290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Ассасины из Шотландии (СИ) » Текст книги (страница 8)
Ассасины из Шотландии (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 15:00

Текст книги "Ассасины из Шотландии (СИ)"


Автор книги: Ариэлька Карамелька






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 8 страниц)

Отец улыбнулся и посмотрел мне в глаза, показывая окровавленные зубы.

– Ты очень похожа на мать, – прошептал отец, затихая. Его напряжённые руки расслабились. Нога содрогнулась.

– Папочка! Нет! – горючие слёзы текли по щекам, падая на робу отца. В надежде я ждала, когда папа что-то скажет, но он молчал. Я заревела в голос, крепко прижимаясь к его телу.

– Покойся с миром, – со всей болью произнесла я, закрывая веки родного покойника.

Внизу были слышны вопли ассасинов: «Победа!» Но они ещё не знали, что ментор нашего братства погиб. Мы проиграли в этой битве.

***

– Отец! – крикнул Денд, подбегая ко мне. Я с трупом спустилась вниз по лестнице и вокруг нас столпились остальные ассасины.

– Он мёртв, – печально произнесла, со злостью.

– Господи… Чёртовы тамплиеры! – закричал брат с ещё большей злобой.

– Его убил Браун! – с досадой завизжала я. – Я прикончу его! Выпотрошу!

– Быть не может… – шёпотом сказал брат.

– Ещё как может! Я сама видела! – вытирая слёзы, сказала я. – Он украл Чашу…

– Мэри, – обнял меня брат. – Держи себя в руках.

Я сделала глубокий вдох.

– Денд, нам нужно отыскать Брауна, но для начала нужно назначить нового ментора.

– Когда начнём церемонию?

– Сейчас.

Войдя в главную крепость, первым делом мы поместили отца в гроб. Его тело уже было холодным, а засохшая кровь осталась на робе, вокруг живота.

– Братья и сёстры! – обратилась я к ассасинам. – Сегодня мы потеряли великого человека, нашего ментора – Грегора Бараклая. Он был хорошим отцом не только для меня и Денда, но и для вас. Грегор Бараклай являлся хорошим наставником, всегда заботился о нашем братстве и даровал нам новую жизнь. Жизнь воинов. Так давайте почтим память о великом ассасине. Грегор Бараклай – мы никогда тебя не забудем! – сказала я, и ассасины закрыли гроб.

– Пришло время выбрать нового наставника. Этот человек всегда был верен ордену ассасинов, он храбрый воин, и именно он поведёт нас в лучшее будущее. Вместе мы укрепим наше братство и продолжим дело отца. Отныне Денд Бараклай – наш ментор, – закончила говорить я, и брат подошёл ко мне. Все встали на колени.

– Ничто не истинно – всё дозволено, – сказал Денд, и все ассасины повторили слова брата.

Выйдя из крепости, мы взяли гроб и похоронили отца под огромным дубом, над водой. Мы с братом стояли около могилы и разговаривали, до тех пор пока к нам не подошёл Коннор.

– Мои соболезнования, – произнёс Радунхагейду, и я повернулась.

– Спасибо за поддержку, Коннор, – произнесла я, обнимая индейца. – Мы должны убить Брауна и отобрать Чашу.

– Я письмо нашёл, – неожиданно произнёс Денд. – Оно адресовано тебе.

Я взяла конверт и развернула его. Вытащив лист бумаги, я принялась читать: «Жду тебя около заброшенного летнего домика. Он находится рядом с водопадом. Покончим с этим: только ты и я. Если ты приведёшь своих прихвостней, то мои люди убьют их. Завтра, в восемь часов вечера, я буду тебя ждать. Мистер Браун».

– Ну и? – спросил брат.

– Браун хочет сразиться со мной один на один.

– Ни за что! – крикнули оба ассасина и удивлённо посмотрели друг на друга.

– Я сражусь с ним, – равнодушно произнесла я.

– Мэри, я не позволю тебе сражаться с Брауном в одиночку! Это ловушка, неужели ты не понимаешь? – спросил брат.

– Я знаю о том, что это ловушка! Но я не хочу подвергать вас опасности! – громко ответила я, и Коннор усмехнулся.

– Мерлин, мы сильнее тебя, – сказал Радунхагейду. – Ты не сможешь нас остановить.

– Нет, смогу. Я буду сражаться в одиночку, – сказала я и рванула с места, но Коннор схватил меня за руку и отобрал письмо.

– Летний домик около водопада, завтра в восемь часов вечера, – прочитал метис, а я нахмурилась.

– Наивная, – саркастично произнёс брат. – Завтра он закроет глаза навсегда, – грозно произнёс брат, сжимая кулаки.

***

Наступило утро. Я с семи часов стояла на ногах. Пока ассасины спали, я готовила завтрак. За столом сидела Эмили и медленно пила чай. Её руки дрожали.

– Почему так происходит, Мэри? – спросила меня сестра, делая нервный глоток. – Представляешь, все близкие родственники убитых тамплиеров сейчас в отчаянии также, как и мы. Почему умирают самые близкие люди?

– Я не знаю, Эмили, – тяжело вздохнула я. – Мы лишь жертвы, которые пытаются выжить в этом жестоком мире. Хотя всё взаимосвязано: где есть жизнь, там есть и смерть, – сказала я, помешивая кашу.

– Ты права, но как смириться с потерей близких? – спросила меня Эмили, и я вспомнила разговор с Радунхагейду.

– Нужно научиться принимать боль и продолжать жить, – ответила я. – Как сказал Коннор: «Все близкие люди остаются в сердце, а остальное приложится». Вот например, твоя жизнь стала налаживаться. Ты вышла замуж и сегодня переезжаешь к Арнольду. Ты будешь жить в достатке, у вас родятся дети и ты будешь счастлива. – подбадривала сестру я.

– А как же ты?

– У меня нет будущего, Эмили.

– Конечно же есть, ведь у тебя появился Коннор…

– Я не об этом, – перебила сестру я. – Моя жизнь в любой момент может оборваться.

– Конечно, – усмехнулась Эмили. – Ведь ты ассасин, но это не значит, что у тебя нет будущего. Стоит только поверить.

На втором этаже послышался какой-то грохот. Эмили с удивлением посмотрела на меня, поставила кружку и поднялась на второй этаж. Через пару минут послышался дикий смех, а Денд в панике спустился вниз в одних брюках, без рубашки. Я с недоумением посмотрела на него. Грохот, смех, испуганный Денд. Мне стало интересно.

– Что произошло? – спросила я брата, а через пару секунд на кухню зашёл Коннор. Он был смущён, но, к сожалению, одет. Жаль. Я бы с удовольствием посмотрела на его обнажённое рельефное тело.

– Я спал на кровати, никого не трогал. Ко мне заходит эта неадекватная личность, – взволнованно сказал брат, показывая на Коннора, – И начинает меня будить. Причём я не слышал, как он зашёл в комнату. «Подъём!» – громко крикнул в ухо Коннор, и я от неожиданности упал на пол, завёрнутый в одеяле. И так получилось, что Коннор в этот момент наклонился и я упал на него. А потом в комнату заходит Эмили и начинает ржать как ненормальная! В это время я лежал на Конноре с одеялом!

Я начала громко смеяться. К нам, с истерическим смехом, подошла Эмили и держалась за живот, краснея как помидор.

– Ну вы даёте, – сказала Эмили, успокаиваясь.

– Коннор, ты мне изменяешь? – спросила я, делая серьёзное лицо, но через секунду меня накрыла новая волна смеха.

– У нас с тобой даже ничего не было, – с каким-то разочарованием произнёс индеец.

– Это вопрос времени, – улыбнулась я, и подошла к могавку. Вставая на носочки, я притянула лицо Коннора к себе и жадно впилась в его солёные губы.

– Мэри, каша готова, – произнесла сестра, и я оторвалась от губ Радунхагейду.

– Садитесь за стол, мамочка всех накормит! – сказала я, но все посмотрели на меня с недоумением. Все присутствующие на кухне, являлись сиротами и мне стало неловко. Хотя мне действительно хотелось проявить материнскую любовь.

Позавтракав, мы помогли Эмили собрать саквояж* и поставили его около двери. Через пол часа подъехала повозка, в которой помимо кучера сидел и Арнольд. Эмили глубоко вздохнула.

– Приезжай в гости, – обнял сестру Денд. – И мужа с собой привози.

– Конечно, Денди. И вы приезжайте к нам, – с доброй грустью сказала сестра.

– Мы будем скучать, – произнесла я, обнимая Эмили.

– И я.

Денд взял саквояж и загрузил его в повозку. Эмили быстро попрощалась с нами и села в карету к Арнольду. Кучер взял взмахнул поводьями, заставляя лошадей ехать. Эмили помахала нам из окна, а мы с Дендом и Коннором смотрели на уезжающую карету. Может быть, сегодня мы виделись в последний раз.

***

Наступил вечер. Согласно плану, я пошла к Брауну, а Коннор и Денд шли за мной, скрываясь и не привлекая внимания. План заключался в том, чтобы ассасины незаметно подобрались к Чаше, убив предателя. Осталось лишь воплотить план в действие.

Браун стоял около входа в заброшенный домик. В одной руке он держал Чашу Эдема с водой.

– Послушная девочка, – ухмыльнулся предатель. – Жаль, что я превращу твоё милое личико в кровавое месиво.

– Попробуй, – сказала я и направила пистолет на Брауна. Он посмеялся.

– Неужели? Пистолет против Частицы Эдема. Интересно, интересно…

– Чаша может убить. И я с удовольствием посмотрю на то, как ты захлёбываешься кровью, – произнесла я и выстрельнула. Пуля попала в грудь, но Браун даже не шелохнулся.

– Видишь ли, Мэри, – с какой-то насмешкой сказал предатель. – Я уже отпил воды из Чаши и чувствую себя превосходно; благодаря Чаше я стал сильнее, – прорычал Браун и выпил всю воду из Чаши Эдема. Его глаза стали краснеть, а из груди вытекала чёрная жидкость.

Бывший ассасин набросился на меня, но я в увернулась. Из кустов молниеносно выскочили Денд и Коннор. Коннор закрыл меня, как стена, а Денд накинулся на мистера Брауна с саблей.

– Мэри, разве тебе не говорили, что врать плохо? – произнёс предатель, не своим, а каким-то диким голосом.

– Кто бы говорил! – сказала я, выскакивая из-за спины, доставая шуангоу.

Мы втроём накинулись на Брауна, но он был настолько силён, что одной рукой откинул Денда в сторону. С каждой секундой, он терял свою человеческую сущность, становясь каким-то зверем. Радунхагейду напал на предателя сзади, но Браун вовремя отреагировал и ударил могавка в грудь, откидывая в сторону. Я воткнула мечом-крюком в плечо, но тамплиер усмехнулся и пнул меня ногой по животу. Взяв оружие в руку, Браун бросил Частицу Эдема и с ехидной ухмылкой надавил ногой на ребро. Дыхание перехватило, а в груди появилась ломящая боль.

– Прощай, маленькая Мэри, – прошептал предатель. Коннор схватил Брауна, но тот замахнулся и воткнул шуангоу в живот индейца. Я с ненавистью закричала.

– Тварь! – прошипела я, вонзая нож в ногу врага. Браун простонал от боли и ударил меня по лицу. В глазах темнело, но я увидела, как Денд кинул саблю и попал зверю в позвоночник. Браун упал на колени.

Собрав последние силы в кулак, я сжала пистолет и наставила дуло в лоб тамплиера.

– Это за маму, папу, Денда, Коннора и меня! – крикнула я, нажимая на курок. Послышался выстрел, я вышибла мозги предателю. Браун упал на землю, истекая чёрной жидкостью. Я кинула пистолет и бросилась к Коннору.

– Денд, он умирает! Быстро наполни Чашу! – панически произнесла я. Могавк улыбался также, как и отец. И он также держался за живот.

– Держись, – со слезами сказала я. – Держись, Радунхагейду.

– Я не думал, что ты помнишь моё имя, – прошептал метис.

– Конечно помню, дурачок.

Брат поднёс Чашу ко рту Коннора. Индеец поднял голову и сделал большой глоток. Я сжала руку могавка, она была ледяной. Радунхагейду закрыл глаза…

– Нет! Коннор, не умирай! Вспомни, ты же неубиваемый, как «Аквила», – захлёбываясь слезами, громко кричала я.

– Мама? – шепотом произнёс Коннор. – Ты жива!

– Боже, он уже бредит! – со страхом проговорил Денд.

– Папа? Что ты делаешь в поместье Ахиллеса? – голос Коннора становился громче.

– Всё хорошо, держись, – шепнула я, прижимая Коннора к себе, целуя могавка в лоб.

– Ахиллес! Выглядишь отлично! Так ты помирился с отцом? Колено больше не болит?

– Что? – с недоумением посмотрела я сначала на брата, потом на Радунхагейду.

– Мама, можно Ганадоган у нас останется? И хватит злиться на папу! Да, я знаю что он тамплиер, но он тебя любит. И меня любит, – неожиданно для нас, рана на животе начала затягиваться, а кровь Коннора не была чёрной.

– Работает! – радостно завопил Денд.

– Папа, прости меня. Я не хотел тебя убивать! Я хотел мира, но ты меня не слушал… Неважно? Почему? Потому, что ты умер? Отец… Я тоже тебя люблю. Я рад, что у вас всё хорошо. Наверное, это и есть рай.

Коннор широко улыбнулся и медленно открыл глаза. Я прижалась к могавку и разревелась, оставляя мокрый след на плече Радунхагейду.

– Не плачь, Мерлин, – ласково произнёс могавк, гладя меня по голове и волосам. – Я рядом.

– Мэри, – сквозь слёзы промямлила я.

– Что? – спросил индеец.

– Называй меня Мэри.

– Хорошо, Мэри, – крепко обнял меня могавк.

– Я опять лишний что-ли? – возмутился брат. Я усмехнулась и подтянула шотландца к себе. Сидя на земле, рядом с изуродованным трупом мистера Брауна, мы втроем обнимались. Очень крепко.

– А что с Чашей делать? – неожиданно спросил Радунхагейду.

– Забери её в Бостон, – быстро ответил брат. – Думаю, в колониях она будет в безопасности.

– Спасибо за доверие, – коротко отрезал могавк. – Денд, а можно я с собой не только Чашу заберу?

– Хочешь забрать Мерлин? – спросил шотландец, улыбаюсь.

– Ага.

– Забирай!

– Вы нормальные? – возмутилась я. – А у меня не хотите спросить?

– У меня есть один вопрос… – обратился ко мне индеец.

– Какой? – спросила я.

– Выйдешь за меня? – спокойно, без напряжения сказал Коннор. Я открыла рот от удивления.

– Да! – громко закричал Денд, поднимая руки вверх.

– Я спросил не тебя, а Мэри, – закатил глаза могавк и обнял нас ещё сильнее.

– Я согласна! – прошептала я, дрожащим голосом.

***

В день отплытия я сидела в своей комнате и очень долго смотрела в окно. Мне хотелось запомнить каждую деталь родного дома, и воспоминания сами всплывали наружу. В соседней комнате сидел Денд и разговаривал с мисс Фионой Гэлбрейт. Как оказалось, она была дочкой барона и в тайне от родителей ходила в гости к брату. Этой авантюристке было всего-то девятнадцать лет!

Через час вещи были собраны, и я стояла у порога вместе с Коннором и Дендом. Я с доброй грустью посмотрела на поместье и вспомнила всё: как мы бегали по крышам с Дендом, открывали Рождественские подарки, ждали отца с новой миссией. Всё это осталось в памяти, и приятные воспоминания грели мою душу. Моя ностальгия прервались из-за приехавшей повозки.

– Пиши мне, Денди, – ласково произнесла я и крепко обняла брата. – Шотландское братство ассасинов находится в надёжных руках.

– И ты тоже пиши, – ответил брат. – И Коннору мозг не выноси.

– Постараюсь, – усмехнувшись произнесла я, а Радунхагейду нервно сглотнул слюну.

– Береги её, – обратился шотландец к могавку. – Будьте счастливы.

Прошло десять минут, но мне казалось, что я так и не попрощалась с братом. Мы с Коннором сели в повозку и поехали к пристани, где нас ждала чертовски классная команда матросов и любимая «Аквила».

Я смотрела в окно, вспоминая тренировки в лесу. Время как будто остановилось, а прошлое сменило реальность. Никто не сможет забрать мои воспоминания и никто не выкинет близких людей из моего сердца. С грустью я вглядывалась в лес.

Когда повозка подъехала к пристани, Коннор вышел из кареты и подал мне руку. Кэп стоял в своём синем кителе и в треуголке такого же цвета.

– Готова? – с улыбкой спросил могавк.

– Так точно, капитан, – ответила я, и мы взошли на корабль под возглас матросов. Мы подошли к штурвалу и поздоровались с мистером Фолкнером.

– Поднять якорь! – крикнул капитан.

Все матросы засуетились, и «Аквила» ожила после недолгого сна. Я почувствовала запах новой жизни, в которой появились новые потери, но и новые возможности. «Может быть, и мне повезёт», – подумала я и обняла Коннора за талию, прижимаясь к его спине. И у ассасинов может быть счастливый конец. Хотя у нас с Коннором это было новое начало.

Комментарий к Перемены.

*Саквояж – дорожная сумка.

========== Эпилог. ==========

Комментарий к Эпилог.

В этой главе повествование пойдёт от третьего лица.

Шесть лет спустя.

Коннор долго бродил по лесу в поисках самых необыкновенных цветов. На дворе стоял жаркий летний день, поэтому роба ассасина быстро пропиталась потом. Радунхагейду очень нервничал, боялся не успеть.

– Коннор! – послышался голос Пруденс. – Мерлин, она…

– Уже?

– Поторопись.

Могавк быстро сорвал полевые цветы и сделал красивый букет. Со скоростью света метис на ватных ногах побежал к поместью. С улицы были слышны крики Мерлин.

Могавк открыл дверь и вбежал в комнату, где напротив Мэри сидел доктор Лайл и вокруг них хлопотала Диана.

– Молодец, ещё чуть-чуть. Тужься! – подбадривал доктор.

Сердце Коннора бешено колотилось. Он подошёл к Мерлин и взял её за руку. Мерлин в холодном поту кричала и тужилась, но через сорок минут послышался крик младенца.

– Поздравляю! У вас родилась девочка! Коннор, она твоя копия! – радостно сказал доктор и взял на руки ребёнка, а Коннор и Мерлин не отрывали взгляда от своего чада.

– Как назовём? – спросила Мэри, обращаясь к Радунхагейду. Коннор внимательно посмотрел на свою дочку.

– Йонихьо, – произнёс могавк, а Мерлин посмотрела на мужа с недоумением.

– И что это имя значит? – спросила шотландка.

– Радуга, – улыбнулся индеец, а Мэри засмеялась.

– В честь нашей первой встречи?

– Конечно.

– А где Лиззи и Грегор? Пускай посмотрят на сестрёнку, – попросила шотландка и взяла на руки Йонихьо.

– Дети сидят внизу с Кэтрин. Сейчас позову.

В комнату вбежала четырёхлетняя смуглая девочка с чёрными волосами и зелёными глазами. Она с любопытством посмотрела на новорождённого младенца. За ней в комнату зашла Кэтрин, держа в руках светловолосого двухлетнего мальчика с белой кожей и шоколадными глазами.

– Эта ваша сестрёнка, – нежным голосом произнесла мама.

– Она такая маленькая, – улыбнулась Лиззи и потянулась к сестре.

– Она вырастет, – сказал отец, протягивая букет жене и обнимая старшую дочь.

– Спасибо, – ответила Мэри и положила букет на кровать.

Спустя пол часа, Мерлин легла спать, а доктор помыл ребёнка и положил девочку в колыбель. Коннор поцеловал жену, а затем открыл недавно прибывшее письмо от Денда: «Дорогие Мерлин и Коннор, я поздравляю вас с пополнением и могу порадоваться не только за вас, но и за себя. Фиона родила второго сына, а я на седьмом небе от счастья. В Эдинбурге спокойно, тамплиеры больше нас не тревожат. Эмили и Арнольд воспитывают дочку, она уже учится читать и писать. Ждём в гости, приезжайте как можно скорее, хочу увидеть племянников. С любовью, Денд».

Радунхагейду с блеском и счастьем в глазах взглянул на письмо. Положив его в карман, могавк вышел на улицу и подошёл к могиле Ахиллеса, бросая взгляд на надгробную плиту. «Вот и счастливый конец, старик», – произнёс индеец, переводя взгляд на «Аквилу».

И всё-таки ассасины победили. Они стали счастливыми, несмотря на свою тяжёлую ношу. Они сами создали своё счастье, не забывая своих родителей и их жизненный опыт. Создав крепкую семью, они подобно братству ассасинов, стали непобедимыми и вместе преодолели все трудности. И сделают это снова. Отныне у них всё будет хорошо.

КОНЕЦ.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю