290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Шило с прицепом (СИ) » Текст книги (страница 7)
Шило с прицепом (СИ)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 11:00

Текст книги "Шило с прицепом (СИ)"


Автор книги: Carbon


Соавторы: Джейд Дэвлин



сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 12 страниц)

Быстро оглянувшись, я впечатлилась. А кто бы не впечатлился, обнаружив у барной стойки натурального Чингачгука размером со Шварценеггера? Здоровенный такой… Большой Змей. Только без перышек.

– Кекс, хочу в отпуск на Землю! – продолжала фонтанировать энтузиазмом розовая девочка. – Смотри, че там водится! Глянь, он себе на заднице костяную нашлепку сам отращивать начал! А зубы – ядовитые! Марина, пощупай Кекса, он тоже крутой, – махнула мне в сторону своего бугайчика красотка, при этом чуть ли не пробуя лезвие наложника на зуб, как Скорп и обещал. – А я можно твоим стилетом стойку поковыряю? Интересный сплав какой…

Хм… а я еще думала – чего это у меня Скорп такой невозмутимый: что рога ему, что олень, трахается без комплексов. А он просто привык к тому, что весь мир – дурдом.

– Вам превратиться, леди, или так нормально? – невозмутимо предложил между тем Большой Змей, в смысле Кекс.

«Марина, она сейчас точно отравится! – прилетела вдруг мне паническая мысль от Скорпиона. – Я про “грызть” пошутил, не надо меня в рот тащить! И стойку потом не починят! У нас нет столько кубов!» – последние его слова явно услышала и девочка.

– М-да? – еще сильнее засветились глаза Зефирки, хотя казалось, куда уж больше.

«Прожгу, – мрачно предупредил наложник. – Нечаянно. Мастер, пойдемте уже самоубьемся на миссии, сил никаких нет».

– Ваша очередь еще не пришла, – руки Чингачгука опустились на мои плечи. Странно, но раньше, чем я сама отреагировала, почувствовала, как задергался Скорп. Ему не понравилось, что меня трогает чужое незнакомое Оружие, о как!

– Ваще меня Жанна зовут, – призналась вдруг Зефирка, отдавая мне наконец Скорпиона. – Вы такие грустные были, но прикольные. Я люблю все необычное, правда, Кекс? Кстати, живец, ты в курсе, что тебя Швея искала?

Скорпион, облегченно пыхтевший у меня в руках, дернулся и словно подавился мыслями.

«А... но зачем я монст… госпоже Швее?» – выдохнул он пару секунд спустя.

– Да фиг ее знает, – отмахнулась Зефирка-Жанна. – Я не спрашивала. Может, понравился, может, тоже хочет на зуб попробовать. Или Лакосту позаимствовать, ты ж там пачками их таскал вроде. А у Швеи там какие-то вопросики к клану возникли, а глава вдруг взяла и пропала. Короче, встретитесь – сам спросишь. Если выживете сегодня, конечно, – она мило улыбнулась и отхлебнула чего-то ядовито-фиолетового из своего бокала.

«С-спасибо за информацию, Мастер», – нейтральным тоном выдал Скорп и каменно замолчал, о чем-то сосредоточенно размышляя на тех уровнях ментала, куда я не могла дотянуться.

– Да на здоровье! – жизнерадостно кивнула Жанна. – Ты вот что… смотри сюда.

Она шлепнула на стойку красивый прозрачный кристалл в форме куба и подвинула его в нашу сторону.

– Попробуй воткнуть своего уникума в куб, – предложила она мне деловито. – А ты, вундеркинд, не жри скверну, пытайся сдержаться. И посмотрим, что выйдет.

Я мысленно спросила у такого же недоумевающего Скорпа разрешения и ткнула его острием в кристалл.

Оппа, вошел! Сантиметра на три погрузился в алмазно-твердую на вид поверхность, словно… проплавил ее. Вокруг лезвия даже запузырилось что-то, и легкий дымок пошел. А потом кристалл помутнел и рассыпался серой невесомой пылью.

– Ух ты, ржа какая заржавенная, – обрадовалась чему-то Зефирка. – Вундеркинд, а? – подмигнула она сразу и мне, и своему Чингачгуку. – В общем, если сообразишь, как...

– Сигнал, – сказал вдруг Кекс. – Вам пора. Желаю выжить.

Глава 25

Скорп:

– Кто такая Швея? – спросила меня Марина, пока мы шли к стационарному телепорту. – Или ты уже просто на любые швейные принадлежности нервно реагируешь? После бабкиной татуировочной иглы?

«Потом как-нибудь расскажу», – отмахнулся я от вопроса Мастера, обдумывая совет странной, но мощной парочки. Загонная охота, да, вроде я видел там их мельком – действительно убойная команда, несмотря на абсолютно несерьезное поведение. Хотя сила – она многое прощает. Теперь бы еще понять, что хорошего в том, что я могу расщеплять скверну вместо поглощения. По мне, так это лишь огромная трата ценных ресурсов.

– А живец? Почему она тебя этим словом обозвала?

«Это… охота, на которую мы идем, не единственная общеобязательная. Есть еще загонная, но на нее приглашают только сильнейшие команды жнецов и как раз живцов – Оружий-одиночек, которые берут на себя роль приманки и выманивают часть тварей из толпы, гонят их к Мастерам».

– Дай угадаю, смертность среди таких Оружий высокая… – сдержанно как-то отреагировала Марина, и я только через секунду понял, что это как раз и есть ее обычная реакция на крайне неприятные новости.

«На Кодоноре смертность Оружий больше. Поэтому туда в основном наемников берут. Точно! Мастер! Потеря Оружия считается уважительной причиной для выхода из охоты! У вас теперь есть стопроцентный шанс выж…»

– Ща как дам по рогам, – все так же спокойно ответила Мастер. – Еще раз заикнешься про такое, я у бабки все иголки отберу и загоню тебе в задницу по самое ушко!

«Эм, у меня нет рогов. Но я понял, Мастер, надеемся на лучшее», – хмыкнул я, снова давя в себе желание рассказать про остальных. И так проблем куча, да и времени в обрез.

– Мастер клана Лакоста? – обратился к нам местный ИД, и я понял, что мы уже почти вошли в воронку телепорта, увлекшись разговором. – Проецирую вашу позицию на карте, телепорт сработает через три... две… один...

– Симпатично, – резюмировала Марина, оглядываясь вокруг.

Мир Кодоноры действительно был далек от стандартно-гуманоидных и на первый взгляд казался необычным, но тихим, спокойным и безопасным местом.

«Это мертвый мир, здесь не осталось разумных», – ответил я, с подозрением осматривая большие мясистые фиолетово-зеленые листья местных растений, что возвышались на добрые пять-шесть метров. Они поблескивали кристально чистыми капельками воды на таком же слегка фиолетово-розоватом солнце.

– Так вот как выглядит мир в розовых очках, – усмехнулась чему-то своему Марина. – Ужас какой. Куда нам дальше?

Будто отвечая на вопрос Мастера, сбоку раздался звук глухого удара и дрогнула земля. Я сразу подобрался. Расширил восприятие и чуть не подавился от увиденного.

«Лучше всего – подальше отсюда! Щас раздавит! – заорал я, глядя на огромную глыбу черной субстанции, которая летела точнехонько на нас. – Бегом, бегом, бегом! Твою ржу-у-у-у-у! Они охренели тут?! Мой Мастер – не живец! Что за подстава?!»

Нога, ржа! Огромная нога! Что это за чудовище?! Я, конечно, слышал, что твари на Кодоноре огромные, но не настолько же! Да у него морда в этих чертовых розовых облаках тонет! И эта мегатварь топала прицельно, стараясь, ржа, попасть по мечущимся в зарослях… (непереводимое идиоматическое выражение...) таким же лохам, как мы! Да они оху… оржавели?! Кто это спланировал?!

Сбоку раздался крик, и прилетело ощущение отчаяния и боли. Ржа, тварь уже и материальность набрала. И этой самой материальностью на наших глазах придавила чье-то брошенное Оружие. Ржиздец нам.

Марина, правда, не запаниковала и вообще оказалась в удивительно хорошей физической форме, драпала через заросли совершенно осмысленно, успевала оглядываться, вовремя метнуться в сторону и… материлась вслух так, что у меня бы уши заржавели. Если бы я не был с ней полностью согласен до последней запятой, ржа!

Но вдруг тварь остановилась. Приподняла свою ногу размером с неплохой дом, и окутываемая розовым туманом морда медленно начала склоняться к земле.

– Давайте вместе! – прокричали сбоку. – Когда откроет рот – бейте туда чем можете! У нас не более десяти секунд, пока оно заглатывает!

«Оно материальное. С одной стороны – сильнее, и шкуру хрен пробьешь. С другой – появляются признаки живого существа, – как можно быстрее протараторил я, но, понимая, что Мастер слов не восприняла, уточнил: – Жрет только ртом».

– Зато давит чем попало! – Марина уже слегка запыхалась. Долго она у меня так бегать не сможет…

«Похоже, тут тоже действуют по принципу живцов, только намного… жестче. Пока оно жрет кого-то одного, остальные – валят. Живцом становится тот, кому меньше всего повезло… в основном слабосилки. А те, что помощнее, судя по всему, с дистанции добивают».

– Хреновая у вас Нарния, хреновая! – проговорила Марина свою любимую поговорку. – Едрить-тундрить! Да ему ваши уколы что слону дробина! Твою ма-а-ать! Я же не кенгуру!

Не понял, о чем она, но прыгнула Мастер с места и на три метра в сторону очень вовремя, нас только ветром обдало. Похоже, гравитация тут поменьше, чем в ее родном мире. Через секунду здоровенная лапа хлопнула по тому месту, где Марина только что стояла. И снова угрожающе приподнялась, явно выцеливая… нас. Ржиздец! Я на этой шкуре даже царапины не оставлю, это не мягкая тварюшка, которой я легко пробил ядро в той тундре. А еще там столько скверны… что даже если пробью, то просто сгорю, попытавшись поглотить хоть сотую часть. У меня емкость не… И тут меня словно озарило! Куб! Ржа-а-а-а-а!

«Мастер, бросай! Бросай меня! Пока рот открыло, прямо туда!» – я задергался в руке у Марины, и она отреагировала правильно – все же глазомер у дочери потомственных охотников оказался хорошо развит. Я и сам умею, но когда метают точно в цель… попасть легче!

«Ну, не поминай лихом!» – успел передать я по связи, скатываясь по отвратительно розовому языку твари в глотку.

«Не дождетесь!» – рявкнула Мастер и вцепилась в мой ментал как клещ.

«Дура! Отпусти! Беги дальше, не хватало, чтоб тебя прибили безоружную!»

Связь затряслась, но отклика я уже не почувствовал. Буль… Мое маленькое железное тельце будто упало в огромное озеро. Нет, море. Горячее и агрессивное, что так и норовит откусить от тебя кусок. Почти лава…

Так, яд... больше яда! Скверна вокруг меня плавилась, но на ее место мгновенно заливало все больше и больше. Я чувствовал себя раскаленным клинком, который кинули в озеро. Да, я испаряю воду! И даже не остываю! Но ее слишком, слишком много, чтоб испарить всю!

Вот так, буквально прогрызая себе путь внутри твари, я опускался все ниже и ниже. Скверна, кажется, уплотняется? Значит, я на верном пути. Только бы добраться до ядра! Но я уже по ощущениям с километр проплыл, по дороге то растворяя скверну, то откусывая от бушующего вокруг моря кусочки, чтобы было из чего вырабатывать яд. Сколько времени-то прошло?

Скверна становилась слишком плотной, кусочки уже не отрывались. Скоро, скоро же? Там, может, и сгорю, и ржа со мной, но ядро поврежу, и остальные получат шанс… Марина получит шанс выжить! А с ней и дети! А потом они вытащат с Горгонзолы остальных, щас только немножко потерплю…

Кончик лезвия уткнулся во что-то большое и светящееся так, что защипало само восприятие. Ядро? Ну... ни ржи себе! Это ядро?!

Непонятная субстанция была похожа на огромную рыбу, нет, огроменный косяк рыб, затянутый в мелкоячеистую сеть. Давление скверны буквально прижало меня к этой сетке, и в какой-то момент я даже потянулся к этой светлой, практически дармовой энергии. В отличие от плотной скверны, очищенные души буквально просились в рот, обещая мгновенную прибавку сил и эволюцию. Стать дикарем? Зама-а-анчиво… только ржи вам в глотку! Или мне…

Из последних сил я выделил еще немного отравы и почувствовал, как растворяются ячейки сети. Души, отпрянувшие было от яда, быстро, одна за другой, начали покидать сетку. Пять, десять, и внезапно всë вдруг словно взорвалось, плотная оболочка ядра лопнула как проколотый воздушный шар, и из нее бешеным потоком ломанулось… ломанулись… прямо сквозь меня!

Пространство заполнило яростным белым светом, и я ощутил, как растворяюсь в нем. Сгораю без остатка.

Глава 26

Марина:

Вот же ж звездец какой колобком по тундре! Найду гадюку белобрысую – сначала… твою мать! Придушу! Потом еще раз придушу… а потом уже вопросы буду задавать! За каким таким моржовым хреном она нам подставу организовала, самка собаки!

В жизни так быстро и долго не бегала! А под конец еще и злость взяла на этого идиота-камикадзе самоотверженного. Он там у монстра в пузе самоубиться решил, героически. «Не поминайте лихом» его, засранца острозадого! Щаз-з-з!

Сама не знаю, как я это сделала и чем, но вцепилась в своего наложника и хотя телом осталась под каким-то сиреневым кустом – разумом полетела монстру прямо в пасть. А там… Едрить-тундрить и злые духи вечной мерзлоты!

Одно хорошо: я чувствовала, что мой ядовитый железяк активно не нравится той хищной сущности, которая тут всех жрет. Несварение у нее, у падлы, горечь во рту и жжение в желудке. Потому как Скорп весь окутался своим же ядом, и то зверское, что тянулось его высосать, тут же обжигалось, растворялось и отчаянно отплевывалось. А ни фига! Целеустремленный стилет с зародышем рукояти на заднице пер внутрь твари, как лось на водопой.

«Мастер Марина Лакоста, запрашивается разрешение на эвакуацию по причине потери Оружия».

– Хрен вам со скобками! – яростно рявкнула я вслух и отшвырнула… что-то. Это что-то ко мне в мозг лезло и хотело координаты взять, чтобы принудительно утащить. Может, и глупо, но чукчи, мать вашу, своих не бросают! Тем более наложников!

«Ма… стер… уходи… те...» – далеким эхом отдалось в мозгу, и я снова увидела странную картинку: там, внутри твари, заключенные в прочную то ли сеть, то ли пленку, бились души существ, которые когда-то всю эту дрянь и нагенерировали. Они там были заперты и не могли уйти, пока скверна не развеется. И мой насильник-камикадзе как раз в эту пленку последним плевком яда и попал!

У-у-у-уй, мать моя луораветланка! Едридрызь оленем вашу душу по сопкам и в овраг! А-а-а-а-а-а-а!

Мне показалось, что внутрь хлынула раскаленная добела лава. То есть она не в меня хлынула, а в Скорпа, и этот идиот попытался перекрыть связь, чтобы… сдохнуть, сгореть там в одиночку. Только обломался, паразит. Я на последнем издыхании так вцепилась в него и дернула на себя, что канал рывком расширился и все эти офигевшие от близкой свободы души ломанулись на волю прямо сквозь нас двоих – как по тоннелю.

Слепящий и обжигающий свет заполнил все вокруг, и меня самой, Марины Ивановой, почти не осталось. Собственно, сохранилась только одна мысль, идея или просто заскок: мое не отдам!

Оно длилось, длилось и длилось. Наверное, в какой-то момент даже пришло понимание, что так было всегда и будет всегда, и ничего другого быть не может.

А потом ярость сияния вдруг иссякла. И стало темно, прохладно и тихо. Только где-то в голове тихонько всхлипнуло, а потом выматерилось.

«Ржа. Вот всегда знал, что хорошие дела наказуемы! Ты этих пищащих гаденышей спасаешь, а они по тебе всем табуном решили пробежаться!»

– Кх… – у меня еще есть голос? Да ладно! – Кха-кха! Чья бы оленя мычала… засранец.

«Мастер? – всполошился вдруг голос в моей голове. – Мастер?!»

– Угу, давай поспим… – пробормотала я, сворачиваясь клубочком под розовым кусточком. – Баю-бай...

«Мастер, нельзя спать! Вы почему не телепортировались? Их же тут не один! Кха-кха! Я еще одного не выдержу…»

– Молчи уж, героин ядовитый. Лети сюда, тогда и телепортируемся. Вместе! Всегда только вместе, понял?.. – я с трудом разогнала сонную одурь, но она неумолимо наплывала снова и снова.

«Боюсь, несмотря на освобождение такого количества душ… крылья у меня не выросли».

– А жаль, – я буквально пальцами разлепила глаза и встала на четвереньки, а потом с трудом утвердилась на ногах. Так, куда? А, вон с той стороны тянет. Ползем туда, значит.

«Позови телепор…татор, – зевнув, посоветовал Скорп. – Мы вроде свое уже отработали».

– Еще б я знала, как его звать, – первые шаги сквозь заросли дались очень тяжело, а потом вроде немного разошлась. – Я тут его немного на хрен послала, так что…

«Запрос на телепорт, Марина Ла...ау...коста», – попытался что-то пробормотать Скорп, но его прервали радостные вопли:

– О-о-о-о, Кекс, смотри-и-и! Живые! Только немного дохлые. Хватай ее, я пойду колючку ядовитую подберу. Вы че тут устроили, вундеркинды? Зашибись, ржавец забабахали, я так и знала, что весело будет! Все так обожрались, что двигаться не могут, одни мы с Кексом очень емкие… ну и Тайка. Хотите послушать, как она начальство материт? Это весело!

«Раз обожрались, кубиком не поделитесь?» – встрял осмелевший Скорп. Похоже, больше у него от вида этих… динозавров поджилки не трясутся.

– Смотри, нахальная какая иголка… На, лопай... О, а уже не такая и иголка. Подрос, стервец! – обрадовалась Зефирка, возникая из розовых зарослей с… хм… ну да, подрос. И цвет поменял. И форму. И ваще. Если бы не чувствовала, что это точно мой наложник, – не узнала бы.

Кажется, Скорп по полностью открытому каналу между нами увидел свою новую внешность моими глазами и аж икнул.

«Эм… это… Мастер, я не нарочно… Надо в сети глянуть, что я за кракозября».

– Катар*, – вдруг подал голос державший меня на руках Кекс.

– Гы! Убойная штука! Засовываешь его в тварь и… – Зефирка подошла поближе и сунула мне видоизмененного наложника, – и хоп врастопыр! И вместо одной мелкой дырки – одна рваная и огромная. А этот еще и ядовитый. Опасные вы ребята, а, вундеркинды? Марина, а что такое «едридрызь»?

– Самка едридрязя во время гона, – хмыкнула я, обнимая своего трехлезвийного насильника. Хорошо, когда своими ногами идти не надо, грузовые кексы под рукой. Только вряд ли нас домой доставят, скорее затащат куда-нибудь в…

– Вашу ржавую мать! Недоумки! Какого… такого вы опять устроили тут коллективное жертвоприношение?! Почему просто не позвали и не показали, где у вас очередной ржиздец назрел?! Я сколько раз вам, баранам, буду объяснять, что признаваться надо вовремя! Вовремя, а не когда овеществленные монстры через грань уже прут!

Эм… не знаю, куда приволокла нас эта парочка кондитерских изделий, но попали мы прямо в центр разборок с матами. Вокруг тепло, светло, весело – какая-то пигалица в маске трясет за грудки здоровенного бугая и орет на него, как родная мама на стопроцентного второгодника.

«Швея! – с каким-то отчаянием в голосе булькнул на задворках сознания Скорп. – Лучше б я в том монстре осыпался ржой…»

* Катар – кинжал, один из видов которого содержит одно основное лезвие и два выдвижных, раскрывающиеся в виде трезубца.

Глава 27

Скорп:

Сердце стучало и подпрыгивало как бешеный цвирк. Хорошо, что я успел вовремя закрыться от своего Мастера, ей не нужно чувствовать моего практически животного страха. Она и так недоуменно на меня косится, наблюдая за устраивающей взбучку местным властям девочкой. И ведь даже пояснить ей не могу, что перед нами за монстр. Я более чем уверен, что это существо, способное стирать планеты, легко уловит ментальные переговоры. Осталось только надеяться, что личные мысли оно не читает.

Быстро пробежавшись ментальным видением по залу, заметил прислонившегося к косяку у выхода белобрысого мужика, насмешливо окидывающего взглядом устроенные монстром разборки. Весело ему… Хотя Оружию такого Армагеддона вселенского масштаба действительно уже на все плевать с голубого гиганта. А еще он вполне осознанно блокирует собой выход. Третьего... вроде не вижу, значит, мгновенной дезинтеграции пока не планируется… но ржа знает, что может прийти на ум психопатке за штурвалом планетарного бомбардировщика.

– Ты чего такой прибитый? – шепотом спросила Марина, проводя пальцем по моему новому лезвию. – Устал совсем?

«Это Швея, – на грани слышимости транслировал я Мастеру. – По-вашему – что-то схожее с судьей апокалипсиса. Бесполое и безумное в своем желании очистить мир».

– Да вроде не страшная… ругается только. Кстати, по делу ведь ругается, я этому долбое...клюю тоже хочу высказать пару ласковых за то, что нас чуть не сожрали. То есть даже не чуть, а на самом деле сожрали! Не его заслуга, что монстр тобой подавился.

«Это только пока. Видишь, как все трясутся. Этого монстра может в любой момент перемкнуть, и будет полностью уничтожена вся планета»

– Хм-м-м? – Марина вроде как не усомнилась в моих словах, насторожилась и стала наблюдать за Швеей внимательно-внимательно. А потом резюмировала: – В данный момент я не вижу признаков неадекватности или приближения пограничного состояния. Она полностью вменяема и переходить к агрессии не склонна. Это я тебе как психолог говорю.

«Швея состоит из трех частей. Первая часть – эта девушка, вторая – вон то Орудие, третья – еще один Мастер. Пока они не вместе, мы в относительной безопасности, – еще раз попытался вразумить я чересчур доверчивую Марину. – Это не человек. Не воспринимай ее так и не суди по своим меркам. Это даже не Мастер и не Оружие. От нее кровью не пахнет, а откровенно воняет».

– Интересненько, – вот иногда невозмутимость Мастера – это не ржи не преимущество. Иногда это просто бесит!

Вальяжно развернувшись в сторону белобрысого бугая, она в открытую осмотрела того с головы до ног, встретилась с ним взглядом и даже не дрогнула, когда этот серп на цепи ей подмигнул. В ответ подмигнула! Да она смерти нашей хочет!

«Мастер, еще раз так сделаете –  и детей я вам больше не доверю», – абсолютно серьезно сказал я.

«Ну и дурак. Если ты и дальше будешь изображать здесь паникующего оленя и вопить на весь ментал, в каком ты ужасе, – ты только привлечешь их внимание. Успокойся быстро! – скомандовала вдруг Мастер и как-то по связи так… не надавила, не прижала, не приказала… как будто закрыла собой.

Конечно, Мастер была в чем-то права, страх только провоцирует хищников. Но эмоциональный ментал и от окружения, и от нее я перекрыл еще крепче. И стыдно, и… обидно. Лезет же куда не знает, а «дурак» здесь я. Этой «девочке» я явно нужен на допрос, после допроса… м-да, действительно, надо было в той твари и сгореть.

– Нас уже привели сюда на встречу с этими личностями. Они уже тебя искали. Поэтому твои попытки прикинуться ветошью и не реагировать на то, что вы раньше были знакомы, выглядят странно и подозрительно. И именно они скорее спровоцируют желание тебя допросить.

«Да понял я… Мастер», – нервно огрызнулся я. Нашла время для лекций.

– Вполне правильное время нашла, – невозмутимо отозвалась Марина. Кажется, ржа, канал между нами открыт больше, чем я думал… – Ты отвлекся на меня бухтеть, разозлился и перестал так фонить. Выдыхай. Никаких допросов тебя без моего согласия, этот момент ваших законов я выучила. Ты теперь не сам по себе.

«Да-да, вы правы во всем, Мастер!» – окончательно психанул я, обрезая связь и на этот раз закрываясь наглухо. Хорошо отвлекся, да! Права! Но от этого не легче! Вдох – выдох. Вдох – выдох. Права… Я – Оружие, которое принадлежит Мастеру, нужно постоянно себе это напоминать. Я невиновен… невиновен же? А потому тут нечего бояться. Да и монст… Швея сейчас не в полной комплектации.

Кажется, ранее они говорили что-то про Лакоста. Не про Горгонзолу, именно про главу клана Лакоста. Тут никакого криминала с моей стороны нет: как спасший ее жизнь, я попросил пристроить меня к Мастеру. Правда? Правда – ни слова лжи. Лакоста пристроила, вот рядом Марина, которая по документам этому клану и принадлежит. Опять же, где криминал? Нет, все в рамках дружбы-радуги! Вдох – выдох. Во-о-от, во-о-о-от, теперь я уже почти поверил, что нам действительно ничего не грозит. И даже смог прислушаться к разговору.

– Правильно я поняла? – уже достаточно спокойно спросила Швея у помятого старшего искателя. – Вы довели уровень скверны почти до грани прорыва, но еще не достали до того момента, когда ткань вселенной начинает подавать сигнал, на который приду я. И держите этот мир в таком состоянии уже ржа знает сколько времени, устраивая здесь побоища и массовые жертвоприношения, только бы не привлечь мое внимание и удержать этот самый уровень?!

Хм, а претензии-то действительно адекватные. Эту необитаемую планетку давно можно было просто стереть в пыль. Хотя… краем уха я слышал, что на Кодоноре есть залежи какого-то ценного материала. А если намекнуть об этом Швее, так сказать, карму подчистить? Так, кажется, я заразился излишней храбростью моего Мастера… Кстати. Я аккуратно, словно нехотя, снова открыл ментал. Ненавязчиво, я бы сказал. И прислушался… Мастер злится? Может, обижена? Эту ее стальную маску я уже практически ненавижу. Даже изнутри в такие моменты не достучаться!

Марина снова провела пальцем по резным узорам на моей рукояти и скользнула по лезвию. Щекотно, ржа…

«Обидно, ага… Наорал ни за что ни про что».

«Ты тоже на детей орала, когда они пальцы в мясорубку решили засунуть», – буркнул я скорее для проформы, но тут же окатил Мастера волной облегчения и признания своей вины.

«У тебя уже рефлекс, – примирительно хмыкнула женщина. – Всех от мясорубки оттащить и подзатыльников надавать. Только я уже большая девочка, м-м-м? И в состоянии оценить уровень угрозы. Я понимаю, что нам друг другу доверять еще учиться и учиться… но еще раз заикнешься про “детей не доверю” – обижусь всерьез».

«Понял, Мастер, – слегка нервно хохотнул я, чувствуя какое-то иррациональное облегчение. – Чем-нибудь другим обругаю, договорились».

– Привет, колючка! – сказали вдруг у нас за спиной, и я тихо выматерился. Белобрысый фрагмент Швеи оторвался от косяка и подошел почти вплотную! Но вроде бы… вроде бы… он настроен вполне дружелюбно. Я бы даже сказал, благодушно. Даже ментал именно эти эмоции и улавливает.

– Э, не-не, титул колючки по праву принадлежит мне! – выбрался из его капюшона до жути странный зверь со сплющенным огромным носом и торчащими во все стороны иголками.

«Согласен, у него их больше, – решил поддержать разговор я. Тем более что Оружие Швеи обращалось почему-то именно ко мне, игнорируя Мастера… Или не игнорируя, но… это такой намек, что они не представлены? Или что? – У меня даже после сегодняшней эволюции всего три, а раньше и вовсе одна была».

– Где-где-где?! – возбудился колючий зверь и поднял свои собственные иголки дыбом. – Покажи-и-и-и!

«Кхм, э… Мастер, это, – я с трудом припомнил имя, – Фил...лициус, – а вот фамилию я даже под угрозой вселенской ржи не вспомню. – Он Оружие Швеи», – попытался я все же соблюсти формальности. Еще б я умел их соблюдать…

– Приятно познакомиться. Марина… Лакоста, – Мастер протянула Филициусу руку, и он ее с готовностью пожал.

А я подумал, что, слава прародителю, моя ненорм… необычная Мастер вовремя вспомнила, что в призме надо называться именем клана, в котором ее карту зарегистрировали, а не своим настоящим…

– О, кого я вижу! – ну вот и ржавец… Швея закончила вытряхивать потроха из искателя и подошла к нам.

Великие прародители, впервые воздаю вам искреннюю свою молитву! Сохраните мне хоть каплю нервов, ну… ну пожалуйста.

«Не дрейфь, прорвемся!»

Глава 28

Марина:

Это он зря думает, что я вся такая железная. Не обижаюсь, все понимаю, и вообще… Просто меня надрессировали, что свои чувства надо оставлять себе, складывать в мешочек, чтобы потом в спокойной обстановке вытащить, рассмотреть внимательно и решить, кому поцелуй, кому по мозгам, а кого вообще убить на хрен.

Ну и плюс ко всему, я психолог или где?

Уф-ф-ф-ф… Главное, наложник мой тоже спокойный всегда был такой чувак, продуманный. А тут шар-р-рах мне по мозгам не пойми чем пополам с паникой – сама не знаю, как удержалась.

Ладно… уф… допрашивать никому не дам, ну их всех, может, не зря парень так боится. Но вежливо побеседовать – чего бы нет?

– Хорошей охоты, Мастер. Меня вам уже представили, а вот это – Обжорка. Мой биоид, – он ткнул пальцем в нос самого настоящего дикобраза пимплу. Ы-ы-ы! Я ролик на ютьюбе видела, ухихикалась, но вживую эта чудная зверушка еще смешнее. И сразу как-то сливается все чувство настороженности, как на эту клоунскую рожицу посмотришь.

– Хорошей охоты, Филициус. Привет, Обжорка. Ты ужасно милый.

«Это биоид. Биологическая искусственная душа. Суперкомпьютер», – слегка недовольно буркнул на задворках Скорп.

– А меня тут никто никому не представит, да? – та девчонка, что трясла за грудки бугая и которую наложник обозвал психическим монстром, подошла вплотную, повисла на блондине и ткнула суперкомпьютер пальцем в мягкое пузо. – Вот так всегда! Вылезает это чучело из капюшона, и всё, публика рукоплещет и больше никого не замечает.

– Ты вроде была занята. Иди ори на дебилов дальше, не пугай нормальных людей, – блондин нахально развернул девушку обратно.

– Ща на тебя поору, – девушка ткнула бугая локтем в бок и с интересом уставилась на трехлезвийный кинжал в моих руках. – Я тоже хочу посмотреть на взрослого живца с уже замкнутой структурой, который умудрился за короткий срок развиться вчетверо! Или даже больше. Вы разрешите?

И она протянула руку, явно намекая на то, чтобы я дала ей пощупать наложника.

«М-да… осталось только, чтоб меня еще Прародитель полапал, и можно собирать коллекцию высших сущностей».

– Он не хочет, – очень вежливо ответила я, отводя лезвие от чужих рук. – Извините. Мы еще сами не привыкли к изменениям.

«Не-не-не, Мастер, я пошутил! Зачем так сразу отказывать?! Тем более Швее...»

«Ты уже определись, то ли тебя сущности пугают, то ли по рукам пустить», – мысленно прошипела я.

Но Швея, или как там ее, уже сама руки убрала.

– Понимаю. Это нормально, тем более что связь у вас такая свежая. Я, собственно, по другому делу подошла. Вы ведь член клана Лакоста, верно?

«Да, карточку покажи», – передал Скорп.

– Верно, – я вынула из внутреннего кармана куртки ту самую карту, с которой сегодня все и началось. – Марина Лакоста, приятно познакомиться.

– Ой! – девушка стукнула себя ладонью по лбу. – Простите! Я не представилась. Меня зовут Таирис Сафатера. Видите ли, я уже некоторое время не могу связаться с вашей главой. А дело между тем достаточно срочное. И к кому из членов вашего клана я ни обращалась, никто толком не ответил, где и когда я смогу встретиться с Ликерией Лакоста. Только какие-то невнятные отговорки про дела клана. Может быть, вы мне поможете?

«Ржиздец, вот только огребать за себя и за того парня нам не хватало… Скажи правду: вообще не в курсе».

– Увы, – я пожала плечами и улыбнулась. – Мы совсем недавно в… клане. Я приемная. И живем мы отдельно. Так что у нас нет нужной вам информации.

– Вот досада! – вздохнула Таирис. – Как не вовремя! Главное, с Горгонзолой что-то надо уже решать, а ваши коз… простите, соклановики чего-то темнят. Это же формально ваша территория, если не умеете сами навести порядок, зачем заметать мусор под ковер и доводить ситуацию до абсурда?

Скорп в моих руках дрогнул, но страха я не почувствовала. Просто… беспокойство? Опять закрылся.

– Тайка, не наезжай на детей, они вообще ни сном ни духом, – Зефирка нарисовалась словно из воздуха. – Я тут глянула, эти умники их вообще в расходники спихнули и выдавили на загонную… так что упс. Нет у них информации. Зато у них есть йа-а-а-ад! Которым эти малолетние героины растворили ядро самому крупному конгломерату, прикинь!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю