290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Ассасины из Шотландии (СИ) » Текст книги (страница 5)
Ассасины из Шотландии (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 15:00

Текст книги "Ассасины из Шотландии (СИ)"


Автор книги: Ариэлька Карамелька






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 8 страниц)

Когда я вернулась в поместье и в приподнятом настроении зашла на кухню, то чуть не упала в обморок от удивления. На столе лежало приготовленное Коннором мясо и морковь, вырезанная в форме цветка. Я подошла к произведению искусства, с любопытством рассматривая цветы из моркови. Признаю, индеец очень меня удивил и обрадовал, ведь я и не думала, что серьёзный ассасин способен на такие сюрпризы.

– Нравится? – послышался знакомый голос за спиной. Обернувшись, я увидела Коннора, который прислонился к дверному косяку. Хозяин поместья скромно улыбнулся.

– Коннор, это великолепно! Но за что? – спросила я, не скрывая своей радости.

– За всё. – тихо ответил могавк с чуть заметной улыбкой на лице.

Этими словами Коннор поставил меня в неловкое положение, поэтому немного смутившись, я взяла два цветка из моркови и подошла к могавку, протягивая ему один вырезанный овощ. Радунхагейду взял у меня морковку, и мы с наставником колониальных ассасинов начали грызть шедевр, сделанный золотыми руками индейца, но поглощение растительной пищи продолжалось недолго.

– Корсет! – завопила я, забыв про неприятный и неудобный элемент одежды. Бедный Коннор от неожиданности подпрыгнул и чуть не подавился овощем.

– Мерлин, ты так сильно жаждешь моей смерти? – напугано спросил Радунхагейду, хватаясь за сердце.

– Извини, но я не смогу надеть платье без корсета, поэтому я пойду к Эллен за помощью.

– Я тебя провожу, а то ещё потеряешься. – улыбнулся могавк, схватив мои вещи для торжественного мероприятия.

– Коннор, пожалуйста, я тебя умоляю, не помни платье!

***

Я глубоко вздохнула. С каждым разом корсет всё больше и больше сжимал мои рёбра, грудь и живот, а воздуха в лёгких почти не осталось. Эллен зашнуровывала корсет настолько туго, что я не могла нормально дышать.

Но вскоре мои муки закончились, и я продолжила собираться на бал уже в доме портнихи. Примерно через час я была готова.

– Мерлин, вы чудесно выглядите! – воскликнула Эллен, размахивая руками. Я взглянула на себя в зеркало и удивилась. Платье было очень приятным на ощупь, и в нём были

видны мои «женские прелести». Пояс, рюши и металлические листочки на брошке подчёркивали цвет моих глаз, а заплетённые в пучок волосы, украшенные красивой заколкой в форме розы, придавали нотку изящества. Ну и, конечно, нотка загадочности, благодаря тёмно-розовой маске. Затем я активировала скрытый клинок, чтобы проверить его работу.

Налюбовавшись собой, я гордо подняла голову и лёгкой походкой направилась на небольшую кухню, где сидел Радунхагейду и пил ароматный чай, приготовленный хозяйкой Эллен. Коннор смотрел вперёд задумчивым взглядом, его лицо отражало какое-то недоумение, и мне даже стало любопытно, о чём думает индеец. Встав около порога и кокетливо поправив причёску, я немного покашляла, чтобы привлечь внимание могавка. Коннор медленно повернул голову в мою сторону, и его недоумение разом сменилось удивлением. Он даже приоткрыл рот, а его глаза чуть не выпали в чашку горячего чая. Такая реакция меня смешила и радовала одновременно. Метис быстро встал, задвинул стул, и… споткнулся о собственную ногу с грохотом падая на пол. Я залилась громким и искренним хохотом, а портниха прибежала на кухню, пытаясь понять, что происходит. Картина получилась странная: Коннор лежал на полу, а я еле-еле держалась за спинку стула. Мы громко смеялись, а через какое-то время у нас появились на глазах слёзы. Не зря говорят, что красота – страшная сила.

***

– Мерлин, ты уверена, что справишься с этим заданием? Я могу тебе помочь с убийством. – настороженно произнёс Радунхагейду, с которым мы стояли около чёрной повозки перед входом в поместье наставника.

– Коннор, не беспокойся. Твоя задача отвезти меня на мероприятие, а потом забрать. Сегодня ты будешь моим кучером. – с ехидной ухмылкой ответила я.

– Кто бы мог подумать, что ментор колониальных ассасинов будет работать кучером. – саркастично сказал Коннор, взгляд которого был направлен на мою…грудь.

– Коннор, мои глаза выше. Коннор? Слышишь меня? – пыталась я достучаться до ассасина, который не сразу понял, что его взгляд не остался незамеченным.

– Извини, Мерлин, – смущённо покашлял могавк. – Садись в повозку, нам пора ехать. – уверенно сказал могавк, открывая дверь транспорта и протягивая мне руку помощи. Мило улыбнувшись, я села в повозку, и мы отправились на бал, который мог бы стать последним для меня.

Повозка остановилась около огромного здания, которое находилось на окраине Бостона. Радунхагейду помог мне выйти из кареты и немедленно проводил меня до входа в очень красивый дом из красного кирпича с множеством колонн.

– Далеко не уходи, Коннор. Я быстро. – уверенно произнесла я, направляясь в сторону входа, но мою руку схватил индеец.

– Будь осторожна. – серьёзно сказал могавк, смотря мне в глаза.

– Не волнуйся, я справлюсь.

Коннор быстро скрылся. Сглотнув слюну, я подошла ко входу, где меня остановил большой по телосложению сторож.

– Ваше приглашение, мисс. – серьёзно проговорил мужчина, протягивая руку. Я замешкалась и не зная, что сказать уставилась на охранника.

– Она со мной. Это моя дочь – Джессика Мёрфи. Глупышка летает в облаках, поэтому забыла билет. – я удивлённо перевела взгляд на стоящего рядом мужчину. Этим мужчиной оказался Карл Мёрфи, которого я спасла при пожаре. На лице у него остались ожоги.

– Ну… Проходите. – неуверенно ответил сторож, забирая пригласительный у Карла.

Когда нас пропустили, я полностью погрузилась в атмосферу праздника. На улице танцевали вальс под мелодичную музыку скрипки. Дом и фонари были украшены к торжеству, а на столе лежали разные закуски: креветки, икра, рыба, мясо, шоколад. Слуги разливали в стаканы пунш, а аристократы говорили о политике и богатствах. Очень похоже на Андрэ.

– Спасибо вам, мистер Мёрфи, – улыбнулась я мужчине. – Что вы делаете на этом мероприятии?

– Моя жена знакома с мистером Андрэ де Леруа, вот и вытащила меня на собрание круглых идиотов. – проворчал мужчина в синей маске.

– Не любите общество дворян? – спросила я и подошла к столу, взяв стакан пунша.

– Не люблю. Все они какие-то скучные и слишком самовлюблённые.

– Хм, я тоже дворянка, но по своему опыту знаю, что есть и прекрасные люди среди знати.

– К сожалению, среди моих знакомых нет честных дворян. Хотя, вы очень смелая и благородная мисс Бараклай. Я у вас до сих пор в долгу.

– Ещё раз спасибо вам, мистер Мёрфи. Я пойду искать кавалера. – вежливо ответила я, допивая пунш и прощаясь с мистером Мёрфи.

Растворившись в толпе, я пыталась найти предателя, но орлиное зрение не помогало. «Может быть, он в доме?» – подумала я, вытаскивая из груди флакон с ядом.

– Как такая красивая дама может стоять одна, без джентельмена? – кокетливо произнёс светловолосый мужчина в белом костюме, чёрной маске и с огромной шляпой на голове.

– Я пришла с отцом, вот и ищу себе партнёра. – вздохнув ответила я. Голубоглазый мужчина улыбнулся и протянул мне широкую ладонь.

– Тогда позвольте мне пригласить вас. – вежливо попросил обаятельный кавалер.

– С удовольствием. Могу ли я узнать ваше имя?

– Ох, я виновник этого торжества. Меня зовут Андрэ де Леруа, но для вас я могу быть просто Андрэ.

– А меня зовут Джессика Мёрфи, но для вас я могу быть просто Джесси. – кокетливо произнесла я, хотя внутри я чувствовала себя отвратительно. Блондин улыбнулся, и, уводя меня в центр площадки, начал танцевать со мной вальс. Он крепко держал меня за талию и смотрел мне прямо в изумрудные глаза. Я не думала, что предатель может быть таким обаятельным. Маски придавали таинственность и танец казался волшебным. «О чём это я? Я же должна его убить!» – пробежали в голове трезвые мысли.

Музыка остановилась. Заиграла моя обожаемая британская музыка, и мы вместо вальса танцевали польку. До ушей доносился смех и толпа людей кружилась на площадке. За всё времяпровождение Андрэ ни разу не наступил мне на ногу, да и танцевал он невероятно профессионально.

– Милая Джесси, может быть пойдём в дом? А то я больше не могу танцевать. – шёпотом произнёс француз, переводя взгляд на мою грудь. От этого мне становилось не комфортно, но я не показывала свои чувства.

– Конечно, Андрэ. Может быть, мы с тобой уединимся? А то эти люди меня раздражают. – сказала я, прикусив губу. Предатель ехидно улыбнулся во все тридцать два зуба.

– Ммм… Джесси, читаешь мои мысли. Такая красивая, да ещё и умная. Я поражён. – продолжал кокетничать бывший ассасин.

Мы быстрыми шагами направились в дом, где нас встретила чёрная рабыня, которая взяла шляпу у голубоглазого блондина.

– Принеси бутылку вина в мою спальню, а затем отправляйся в свою каморку, – грубо приказал француз. – Пойдём за мной, моя куколка.

– Идём. – тихо проговорила я, дрожащими губами.

В этот же миг мы оказались в огромной спальне с широкой кроватью. Через окно было видно чёрное небо с серебристым месяцем, который освещал часть комнаты, а в другом окне в глаза бросалось дерево, на котором лежал белый снег. Я перевела взгляд на француза, который быстро снял шляпу и маску, кидая их в сторону маленького деревянного комода. Его глаза пожирали меня. В ту же секунду француз накинулся на меня с поцелуями. Я пыталась его оттолкнуть, но он не останавливался. Внутри я сгорала со стыда и мне хотелось заплакать, ведь до такого я ещё не доходила. Меня спас громкий стук в дверь. Француз разозлился. Он резко выхватил у служанки пару фужеров, вместе с бутылкой вина. Открыв бутылку, он медленно налил вино, не отрывая взгляда от красной жидкости. «Я сейчас вернусь, солнышко. Жди здесь». – подмигнул мужчина и вышел из комнаты. Я быстро достала яд и вылила его в бокал с вином, чтобы тихо покончить с Андрэ. Когда он вернулся через пару минут, я протянула ему фужер с напитком и он кокетливо мне улыбнулся, забирая алкоголь. Отпив глоток своего вина, я не отрывала взгляда от мужчины. Он поднёс жидкость к губам, но резко остановился. Меня это насторожило. Ехидно улыбнувшись, француз протянул мне бокал вина со словами: «После тебя, Мэри». Не долго думая, я разбила свой фужер об его голову. Француз, не реагируя, ударил меня кулаком в лицо. Я почувствовала резкую боль, а из носа у меня потекла багровая кровь. Не обращая на это внимание, я со злобой била кулаками по челюсти подлеца, а затем активировала клинок, но Андрэ ударил меня ногой, и я отлетела к стене, сильно ударившись об неё головой. Силы были на исходе.

– Ох, Мэри, Мэри… Я не ожидал, что Грегор так просто отправит свою дочь на гибель. Ассасины так глупы, пытаются спасти жалких людишек, которые мечтают перерезать друг-другу глотки.

– Ты ошибаешься. Люди хотят свободы, и они готовы бороться за неё. – крикнула я, сделав подсечку. Француз со стоном шлёпнулся на пол. Набросившись на него, я проткнула сердце скрытым клинком, но француз парировал удар и схватил меня за шею, поднимая с пола и прижимая к стене. Я схватилась за его руки, которые душили меня. Смерть дышала мне в спину.

– Люди никогда не будут бороться за свободу! Они жалкие воры, которые хотят денег и власти. Мне тебя очень жаль, Мэри. Я бы мог с тобой покувыркаться, но видимо не судьба.

Послышался выстрел и треск стекла. Я увидела, как пуля вошла в плечо Андрэ и он ослабил хватку. Я со всей ненавистью воткнула клинок в шею и на меня брызнула горячая кровь. Француз со смехом упал на колени и с кровью во рту прошептал: «Опасность ближе, чем ты думаешь». После этих слов Андрэ свалился на пол, а я с ужасом покосилась на тёплый труп.

Быстро выбежав из дома, я направилась в сторону кареты, где стоял Коннор. Индеец держал руки перед собой, а его лицо было слишком спокойным, я бы даже сказала равнодушным. Это спокойствие меня насторожило.

– Андрэ мёртв. – сообщила я Радунхагейду, но он никак не отреагировал.

– Поздравляю, – холодно ответил могавк, который подошёл ко мне и аккуратно приложил снежок к моему носу. В этот момент его равнодушие сменилось беспокойством. – Сильно болит?

– Терпимо. – пробубнила я. Мои ноги резко подкосились, а в глазах потемнело. Я даже не заметила, как начала терять равновесие, но Коннор подхватил меня и взяв на руки, засунул меня в повозку. Вот и закончился бал-маскарад.

========== Матрос. ==========

Голова невыносимо гудела, а громкий стук копыт и постоянная тряска в повозке лишь усилили боль. В общем, я чувствовала себя паршиво: толи от пьянящего вина, толи от столкновения «мягкой стены» с моей дорогой, уже покалеченной головой. С каждой секундой звуки становились всё тише и тише, а мои тяжёлые веки постепенно закрывались. Кажется, я отправляюсь в царство Морфея.

– Мерлин, мы приехали. – сквозь сон донёсся громкий голос могавка.

– Угу.

– Мерлин…

– Я сплю. – сладостно произнесла я, не желая покидать маленькую, но весьма уютную повозку.

– Какой ужас! Кажется, у тебя в волосах паук. – завопил Коннор, но я догадалась, что это обыкновенная уловка.

– У меня на волосах ещё и кровь. – с ухмылкой ответила я, не открывая глаза.

– Какая же ты упрямая… Хорошо, мёрзни в этой повозке, а я пойду спать в мягкой тёплой постели. – слова индейца были сладкими, как мёд.

– Ладно, ты победил. – сонно произнесла я, открывая глаза. Дверь открылась, и ассасин помог мне вылезти из кареты. На улице стояла ночная темень, и облачное небо закрывало серебристую луну.

Когда мы зашли в дом, индеец первым делом зажёг лампу, которую, по непонятной мне причине, поднёс к моему лицу.

– Что ты делаешь? – спросила я Коннора, закрывая глаза руками от тусклого света керосиновой лампы.

– У тебя лицо в крови. – настороженно произнёс индеец, дотрагиваясь до моего покалеченного носа.

– Правда? А я забыла про кровь, – саркастично ответила я серьёзному могавку. – Скажи честно, ты стрелял во француза?

– Да, я стрелял.

– Зачем? Я же просила не помогать! – разозлилась я на Радунхагейду, но он невозмутимо смотрел на меня. Такое спокойствие меня раздражало ещё больше.

– Я дал тебе шанс. Если бы я не стрельнул, то француз бы задушил тебя. А теперь, Мэри, иди умойся.

– Для тебя я Мерлин, а не Мэри! – злостно посмотрела я на могавка, но тот в ответ лишь ухмыльнулся.

– Усмири свою гордыню, женщина! – повысил голос могавк, да так сильно, что я дернулась. – Твоя проблема заключается в том, что ты слишком эмоциональна. Как ты можешь быть ассасином, если тобой управляют амбиции? Ты могла убить предателя сразу, но не сделала этого! А знаешь почему?

– Ну и почему же? – немного обиженно спросила я, хотя в словах Коннора присутствовало зерно истины.

– Потому, что француз охмурил тебя, и ты поддалась искушению, Мерлин. Убийцей должна руководить холодная голова, а не чувства. Ты сама виновата, поэтому пожинай плоды своей ошибки.

После слов Коннора внутри остался какой-то осадок. Я не смогла ничего ответить и выбежала на улицу из-за подступающих слёз. Стало понятно: индеец видел, как Андрэ приставал ко мне. Чувство стыда затмило мой разум, и чтобы избавиться от этого неприятного состояния, я приложила снег к лицу и тем самым стёрла засохшую на лице кровь. Приятный холодок пробежался по лицу, оставляя мокрые следы. Когда я успокоилась, то благополучно отправилась в спальню. Радунхагейду был прав, мои амбиции мешали мне сосредоточиться. С этими мыслями я разделась и плюхнулась на мягкую скрипучую кровать, погружаясь в мир грёз.

***

Меня разбудили громкие мужские возгласы. Открыв глаза, я в недоумении посмотрела по сторонам. Нет, я не лежала в спальне Ахиллеса, я лежала в тёмном помещении, которое качалось из стороны в сторону. Быть того не может… Неужели я нахожусь на корабле?

В белой сорочке я выбежала из помещения через яркую дверь и оказалась на палубе. Корабль плыл по синим волнам в сторону восходящего солнца. Все моряки пели весёлые песни, но команда корабля повергла меня в неописуемый ужас: у одного человека была отрублена голова, а у другого матроса из живота торчала окровавленная сабля. Я намеренно подошла к бортику корабля, чтобы прыгнуть в воду, но мне перегородил дорогу потрёпанный моряк в капюшоне.

– Уже уходишь, Мэри? – я с ужасом взглянула на мужчину, ведь этот голос я узнаю везде. Я сдёрнула с него капюшон, и на меня уставились два безумных глаза моего брата.

– Денди, что с тобой? Ты не похож на себя, что происходит? – со страхом спросила я, оглядывая палубу мертвецов.

– «Белая Роза» плывёт на тот свет, ты же знаешь. – улыбнулся раненый Денд.

– Быть того не может… Мы все мертвы? Даже я?

– Да. Посмотри на свой живот.

Я с ужасом опустила глаза и чуть не упала от шока. На белой сорочке красовалось огромное красное пятно. В ушах раздавались дверные стуки, они становились всё больше и больше…

– Мерлин, подъём! – голос Коннора громко зазвенел в голове, чему я очень обрадовалась.

– Я проснулась! – крикнула я и встала с кровати.

Собравшись, я без лишних вопросов вышла из комнаты и подошла к индейцу. Он стоял на кухне с конвертом в руках.

– Тебе письмо от Денда. Сейчас мы пойдём тренироваться, а потом позавтракаем. – сообщил Коннор. Я дрожащей рукой взяла письмо и принялась читать вслух: «Дорогая Мерлин. Мы пересекли воды Атлантического океана и отправляемся на северо-запад, где по нашим данным должен находиться остров. Я жив и здоров. По возможности буду присылать тебе письма, так что не переживай. С любовью, Денд».

После прочтения письма я почувствовала огромное облегчение, будто вся тяжесть моей души выскочила наружу. Радунхагейду растворился в лучезарной улыбке, но в его глазах читалась грусть.

– И что ты будешь делать дальше? – спросил Коннор, со всей искренностью.

– Ну, сначала напишу отцу, сообщу ему о смерти Андрэ, а потом дождусь дальнейших указаний. – уверенно ответила я. Могавк кивнул, поправляя локон чёрных, как уголь, волос.

– Итак, – начал Коннор, расхаживая по кухне, – сегодня мы с тобой пробежимся, а затем начнём оттачивать мастерство боя.

– Ого, сегодня я буду бить великого наставника колониальных ассасинов? – с ехидной ухмылкой на лице спросила я.

– Может быть, если я не закопаю тебя в сугробе, – с доброй улыбкой ответил могавк.

– Хорошо, но если я выиграю бой, то ты будешь готовить завтрак. – поставила условие я, гордо поднимая вверх подбородок.

– Идёт. Только вот если выиграю я, ты исполнишь любое моё желание. В пределах разумного, конечно.

Я пожала широкую ладонь могавка, и мы выбежали из просторной кухни в сторону двери. Интересно, что придёт в голову этому хитроумному индейцу?

***

– Знаешь, а я думал ты бегаешь намного быстрее, – без одышки съязвил метис.

– Ага, а ты попробуй побегать с… Неважно. – крикнула я, догоняя Коннора. Спазмы внизу живота не давали мне покоя, и в эти секунды я очень сожалела о том, что родилась девчонкой.

– Нет, договаривай. Мне стало интересно. – обернувшись, наставник посмотрел на меня заинтригованным взглядом.

– Засунь свой интерес в дальний ящик. – с насмешкой ответила я, вдыхая утреннюю прохладу.

Коннор резко остановился посреди дороги, из-за чего я чуть не врезалась в громадную спину ассасина.

– Что случилось? – спросила я, выглядывая из-за спины, о чём пожалела. С отвращением я посмотрела на выпотрошенное тело человека, чьи конечности были оторваны, а кишки лежали в куче на красном от крови снегу. Коннор подошёл к трупу и внимательно осмотрел место нападения.

– Это медведь, – заявил Радунхагейду, – На всякий случай приготовь оружие.

– Неужели медведь мог сделать такое? – с ужасом спросила я, не отрывая глаз от разорванного бедолаги.

– Это мог сделать только очень свирепый медведь. Скорее всего, человек разозлил хищника, а тот разорвал свою жертву в клочья, – с полным спокойствием ответил Радунхагейду.

– И что будем делать? – вопросительно взглянула я на могавка.

– Ты можешь идти домой, а я найду зверя и подарю ему вечный покой, – сурово произнёс Коннор, от слов которого стыла кровь в жилах, – Иначе хищник нападёт на мирных.

– Я с тобой пойду. – уверенно заявила я, гордо поднимая вверх подбородок. Коннор внимательно посмотрел на меня, поднимая уголки губ вверх.

– Хорошо.

– Так просто? – с недоумением посмотрела я на индейца.

– Зачем что-то усложнять? Всё равно ты меня не послушаешь и сделаешь по-своему, – усмехнулся Радунхагейду.

Через пару часов мы нашли хищника. Коннор нёс шкуру животного к себе в дом. К счастью, охота на медведя состоялась удачно, и никто не пострадал. Хотя медведь чуть не задавил меня своими мощными лапами, а его острые, как кинжал когти чуть не расцарапали мне лицо. Живот до сих пор болел и Коннор обратил на это внимание.

– Может быть ты вчера слишком много мяса съела? – с сочувствием спросил могавк. От его серьёзности мне хотелось смеяться.

– Нет, просто у меня проблемы… – смущённо сказала я, но лицо индейца стало ещё более серьёзным.

– Какие?

– Плохие…

– Ты ранена? Я могу позвать доктора.

– Нет, у меня «красные мундиры». – почти напрямую выпалила я, пытаясь не засмеяться в голос.

– Мерлин, я тебя не понимаю. Британцы уплыли из Америки. Причём здесь красные мундиры? – после слов Коннора, я заржала в голос.

– Коннор, неужели ты действительно не понимаешь?

Могавк пожал плечами, и мне пришлось рассказывать об особенностях женского организма. Бедный индеец долго отходил от полученной информации.

***

Прошло два месяца. Во Фронтире светило яркое солнышко, благодаря которому огромные сугробы потихоньку таяли, а лес пробудился после долгого сна. За два месяца, мы с Коннором сплотились и узнали друг-друга получше. Он мне даже доверил управление поместьем, когда занимался делами братства. По утрам я ходила в гости к фермерам – Уоррену и Пруденс, чтобы купить еды. Они оказались добрыми людьми, как и остальные жители поместья. Особенно я была удивлена, когда Коннор организовал праздник в таверне в честь моего дня рождения, но на душе было тоскливо из-за отсутствия папы, Денда и Эмили. Письмо, которое я отправила папе, осталось без ответа, и этот факт меня насторожил. Я очень хотела вернуться домой, но ментор Шотландского братства запретил мне покидать Америку без разрешения. Поэтому приходилось ждать… Зато Денди прислал два письма, которые носили странное содержание.

«Дорогая Мэри, мы уже приблизительно знаем местоположение острова, поэтому скоро Чаша Эдема будет найдена. С матросами творится что-то странное… Когда мы решили поохотиться на горбатых китов, то морякам виделись какие-то русалки. Пять человек, которые увидели прекрасных тварей, погибли. Трое спрыгнули в воду, а двое умерли от оргазма. Доктор сказал, что они сошли с ума. Наверное, частица Эдема начинает действовать».

«Дорогая сестрёнка. Боюсь, до острова нам далеко, но мы не отчаиваемся. Недавно пятьдесят три моряка из двухсот погибли из-за цинги, несмотря на наличие фруктов на судне. К счастью, меня не тронула болезнь, но в глубине души я чувствую страх, ведь я понятия не имею, что ждёт меня впереди. Единственное, что греет мне душу, это семейная поддержка и убийство Андрэ. Самое главное, не переживай за меня. С любовью, Денд».

Письма Денда я перечитывала в сотый раз, сидя на старом диванчике, в небольшой библиотеке Коннора. Тот сон не давал мне покоя, а сердце выскакивало наружу. Даже пуля не так болезненна, как душераздирающие мысли о родном человеке. Внезапно дверь со скрипом открылась, и в библиотеку зашёл хозяин поместья, держа руки за спиной.

– Тебе пришло письмо от отца, – проговорил могавк, протягивая долгожданную весточку. Я с трепетом принялась читать: «Я знал, что ты справишься с заданием. Теперь ты можешь возвращаться домой. Передай мои благодарности Коннору. С любовью, Грегор».

Я медленно подняла голову и уверенно посмотрела на индейца. Его взгляд казался встревоженным, а со лба падали капельки пота. Коннор держал руки за спиной.

– Спасибо тебе за всё, Коннор. Благодаря тебе я не провалила задание, – с маленькой, но грустной улыбкой произнесла я, – Отец ждёт меня.

– Не нужно меня благодарить. Я всегда рад помочь членам братства. – скромно ответил Коннор.

Из-за необъяснимого желания, я глубоко вздохнула и крепко обняла Радунхагейду. Он обнял меня в ответ, но одной рукой. Я с недоумением подняла голову и молниеносно посмотрела на конверт, который находился в свободной руке Коннора.

– От кого письмо? – спросила я.

– От Деборы, кхм… – могавк замешкался, а я вопросительно посмотрела на конверт, – Мне… нужно уплыть.

– Куда?

– Не твоё дело. Тебе тоже надо уплывать. – грубо ответил Коннор, разворачивая письмо. Увидев отправителя, я попыталась выхватить конверт, но Коннор крепко взял меня за запястья.

– Это же письмо от Денда! – крикнула я, – Дай прочитать!

– Во-первых, оно адресовано мне, а во-вторых, содержание письма тебе не понравится.

– Коннор, Денд мой брат. И я хочу знать правду! – дрожащим голосом произнесла я.

– Ты уверена? – Коннор взглянул с какой-то жалостью. Мне от этого взгляда стало страшно и противно.

– Да.

Метис отдал конверт и я принялась читать: «Коннор, если ты читаешь это письмо, то скорее всего я покоюсь на дне морской бездны. Наша команда совсем спятила и моряки начали друг-друга убивать. Сейчас я нахожусь на далёком обитаемом острове, в маленьком городке. Благо у них почта есть, хоть смогу предупредить об опасности. Но всё-таки я продолжу свой путь и, скорее всего, не доберусь до острова. Найди Чашу Эдема и не говори обо мне сестре. Я рассчитываю на тебя.

Твой брат, Денд Бараклай».

Я застыла на месте. Горючие слёзы падали на проклятое письмо, превращая буквы в кляксы. Коннор попытался меня обнять, но я отпихнула индейца.

– Я с тобой поплыву! – твёрдо заявила я, со слезами на глазах.

– Исключено! Женщине не место на борту корабля! – могавк крепко схватил меня за руки, чтобы я не влепила ему пощёчину.

– Пожалуйста, Денд мой брат!

– Ни за что! Ты поплывёшь в Шотландию, а я поплыву на поиски Чаши Эдема. – сказал Коннор, ослабив хватку. Ярость, боль и надежда найти брата, охватили меня.Воспользовавшись моментом, я ударила могавка в живот, но ассасин перехватил мою руку и плотно прижал меня к столу, наваливаясь на меня своей тяжёлой тушей. Я сквозь робу почувствовала тепло индейца, которое согревало каждую частичку моего тела. Неожиданно метис достал нож и воткнул его в стол, тем самым прижимая рукав моей робы. Я со злостью и с отчаянием посмотрела на уходящего могавка.

– Всё-таки «красные мундиры» опасная вещь, – с ухмылкой произнёс мой мучитель, – Ты ни за что не попадёшь на «Аквилу». Спасибо за всё и прощай, Мерлин. – тихо ответил Радунхагейду, выходя из кабинета. Послышался звук закрывающегося замка.

– Козёл! – злостно крикнула я, вынимая нож и кидая его в скрипучую дверь. В ту же секунду у меня появилась безумная идея, но для начала пришлось взломать замок.

***

Лезвие клинка скользнуло по волосам и мои длинные локоны упали на деревянный пол. Теперь любимые волосы не дотрагивалась поясницы, а спокойно лежали на плечах.

Быстро выбежав из дома, я раздобыла тряпьё матросов и немедленно переоделась в безлюдном месте. Мой образ был «очарователен». Длинная бежевая и немного грязная рубаха закрывала грудь, вместе с синим жилетом. Лёгкие, потёртые штаны, украшенные ремнём и кобурой с пистолетом, висели, а кожаные сапоги чуть ли не спадали. Волосы прятались за банданой морского цвета. В таком виде я попала на борт «Аквилы». Дороги назад не было – теперь моя жизнь зависела от судьбы, ведь я прекрасно понимала, что я вряд ли вернусь домой…

Я смешалась с толпой моряков на палубе, чтобы не попасться на глаза Коннору. Капитан стоял около своей каюты, а главный помощник, добренький и немного выпивший дедуля по имени Роберт Фолкнер, держал штурвал корабля. Радунхагейду был очень похож на испанца, ведь вместо робы с перьями, на нём висел тёмно-синий китель, а голову украшала треуголка такого же цвета. По одному только взгляду можно было понять, что Коннор был хорошим капитаном, который думал о матросах, но шёл на огромный, смертельный риск.

– Морские черти, готовы ли вы прожить короткую, но полную приключений жизнь? – воодушевился Коннор, а моряки радостно завопили. – Тогда пора отправиться на поиски таинственного острова. Вы со мной, парни?

– Да, – подхватили отчаявшиеся матросы, которым было нечего терять. Команда корабля состояла из бродяг, должников, вдовцов и прочих отбросов общества, поэтому они решились на верную гибель.

Капитан гордо вскинул голову и быстрыми шагами направился к штурвалу, где стоял довольный мистер Фолкнер. Моряки засуетились, а Коннор скомандовал «поднять якорь». Я смотрела вдаль, думая только об одном… Обещаю, я обязательно найду тебя, мой милый братец.

***

Прошло пять дней и я сто раз пожалела о том, что стала матросом на «Аквиле». Я спала в тёмном трюме и отстаивала свой гамак, вдыхая аромат пота, вонючих ног и гнили. Питались моряки отвратительным галетами и солониной*, которые были продегустированы крысами. Часто в своей еде я находила червей, причём живых. Сначала я отказывалась есть эту протухшую еду, но голод взял вверх над брезгливостью (без рвоты не обошлось). Иногда давали кашу, а на обед мы ели поташ*.

За пять дней мы ни разу не попали в шторм, что очень радовало. С утра до ночи я драила палубу, чистила пушки, завязывала узлы и выполняла прочие команды капитана. Солнце ярко освещало безоблачное небо, а морской воздух бодрил. Несмотря на все неудобства, морская жизнь манила своей свободой и атмосферой.

– На всех парусах! – скомандовал капитан в синем кителе и на корабле воцарилась суматоха. Я драила палубу рядом с каютой капитана и до меня доходили некоторые обрывки из диалога Коннора и мистера Роберта.

– Парень, ты стоишь у штурвала почти всю ночь. Ты вообще про сон помнишь? – произнёс старший помощник капитана.

– Потом высплюсь. Нам нужно добраться до ближайшего порта как можно скорее. Я не хочу попасть в шторм. – спокойно проговорил Радунхагейду.

– Не попадём, море тихое. Может быть, тебя что-то тревожит?

– Я в порядке. – не своим голосом ответил могавк.

– Это всё из-за той девицы в поместье? – ухмыльнулся старик, от слов которого у меня чуть не упала швабра.

– Нет. – грустно ответил Коннор.

– Врёшь, кэп. Я по глазам вижу. – серьёзно произнёс Фолкнер.

– Так заметно?

– Да. Запомни, сынок: «Генерал управляет армией, а женщина управляет генералом». – уверенно ответил помощник капитана, а я открыла рот от удивления.

– Надеюсь, мной никто не будет управлять. – немного посмеялся капитан.

– Ты уже под контролем, Коннор. – похлопал индейца по плечу старик, и добил меня своей фразой.

Коннор не успел ответить из-за матроса, который крикнул: «Человек за бортом!» Я со шваброй побежала к краю корабля, чтобы посмотреть на бедолагу. К сожалению, это оказался обычный посиневший от холода труп, который застывшими руками держался за обломок корабля. Моряки встревожились.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю