290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Шило с прицепом (СИ) » Текст книги (страница 12)
Шило с прицепом (СИ)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 11:00

Текст книги "Шило с прицепом (СИ)"


Автор книги: Carbon


Соавторы: Джейд Дэвлин



сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 12 страниц)

– С радостью, не сомневайся. Вот только тебя с Ким туда же заберем, и прям сразу, – и я слегка обиженно оскалился и протянул ему один куб скверны. – Хотя желательно, конечно, сначала тебя немного подкормить и привести в порядок…

– Ее забирай, – тут же согласился этот отморозок, так меня и не дослушав. Но угощение выпил одним быстрым касанием и кинул взгляд на приходящую в себя Ким.

В тусклом свете  я также разглядел, что мелкая уже очухалась от потрясений. Мало того, с довольным визгом и без всяких сомнений и страха, не успев даже полностью встать на ноги, Ким повисла у хмурого, тощего, лохматого и оборванного Лезвия на шее. М-да, бабы…  Всех пацанов наших от Меза в дрожь бросало, вон даже Джон со своими Оружиями опасливо косятся, а эти, ржа, девчонки, что Цвичка, что Ким, только сильнее на руки лезут. Вот же любительницы почистить зубы аллигаторам!

– И ты с нами, – потянула его за руку девушка. – Ну же, Мез, ты же хочешь увидеть Цвичку.

Лезвие окинул ее тяжелым взглядом (хотя других у него и не было) и отрицательно помотал головой:

– Нет.

– Но почему? – отчаянно спросила Ким. – Не бросай нас!

– Нет, – Мез грубо сбросил ее руку со своего плеча. – Там дети.

– Где дети? – тут же сделал стойку брат Марины. Да чтоб вас в черную дыру засосало и мотало там до скончания времен! Еще один! Нам своих проблем по горло, а эти… Мастер с Мезом обменялись зверскими взглядами и, будто поняв что-то, заключили временный нейтралитет.

– Веди, – кивнул Джон.

Чует моя жопа, опять же вляпаемся! Но дети… Ладно, я даже особо спорить не буду. Надеюсь, Швея задержится еще на пару-тройку часов, потому что пояснять этим двум долбодятлам опасность развеяться прахом – бесполезная трата времени. Тем более я сам поступил бы так же. Жаль будет, если после всех этих злоключений и поисков все ж осыпемся ржой, да…

И тут у меня в голове, как будто мало было неприятностей, ласковый-ласковый голос моего Мастера произнес:

«Скорп, дорогой, выходи. Выходи сам, зараза, все равно ж поймаю и придушу!»

Кто пустил сюда Марину?!

Марина:

Борман всю дорогу тихонечко бормотал себе под электронный нос про ржу, ржопу и полный ржиздец. По территории клана Лакоста, распугивая ошизевшее местное население, вовсю сновали отряды хранителей, искателей и еще каких-то чертей в калошах. Швея со своими швейными принадлежностями – блондином и брюнетом – меланхолично полировала ноготки под сиреневым кустом недалеко от дома советов. Зефирка радостно скакала вокруг и щупала все и всех, кто под шаловливые ручонки подвернется, Томагавк Кекс невозмутимо ходил следом и пресекал попытки сопротивления одним движением брови.

Мы готовились к штурму.

Глубоко шокированный масштабом спасательной операции Чарт был плотно оккупирован спецами из совета, они аккуратно и вежливо, без грубых попыток взломать мозг, выспрашивали подробности про тот пробой в непонятном щите над Горгонзолой, через который туда-сюда шастал Скорп. Специалисты тряслись и аж почти выли от восторга, у них руки чесались вывернуть столь информированный экземпляр наизнанку, но дед Алелекэ бдел и ни на шаг не отходил от нашего доморощенного клептомана. Спецы на него косились с каким-то суеверным ужасом и за рамки не выходили.

Короче, все при деле. Бабуля отвела в сторонку мастера Зеланда и что-то втирает ему со своим обычным хитрым видом. Мужика даже немного жалко. Остальные родственники более-менее рассредоточились по кустам, кто просто сидит, кто смотрит транслируемые Борманом учебные фильмы о призме для самых маленьких, кто уже глазки строит встречным-поперечным незанятым Оружиям. У последних от такого явный шок, тут привыкли, что все должно быть наоборот. Пугаются.

Михаил уже под ручку с леди Саблей, ы-ы-ы-ы-ы! У него на шее сидит малек, на правом плече сидит малек, на левом бедре тоже висит малек, вцепившись в штанину. Эти нахальные обезьянки ужасно радуются и визжат на весь парк так, что все оглядываются. Сабля выглядит одновременно оглушенной и задумчивой. Хы… Кажется, кузен нашел себе Оружие. Или жену. Или два в одном.

На прививки наших вызывали группами, заодно и Чарта осчастливили, он долго еще потом бухтел и потирал то сгиб локтя, то задний карман джинсов. Ну и все… вроде все дела сделали. А то я уже нервничать начала – чего нерпу за хвост тянут?! У меня внутри все просто переворачивается от беспокойства за свое дурное Шило.

– Внимание, жнецы! – Таири выбралась из-под куста и чего-то сделала со своим голосом, отчего он разносился по парку, словно она говорила в рупор. – Построение стандартное. Сначала иду я, потом второе и пятое отделение хранителей, потом искатели со своими приборами, потом все остальные. Под ногами не путаться, зашибу нечаянно. Готовы? Где этот мелкий ворюга, который у меня расческу спер? Иди сюда, сказочный поганец, будешь руководить.

Уже через несколько минут знакомая непередаваемая вонь помойки апокалипсиса ударила в нос. Пахло горелым, пахло бетонной пылью, кровью, дерьмом каким-то, проститундра… тьфу!

А еще тут стреляли, орали и взрывали. Святая нерпа, в прошлый раз такого безобразия не было! Это чего, мой ненаглядный тут так нехило погулял, вместе с Джоном? Последний мог, он вообще склонен решать все проблемы добрым словом и пистолетом.

Зато едва мы пересекли невидимую границу разрыва, у меня в голове включился «эфир» – я снова почувствовала присутствие своего паразитского сволоча. И не удержалась:

«Выходи, подлый трус! А то хуже будет. Ох, ебть! – где-то в небе прямо у нас над головой взорвался самый натуральный артиллерийский снаряд. – Не выходи, ну его на хрен, сиди, где сидишь! Я сама приду!»

Глава 46

– Ты чего застыл как суслик? – аккуратно толкнул меня в плечо Джон, все еще опасливо, но с толикой уважения косясь на поправляющего связки гранат Меза. Похоже, наш друг в очередной раз обчистил склады пришлых, украв у них часть их бездушного оружия.

– Марина на планете, – буркнул я.

– Одна, что ли, приперлась?! – чуть ли не подпрыгнул Мастер.

– Не знаю… Хотя... – я попытался незаметно пройтись по связи, но внезапно почувствовал такую какофонию в ментале вокруг, что поспешно прикрылся. – Кажется, народу там много. Большего разобрать не могу, мозги сварит.

– Ну, в мозгах сестренке точно не откажешь, так что как минимум помощи у grandmama она точно попросила, а уж эта лишней опасности своих никогда бы не подвергла, – быстро успокоился Джон. Логика в его словах была, и хоть камень с души у меня еще не упал, но легче действительно стало. Временно.

– Языками чесать долго? – рыкнул на нас Мез. Он тщательно прислушивался к звукам взрывов на поверхности и, кажется, даже по-звериному принюхивался.

– Не бухти, чиф, мы ж на ходу, – спокойно и дружелюбно ответил ему Джон, чем слегка, кажется, удивил Лезвие без рукояти.

– Раздражаешь, – на грани слышимости хмыкнул тот в ответ на непривычное дружелюбие. Да… если б не привык к Марине и точно не знал, что это ее брат, то такой «добренький» Мастер и у меня бы вызывал опасение. Подвох какой-то наверняка должен быть.

– Бывает, чувак, – согласился узкоглазый родственник. – Заткнулись уже. Веди.

Ну вот. Подозрительный такой, дальше только ржа. Надо Лезвие отвлечь.

– Мез, я знаю, ты не очень любишь болтать, но нужна краткая сводка, – догнал я резко ускорившегося парня.

– Лаборатория. Идем с лаза. Сейчас там, – он кивнул головой наверх, – стычка. Хорошо – охраны мало. Плохо – мальков убьют, улики. Надо быстрее.

– Ты был там? – лишь уточнил я. Ведь Ким говорила, что Меза забрали именно в лабораторию.

– Да. Ушел, – губы Лезвия растянулись в кровожадный оскал, а зрачки сверкнули в темноте зеленым. – Они долго потом… убирались.

Я невольно сглотнул слюну. Что-то мне подсказывает, что речь идет не об обычных разрушениях, и даже не о взрывах. Лучше больше не вызывать его на откровенность.

Тоннель между тем вдруг круто пошел вниз и, такое впечатление, начал закручиваться в спираль. Стало заметно жарче, хотя я думал, наоборот, будет холоднее. Ржа, мы что, до центра этой гребаной планетки будем бежать? Очень уж похоже, да еще и этот тусклый красный свет впереди.

Мез вдруг резко остановился, подняв руку. Джон понял его правильно, тоже тормознув на всем скаку. Я моргнул и отметил краем сознания, что Ким и бессознательная безымянная девчонка уже аккуратно усажены у стеночки, а бегущие вместе с нами двойняшки-Огнестрелы в форме оружия перекочевали в руки Мастера.

– Пристрели, – коротко скомандовал Лезвие и чуть посторонился. Перед нами оказалась решетка вентиляционной шахты, из которой доносились едва слышные звуки сирены и лился тот самый красный цвет. За достаточно плотной решеткой угадывалась фигура охранника, стоящего к нам полубоком. Кажется, один из тех, неправильных, Мастеров. – Быстро.

Я напрягся, пытаясь угадать реакцию Мастера. Родня у Марины… своеобразные они существа. Мало ли… Цивильный с призмы истерику бы устроил про гуманизм и заветы предков, а этот? Но Джон как-то неуловимо быстро качнулся в сторону, изобразив маятник, выстрела я вроде как не услышал, а силуэт за решеткой почти беззвучно стек на пол явно неживой кучкой.

Я выдохнул и в этот момент поймал взгляд Джона. У него глаза были похожи на дула его огнестрелов – пустые и черные на каменной роже. И тут же он усмехнулся краешком рта:

– Кто калечит детей – тот не человек. На него права не распространяются, не то что человека, даже животных.

– Тут нет людей, – Мез довольно рыкнул и ловким движением снял монолитную на вид решетку, – только твари. – С этими словами он спрыгнул на пол коридора и заострившейся железной ладонью полоснул труп по горлу. – Так наверняка. Живучие твари.

Джон спокойно кивнул, мельком оглядев тело, и двинул дальше за этим маньяком. Кажется, совсем спелись. Ну… мне же легче.

Дальше всё слегка слилось в мешанину узких коридоров, тесных боксов и крови, крови, крови… Даже я, привычный ко многому, в душе словно окостенел. Да, убивать приходилось, и не раз… но не в таких количествах. Хотя протеста не было – тем более после того, что мы в тех боксах увидели.

Ким Мез давно приткнул в какой-то закут вместе с балластной девчонкой, после того как последняя пришла в себя и они обе слегка проблевались на очередную гору трупов. Джон окончательно стал напоминать андроида с ИД в голове, а не живого Мастера. Даже его Огнестрелы, пребывая в форме оружия, словно слегка позеленели.

И это странное ощущение… что вот эти твари, как правильно назвал их Мез, – они настолько чужие какие-то, неправильные, что…

«Зачем?!» – вдруг не выдержала и спросила в общем ментале Джонова близняшка-девочка, когда мы вломились в очередной замурованный бокс, полный голых детских тел в каких-то колбах с трубками, ведущими к центральному баку, в котором тоже плавал бессознательный ребенок.

Мы все поняли ее вопрос без лишних слов. Зачем, ржа возьми, с какой целью тут устроили этот ад?!

– Сила, – хмуро пожал плечами Мез. – Забрать у детей легче.

«Но куда забрать? Зачем Мастерам сила Оружий?»

– Для другого оружия. Без мозгов, – Мез снова довольно улыбнулся, разнося вдребезги какой-то подозрительный аппарат. – Чужие принесли.

И, заметив вопросительно чуть изогнутую бровь Джона, снизошел до еще одного ответа:

– Убивать Мастеров.

Я мысленно кивнул. Табу на причинение вреда Мастерам, во всяком случае нашим, прошито намертво даже в таких отбросах, как мы. А этим чужим надо было что-то иное. Впрочем, долго думать об этом мне не дали. Ибо в следующем боксе все стало еще хуже. Или интереснее. Как посмотреть.

– Ржа, – выплюнул я, мрачно разглядывая подобие извращенной медески с плавающим телом внутри. – А вот и госпожа Лакоста. Дура долбанутая.

И именно в эту секунду у меня в голове что-то взорвалось, и этот взрыв завопил голосом Марины:

«Скорп! Скорп! Скорп, твою ма-а-а-ать!»

«Ржа-а-а… – выдал я в ментал. – Не орите, Мастер».

«Уф… почему не отзываешься, олень ты рогатый?! – продолжала разоряться она, но, кажется, уже от облегчения. – Куда пропал?! Я тут чуть не рехнулась!!!»

«Вам Лакоста нужна?» – постарался я быстро перевести тему, уводя ее гнев в сторону.

«Да в жопу твою Лакосту. Конечно нужна, – логично, как всегда, ответила Марина. И добавила: – Ой, ебть… ух…»

И я вдруг с ужасом понял, что там, где она находится, творится какая-то грандиозная ржа: взрывы, выстрелы, крики… и моя Мастер посреди всего этого!

«И это ты на меня тут орешь?! – не выдержал уже я. Тоже мне, нашлась воспитательница, сама-то! – Что у вас там происходит, куда вы влипли? У меня тут по сравнению с тобой, олениха ты ретивая, увеселительная прогулка по достопримечательностям». – Я решил не вспоминать о том, что «виды» вокруг слегка… непрезентабельные.

«Небольшая войнушка, фигня. Едрить… уф-ф-ф. Держи канал! Я по нему к тебе пойду».

«Ну, значит, у меня тем более фигня, нечего орать, – чуть приглушил эмоции я. – Там вас много?» – как бы невзначай уточнил.

«Доста…» – начала говорить Марина, и вдруг мне показалось, что очередная ржа взорвалась прямо у меня в голове, а после того, как в ушах перестало звенеть, я понял, что больше не чувствую Мастера… совсем.

Глава 47

Марина:

Да едридрысь твою оленем по тундре через все кочки мордой в ягель! Я МЧСник, а не спецназовец! Хотя Лешке вот тоже не слишком легко… Ебть!

Над головой опять что-то взорвалось, но, к счастью, мы уже нырнули в какую-то древнюю канализацию через развороченный близким взрывом люк. И довольно бодрой рысцой двинулись следом за совсем осатаневшей Швеей. У этой девчонки от местной экзотики разом съехала яранга, она озверела еще на выходе из портала, шустро втянула в себя свои блондинисто-брюнетистые запчасти и стала похожа на жуть с косой, только без косы, а с серпом на цепи.

Я так понимаю, ее-то тут больше всех и не ждали, а потому сразу начали палить. Какие-то «чужие жнецы», то есть подлые вторженцы, которые свою призму загадили и пришли на чужих оленей рога топорщить. С наскока у них не вышло, так они спелись с мафией, организовали из своей чуждости подвоз неправильной скверны, построили из нее купол и сидели готовили ответный удар.

А тут мы, такие красивые все. Особенно эта жуть без косы, смахивающая на особо отощавший, вытянувшийся в длину и очень злой призрак апокаляпсуса. Жуть целенаправленно рвалась куда-то под землю и рычала в ментале про прорыв. Мы все бежали следом, потому что именно откуда-то оттуда я ловила ментальные отголоски своего Оружия, которые то появлялись, то пропадали вдруг, и каждый раз я на бегу умирала от ужаса, что идиота таки пришибли…

В последний раз это случилось ровно перед тем, как Лешка ловкой подсечкой отправил меня на заваленный обломками пол и упал сверху, а над нашими головами Швея с жутким воем раскрутила свой серп и ка-ак… едридрысьнула им по совершенно монолитной стене, в которую уперся канализационный лаз!

Откашлявшись и помотав головой, чтобы вытрясти из нее противный звон, я подняла голову. М-де… дыра. Пыль столбом. Где-то уже вдалеке за дырой сверкает, воет и шмаляет. Большинство народа куда-то рассосались, один Лешка сосредоточенно осматривается. А, не один, вон те два амбала со здоровенными крепостными щитами, которые прикрывали меня всю дорогу, тоже здесь.

А у меня в голове, кроме звона, – никого… Скорпа не слышно! Как не было никогда. Мне вдруг стало дико страшно. Я сама не поняла, как вскочила на ноги и завертелась на месте словно радар, пытаясь уловить хоть отголосок.

А потом… ну упс. Не знаю, как это вышло, оно само. Я опомнилась только в тот момент, когда очередная каменная кладка вдруг прямо передо мной разлетелась в пыль и осколки, сзади выматерился Лешка, причем почему-то хором, а я отбросила в сторону щит, которым… э… когда я успела схватить чужое Оружие, поднять эту бандуру весом, мать ее, в полтонны… и снести стену к проститундре?!

– Поаккуратней, пожалуйста, Мастер Марина. Или могли бы попросить моего Мастера… – перекинулся офигевший не меньше меня мужик, которым я изображала гикнувшегося дятла.

Но я даже не отреагировала на его слова, потому что рванула в образовавшийся проем, опять-таки опережая своих защитников и под их бодрый матерок по этому поводу.

Странное место, похожее на кадр из фантастического ужастика, где в тучах пыли герой вламывается в древний инопланетный корабль и обнаруживает там в анабиозных ваннах кормовые запасы пришельцев-людоедов. Вот и тут всюду прозрачные гробы с плавающими в них телами… но мне было не до них, потому что из пыли и гробов мне навстречу метнулся совершенно белый Скорп. Живой. Глаза шесть на девять, зрачки расширены… Живой!

Поймал меня за плечи, вцепился. И с ходу начал трясти и орать.

Скорп:

– Марина, – выдохнул я, в ментале панически мечась по уходящей в никуда связи и постоянно натыкаясь на пустоту. Прародители… нет... – Она…

Шмяк. Сзади прилетел подзатыльник, и я автоматически ответил на агрессию, почти заехав кулаком в скулу Мезу.

– Что ты… – попытался я наорать на друга, буквально трясясь от паники.

– Сдохла? – Лезвие всегда был прямой как бронетранспортник. Его зрачки снова сверкнули, переходя на аурное зрение и всматриваясь в меня со странной смесью скепсиса и волнения.

– Я ее не чувствую… – схватился за голову я, снова и снова пытаясь дозваться, но призывы утопали в пустоте.

– Хрш-ш, не бзди раньше времени. Тут глушаки часто вклю… – начал было Мез, но его прервал дикий грохот, с которым обрушилась одна из стен бокса. Лезвие крутанулся на месте, хищно выцеливая нового врага, Джон тоже навел туда оба своих огнестрела, а я…

А я, не обращая внимания ни на что, рванул вперед и успел поймать эту ненормальную, ржавую, безмозглую… прежде чем она споткнулась о какой-то обломок и рухнула на пол.

– Дура! Ты какого сюда одна приперлась! Безоружная! Идиотка! Чего ради ты вообще оказалась на планете?! – я тряс ее за плечи и орал так, как никогда в жизни ни на кого не орал. – Ты хоть представляешь?! Представляешь, что, если сдохнешь, будет с… детьми?! Да, ржадь! Я ведь твое Оружие, и я без тебя... да я… не смогу я без тебя уже!

Марина пару секунд ловила воздух открытым ртом, позволяя трясти, а потом вдруг сама вцепилась в меня и тоже дернула на себя:

– Сам кретин! Не понравилось, да?! – ее голос, всегда такой спокойный, чуть глуховатый, ироничный, взлетел на три октавы вверх, и визжала она как натуральная базарная скандалистка со стажем. – Не понравилось?! А я, по-твоему, что чувствую, когда ты в пекло один норовишь влезть?! И там сдохнуть?!

– Но я-то, ржа, знал, куда лез! Я в этой клоаке жизнь прожил! Я сражался и убивал! А ты! Совсем мозги растеряла! Как я без тебя?!

– Да плевать мне, где ты раньше жил! – продолжала выкрикивать она мне в лицо между рывками за грудки. – Теперь ты мой! И я без тебя не могу так же, как ты без меня, идиот! Я все равно не выживу, если ты сгинешь, придурок!

– Ай, харашо, ай, красота, аднака. Глянь, дед, какие милые детки, посмотреть приятно.

– Идиллия, – согласился второй голос. – Хеппи энд. Любовь до гроба. Целуйтесь уже, молодежь, поорали, душу отвели – и хватит.

Мы с Мариной оба замерли и только теперь огляделись. Народу в помещении заметно прибавилось, и все они, включая Марининых бабку с дедом, смотрели на нас то ли умиленно, то ли пытаясь не ржать вслух. Даже Мез, успевший почти слиться со стеной в дальнем углу, щурился оттуда на меня оч-ч-чень выразительно.

Я мысленно плюнул, обозвал всех вокруг кретинами, рывком притянул к себе своего Мастера и впился в ее губы таким поцелуем, что…

Что, кажется, наша связь разом перепрыгнула и через пятьдесят процентов, и через сто…

Эпилог

– Вы уверены? – вокруг яранги, заламывая руки, бегала по свежему снегу Ликерия, то и дело норовя посмотреть за полог. – Они… они же…

– Да не переживай, бабка и не такое починить сможет. Мелкую же вон на ноги поставила, носится теперь по всему стойбищу с крысом на плече, пацаны толпой угнаться не могут. Даже под руководством опытных Тукка и Такки. А твоим всего лишь трещины залатать, – лениво отозвалась Марина, поудобнее устраиваясь на постеленной в нартах оленьей шкуре. – Сядь, посиди. Смотри, уже колею вокруг яранги вытоптала, аж до самой вечной мерзлоты. Как тебе, такой нервной, вообще клан доверили? Дурында и есть дурында.

Бывшая глава Лакоста даже не пикнула в ответ, но и бегать по кругу не перестала. Она отдала главенство без звука и официально, взамен спасения своих Оружий, пострадавших на Горгонзоле гораздо серьезнее, чем она сама, и в призме объявленных безнадежно сломанными.

Внутри шатра из шкур раздался приглушенный мужской «ой», и девушку вовсе пришлось ловить и удерживать – хорошо, Лешка с Михаилом были поблизости, да и Скорп не дремал, хотя последние дни он старался далеко от своей Марины не отходить.

Вообще, Лакоста всем кланом притихли и не отсвечивали в толпе узкоглазых и решительных родственников. И покорно перевоспитывались. Причем получившая со всех сторон увесистых ржездюлей Лика – первая.

– Вот вроде сами недавно это проходили, но кажется, что уже прошла целая жизнь, – Скорп обнял Марину сзади, целуя за ухом и пристраивая голову на плече. Он тоже вполне удобно разлегся на нартах.

– Погоди, то ли еще будет. Зефирка сказала, что сегодня к нам Прародителя в гости приведет. Он вроде наконец со своей женой то ли объединился, то ли, наоборот, разъединился… тут я не въехала. Короче, они вдвоем прибудут. Посмотреть на странный клан и на то, как мы тут в срочном порядке адаптируем сирот с Горгонзолы.

– Ну раз вдвоем, значит, разъединился. Они вроде в одном теле обычно живут… Но я могу ошибаться в силу необразованности.

– Ничего… сейчас начнется в этой вашей академии новый учебный год, и у нас тут все образовываться пойдут. Для нас даже специальный корпус строят!

– Угу, корпус. Пусть они сначала половину клана с Горгонзолы вытащат. А то эти твои дикие родственники под предводительством Джона слегка увлеклись, по-моему. Меза совратили, как только смогли? Он им самые тайные места сдает и вообще убежища мафиозов нюхом чует. Половину борделей уже разгромили, ко второй подбираются.

– И правильно. А Джон у нас мальчик ответственный, к учебе сам вылезет. Ну или двойняшки за уши вытянут. До сих пор не могу не хихикать, когда вспоминаю, как их зовут – сестрица Аленушка и братец Иванушка, едрить-тундрить.

– Айлена и Айвен, – фыркнул Скорп. – Вот за какой ржой надо было так ржать, когда ребята представились?

– Это я от стресса.

– От стресса она… Лучше бы над другим посмеялась – эта маленькая «довеска» к Ким, спасенная из борделя, оказалась самой шустрой на Горгонзоле и с ходу прилипла к Джону намертво. Вот на фига ему сломанный трезубец? А ведь взял и привязал…

– Ну наверное, не просто так он сразу в нее вцепился и упорно спасал. И она больше не сломанная, а кого тем трезубцем пырять, они без нас разберутся. Хотя, конечно, двойняшки до сих пор слегка в шоке.

– А от Меза в шоке все остальные… Я даже не знаю, сможет ли когда-нибудь этот чокнутый Клинок найти Мастера.

– Не сможет, так и фиг с ним, другое занятие себе придумает. В клане прокормим. Ким вон тоже не спешит себе Мастера выбирать, не тянет ее никакие связи устанавливать после Горгонзолы. Вот и пусть живет девочка, забывает, лечится. Тут ее никто не обидит.

– Угу, только избалуют до безобразия, а так не обидят, да. Я уже боюсь эту банду малолеток, ладно Цвичка и пацаны, но Ким с чего в детство впала и с ними носится по стойбищу, Мастеров пугает? Кто придумал притащить этому зеленому кошмару самочку?!

– Не доиграла в детстве, пусть сейчас добирает. Это нормально. Ты сам-то разве не хочешь иногда вот так поорать и побегать в свое удовольствие, ни о чем не думая? Как в нормальном детстве, а не в этом вашем ужасе.

– Эм… нет, у меня теперь слегка другие способы расслабиться, знаешь ли…

– О! Хор-р-рошие… способы… но не здесь же? Эй! Погоди до оленьей шкуры, охальник! Скорп! Вон гости идут. Ну точно! Хорошо, бабуля как раз закончила. Это вот, что ли, Прародитель? На вид такой же обалдуй, как некоторые… О, а вот эта леди явно его жена! Ба-а! Выходи!

Эпилог 2;)

– Ах ты, старый потаскун!

Прародитель, с места взявший разбег, со скоростью молодого оленя скрылся за ярангой и так вчесал вдаль по тундре, что до обалдевших потомков донеслись только обрывки ругательств высокородной леди, которая, задрав юбки, гналась по свежему снежку за неверным мужем.

– Ах ты, паразит такой! Швеи, значит, бесполые существа?! Не ревнуй, дорогая, я в межмирье только по делам?! Какие они, ко рже, бесполые, если тебе под порог приплод подбрасывают, а ты сам знать не знаешь?!

– Это было только в качестве межвидового эксперимента! Мы не зна-а-а-а… Дорогая, ну не при детях же! Зато смотри, как хорошо вышло, все Мастера. Я в очередной раз спас галактик... Ай!! Только не по этому месту!

– Я всегда знала, что у луораветлан веселые предки, аднака, – ехидно высказалась бабка Гиттиннэвыт, глядя вслед этой парочке и опираясь спиной на деда Алелекэ.

– Низко пошел. К дождю, – дед хитро прищурил глаза и обнял бабушку.

– Гы-ы-ы-ы… – резюмировала общее впечатление Зефирка. – То есть он гульнул вне призмы, а Швея потом свое потомство на нашу спираль подсунула, типа, папашина ж вотчина, он разберется? Прикольно... Значит, вы тут все Тайкины родственники! Вот это совет кланов обрадуется! Была одна Швея, а стало… Сколько вас тут по последней переписи?

– Не думаю, что их можно причислить именно к роду прядильщиков. На те же проколы они не реагировали, да и пол не меняют, – поправил ее Кетцаль. – Видно, больше от отца взяли.

– Это частности, – отмахнулась Жанна. – Главное, теоретически все возможно и есть чем совет пугать. А то достали, ретрограды. Щас Марина им в академии шороху наведет, научит родину любить, – девочка вовсю кидалась новыми «крутыми» словосочетаниями. – Заодно и всех поломашек бывших пристроим под это дело. Пока не опомнились. У вас же тут в тундре целый детский сад. Даже клептомана вон оприходовали. Как он, кстати, от своей красотки еще бегает или уже сдался?

– Конечно бегает, – хмыкнула Марина. – Неспортивно ж так быстро сдаваться на милость Мастеру. Он боевая отмычка, а не кто-то там, аднака. Твой вон Кекс, тоже небось не сразу попался?

– Ха! Да кто кого ловил еще! – розово-полосатая девчонка с размаху приземлилась во взявшееся из воздуха кресло и потянулась к кружке с чаем, заваренным на костре.

– Действительно, – ухмыльнулся мужчина, – кто ж кого ловил-то?

– А вы расскажите нам, и мы все вместе решим, а? – подначила их Марина.

– Хм… ну почему бы и нет… – Жанна с удовольствием втянула аромат травяного чая, схватила с тарелки несколько печенек и, весело улыбнувшись, протянула руки к своему Оружию. – Иди ко мне, Кекс, вдвоем веселее.

И эти двое вдруг переглянулись с таким видом, словно эта последняя фраза значила для них что-то особенное, неизвестное больше никому.

Во всяком случае, пока неизвестное. ;)



    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю