290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Шило с прицепом (СИ) » Текст книги (страница 6)
Шило с прицепом (СИ)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 11:00

Текст книги "Шило с прицепом (СИ)"


Автор книги: Carbon


Соавторы: Джейд Дэвлин



сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 12 страниц)

– Цвирки сообразительные, но они все же животные, Мастер, – Скорп тем временем тихонько хохотал в кулак и пытался стянуть с сэвена свои штаны. – Они хорошо понимают интонацию и могут осознавать простые слова типа «еда», «нельзя», «убью», – на последнем слове цвирк растопырил уши и как-то поник, – но длинные предложения и нечеткие инструкции у них пролетают мимо.

– Ну, сейчас проверим, – кивнула я, встала с кровати и поднесла безвольно повисшего в руке крыса к убежищу сэвена, потыкала в деревяшку пальцем и внятно проговорила: – Фу! Нельзя! Нельзя! Свои!

– Цви-и-и-и-и… – жалобно сказал крыс и плюхнулся на попу, когда я его отпустила. Сел, весь унылый и обиженный, и сладострастно потянул носом запах снова забеспокоившегося свиномишки.

– Фу, нельзя, – повторила я.

– Цчвик-цо-цо-цвиш-ш-ш, – крыс развернулся и медленно побрел между лап невозмутимого Утюга к двери, продолжая бурчать себе под нос отчетливо опознаваемое: «Никто меня не любит, не жалеет, не кормит, только моют, ругают и притесняют, злые вы, нехорошие, а я маленький и несчастный!»

– У тебя неплохо вышло, – улыбнулся мне Скорп. – Продолжишь в том же духе – и, возможно, дети тоже скоро станут прислушиваться к твоему мнению, – это он даже попытался пошутить, надо же, пообвыкся, видимо.

– Да, постепенно введем дисциплину, – я ухмыльнулась, потянулась, поймала заинтересованный взгляд парня на своей груди и все же накинула халат. – Пока, если ты заметил, я ими управляю с помощью хитрости. Но это ненадолго, просто пока они привыкают к новому месту.

– Хитрость? Ну допустим, – заговорщически улыбнулся парень, тоже уже поднявшийся с кровати и даже отвоевавший у сэвена свои штаны. Так вот, после этих слов он вдруг резко шагнул к двери и высунул руку куда-то в коридор. Через секунду раздался писк, и Скорпион за ухо втащил в комнату подслушивающего Тукка.

– А теперь скажи мне, поганец, кто из вас догадался пустить к нам цвирка? И открыл входную дверь для пса?

– А нечего дрыхнуть до обед… ай, ржа! Там вам послание от той белобрысой су… быбы пришло! А мы только дверь приоткрыли, цвирк сам! А ищейка вообще тоже сам! Он на шум пришел и как прыгнул!

– Ври больше, – еще раз для профилактики дернул пацану ухо Скорп. – А Чарту я сейчас тоже люлей отвешу, за то, что опять стащил мой браслет.

Всю эту перепалку я уже слушала из-за двери ванной, решив по-быстренькому разобраться с утренней гигиеной. Хорошо, что сегодня у меня выходной. Сутки через двое – удобный график.

Правда, отдохнуть не вышло, потому что, когда я, свеженькая и красивая после душа, нарисовалась в кухне, где вся компания уже ждала меня вокруг самой большой сковородки с яичницей, Скорп помялся и выдал:

– Мастер, тут такое дело… вы не против немного попутешествовать по мирам?

Глава 21

Скорп:

– Нам ведь надо все формальности уладить, и... – продолжил я, стараясь аккуратно подбирать слова. На призму нужно было скорее мне, чем Мастеру, но все же.

– О, точно! – Марина хлопнула себя ладонью по лбу. – Документы мелким купить! Слушай, а жира, тьфу, скверны из свиномишки хватит? Или надо еще одного дохлого старателя того… немного сожрать?

– Точно не скажу… – попытался я прикинуть вместимость живого храна.

Ту тварь я съел где-то на одну треть, и в кубах это было… было со средний куб. Значит, тварь трехкубовая. Для первой охоты… м-да, крутовато. Обычно новички к таким мощным не суются. И не только из-за недостатка силы и опыта, как и у меня, – у них просто резерва не хватает их впитать и переработать. Не будет же Мастер час отрезать от твари куски, ожидая, пока неумеха-Оружие все профильтрует. Да и Мастер-новичок не получит от искателей задание с такой тварью! М-да… ладно, я не жалуюсь. Точно не жалуюсь!

– То есть в теории в живности сейчас еще два средних куба – одного должно хватить для первых взносов и покупки болванок, – продолжил рассуждать вслух я. – Но в любом случае лучше мне забрать из него скверну, хотя бы часть. Слишком уж… оригинальный носитель, нас могут не понять и начать задавать лишние вопросы.

– Где угодно начнут вопросы задавать, если им ожившую деревянную скульптуру дедушки Алелекэ показать, – хмыкнула Марина. – Это только папакарлам с буратинами везло… Кстати! Дети, вы доели? Сейчас включу вам сказку про Буратино, и пока нас не будет дома – сидеть и носа на улицу не высовывать, договорились? Утюг проследит.

– Я с вами, – тут же выскочил Чарт. – Вы ж наверняка на рынок потом пойдете, я там пригожусь, – сверкнул он невинной улыбкой.

Ага, знаем-знаем. После таких походов у нас частенько в логове оседала всякая артефактная мелочевка. Естественно, за которую никто никому не платил. Но раньше это помогало нам выживать, а сейчас… стоит ли оно того? Да и доверие Марине такие «покупки» явно не прибавят.

– Хм… Детей оставлять совсем одних, под присмотром собаки? Плохая идея, – будто почувствовав мои сомнения, поддержала Мастер. – Ты тут единственный взрослый человек, так что извини, больше ответственность доверить некому.

Чарт открыл рот и… закрыл. Он явно хотел возмутиться несправедливостью, но Маринин пассаж сбил его с толку. Быть взрослым и ответственным ему льстило, но и в призму очень хотелось. Борьба чувств отражалась на подвижном лице во всей красе.

Но мозги и лесть все же победили. Мозги – это Чарт поймал мой непреклонный взгляд и вспомнил, что если Марина у нас берет лаской, то я могу и за ухо траекторию подправить. А лесть – ну понравилось ему уважительное отношение к «единственному взрослому». Тем более от Мастера. Да, в хитрости ей все же не откажешь. Главное – не пропустить момент, когда она и мной так хитро вертеть примется.

– Так… для начала… – я попытался забить в доставшийся от Лакосты телепорт новые данные. Хм… вот, же ж, ржа! И тут на нас сэкономили – одноразовый! – Хм, тогда попробуем иначе…

– Сейчас по старинке, через контрольный пункт этого мира попробуем, – почесал я затылок, всеми силами вспоминая, какие там каракули надо рисовать на ближайшей двери. – Чарт… хм, а у нас есть возможность выйти в сеть галонета? Хоть убейте, телепортам внутри спирали не обучался. Это только в академии проходят.

– Галонет не знаю, но сеть у нас есть, – задумчиво кивнула Марина и протянула мне свой коммуникатор. С большим экраном. Она шустро потыкала в него пальцем, и на допотопном стекле замерцала заставка не менее допотопной сетки… На Горгонзоле была почти такая же древняя внутренняя сеть. Хм, может, и разберусь.

– Так… – я ввел в адресную строку длинную последовательность символов. Все же быть Оружием, пусть даже ржавым и бесхозным, – это преимущество. Все языки всех спиралей, включая письменность, не представляли для меня проблемы, тем более когда скверна чуть ли не из ушей прет. Вот и эти смешные крючки тоже… Хм, нет? А если вот так?

На экране замерцала привычная радужная спираль, и я вздохнул с облегчением… Фу-у-ух, я уж думал, мы, как клан Марины, окажемся заперты в этом мирке. Так, ищем инструкцию для создания прохода. Угум… угум… никогда не рисовал скверной, у меня ее всегда было слишком мало. Справлюсь? Ну, надеюсь, неправильный рисунок не решит сдетонировать. Входную дверь жалко, а вдруг? Но дверью в маленькую кладовку возле спальни,  которую Марина использовала как шкаф для одежды, вполне можно будет и пожертвовать.

Пока я выводил круги и символы, постоянно сверяясь с картинкой, Марина с большим интересом следила за моими действиями, забавно двигая бровями и заглядывая через плечо. Она даже по-детски, украдкой, попыталась потыкать в краешек рисунка пальцем, и я машинально легонько шлепнул ее по руке, точно так же, как шлепнул бы любого из своих ржавят. И замер, ожидая реакции.

Ну, реакция воспоследовала. Эта… эта… хихикнула и другой рукой ущипнула меня за задницу. Кхм! У их семьи реально эта часть тела какой-то фетиш. Или это с моей пятой точкой что-то не так? Но, ржа… лучше пусть щипается, чем, как обычный Мастер из призмы, размажет меня за вольность по спиралям.

– Вроде так, – окончил я узор, опасливо всматриваясь в мерно-желтое свечение, растекшееся по рисунку. Значит… я снова заглянул в экран, значит, спираль мира – желтая. Не так уж и далеко, но и не центральные миры. Хотя то же отделение хранителей тут есть. Странно, что клан Марины о них не знает… и хранители тоже ни сном ни духом про местных Мастеров.

Слегка опасливо я приоткрыл дверь телепорта. Из щели пахнуло свежестью и легким запахом бумаг и чернил, а светло-бежевые стены явно принадлежали не детской спальне.

– Охренеть! – шепотом сказала Марина и тихо то ли запищала, то ли завизжала от восторга, вцепившись мне в рубашку и аж подпрыгивая на месте. Как маленькая! А ведь умеет вести себя собранно и даже жестко. Странная она. А еще непонятнее то, что я, кажется… мне, кажется… не претит такая ее реакция? Это и есть резонанс в паре или еще не он?

– Ну, – я временно прикрыл дверь, осматривая Марину с ног до головы, – проход у нас есть. Теперь надо...

– Знаю-знаю! – радостно закивала Мастер. – Имидж все, жажда ничто, да? Судя по белобрысой козе, эти Лакоста офигеть какие пафосные засранцы, и мне предстоит тоже сделать морду кирпичом.

– Да… а для призмы ты Мастер клана Лакоста.

– Пошли в спальню, – Марина потянула меня за руку. – Да не упирайся ты, шкуру отложим до вечера… Будешь мне помогать наряд выбирать. Я ж в вашей моде ни ухом ни рылом. Ох, бли-и-и-ин, ну как здорово-то! У меня теперь есть своя собственная фея Дверинда, открывающая двери из дома куда угодно, да я о тебе с детства мечтала!

Я уже было открыл рот, но, подумав, решил все же вопросов не задавать. Тем более что наряд мы стали выбирать, начав с нижнего белья. Это… издевательство, учитывая, что «шкуру» отложили до вечера! Потому я с удовольствием оторвался на любопытных ушах, попытавшихся прилипнуть к двери Марининой спальни с той стороны. Рано им такое подслушивать и тем более – видеть. Да и... это мой Мастер! Кхм.

– Ну как тебе? – Марина в очередной раз повернулась вокруг своей оси. Черные кожаные брюки, темно-красная водолазка, черная же куртка с какими-то металлическими бляхами. Вполне в стиле молодежной моды мажоров из академии, видел я таких в баре наемников. То есть, конечно, там покруче цацки были, да и артефактами все увешаны по макушку, но вряд ли в канцелярии, где еще в ходу бумажные носители, кто-то всерьез будет разбираться в таких тонкостях. Они ж эти самые цацки с зазевавшихся мажоров не срезали в толчее, чтобы загнать потом за пару кубов…

– Надо меньше улыбаться, Мастер, – вздохнул я, понимая, что мне как раз ее улыбка больше всего нравится. – И лицо более высокомерное. Как когда вы ту женщину… дразнили.

– Ок, сделаем, – кивнула Марина, искоса еще раз глянула на себя в зеркало, выпрямилась и… как-то неуловимо поменялась. Ох, ржа!

Глава 22

Марина:

Пф-ф-ф-ф, всего-то? Сделать вид, что я чукотский Драко Малфой, а они все домовые эльфы? Да раз плюнуть, два куснуть.

Правда, Скорп раньше времени впечатлился. Вытаращился на меня круглыми глазами, а потом подобрался и стал похож то ли на того самого насильника-наложника, что меня на помойку волок, то ли на перепуганного кота.

Его невольный взгляд в зеркало, где он в своих потертых шмотках отражался рядом с такой красивой мной, я засекла.

– Я тогда оружием стану, спрячешь в кармане куртки, и, если что, постараюсь по мыслесвязи подсказать… На клановую железку я не тяну, – слегка скривился он. – Те, кого с детства откармливали скверной, обычно более… холеные.

С этими словами он вытянулся по стойке смирно и – хлобысь! – упал на пол длинным граненым… фигней какой-то незнакомой. В последний раз, когда я держала его за хвостовое оперение, этот фрукт как-то иначе выглядел. И сто пудов был меньше размером.

– Когда ты успел так растолстеть? – я временно выбилась из образа аристократической засранки, присела на корточки и с интересом потыкала в хищно-треугольное лезвие странноватого и явно метательного оружия пальцем. Теперь это было больше всего похоже на стилет без рукояти, только хвостовик четырехгранный намекал на то, что его можно либо на что-то насадить, либо прямо так запулить вражине в мягкое место.

Подобрав его с пола, я с интересом крутнула «веер», перебрасывая железяку между пальцами. А что, удобно! Меня брательник научил когда-то ради прикола, а мне ужасно нравилось в летнем лагере на материке пацанам в глаза пыль пускать и рассказывать сказки про солнечный Магадан и крутых отморозков, бежавших с зоны и учивших, дескать, чукотских детей разным интересным штукам в обмен на рыбий жир.

«Я… не заметил, что эволюционировал. Обычно для этого нужен качественный скачок в развитии и яркие эмоции. В большинстве случаев – негативные».

Ох, едрить-тундрить, оно снова у меня в голове разговаривает! Охренеть… но удобно. И за мобильную связь платить не надо.

– А, ну так ты очень здорово матерился, когда тебя бабка в зад иглой колола, нормальные такие эмоции были, аж заслушались все. Тогда, наверное, перья и отвалились, – предположила я, после секундного переваривания мыслесвязи. И еще раз запустила лезвие веером в руке, в правой, в левой… Почему-то это простое действие аж между лопаток отдавалось незнакомым, но ярким удовольствием.

«Только не крутите меня так, Мастер. Непривычно, и… поранитесь, – тут же забеспокоился Скорп. – Я все еще пропитан ядом. Меня в жизнерадостно флуоресцентно-зеленый чан как-то уронили, помните? Лучше не рисковать».

– Упс, – я перестала выпендриваться и огляделась. Ага, пойдет… это трехгранное-бесхвостое отлично влезло в замшевый чехол от декоративной фигни, не помню, как называется… что-то типа заколки для втыкания в башку. Кстати, если снова отращу косы, как у бабки, можно будет использовать наложника на манер японских гейш, закалывая им узел волос. А что, разрез глаз у меня подходящий.

«В дамской сумочке я точно еще не катался, – глубокомысленно выдал трехгранный, когда я сунула чехол с ним куда-то между паспортом и упаковкой бумажных носовых платков. – Хотя как-то я слышал, что у вас там целые вселенные можно спрятать, не то что одного мужика».

– С плоскогубцами не подерись, главное, и шоколадку не трожь, это НЗ. А в остальном чувствуй себя как дома.

«Ну, если эти невежды не собираются мне грубить, так уж и быть. А за шоколадку не ручаюсь, простите, Мастер».

– Проглодит, – хмыкнула я. – Я ж тебя завтраком кормила. Ну ладно, грызи… если есть чем. Новую куплю. Двинулись.

Дальше все было просто: подробные инструкции о том, куда тыкать, как шагать, с каким видом являться и что говорить, шоколадкожор выдал мне заранее. Поэтому к очкастенькой девице за стойкой я приблизилась уверенно и небрежно шлепнула перед ней карту, которую Лакоста дала.

– Зарегистрируйте пополнение и стандартный месячный перевод на общий счет клана, процентная ставка шестого ранга, – выдала поверх головы, хамски проигнорировав робкое приветствие. Эх, фиговая какая-то Нарния у меня за дверью, даже здороваться тут людей нормально не научили. Тоже мне, едрить-тундрить, аристократия помойки. Но приходится на первых порах мимикрировать. Бабка Гиттиннэвыт всегда говорила, что в чужой чум со своим костром не лезут.

– Вы… только с переводом, Мастер? – чуть осмелела девушка, быстро закончив все манипуляции с голографическим экраном. Ну, на самом деле вопрос правильный – идти в отделение полиции, чтобы заплатить?

«Не расслабляйся. Она услышала про шестой ранг, и, если не дожмешь, можешь потерять эффект, которого мы добивались».

– Лакоста нет нужды выпрашивать задания от искателей через какое-то заштатное отделение, детка, – я улыбнулась тут же вжавшей голову в плечи девочке улыбкой ласковой касатки. – У меня свои дела, вас они не касаются.

«И взглядом ее припечатай, обычно низкоранговые из кланов самые… м-м-м...»

«Говнистые? Ну нормально, так всегда бывает, не так страшен боров, как его подсвинки. Крутым Мастерам нет нужды доказывать всем вокруг свое превосходство».

«Да… но низкоранговики еще и трахают все что шевелится. И стиль поведения у них своеобразный. Пользуются тем, что каждая скрепка надеется на счастливый билет… Серьезный Мастер, понятно, с такими не свяжется, а вот если низкоранговик не рвется на серьезные миссии, он специально может подобрать гарем именно из слабосилков и жить в свое удовольствие, а те и рады – клановые в любом случае прокормят, и не сырцом. Поэтому вокруг них вечный хоровод желающих, что, сама понимаешь, скромности не способствует».

«Паршивая у вас Нарния, – констатировала я еще раз, а сама изобразила насмешливо-раздевающий взгляд в сторону несчастной секретарши. Скорп в сумке и у меня в голове аж поперхнулся.

«Очень достоверно, Мастер… Не слышал бы вас по связи, поверил бы».

«Пф-ф-ф, зря я, что ли, три года в театральном кружке оттрубила? Хотя играла в основном или тюленей, или злых духов… но один раз злую ведьму! Это была моя коронная роль».

– П-простите… – проблеяла вдруг окончательно деморализованная деточка из-под стойки. – У меня тут… оказывается… для вас сообщение с центральной планеты клана… простите! Я сразу не увидела и...

«А вот это ржопа, – обрадовал меня Скорп, и я даже по мыслесвязи почувствовала, как он напрягся. – Хорошего от нашей главы ждать не приходится».

– Тц, коммуникатор опять посеяла, выведи на экран, сама прочту, – прервала я девушку, прислушиваясь к суфлированию Скорпа. – И отвернись, вдруг там конфиденциальное. А еще лучше – оформи пока универсальные постоянные болванки, пять штук. И побыстрее. Оплату снимешь с карты сама.

– Я выведу на экран для посетителей, Мастер, одну секунду! – засуетилась девочка. – Будьте добры, пройдите вон туда… стандартная защита конфиденциальности уже включена, свой индивидуальный клановый пароль вы сможете ввести там же.

«Упс… ядовитый мой, у меня есть индивидуальный клановый пароль? – мысленно озадачилась я, сама в это время с невозмутимым видом прошествовав через приемную к еще одной, веселенько-бирюзовой двери, за которой оказался небольшой уютный кабинет со столом, креслом и явно голографическим экраном поперек всей этой красоты.

«Документы еще не приходили… Значит, все завязано на мои параметры как вашего Оружия. Только вот...»

«Угу. Как бы бабка тебе своей иголкой те параметры не подправила. Вот это будет сюрприз!»

«Ржа!» – подтвердил парень.

Глава 23

Скорп:

– Ну и каким местом тебя в этот экран вставлять? – поинтересовалась Марина, когда дверь за секретаршей закрылась и мы остались одни. – Проверить-то надо, может, из-под татухи у тебя прежний код торчит еще.

Уф-ф-ф, ржа. Нет, к Мастеру у меня претензий нет никаких. Она оказалась… вот если бы я когда-то вспомнил свои детские мечты об идеальном Мастере, который придет и спасет меня из клоаки Горгонзолы, лезвие даю, портрет был бы почти полный. Ну, может, наполовину. Тут я вспомнил оленью шкуру и татуировочную иглу бабки Гиттиннэвыт. Ладно… на треть уж точно.

Но актерские способности у нее выше всяких похвал. Причем она умудряется ржать со мной по мыслесвязи, подкалывать меня, задавать вопросы по делу, а внешне у нее ни лицо, ни даже интонация не меняется.

«М-да, Чарт бы тут точно не помешал, я не взломщик. Ладно, если заорет сирена – вали все на меня. Мол, какой ржи не сказал, что ключом является… твое второе Оружие. Думаю, документы сразу не начнут проверять, главное, ори на меня подостовернее», – все-таки решил я рискнуть.

– Угу, – коротко кивнула Марина и откинулась на спинку кресла, положив чехол со мной на столешницу рядом с голоэкраном. – Так куда совать?

«Просто приложи к многограннику в правом нижнем углу», – постарался спокойно ответить я, хотя меня даже немного потряхивало. Вот с какой вселенской ржи эти чистоплюи решили нам что-то отправить? И не вскрывать послание нельзя, это вызовет подозрения. Только рейда искателей нам сейчас не хватало...

Замша шустро сползла с лезвия, и я почувствовал прикосновение информационного щупа к ауре. И замер…

– Блям-м-м-м! – отчетливо сказала система, и голоэкран засветился. А потом в комнате раздался голос главы клана Лакоста. Сообщение оказалось звуковое.

– Ну наконец-то. Раз вы сподобились и решили не бунтовать, а также наскребли скверны на взнос, то и мы выполним свои обязательства. Надеюсь, набирали вы ее не десять лет. Но в любом случае это послание будет вас ждать сколько надо. В ячейке заберете коммуникатор для связи с кланом, связку телепортов и пакет документов, мы ж все-таки теперь семья, как-никак, – последние слова были пропитаны едким сарказмом. – Да и просто было бы подозрительно, если наш Мастер, пусть даже и низкого ранга, гулял бы в обносках. Но все это вам придется отработать. Я не знаю, когда именно вы заявитесь, но метка срочного вызова на плановую Кодонорскую охоту будет висеть постоянно. Если вы открыли это послание, значит, отметка в файле искателей появилась автоматически и вас поставили в число участвующих. Надеюсь, металлолом объяснит своей хозяйке, почему не стоит отказываться от этой работы. Удачи вам, новые члены клана.

Вот последние слова вообще были… захотелось превратиться в человека и побиться лбом о твердую столешницу.

– Что? – почти спокойно переспросила Марина.

«Ржопа. Эта ржавина заявила нас на облавную охоту в Кодоноре. Ее еще Мастера называют “штрафной”, а Оружия – “последним шансом”, – с тихим отчаянием объяснил я. – Клан в любом случае обязан выставить своего представителя, а если откажется, пропадут многие привилегии. А если откажется лично заявленный от клана Мастер – ему аннулируют на неопределенное время карту и выпишут штраф размером с хорошую планетарную систему. Но вот если мы погибнем на первом же задании, клан Лакоста с чистой совестью спишет нас в ужасные потери и с радостью поимеет с совета компенсацию и освобождение от таких загонных охот для младших членов на какой-то срок. Извини – точно не скажу все нюансы, никогда эта информация особо не нужна была».

– Я сразу поняла, что она самка собаки, – задумчиво кивнула Марина. Она не выглядела особенно испуганной – скорее всего, еще не поняла всей серьезности положения.

«Эта самка собаки, как ты выражаешься, поставила оповещение на письмо. Это значит, мы отсюда не можем уйти никуда, кроме как в штаб миссии. Даже с детьми попрощаться… не выйдет. Хотя… там в ячейке коммуникатор и телепорты. Позволь мне написать им бумажное письмо и вместе с ним телепортировать остальные артефакты».

– А на обычный земной телефон с него позвонить можно? – тут же оживилась Марина. – Надо бабке сообщить, кто-то из родни приедет и заберет детей, если вдруг мы не вернемся.

Вот так вот просто. Если вдруг мы не вернемся. Она правда не боится? Нет, боится. Но как-то… спокойно. Без обреченности, но и без трепыханий. Четко и по-деловому.

«Через ваши устройства мы выходили в галосеть… можно попробовать».

– У меня телефон с собой, – она вытащила из сумки тот самый коммуникатор. – Эта твоя галосеть на нем еще включена?

«Угу, выйди через контакты и набери сначала номер спирали и мира… сейчас продиктую из координат телепортации», – мысленно указал я Марине на нужное место в документах.

– Давай-ка превращайся, тут никого нет, чтоб твой костюм и внешность неклановую разглядывать. А нам надо действовать четко, чтобы не ошибаться и не терять времени. Так что лучше без передастов обойдемся.

«Без… кого?!»

– Без испорченного телефона. Чем терять время на подсказки, лучше сам сделай быстро. У меня такое чувство, что у нас мало времени.

– Не только у тебя, – тяжело вздохнул я, уже когда обратился в человеческую форму. Умирать не хотелось, вот от слова «совсем», тем более когда в жизни более-менее все наладилось. Да и… я еще ребят с Горгонзолы не вытащил. Может, о них тоже главе сказать? Да нет… у той и без остальных лишних ртов после нашего исчезновения проблем хватит.

Пока все эти мысли проносились в голове эскадрами космолетов, руки действовали сами. Быстро выйдя в сеть Земли, снова протянул коммуникатор Марине, и та спешно, но без лишней суеты начала отправлять письменные сообщения, а потом все же позвонила.

Видимо, основная информация была написана, потому что вслух она почти ничего не сказала, скорее слушала, что ей вещают по ту сторону вселенной. Лицо ее в это время было почти безэмоциональным, точно так же, как когда оржавевшая от собственной вседозволенности Лакоста приходила к нам… к ней… нет, все же, наверное, к нам в дом.

– Все в порядке, – сказала Марина минут через пять. – Алелекэ-младший и Джон прилетят уже ночью. Если мы не вернемся, детей вывезут к бабушке в стойбище, там никто не найдет и не побеспокоит, пока на них не сделают документы. Чарту я уже написала.

– Х-хорошо, – все же решил я не говорить сейчас про остальных наших, оставшихся на Горгонзоле. Чарт, если что, догадается попросить за друзей, и даже если откажут – мелкого вряд ли накажут за сентиментальность. – Мне лучше снова стать оружием. Координаты телепорта к распределительному центру я уже ввел.

Марина вдруг шагнула ко мне вплотную и обняла, прижавшись щекой к груди. Я внезапно почувствовал, как ее буквально трясет от напряжения, и невольно обнял в ответ. Мастер подняла голову, потянулась ко мне и легонько поцеловала.

– Прорвемся. Во всяком случае, попытаемся. Вдвоем мы сила, а?

– Небольшая. Размером с крупное шило. Но да, – хохотнул я, невольно расправляя плечи.

Марина тихонько вздохнула мне в ключицу и сжала еще крепче, а потом отпустила и в следующую секунду уже снова крутанула меня в руке этим ее «веером». Я даже возражать не стал – видно, что для нее это аналог снятия стресса. Но после еще пары витков так же быстро спрятала в чехол и пристроила у пояса. У нее на ремне оказалось подозрительно подходящее крепление.

Когда Мастер решительно шагнула обратно в приемную, я внезапно почувствовал, словно наша связь стала еще на какой-то гран прочнее. Хотя, возможно, просто показалось… Но все равно приятно.

Глава 24

Марина:

Белобрысую сучку я мысленно уже один раз занесла в свою виртуальную книжечку «урыть при случае». Теперь же она переместилась на первую страницу, во главу списка. Но, вписав ее туда, я успокоилась и отставила эти эмоции в сторону. Сейчас они только помешают.

– Вы закончили, Мастер? – секретарь вынырнула из-за стойки, как лемминг из норы.

– Да, пришел срочный вызов на охоту от клана. Документы готовы?

– Конечно, Мастер, вот, – она протянула стопку переливающихся веселой радугой листочков.

«Мастер, сейчас еще есть возможность, давайте отправим их детям телепортом. Если мы не вернемся…» – оживился Скорп.

«А мы не наведем никого на след, ведь телепорт будет направленный и отслеживаемый? Или это уже неважно?»

«Не думаю, что Лакоста нужны эти дети. Так что тут можно и отправить. У тебя сейчас на твоем земном… телефоне все координаты есть, просто приложи к нему браслет, он считает, а потом...»

– Документы отправьте телепортом по заданным координатам, – уверенным голосом очень спешащего человека проинструктировала я секретаршу, по мысленной команде своего Оружия выполнив ряд манипуляций и убедившись, что у девушки на экране все высветилось. На всякий случай мы указали не на мой дом, а чуть сдвинули ориентиры, и теперь папку с «болванками» надо будет забирать с пустыря за железнодорожной станцией. Но это только в том случае, если мы не вернемся через двадцать четыре часа. А если вернемся – автоматом притянем папку к себе тем же телепортом.

«Мастер, да вы у меня оптимистка, – заметил Скорп. – Но это правильно».

«Еще бы! Знаешь, когда за стеной стеной яранги полярная ночь, а у входа с той стороны кто-то говорит: “Открывай, медведь пришел”, трудно выжить без оптимизма», – поведала я, внутренне снова настраиваясь на экстремальную ситуацию и с интересом вглядываясь в закрутившуюся передо мной спираль телепорта. Привыкать начинаю к чудесам, аднака.

«Добро пожаловать в распределительный центр совета, проведите карточкой по терминалу и ждите вызова», – вдруг, словно электронный гид, заговорил Скорп.

Я чуть покачнулась, но устояла на ногах, выпрыгнув из телепорта прямо в центре здоровенного помещения, полного беспорядочно снующих туда-сюда людей. Или не людей?

«Эм-м-м… это так на панели написано, – немного смущенно пояснил наложник, видимо уловивший мою мысль про электронного гида. – Похоже, смерть нас ждет не сразу, еще успеем купить в автомате напитки и посидеть в очереди. Впервые рад бюрократии».

«Уже хорошо. Чем дальше эта ваша ржопа, тем больше вариантов в нее не попасть!» – оптимистично заявила я и потопала в сторону чего-то действительно смахивающего на бар. Очередь здесь была электронная, как в лучших домах Парижа и все такое. Карту мою там уже отметили, вызовут. А пока…

А пока рядом со мной на высокий барный стул вдруг плюхнулась веселая анимешка и уставилась на меня во все глаза. Жизнерадостно-розовые кудряшки аж дыбом встали от любопытства.

– Привет, я Зефирка! – представилась она и хитро прищурилась.

– Похожа, – одобрительно кивнула я, обозрев розовое в салатовую полоску платьишко а-ля мальвина, полосатые в тех же цветах колготки и тяжелые кожаные гриндерсы на ногах девчонки. Черные. – Привет. Я Марина.

Она вроде как на секунду опешила от моей простоты – кажется, ожидала другой реакции. Но тут же снова состроила хитрую моську и заявила:

– Дай железку подержать, а? Я еще таких не видела. А я тебе своего динозавра покажу!

– Скорп? Ты не против познакомиться с девушкой? – вслух спросила я. Тундра их знает, как здесь принято, но вообще за чужое оружие и на Земле без спроса не хватаются. А я по-любому не рабовладелица, чтобы просто так распоряжаться наложником.

«У них резерв раз в двадцать больше нашего, причем вместе взятого, да еще и с твоей бабкой. Таким лучше не отказывать и молчать, даже если она меня грызть начнет».

Зефирка снова склонила голову к плечу, с огромным интересом прислушиваясь к чему-то. Она Скорпа слышит? Или только меня? Ее удивило то, как я его спрашиваю? Если и удивило, то не шокировало. Уже хорошо. А интересно, почему Скорп о ней во множественном числе говорит?

«Грызть – это перебор, – мысленно успокоила свое Оружие. – Молчать не буду. К тому же она отравится, а мы потом виноваты останемся».

– Только осторожно, он у меня… уникальный, – я выложила хищно блеснувший воронением стилет без рукояти на стойку. И внутренне подобралась. Не знаю, что там с резервом, да и опасности я от этой анимешки не ощущаю, но лучше быть готовой ко всему.

– Охренеть! – выдохнула Зефирка и заорала куда-то в толпу: – Кекс! Кекс, иди сюда! Че я нашла!!!

– И незачем так орать, – сказал вдруг кто-то прямо у меня за спиной. – Я и так неплохо слышу.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю