Текст добавлен: 11 июня 2021, 16:33

Текст книги "Байка о том, как Лиса и Красная Королева о рае мечтали (СИ)"


Автор книги: chuckcloud






сообщить о нарушении

Текущая страница: 28 (всего у книги 61 страниц)

– Этот идиот может в школе и был «ничего», но сейчас-то он тебе нахуя? Он ж, блять, до сих пор школьник ёбаный! Всему свое время, Нина! Татум тебе уже нахуй не нужен! – высказала экспертное мнение Лизи, поднимаясь с пола.

Но тут произошло неожиданное! В бар зашел Джейк… Джейк Джилленхол… Парень из шара… Лизи увидела его, и взгляды их встретились. С минуту они смотрели друг на друга. Ди-джей Руслан Нигматуллин, приметив эту картину, поставил песню группы Red Hot Chili Peppers – «Snow», дабы придать сцене еще большей романтичности.

– Волчонок! – закричала Лизи и кинулась к мужу.

– Лисичка! – воскликнул Джейк и ринулся навстречу жене.

Как только они добрались друг до друга, Джилленхол подхватил Лизи налету, закружил и нежно начал расцеловывать в носик, лобик, глазки, щечки, снова в лобик и, наконец, страстный и такой долгожданный поцелуй в губы. Пару поднял над танцполом водоворот из бабочек, экстази и блесток стриптизерш, закружив в вихре любви. Через пару минут Джилленхолы вновь опустились на пол.

– Лисонька, прости! Прости меня, пожалуйста! – затараторил парень из шара.

– Замолчи, Джейк! Тебе не за что просить прощения! Это ты меня извини, я повела себя неправильно, – искренне извенилась девушка. – Мне очень жаль, что с твоим братом так все вышло, – сузила она губы в тонкую полоску, сбрехав, ведь ей абсолютно не было жаль Тома Харди, покинувшего этот бренный мир.

– Давай не будем это вспоминать, хорошо? – нежно взял ее за щеки Джилленхол и в который раз поцеловал в лобик.

– Волчонок, а почему ты ни разу мне не позвонил? Почему не написал? – спросила Лизи.

– Я пытался, но, кажется, ты занесла меня в «черный список», – проскулил Джилленхол.

– Ох… Точно… – промямлила Лизи, совсем позабыв о своем действии. – Ну, а как ты меня нашел сейчас?

– После Майами я не знал, что делать, поэтому отправился в Лос-Анджелес, решив начать поиски здесь. Я блуждал по городу, пока не наткнулся на этот клуб. И каково было удивление, когда здесь я тебя и увидел! Думаешь, совпадение? Чудо? Нет! Сердце привело меня к тебе! – счастливо улыбнулся Джейк.

Но тут идиллия была нарушена, ведь в бар зашел…

– Декстер? – нахмурилась Лизи. – Ты что, с ним сюда приехал?

– Нет, – обернулся на парня-клабера Джилленхол. – В душе не ебу, как он здесь оказался.

– Слышь, рыжая, где моя Нина? – подошел к Лизи раздраженный Декстер, язвительно положа руки в карманы.

– Ооо! Что, снова все в сборе?! – заявила Нина, подойдя к троице. Настроение девушки явно стало не на шутку агрессивным. – Знаете, что, суки? Как же вы меня заебали! Вот прямо все втроем! Давно хотела вам сказать одну вещь… Пошли на хуй из моей жизни!

– Нинааа… Кажется, ты очень пьяна и словила клина, увидев этого хуева. Я понимаю, ты злишься, но мы с Джейком ничего не сделали тебе. Нам не надо говорить всего этого дерьма. Просто поехали домой, тебе надо отдохнуть, – строго и по-матерински сказала Лизи, ведь знала, что именно она несет ответственность за сестру.

– Нет, я еще не все сказала! – завизжала Нина. – Пошли на хуй все! И ты, Лизи! И ты, Декстер! И даже ты, мистер Джилленхол! – поочередно тыкнула она пальцем каждому в нос, один из которых был кожаным.

Ди-джей Нигматуллин, предвкушая разборку, решил нагнести атмосферу и включил песню «Break Stuff», в исполнении небезызвестной группы Limp Bizkit.

– Нина, твоя сестра права! Ты пьяна, поехали проспишься! – возмутился мистер Джилленхол, посланный на хуй пару секунд назад.

– Я ненавижу вас всех! Вы только и делаете, что ломаете мою жизнь! И ты! И ты! И даже ты, парень из какой-то там хуйни! – кричала Нина, впадая в припадок шизофрении.

– Слышь, не позорься на людях, – сделал замечание Декстер.

– Ох! Вы посмотрите, кто заговорил! – закудахтала Нина. – Хуль ты приперся, вообще? Пожарить меня захотел за батончик «Милки Вэя»? Да вот хуй тебе! Сейчас я поеду и пожарюсь с Ченнингом за просто так! И уж поверь мне – этот парень знает много поз, помимо миссионерской!

– Оооу! – присвистнул Татум и стал вспоминать, есть ли у него дома гондоны.

– Нина, я прошу тебя, – спокойно сказала Лизи и сделала шаг вперед. – Ты уже наговорила слишком много дерьма. Не усугубляй. Не надо. Просто расслабься и посчитай до десяти…

– Да пошла ты в пизду! – отскочила Нина. – Вот вы все тут меня успокаиваете, но никто не знает, что творится у меня на душе! Никто не знает, что значит быть мной!

Услышав эту фразу, ди-джей Нигматуллин поспешил переключить трек на песню «Behind Blue Eyes».

– Ну так просто поговори со мной и все объясни! Я пойму тебя, как никто другой! – взорвалась Лизи. – Я же всегда прошу тебя быть со мной искренней, чтобы помочь! Сколько раз я выручала тебя, когда ты оказывалась в каком-то дерьме?

– Не хочу! Не буду! Хватит строить из себя самоотверженную! Мать Тереза, блять! Я твоей помощи не просила! – верещала Нина. – Я просто хочу, чтобы вы оставили меня в покое! Но, блять, на что я рассчитываю? Вы никогда этого не сделаете! Да мне проще сдохнуть, чем отвязаться от вас! Проще вскрыть вены, проще обожраться колес, проще сброситься с небоскреба! Может хоть тогда вы от меня отъебетесь?! – впала в шизу девушка. – Все, Ченнинг, мы уходим! Прощайте, господа! – схватила она Татума и поспешила к выходу. – Послушай, я что-то давно твоего брата не видела. Где он сейчас?

– Дома, – подмигнул Ченнинг.

– Никто не знает каково это, когда тебя ненавидят, когда тебе приходится говорить только ложь… – горестно пел на весь клуб Фред Дерст, а Руслан Нигматуллин покачивался в такт музыке.

– Да выключи ты, блять, эту песню, баран! – заорала Нина и кинула на ди-джейскую установку барный стул. Руслана очень раздосадовало, что его пульт разбился вдребезги, но еще больше его задело то, что девушка не оценила его стараний по подбиранию музыки для создания красивой атмосферы скандала, да еще и бараном обозвала! За что?!

– Ёбнисси… – протянула Лизи.

– Лисонька, давай дадим ей немного времени, дабы выпустить пар, – обнял жену за плечи Джейк. – Уверен – уже завтра к обеду она вернется и ей будет очень стыдно за свои слова! Ты уж мне поверь, такая модель поведения очень мне знакома! Поехали домой? – поцеловал он ее в макушку и повел на выход.

Декстер же ринулся к барной стойке, где заказал дюжину шотов рябиновой настойки, которую импортировал в Штаты какой-то безумец.

– Сука! Шлюха! – бурчал он под нос, опустошая рюмку за рюмкой.

На следующее утро Нина так и не объявилась дома, как не объявилась и в обед. Дело уже шло к вечеру. Лизи ходила по своей комнаты из стороны в сторону, не находя места.

– Ну за что она так со мной? Я к ней со всей душой! А она? Иди в пизду… Ненавижу… Оставь в покое… За что?! – причитала она, уселась на подоконник, раскрыла окно и закурила. – Нужно найти Нину. С ней явно опять что-то происходит. Вот чую сердцем неладное я! – сказала Лизи и глубоко затянулась.

– Лисонька, ну чего ты волнуешься? – удивился Джейк, бездумно листая какой-то старый модный журнал жены и сравнивая в нем женские груди моделей.

– Джейк, блять! – психанула Лизи, подскочила к мужу, выхватила журнал и отшвырнула в сторону. – Мы должны что-то сделать! Нам нужно найти ее!

– Блять, Лиса, во-первых, не дыми на меня! – запричитал Джилленхол, брезгливо отмахиваясь от дыма. К слову, этот человек за всю жизнь не выкурил ни одной сигареты. – А, во-вторых, она сама придет, когда перебесится.

– А вдруг она с собой что-то сделает? – начала накручивать себя Лизи. – Она же вчера на это и намекала! Бляяяя… Жид ебучий! Нам нужно срочно найти ее! – завопила она, схватив мужа за грудки. – Она удумала покончить с собой!

Тот лишь вылупился на нее своими прекрасными синими глазами, не понимая, где искать припадочную сестру жены.

– Бляяяя! – завопила Лизи, отпихнув мужа и кинув окурок на пол. – Джейк Джилленхол, парень из шара! А вдруг она уже спрыгнула с небоскреба?! Она же способна! У нее неустойчивая психика! Она уже дважды проворачивала попытки суицида! – схватилась девушка за голову. – Первый раз в шестнадцать после грандиозного скандала, она заявила, что покончит с собой и объебашилась таблеток прямо на глазах у всей семьи! А второй раз, когда убила ебаного Юджина и Вэлари, пытаясь подстроить ДТП и подохнуть!

– Пффф! – усмехнулся Джилленхол, брезгливо затушил тлеющий окурок и крепко взял жену за плечи. – Лисонька! Ну ты, я смотрю, не все знаешь про данную модель поведения! Если суицидник решил свести счеты с жизнью, то он никому не будет про это рассказывать! А Нина просто взяла вчера на понт, как и в шестнадцать! Нахуй на людях обжираться таблетками? Сама подумай, глупышка! Конечно, для того, чтобы сразу откачали! Про ДТП может все и было серьезно, если она не стала никого предупреждать.

– А это логично, – призадумалась Лизи.

– Конечно, логично! Дядя Джейк прошарен в этих вещах как никто другой! Ведь мой брат, Том Харди, целых три раза пытался себя убить без шуток и приколов! А про попытки суицида ради того, чтобы привлечь внимание к своей персоне, я вообще молчу! У меня и пальцев не хватит, чтобы сосчитать! Я трижды доставал брата из импровизированной петли…

– Так, нам нужно все равно ее найти, – решила не слушать Лизи байки мужа. – Нужно выяснить, где живет Татум! Пошли со мной! У Нины в комнате где-то валялся школьный альбом, там должен быть адрес этого пидораса!

Через пару минут Лизи и Джейк уже шарили по комнате Нины, пытаясь найти школьный выпускной альбом сестер Блэкберри. Хотя Лизи даже и не вспомнила, что никакого Татума отродясь там не было, ведь этот кретин так и не окончил школу, и фотографировать его вместе с остальными выпускниками не стали. Джилленхолы уже выпотрошили весь шкаф, но не нашли то, что искали. Тогда Лизи стала шарить по комоду, а парень из шара полез под кровать.

– А это еще что за дрочь? – повернулся к жене Джейк, достав из-под кровати какую-то обувную коробку.

– Сейчас проверим, – сказала Лизи, уселась на пол и раскрыла ее. Девушка вытаращено уставилась на содержимое: там лежало много разных предметов и еще одна коробочка поменьше.

– Что это за вещи и как они связаны между собой? – спросил Джейк, заглянув внутрь и ничего не поняв.

– Это очки Джонни Кейджа, – достала Лизи первый предмет и аккуратно положила на пол. – Это электрошокер Руди, видимо, Нина спиздила его у него. А это часы нашего брата Алекса, которые она сняла с его трупа, – электрошокер и часы так же аккуратно были уложены на пол в ряд. – А это болт от бульдозера Эштона… Хах! Помню как она его открутила, я еще долго смеялась и не могла понять, зачем ей эта хуйня, – усмехнулась она и положила болт к остальным предметам. – Это запонка Тома Круза. А это – остатки праха Квентина, – миниатюрный пузырек был отправлен в ряд к остальному. – Это я не знаю чье, – вытащила она из коробки мятую стодолларовую купюру, на которой убористым почерком был написан чей-то номер телефона, но и эту находку Лизи положила в ряд к остальным. – А это, видимо, в память о хуевом Декстере, – вытащила она фантик от «Милки Вэя» и положила на пол.

– Ах, вот где недостающий прах! – возмущенно ударил себя кулаком по голове безумец. – Как бы теперь его достать?

– И как все это может быть связано? – схватился за голову Джилленхол.

– Ну, а что тут не понятного? – взорвалась Лизи и отвесила мужу пощечину в знак плохо развитой дедукции. – Это все вещи разных людей, которые чем-то зацепили Нину. Так это что же получается… Дегенерат Декстер тоже запал ей в душу?! – начала вскипать девушка, но решила не делать поспешных выводов и посмотреть, что же находится в маленькой коробке.

– Не думаю, что это так важно! – махнул Джейк на фантик «Милки Вэя» и схватил мятую сотню. Он разблокировал телефон и стал листать телефонный справочник, шныряя взглядом с купюры на экран. – О, дааа…

Лизи сделала большой глоток воздуха и открыла маленькую коробочку. То, что она там увидела, вызвало бурю эмоций. А вот, собственно говоря, все, что там лежало: локон волос Лизи, связанный зеленым бантиком… В тот далекий день, она состригла волосы, а Нина была против, и долго злилась на сестру; стопка фотографий из фотобудок, ведь в каком бы городе сестры не оказались, они обязательно находили ее и фоткались с глупыми лицами, это было даже в Оклахоме, ведь какой-то безумец установил фотобудку прямо посреди кукурузного поля; серьга Лизи, которую она обронила при блуждании по лабиринту Куклачева; свадебный календарик Джилленхолов; губная помада Лизи, которую она потеряла несколько месяцев назад и думала, что ее украл Санни Картер.

Лизи не смогла досмотреть, что там лежало еще. Она заплакала и уткнулась в плечо мужа. Джейк обнял ее и начал раскачивать.

– Нина! Сука! – рыдала она. – Нахуя говорить мне всякое дерьмо, а потом выводить на эмоции вот этими всеми сентиментальностями?

Девушка высвободилась из объятий мужа и бросилась вниз, дабы выпить и хоть как-то угомонить свои эмоции. Но то, что она увидела в гостиной, повергло в шок! На диване какого-то хуя сидел Декстер! И не просто сидел… Нееет… Он читал газету, положив руки в карманы.

– Сука! Ты какого хуя приперся в наш дом? Кто тебя приглашал?! – завопила Лизи и стала бить парня-читателя кулаками в грудь. Декстер немного отпрянул, но руки из карманов по-прежнему не вытащил. – Впрочем, поебать! Встал, пошел и нашел Нину! Ты постоянно как-то всех находишь! Найди Нину, а потом вали на все четыре стороны!

– Лисюш, успокойся, – нежно сказал Джилленхол и обнял жену за плечи.

Лизи же никак не унималась и продолжала рыдать и заставлять Декстера вернуть ей сестру. Потом она бросилась на кухню и достала из холодильника бутылку портвейна, которую поставил туда незнамо когда какой-то безумец, ведь по прибытии домой, сестры опустошили все запасы алкоголя. Она откупорила ее и почти залпом выпила половину. Декстер бросился за Лизи и выхватил у нее бутылку.

– Дай сюда! – рявкнул он и одним глотком осушил ее до дна. – Вот так-то лучше! – сказал Морган, уже изрядно пьяным голосом. – А теперь я отправляюсь на поиски своей законной жены! – он стукнул кулаком по столу, достал из холодильника еще одну бутылку портвейна и вышел из дома, громко хлопнув дверью.

– Ну пиздееец, – заныла Лизи. – Теперь он точно никогда ее не найдет! Джимми, помоги хоть ты! – завопила она, приметив ковбоя, который какого-то хуя тоже находился в особняки семьи Блэкберри и восседал в кресле Оливера, ковыряя ножом обшивку своего седалища.

– Детчка, как говорил старик-отец… Ахаха… Неважно! – ухмыльнулся Холлидей. – Садись на лошадь, женщина, мы отправляемся на поиски твоей сестры!

Джимми оседлал скакуна, Джейк подсадил жену к нему, пожелал ребятам удачи, и они поскакали по главной улице Беверли-Хиллз, приковывая к себе взгляды мирных жителей.

Лизи и Холлидей скакали по городу вот уже пару часов, но все безрезультатно! Находилось все не то! Вдруг Лизи увидела оранжевый тюнингованный Форд Мустанг.

– Стой, Джимми! – заорала она, указав пальцем на тачку. – Это тот самый Ченнинг Татум!

– Это не Татум – это Мустанг, и ты еще считаешь себя умной? И вообще, женщина, ты привлекаешь слишком много внимания, понимаешь, о чем я? Ну же, помолчи… Слышишь? Ну же! – рявкнул ковбой, пригрозил ей револьвером, а затем ударил шпорами лошадь и галопом помчался к Форду.

Когда до машины оставалось несколько метров, он остановился, резво спрыгнул из седла и помог спуститься Лизи. Ребята подкрались к тачке, ведя за собой лошадь, заглянули внутрь и, обнаружив, что в Форде никого нет, решили затаиться в кустах и подождать, когда вернется хозяин этой «лошадки».

Через несколько минут из дома вышли Ченнинг и Нина, и направились к тюнингованному Мустангу. Малыш Джимми и Лизи насторожились, готовые выскочить из своего убежища и напасть на подлого Татума в любую секунду.

Ченнинг подошел к Форду, достал ключи и только хотел было открыть дверь, как его лодыжку обвило лассо, и Холлидей потащил Таттума в кусты. Когда тот скрылся за ветками, Лизи ударила его булыжником по голове, дабы тот потерял сознание и не орал по чем зря. Джимми выскочил из укрытия, скрутил Нину и тоже затащил в кусты, предварительно связав в лассо и засунув в рот кляп, чтобы та не вопила.

– Эй, женщина, смотри, – пихнул Лизи в бок Холлидей и указал револьвером на магазинчик вдалеке, где стоял мужик в джинсовом костюме.

– Ой, да это просто-напросто Мэттью МакКонахи, – отмахнулась Лизи.

– Я бы не был так уверен, детчка, – прищурился Джимми, быстро оседлал лошадь и рванул за «призраком» Квентина.

Лизи ошарашенно посмотрела ему вслед, ведь осталась одна в кустах с бессознательным Ченнингом и барахтающейся Ниной. И что делать дальше? Непонятно! Недолго думая, Лизи ударила по голове и сестру, дабы та не привлекала внимание. Она решила позаимствовать Мустанг, вытащила у Татума из руки ключи, дотащила сестру до тачки, закинула туда, сама села за руль и рванула по направлению к дому.

Когда Лизи приехала, у двери ее встретил Джейк и помог занести Нину в дом.

– А где Малыш Джимми? – поинтересовался парень из шара. – Он что, погиб?

– С чего такие ебланские выводы? – возмутилась Лизи. – Он не погиб, просто отправился в погоню за Мэттью МакКонахи!

– Это еще кто такой? – продолжал поражаться Джилленхол, аккуратно укладывая Нину на диван в гостиной.

– Ой, бля, это просто двойник Квентина и все, – отмахнулась Лизи, освобождая сестру от лассовых пут.

Тут в гостиную ввалился бухой Декстер. Он что-то невнятно прорычал, а когда увидел Нину, то поспешил к ней, завалился на пол около дивана и захрапел.

Вдруг, откуда не возьмись, в дом, прямо на коне, вломился Джимми.

– Детчка, когда малыш Джимми, что-то говорит тебе – не стоит сомневаться в его правоте, просто верь ему на слово, понимаешь, о чем я? Ну же! – обратился он к Лизи. Ковбой медленно маневрировал на лошади между мебелью и осматривал Джилленхолов хитрым взглядом из-под шляпы. – А ну-ка, Квентин, заходи!

Ребята уставились на входную дверь, в которую через мгновение зашла высокая джинсовая фигура мужчины в ковбойской шляпе.

– Добрый вечер, друзья мои, – вежливо произнес Квентин, робко шагнув вперед.

Лизи, не на шутку охуев, спряталась за спину Джейка. Тот, в свою очередь, округлил от шока рот и нервно зачесал затылок, ведь, можно сказать, впервые в жизни видел этого джинсового человека таким живым и свежим!

– Извините, что так напугал вас своим неожиданным появлением, – сказал Тарантино, уставившись в пол.

– Квентин! Ты все-таки жив! – заорала Лизи, немного придя в себя, и кинулась на джинсовую шею. – И ты не Мэттью МакКонахи! – еще раз окинула она его взглядом с ног до головы. – Ты совершенно точно самый настоящий Квентин, мать его, Тарантино!

– Так, хватит этих глупостей, встречеебы! – прервал объятия Холлидей. – У нас с Квентом есть дела поважнее, – отстранил он девушку от джинсового ковбоя.

– Какие такие дела? – прищурилась Лизи, заподозрив, что Джимми замыслил что-то недоброе.

– Тебя это касаться не должно, детчка! – помотал Джимми револьвером перед ее носом. – Это касается лишь меня, Квентина, старика-отца, ну и еще парочки людей… Неважно! Понимаешь, о чем я?

– Не особо, – нахмурилась Лизи.

– Лисонька, ну тебе же сказали – неважно! – приобнял Джейк ее за талию. – Не стоит совать нос в чужие дела – так меня учила матушка. Так что, пусть ковбои занимаются своими делами, а мы с тобой лучше пойдем наверх. Я же так по тебе соскучился за эти дни, а ночью всего-то часок успели, – зашептал он ей на ухо, склоняя к исполнению супружеского долга.

– Ладно, пошли, – спустя полминуты сомнений, махнула Лизи, убедив себя в том, что Холлидей затеял какой-нибудь взрыв или вроде того.

Джимми проводил взглядом из-под шляпы Джилленхолов, удаляющихся вверх по лестнице. Когда они скрылись, он поманил ладонью Квентина.

– Дело есть, вежливоеб, – буркнул он.

– Какое? Помощь какая-то нужна? – спросил Тарантино, сняв шляпу, ведь ходить в головном уборе в помещении – дурной тон.

Джимбо же проигнорировал вопросы Квентина и побежал на второй этаж. Через несколько секунд он вернулся, держа в руках коробку.

– Надо помочь нашему другу, понимаешь, о чем я? – сказал Малыш Джимми, продемонстрировав трофей из комнаты Нины.

– Ну, вообще-то, не очень, – нахмурился Квентин. – Если ты о Декстере, то я согласен, что ему необходима помощь. Думаю, у него серьезные проблемы с алкоголем, мы, как его друзья, просто обязаны…

– Заткнись, скромноеб! Не выводи из себя ковбоя в седьмом поколении! – зарычал Холлидей и пригрозил коробкой, перепутав руки, но вскоре опомнился и погрозил револьвером. – Я совсем не об этом! Мы должны вернуть ему его женщину! Понимаешь, о чем я? Ну же! – нетерпеливо рычал он, тыкая рукой на девушку в отрубе.

– Не думаю, что нас это касается, – неуверенно поджал губы джинсовый скромняга. – Это крайне возмутительно – лезть в чужие отношения!

– Тебе надо поменьше думать, Квент! – ухмыльнулся Джимми и завязал Нину и Декстера в лассо. – Ведь то, что эти ссороебы разбежались – чистая случайность, а вот то, что они сошлись – судьба, не иначе! – нес фаталистический бред Малыш Джимми.

– Не уверен, что они были хорошей парой. Может, это и к лучшему, что они расстались, – рассуждал Тарантино, почесывая волевой подбородок.

– Да ты ж даже не видел, как все вышло, когда они разбежались, дохлоеб! Ты ж подох, а мы в тот день пили за твой упокой в облачном царстве! – пытался убедить его Холлидей, уже таща «связку» Морганов по ступенькам наверх.

– Ну так, а от меня какая помощь требуется? – вскинул джинсовые руки ковбой-мямля. – Что мне сделать? Может, поговорить с ними?

– Лучше обоссать! – взорвался Холлидей и одним рывком затянул Нину и Декстера на второй этаж. – Все, без тебя разберусь, скучноеб! А ты на стреме постой, чтоб эта рыжеебка ничего не заметила! – с этими словами он открыл дверь одной из комнат и махом закинул Морганов внутрь. За ними полетела и коробка с «сокровищами», после чего Джимми захлопнул дверь. – Ну, старик-отец, теперь ты доволен? Так сойдет? – поднял он голову к потолку. – А теперь ты сделаешь Квента нормальным?.. Что значит, мы так не договаривались? Да ты охуел, договороеб?.. Что значит, когда помирятся, тогда и посмотрим? Я сейчас их, бля, выпущу вообще и ебись сам, как хочешь! – впал в безумие Джимми и стал дергать ручку двери, но та не поддавалась, будто какой-то безумец запер ее изнутри.

Квентин лишь непонимающе и с долей осуждения посмотрел на друга и пошел в ватерклозет, чтобы справить малую нужду.

Когда Нина, наконец, соизволила проснуться, то обнаружила себя лежащей в пустой комнате на полу, сверху на нее была навалена рука Декстера. Она увидела, как на его щеку приземляется комар. Девушка сразу же его прихлопнула, заодно решив и залепить Дексу пощечину. Морган присел, протер глаза и стал непонятливо озираться по сторонам. Нина же подскочила и что было сил ударила его с ноги в грудную клетку.

– Опять ты, хуев Декстер! – заорала она и рванула к двери, дабы покинуть комнату. Но как бы девушка не старалась открыть ее, все попытки были тщетны.

– А ты что, предпочла бы тут с Татумом очнуться? А? – поднялся Декстер.

– Нет, Татум мне нахуй не нужен! – дерзанула Нина, крутив ручку из стороны в сторону.

Декстер взглянул на нее с надеждой в глазах.

– Лучше бы тут оказался Руди! – заявила Нина, с подъебом приподняв бровь.

От таких заявлений у Моргана на виске неистово запульсирвала вена.

– А это еще что такое? – вдруг заметил он неподалеку коробчонку Нины, и быстро поднял ее с пола.

– Ээээм… Да ничего, – замялась девушка. – Эй, хуев, не смей ее открывать! – заорала она и одним прыжком добралась до Моргана, когда он открыл коробку.

Нина пыталась выхватить у него свою сокровищницу, но Декс отпихивал ее локтем одной руки, второй же перебирал содержимое. Парень-исследователь извлек оттуда электрошокер, держа его двумя пальцами.

– Между прочим, это электрошокер Руди! – решила позлить его Нина, скрестив руки на груди.

Услышав это, Декс сначала пригрозил девушке разрядом тока, а затем отшвырнул его в дальний угол комнаты. Потом он стал доставать по порядку все предметы из коробки, Нина язвительно комментировала, что кому принадлежит, а парень-метатель раскидывал вещи по сторонам.

– Так, это Том Круз? Пока, Том Круз! – с этими словами он швырнул запонку об стену. Нина с ухмылкой посмотрела на мужа. – Это у нас Эштон Катчер? Прощай, Эштон, – болт полетел в закрытое окно.

Девушка лишь подкатила глаза.

– Так, а это чье? – вытащил Морган мятую сотню.

– Это… – округлила глаза Нина.

– Да похуй! – перебил он и запихнул купюру в карман. – А это у нас кто? Джонни Кейдж? Джонни Кейдж?! Да пошел ты нахуй, Джонни Кейдж! – решил продолжить ревизию сокровищницы Морган.

– Ты не охуел ли, хуев Декстер? – возмутилась девушка и выдернула сотню из кармана парня-коллектора. – Какого черта ты позволяешь присваивать мои вещи? – отобрала она у него и коробку, бережно разгладила зеленую бумажку и положила обратно.

– Я не намерен делить коробку своей Нины с какими-то уродами! Здесь должен быть только я! – крикнул он. – Это что еще? – извлек Морган маленькую коробочку из коробки в руках жены.

– А это вообще вещи Лизи и тебя это ебать не должно! – заорала Нина и вновь перехватила свои сокровища.

– Я и с этой рыжей сукой не хочу делить свою коробку! – не унимался парень-единоличник. – Пусть там остается только мой «Милки Вэй».

– Здрасссьте! – скривила губы девушка. – Коробка моя – что хочу, то и храню! Сейчас вообще выкину твой ебливый «Милки Вэй»! Этого хочешь? – схватила она фантик и угрожающе скомкала.

– Нет! Не надо! – поспешил остановить ее Декс, выставив руки в карманах вперед. – Все, храни там, что тебе вздумается, – заговорил он более спокойным тоном и сделал шаг навстречу жене.

– То-то же! – ухмыльнулась Нина и позволила парню-нежности себя обнять.

– Ну так что? Мир? – взглянул он на нее своими наглыми торжествующими глазами.

– Ну типа того, – подкатила глаза Нина.

Декстер хотел было поцеловать жену, но та отстранила его.

– Что стоишь, еблом щелкаешь? – раздраженно нахмурилась девушка. – Иди вон собирай, что разбросал!

Парень-тряпка уже открыл рот, чтобы попререкаться, но по взгляду Нины понял, что никакого мира не будет, пока все «сокровища» не вернуться в коробку. Тогда он, громко цокнув, поплелся собирать по комнате разбросанные вещи, то и дело подкатывая свои наглые униженные глаза.

Через пару часов Лизи спустилась обратно в гостиную, чтобы попить водички.

– А где Нина и хуев ебанат? – спросила она у Квентина, который с интересом смотрел по телевизору документалку о Колизее.

– Ээээм… – замялся тот и забегал глазами по сторонам.

Но тут Лизи услышала с улицы рев мотора Мустанга и, решив, что это вернулся Ченнинг Татум, дабы увезти ее сестру в закат, поспешила выбежать из дома, не дослушав ответ Тарантино.

– Что тут происходит? – воскликнула она, обнаружив, как Малыш Джимми, загоняет оранжевую тюнингованную тачку в гараж.

– Ты что не видишь, слепоебка? Паркую «жеребца»! – ответил Холлидей, сдавая назад.

– А где Ченнинг? Где Нина? Где хуев Декстер? – вопрошала Лизи, встав позади Мустанга и сигналами помогая Джимбо заехать в гараж.

– Слишком много вопросов, детчка! – вышел он из машины и закурил. – Татум это вообще кто?

– Ну как кто? Хозяин этой тачки! – пнула лабутеном Лизи по колесу Мустанга.

– Ааа… Ну, тогда он тут, – вытащил ковбой с заднего сиденья бессознательного Ченнинга и поволок по бетонному полу.

– А остальные где? – не унималась Лизи, наблюдая за Холлидеем, открывающим багажник.

– Это не твое дело, любопытоебка! – дерзанул ковбой и закинул Татума внутрь, захлопнув крышку.

– Да что ты творишь? Зачем ты засунул его туда? – возмутилась девушка. – Он же там подохнет!

– Думаешь? – бросил на нее сомневающийся взгляд Холлидей. – Ну ладно уж… – открыл он одной рукой багажник, а второй стал шарить за пазухой жилетки. – Не, это не дам, – извлек он оттуда пачку мармеладных мишек, сунул ее обратно и продолжил поиски. – Вот, сгодится! – достал он пакет чипсов и бросил в багажник к Татуму, после чего вновь захлопнул крышку.

Лизи пару секунд посмотрела сначала на ковбоя, затем на Мустанг, но решила не выяснять целей Холлидея, а вернуться к главным вопросам.

– Так где моя сестра? – прищурившись, уставилась она на Джимбо.

– Пойдем вместе посмотрим, может все уже улажено, вопросоебка, – сказал кожаный и, не дожидаясь ответа, вышел из гаража. Лизи поспешила за ним.

Когда они вошли в дом, девушка плюхнулась на диван, ожидая объяснений, а Джимми поспешил наверх. Спустя полминуты он вернулся в гостиную, за ним шли Нина и Декстер, втрепавший говна, но при этом было очевидно, что пара помирилась.

– Какого хуя, Нина? – подскочила к сестре Лизи, оттолкнув парня-говноеда в сторону. – Ты что, опять сошлась с ним?

– А тебя что-то не устраивает? – не дав ответить жене, влез Декстер.

– Ясен хуй, ебач кошиный! – решила поконфликтовать Лизи. – Нина, нахуй он тебе сдался? Я не понимаю! Ты же обещала никогда с ним не сходиться!

– Ну… – подняла глаза к потолку Нина, держа под мышкой свою коробку.

– Тебе мужиков что ли мало, помимо этого ебаната? – взяла сестру за плечи Лизи. – Да любой из твоих парней лучше этого хуева! Посмотри! – выдернула она у нее «сокровищницу».

– Думаю, достаточно на сегодня этих воспоминаний, – попытался остановить девушку Декстер. Но та ловко запрыгнула на стол, показав ему «фак», и открыла коробку.

– Вспомни Эштона! Он такой брутальный! – вытащила Лизи болт Катчера. – Или вот! Том Круз! Вообще идеальный вариант! И не важно, что биссексуал! Зато богач и конгрессмен! – потрясла она запонкой. – Джонни Кейдж! Ух, какой альфач! Вспомни как ты зажигала с ним в смотровой яме! Или вот Руди! Такой милашка-молчун, да и со свекровью тебе повезет! – продемонстрировала она сначала очки, а потом электрошокер. – Ну или вот! А это вообще кто? – вытащила она мятую сотню и, нахмурившись, уставилась на нее.

– Ой, да это… Это по ошибке я вообще положила туда! – поспешила залезть на стол Нина и отобрала купюру у сестры. – В бумажник надо положить! – суетливо пихнула она сотню в карман джинс. – И вообще! Ты вот лучше эту коробку посмотри! – достала она маленькую коробочку.

– Да, ее я уже видела, – умилительно сказала Лизи, взяв в руки ладони сестры с ее сокровищами. – Такая ты дура, Нина, – заглянула она ей в глаза.

– Ну бывает, – отмахнулась Нина, хотя совсем не была согласна с этим, но решила не спорить, дабы задобрить сестру. – Главное, что мы есть друг у друга, а все остальное – неважно! Ведь так?

– Главное, что мы есть друг у друга, а все остальное – неважно, – повторила Лизи и заключила сестру в объятия.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю