290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Ассасины из Шотландии (СИ) » Текст книги (страница 7)
Ассасины из Шотландии (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 15:00

Текст книги "Ассасины из Шотландии (СИ)"


Автор книги: Ариэлька Карамелька






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 8 страниц)

– Ты права, я скучаю по твоей еде. Жаль, что ты не моя жена, а то я бы пожизненно наслаждался твоими блюдами, – мечтательно сказал могавк, облизываясь. Я немного удивилась.

– И пожизненно бы наслаждался её истериками, – добавил Денд, ехидно улыбаясь.

– Я не истеричка! – громко произнесла я вслед Денду.

– Вот о чём я и говорю, – показал на меня Денд, и Коннор посмотрел на меня оценивающим взглядом, словно выбирая нужный товар в магазине.

– Издеваешься? – обратилась я к брату, размахивая руками.

– Да, мне нравится, когда ты злишься. Это смешно. – ответил брат и тут же получил пинок под задницу. Коннор опять захохотал, как младенец.

Быстрыми шагами мы дошли до пещеры, которая находилась под водопадом. Съев яблоки, мы пробежали под массой тяжёлой воды, и, промокшие до нитки, оказались в пещере, которая была освещена блеском золотого кубка.

Чаша Эдема стояла в центре пещеры, на серебристом камне. Открыв рот от удивления, мы рассматривали пещеру, медленно приближаясь к частице Эдема. Денд быстро взял кубок с пьедестала, и на наших глазах пещера начала рушиться.

– Бежим! – закричал Коннор, и мы побежали в сторону водопада.

– Мы не успеем выбежать, скала разрушится! – крикнул Денд, держа меня за руку. Мы остановились около обрыва.

– Тогда прыгаем, – тихо сказал Коннор, делая прыжок веры и падая вниз.

– Псих! – закричал Денд вслед. – Мерлин, на счёт: раз, два, три!

– Раз, два и три! – посчитала я, и мы с Дендом уверенно спрыгнули вниз, глотая чистый воздух.

Комментарий к Таинственный остров.

*Корпия – перевязочный материал: разделенная на нити льняная или хлопчатобумажная ветошь.

========== Перемены. ==========

– Я убью вас! – прокричала я, выползая на берег. Коннор с Дендом, выжимая одежду от воды, ехидно улыбнулись.

– Мэри, нельзя быть такой злой, а то люди перестанут с тобой разговаривать. – ответил Денд с серьёзным лицом.

– Мы могли разбиться! – громко произнесла я, показывая указательным пальцем на скалу.

– Но не разбились же, – улыбнулся Радунхагейду, – Пора возвращаться на «Аквилу». – облегчённо ответил могавк.

– И куда держим курс, кэп? – спросила я.

– Курс на Эдинбург! – бодро произнёс индеец. Денд широко улыбнулся и даже высоко подпрыгнул от радости, а я посмотрела на Коннора, в глазах которого появилась грусть. «Наконец-то домой», – шёпотом произнесла я, и, кажется, по моей щеке потекла слеза.

***

Воздух на палубе был пропитан не только свежестью, но и неописуемым волнением. Над кораблём свободно с криками летали чайки, а моряки радостно вопили, попивая разбавленный ром. Прошло полгода, как я уплыла из дома в Бостон. Облокотившись на бортик, я наблюдала за птицами, которые с бешеной скоростью спускались к воде и ловили рыбу.

– Доброе утро, – подошёл ко мне брат и зевнул, потягиваясь.

– Доброе. Когда ты бороду сбреешь? Она тебе не идёт. – уныло произнесла я, продолжая смотреть на чаек.

– Дома сбрею. Мэри, с тобой всё хорошо? Ты какая-то вялая, – встревоженно спросил шотландский ассасин.

– Не знаю… Я так давно не была дома, у меня плохое предчувствие, – тяжело вздохнула я, поворачиваясь к брату.

– Всё хорошо, не волнуйся. Буквально через пару часов, мы будем дома, и я наконец-то вкусно поем, – облизнулся Денд, а я закатила глаза.

– Ты только о еде и думаешь, – усмехнулась я, заправляя прядь за ухо, – А что ты сказал Коннору?

– Когда? – спросил брат с недоумением.

– Когда уплывал. На пристани ты ему что-то шепнул.

– Тогда я попросил позаботиться о тебе, если меня не станет, – с грустной улыбкой произнёс брат, – Я ему доверяю, он хороший парень. Присмотрись, – подмигнул шотландец.

– Коннор мой брат по оружию, а не жених, – нахмурилась я, переводя взгляд на волны, – Да и к тому же из меня выйдет плохая жена.

– Мэри, кто о тебе позаботится, если отца и меня не станет? Тебе скоро исполнится тридцать лет, а ты даже не задумываешься о своём будущем.

– Я сама могу о себе позаботиться, – грустно произнесла я тихим голосом.

– Это из-за Льюиса?

– Может быть.

Денд закатил глаза и потёр переносицу.

– Мэри, Льюис давным-давно умер. Он в прошлом. Тебе нужно двигаться дальше и думать о будущем. Я переживаю за тебя. Что ты чувствуешь к Коннору?

– Что за вопросы? – гневно произнесла я, привлекая внимание некоторых моряков.

– Вопрос безобидный, – спокойно сказал Денд, ставя меня в неловкое положение, – Ладно, можешь не отвечать, ведь я знаю ответ. Странно, что ты пытаешься убежать от правды, – брат похлопал меня по плечу и с грустной улыбкой удалился в трюм, оставив меня наедине с мыслями, разрывающими меня на части. Меня тянуло к Радунхагейду, ведь только с ним я чувствовала себя счастливой и защищённой, но я понимала, что моё место в Эдинбурге, а не во Фронтире. На душе появился неподъёмный камень.

Прошло пару часов, и моё настроение резко переменилось, когда один из моряков крикнул: «Земля»! Я посмотрела вдаль и увидела родную пристань, позади которой во всей красе расположился Эдинбург. Дрожащими руками, я вцепилась в бортик, предвкушая встречу с родными. На горизонте показались корабли, а на причале множество людей беспрерывно двигались, как в муравейнике. Я глубоко вздохнула, чувствуя запах родного города, и в голове возник букет ароматов, состоящий из эля, дождя, пихт и козьего сыра. Моряки готовились опускать якорь, но родных лиц на причале я так и не увидела.

***

– Мэри! – послышался родной голос, и сквозь толпу я разглядела отца.

– Папа! – радостно закричала я и побежала к нему навстречу вместе с Дендом. Радунхагейду, тем временем, стоял на капитанском мостике и о чём-то разговаривал с мистером Фолкнером.

– Папа, я очень скучала. Мы выполнили твоё задание: убили предателя и нашли Чашу.

– Я знал, что вы справитесь! Кстати, а где Денд? – спросил отец, разглядывая поток людей.

– Пап, я здесь, – сказал Денд, а отец, из-за неожиданности, дёрнулся.

– Сынок, извини. Я тебе не узнал из-за бороды, – радостно произнёс ментор Шотландского братства, крепко обнимая нас.

– Кстати, вот Чаша, – сказал Денд и передал отцу маленький сундук, в котором хранилась Частица Эдема.

Отец спокойно кивнул и аккуратно взял драгоценный сундук, а мы, решив познакомить отца с Коннором, направились в сторону «Аквилы», откуда доносился радостный вопль моряков, которые, под руководством мистера Фолкнера, дружно отправились в трактир. Радунхагейду покинул корабль и с улыбкой на лице подошёл к нам, поблёскивая шоколадными глазами.

– Грегор Бараклай, – по-доброму представился папа и протянул руку для рукопожатия. – Благодарю вас за помощь. Вы скоро отплываете в Бостон?

– Скоро, сэр, – пожал руку Радунхагейду, – Мы задержимся в Эдинбурге на неделю, чтобы команда отдохнула от долгого плаванья.

– Тогда могу ли я пригласить вас на обед? – спокойно спросил отец.

– Я с радостью приму приглашение, – спустя несколько секунд ответил капитан корабля, улыбаясь. – Только мне нужно предупредить команду.

– Хорошо, мы вас подождём около чёрной повозки рядом с трактиром. – предупредил отец. Коннор кивнул и ушёл в сторону таверны.

Преодолев поток людей, мы в мгновение ока переместились к повозке.

– Дети, – начал разговор отец, – Мне нужна ваша помощь в организации банкета.

– Какого банкета? – спросила я, а Денд посмотрел на отца с любопытством.

– Мы перенесли свадьбу Эмили, – с улыбкой на лице сказал папа. – Церемония состоится через пару дней, и я решил устроить банкет в честь этого прекрасного события. Вам нужно найти персонал и организовать грандиозный обед в нашем поместье.

– А что ты будешь делать? – спросил Денд.

– В это время я буду отвечать за безопасность гостей, чтобы не возникло покушений. Сегодня отдохнёте как следует, а с завтрашнего дня начнёте готовиться к торжеству. Только вам я могу доверить такое ответственное задание.

– Хорошо, – сказала я, смотря на брата, – Мы сделаем всё в лучшем виде.

– Не сомневаюсь.

К повозке подошёл индеец. Когда он сел к нам в транспорт, то я чуть не задохнулась от запаха рома. Видимо, матросы зря время не теряют, а то на борту корабля нет возможности напиться – Коннор жестоко наказывает за пьянство.

– Прошу прощения, – обратился к нам Радунхагейду, смущаясь.

– Мы всё понимаем. – улыбнулся отец и приказал кучеру ехать.

Дорога до дома была скучноватой: Коннор с Дендом задремали, откинув головы назад, а папа смотрел в окно на зелёные деревья. Когда повозка остановилась, ассасины открыли глаза. Денд широко улыбнулся, а Радунхагейду попытался избавиться от дремоты.

Открыв дверь, мы по очереди вышли из повозки. На пороге дома нас ждали мистер Браун и неописуемо-красивая Эмили. Длинное, серебряное платье подчёркивало красоту глаз, а вырез на груди заставил бы каждого мужчину падать на колени перед принцессой из детских сказок. Мистер Браун мило улыбался, его голову украшала необычная шляпа, которая показалась мне знакомой.

– Живые, – воскликнула Эмили и бросилась к нам с объятиями, словно хищница, которая хотела разорвать свою добычу на кусочки.

– Какая же ты красивая! – обратил внимание Денд. – Настоящая невеста, не то что старшая!

– Господи, даже папа так охотно не выдаёт меня замуж, как ты, – закатила глаза я, а отец вопросительно посмотрел в мою сторону.

– Всему своё время, – произнёс отец и показал на входную дверь. – Вы, наверное, очень голодные. Заходите в дом и усаживайтесь за стол.

Я быстренько переоделась в домашнее платье зелёного цвета, и мы дружно отправились в просторную столовую, откуда пахло аппетитной курочкой со специями. У Денда округлились глаза, он чуть не подавился слюной, а на лице Коннора появилась довольная улыбка. Когда мы уселись за стол, отец открыл бутылку красного вина, и через мгновение красная жидкость заполнила наши фужеры. Слюни быстро заполнили рот, ведь после пищи матросов домашний обед показался мне настоящим раем на земле. С превеликим удовольствием я полакомилась сочным куриным мясом, запивая блюдо вином.

Обед выдался восхитительным; все за столом шутили и рассказывали интересные истории из жизни, поглощая домашнюю еду. Настроение поднималось, а я почему-то смеялась над каждой шуткой брата. Чувствовалось приятное послевкусие из-за вина. Оно великолепно! Пришлось выпить третий фужер, чтобы напиток богов больше меня не соблазнял. Голова пошла кругом, а отец, в компании с Брауном, отправился к крепости, чтобы спрятать Частицу Эдема.

***

– Коннор, у нас есть уютная спальня. Может быть, останешься? Папа не против. – уговаривала я индейца, пока Денд и Эмили убирали грязную посуду.

– Спасибо, но мне нужно идти к…

– Мистер Фолкнер подождёт, у него свидание с бутылкой, – хихикнула я, качая головой. Радунхагейду посмотрел на меня, как на дурочку.

– Мерлин, спасибо за заботу, но я не смогу остаться, – твёрдо ответил могавк, поправляя волосы.

– Ой, Коннор. Ты меня в Дэвенпорте приютил, а я здесь приютю. Хи-хи, тю-тю, – засмеялась я, икая.

– Ну всё, – подошёл к нам Денд и начал буркать, – Мэри, солнышко, ложись спать, – сказал брат и схватил меня за руку, поднимая со стула.

– Не хотю! Не видишь, я тут Коннора уговариваю, почти получилось. Коннор, а можно твои волосы потрогать? – спросила я, а метис ухмыльнулся.

– Эх, – вздохнул Денд и взвалил меня на плечо, как мешок с картошкой, – Больше одного фужера тебе наливать нельзя, Мэри.

– Можно! Поставь меня на ноги, живодёр светловолосый! – закричала я, брыкаясь.

– Совершенно другой человек, – заметил индеец, вставая из-за стола, – Спасибо за прекрасный обед и за гостеприимство, но мне пора идти.

– Оставайся у нас, – произнёс занудливый брат, – До города долго ехать, а тут хотя бы поспишь по-человечески. Да успокойся, женщина!

– Что ж, если вы так настаиваете, то я останусь. Эм…может тебе помочь?

– Нет, я справлюсь, – сказал Денд, получая от меня очередной удар по спине, – Пошли на второй этаж, я тебе покажу твою комнату и заодно уложу спать этого…ангелочка.

– Я тебе хребет сломаю, если не поставишь меня! Ну отпусти… Пожалуйста! – вежливо попросила я, – Коннор, хоть ты мне поможешь?

– Прости Мерлин, но я на стороне Денда, – ответил могавк, поднимаясь по страшной лестнице.

– Предатель! – грустно произнесла я, – А я считала тебя другом…

Мы дошли до моей комнаты. Денд положил меня на кровать и, как истинный джентльмен, снял мою обувь. Почувствовав под собой мягкую постель, я завернулась в одеяло и пожелала ассасинам спокойной ночи. Через мгновение, я отправилась в мир снов.

Проснувшись, я по необъяснимому желанию надела лежащие около двери туфли и отправилась на балкон, подышать свежим воздухом. Голова до сих пор кружилась от невыветрившегося алкоголя в крови. Но, несмотря ни на что, я очутилась в назначенном месте. Стоя на балконе, я смотрела на звёзды и дышала весенней прохладой, до тех пор пока передо мной не мелькнула тёмная фигура. От страха я размахнулась и… мою руку схватил Коннор.

– Не пугай меня так! – схватившись за сердце, шепнула я.

– Ты же спать ушла, – с каким-то удивлением сказал могавк. Я посмотрела на метиса с ехидной улыбкой. Его чёрные волосы сливались с ночным небом, как и шоколадные глаза. Мой взгляд остановился на губах Радунхагейду.

– Да… – глубоко вздохнула я, – Коннор, ты такой хорошенький! – с блаженством произнесла я, не отрывая взгляда от индейца.

– Хорошенький? – с недоумением спросил могавк, – Ты очень смешная и милая, когда пьёшь.

– Я знаю, – хихикнула я. – Тебе понравилось вино? Оно такое сладкое…

– Да, вино очень вкусное. А почему ты спрашиваешь?

– Я тоже сладкая. Хочу, чтобы ты попробовал мои губы на вкус.

Коннор закашлялся.

– Мерлин, я… Ты серьёзно? – неуверенно спросил индеец, а я ехидно улыбнулась.

– Угу, – кивнула я и подставила губы, закрыв при этом глаза.

– Я так не могу. Извини, но это неправильно. Протрезвей сначала, – грубо сказал Радунхагейду, и я с грустью открыла глаза. В этот момент в моей груди что-то ёкнуло.

– Я тебя поняла, – обиженно сказала я. – Прости… Мне показалось, что между нами что-то пробежало. Видимо, я ошиблась, – сгорая от стыда произнесла я, убегая прочь в свою спальню. В голове возник один вопрос: «Почему?»

Я быстро разделась и с грохотом упала на кровать, зарываясь лицом в подушку. Хоть настроение было испорчено, это не помешало мне избавиться от лишних мыслей. Голова была пустой, словно ненужная бочка. Закрыв глаза, я погрузилась в царство Морфея.

***

– Мерлин, просыпайся! – услышала я голос брата, который сопровождался стуками в дверь.

– Да встаю уже, встаю, – устало произнесла я, – Вот почему ты так рано проснулся?

– Рано? Уже десять часов, а ты дрыхнешь. Все уже на ноги встали, кроме тебя.

Пока Денд распинался, я быстро надела робу и распахнула окно, чтобы проветрить комнату от запаха вина. Как ни странно, вчерашний день я помнила отрывками: я сидела за столом и пила вино, а дальше – мрак. Странно.

– Ты опять уснула? – нервно спросил брат, и я ретировалась в другой конец комнаты. Открыв дверь, я закатила глаза.

– Решила лунатизмом заняться, – саркастично произнесла я, – Итак, с продуктами мы разберёмся, но где можно найти обслуживающий персонал?

– В трактире, – улыбнулся брат, – Лошади готовы, пора ехать.

Я вышла из комнаты и, зевая, спустилась с Дендом вниз по крутой лестнице. К моему удивлению, ни отца, ни Эмили я не увидела. Видимо, они тоже занимались организацией праздника, поэтому дом пустовал. Выйдя на улицу, мы быстрыми шагами подошли к старым лошадям, проверили седло с поводьями и, убедившись в нашей безопасности, сели верхом.

– Эх, Мэри, – тяжело вздохнул брат с какой-то усмешкой, – Я не думал, что ты умеешь напиваться.

– Что? – с удивлением спросила я, – Что я вчера натворила?

– Ты угрожала сломать мне хребет, – серьёзно ответил Денд.

– Фух, я уже думала произошло что-то серьёзное, – с облегчением сказала я, – Кстати, а где Коннор?

– Коннор с утра уехал к Фолкнеру. Они хотят укрепить корпус «Аквилы», – спокойно ответил шотландец, держа поводья в руках.

Лошади бежали медленно, поэтому я наблюдала за лесом, дыша полной грудью. Запах хвои наполнил мои лёгкие.

– После долгого плавания так непривычно находиться на суше, – неожиданно произнесла я, а Денд по-доброму улыбнулся.

– Согласен, – отрезал брат, – А помнишь, как моряки пели во всю глотку после стычки с пиратским кораблём?

– Помню, – смеясь ответила я, – После этого плавания мне уже ничего не было страшно: я поверила в то, что «Аквила» – неубиваемый корабль.

– Так оно и есть, – спокойно ответил брат.

Через тридцать минут, мы добрались до рынка целыми и невредимыми. На улице торговали овощами, специями, мясом и другими продуктами, которые манили покупателей своим аппетитным видом. Из-за избытка ароматов, нос уже не мог различать запахи, поэтому я не чувствовала вони проходящих мимо меня людей. Денд внимательно смотрел на на мясо, проверял его качество, пока я расхаживала в поисках нужных специй.

– Вор! – услышала я громкий женский голос. Обернувшись, я увидела взволнованную молодую девушку с светло-коричневыми длинными волосами, а вдалеке бежал, сверкая пятками, карманник. Брат рванул за ним, бросая стейк на прилавок.

– Да как так можно? Среди белого дня воруют! – сердито размахивала руками юная особа.

– Не волнуйтесь, – обратилась я к девушке, – Сейчас вам вернут украденное, а вор будет наказан.

– Вы в этом уверены? – с надеждой спросила длинноволосая красавица, с глазами чистой бирюзы.

– Абсолютно.

Спустя десять минут, Денд подбежал к нам, держа в своей левой руке мешочек с деньгами. С его лба падали капельки пота. Шмыгнув носом, брат протянул украденное владелице.

– Спасибо вам. Могу ли я узнать имя моего спасителя? – спросила девушка, мило улыбаясь и кладя кошель в сумку.

– Денд Бараклай, – немного смущённо ответил брат, кланясь.

– Что ж, мистер Бараклай, держите. Это моя благодарность, – сказала девушка нежным голосом и протянула брату пару фунтов.

– Не нужно, мисс, – вежливо отказался Денд, делая серьёзное лицо.

– Мисс Фиона Гэлбрейт, – улыбнулась девушка, доставая из сумки красивый платок с золотой нитью, – Вот, возьмите хотя бы платок.

Шотландец пару секунд стоял в недоумении, пока я разглядывала красивый узор.

– Благодарю, – смущённо сказал Денд, забирая подарок.

– Извините, но мне пора домой. Ещё раз благодарю, – с досадой произнесла мисс Гэлбрейт.

– Я вас провожу, – уверенно сказал Денд, а я посмотрела на него с негодованием.

– Эй, а про еду не забыл? – возмутилась я, и брат со всей злостью посмотрел мне в глаза.

– Не забыл, но…

– Не нужно меня провожать, – с улыбкой произнесла девушка. – До свидания.

Мы попрощались, и девушка быстро скрылась в потоке людей, а Денд стоял на месте ни говоря ни единого слова. Брат смотрел ей вслед.

– Умеешь ты всё портить, – с какой-то досадой произнёс шотландец. – Ты даже не представилась, грубиянка! – буркнул себе под нос Денд.

– Любовь-любовью, а обед по расписанию! – громко сказала я, толкая брата. – Я уже выбрала подходящие специи, осталось купить всё остальное.

– Какая же ты злая! – заворчал Денд, а я закатила глаза.

– В тебя пошла. Давай побыстрее всё купим и спокойно пойдём домой.

– Давай.

Прошёл час и, купив всё самое необходимое, мы направились в трактир, где поваром работал двоюродный племянник мадам Люси. Он с радостью согласился помочь, (за хорошую плату, конечно).

Договорившись, мы с Дендом отправились домой, измотанные и уставшие.

***

Спустя два дня, когда состоялась церемония, обслуживающий персонал, раскладывал самую красивую посуду: серебряные ложки с хрустальными тарелками и стеклянными фужерами. Я долго выбирала, что надеть, и мой взор упал на пышное фиолетовое платье из шёлка.

Надев платье и сделав марафет, я спустилась вниз, где меня ждал отец и мистер Браун. Они мило беседовали и говорили об Эмили.

– Как дети быстро растут. Вчера она играла в прятки с Дендом и Мэри, а сегодня выходит замуж. Что может быть лучше? – восторженно спросил папа, поправляя сюртук белого цвета.

– Вот так и пролетает жизнь, – с доброй грустью рассуждал мистер Браун. – У меня нет детей, поэтому я не могу разделить этого восторга.

– Очень жаль. Мэри, какая ты красивая! Сияешь, словно звезда на небе! – восхитился папа, поднимая мне настроение.

– Спасибо. Пап, а Коннор придёт? А то я два дня его не видела.

– Денд сказал, что придёт, – спокойно ответил отец.

– Хорошо, а ты Денда не видел?

– Он в своей комнате. Вот скажи мне, – обратился ментор к мистеру Брауну. – Почему индюшатина намного дороже курятины? Ведь обе птицы вкусные!

– Может быть, индюшатина полезнее? – предположил Браун, а я ретировалась на второй этаж.

Стоя около двери брата, я слабо постучала кулачком по деревянной поверхности.

– Да? – послышался голос шотландца.

– Денд, это я. Мне нужно с тобой поговорить.

– Входи, – спокойно ответил брат и я открыла дверь. Денди стоял около большого зеркала и застёгивал белые пуговицы на рубашке. Сбрив бороду, брат начал казаться моложе лет на десять и харизматичнее. Почему он сразу не сбрил эту чёртову бороду? Ведь без неё он такой обаятельный! «Всё, хватит!» – сказала я себе, прогоняя эти мысли, вспоминая истинную цель моего визита.

– Денди, ты прав. Я влюбилась в Коннора.

– Поздравляю, – не отрываясь от зеркала с невозмутимым видом, произнёс шотландец. – Я уверен в том, что это взаимно.

– И что мне делать? – с досадой спросила я.

– Ты всегда мне давала любовные советы, а теперь спрашиваешь у меня: «Что делать?» Не знаю… Будь кокетливой, строй ему глазки и постарайся быть глупой. Хотя ты и так глупенькая, – усмехнулся брат, а я нахмурилась.

– Я серьёзно! Столько намёков было, но Коннор не сделал первый шаг. Может быть, я ему неинтересна?

– Ну ты и смешная, Мэри! Ты же видела Коннора, он все слова воспринимает буквально, а из-за уважения к тебе и стеснения он не сделает первый шаг, пока не поймёт твои чувства.

– Не знаю, – грустно произнесла я и села на кровать. – Я недавно вспомнила кое-что и у меня появились сомнения.

– Что ты вспомнила?

– Я стояла с Коннором на балконе и призналась в своих чувствах. Мне хотелось его поцеловать, но он отверг мои чувства.

– Это произошло в тот день, когда ты напилась? – с какой-то усмешкой спросил брат. Я кивнула.

– Боже, Мэри! Ты была пьяна, конечно он отказался от поцелуя. Господи, вы давно могли бы быть вместе, но вы такие тугодумы, ужас! – громко ответил шотландец, застегнув рубашку до конца.

– Почему ты так в этом уверен? – спросила я брата, поправляя распущенные волосы.

– Потому, что я вижу, как Коннор на тебя смотрит. Ну, как я выгляжу? – сказал Денд, поворачиваясь ко мне лицом, демонстрируя свой профиль.

– Не дурно, – коротко отрезала я.

– И всё? – с каким-то разочарованием спросил брат.

– Ты выглядишь сногсшибательно, превосходно, умопомрачительно…

– Всё, я понял. Спасибо.

Когда Денд был готов, мы вышли из комнаты и не спеша спустились вниз. Отец встречал гостей и отправлял их в гостиную, где пара музыкантов играла на скрипке. Эмили с женихом сидели на диване, мило беседуя, но увидев нас, сестра встала с дивана, поправила своё серебристое платье и подошла к нам.

– Мерлин, Денд, знакомьтесь, – с улыбкой на лице произнесла Эмили и показала на молодого мужчину с голубыми глазами и смуглой кожей. – Мой жених – Арнольд Крихтон.

– Приятно познакомиться, – по-доброму сказал Арнольд, вставая с дивана и целуя мою руку.

– И нам, – ответил брат, улыбаясь.

В эту секунду в гостиную зашла новая гостья, с которой мы уже были знакомы.

– Мисс Гэлбрейт? – с удивлением и каким-то счастьем произнёс Денд. – Какими судьбами? – спросил брат.

– Меня и моих родителей пригласил деловой партнёр, – мягко и нежно отвечала девушка. – А вы?

– А я брат невесты, – улыбнулся шотландец. – Я рад вас видеть.

– Взаимно.

Спустя пару минут, Денд настолько разговорился, что даже забыл о моём присутствии, и я, в полном одиночестве, поднялась на второй этаж и вышла на балкон.

Солнце ярко светило сквозь белогривые облака, а птицы радостно чирикали. Несмотря на счастливую атмосферу, внутри меня возникло какое-то напряжение. Прошло примерно минут десять, но это чувство так и осталось внутри меня.

– Добрый день, Мерлин, – донесся знакомый голос за спиной. Я удивлённо посмотрела на Коннора и робко поздоровалась. Индеец встал со мной рядом и грустно посмотрел вдаль, не произнося ни слова. Наступила неловкая тишина.

– Мерлин… – тяжело протянул могавк, – То что, я тебе сказал тогда…

– Что? – вопросительно взглянула я на метиса. В глубине души всплыло осознание того, что я не могу стать по-настоящему счастливой супругой, ведь чувства к Радунхагейду не утихли, а лишь вспыхнули с ещё большей силой. Я почувствовала себя лесом, охваченным языками пламени. У ассасинов не может быть счастливой жизни.

– Ты очень талантливая и ты действительно хороший ассасин.

– И всё? – с разочарованием спросила я. – Коннор, неужели ты не видишь?

– Я всё прекрасно вижу, у меня прекрасное зрение

– Господи! Ты видишь во мне только напарника? Ладно, забудь.

– Нет, – уверенно сказал Коннор, – Я… Ну всё, хватит тянуть! – громко ответил могавк, отрываясь от небесного светила и делая шаг вперёд. Радунхагейду прижал меня к себе, держа за талию. Сердце бешено заколотилось, и я почувствовала, как кровь приливает к моей голове. Одним резким движением Коннор накрыл мои губы своими, и я почувствовала его неровное дыхание. Солёные и шершавые губы, высасывали из меня весь воздух. Ноги подкосились, но индеец с каждой секундой прижимал меня к себе всё сильнее, и я крепко застряла в его объятиях.

– Нет, ты не просто напарник, – улыбнулся могавк, отрываясь от моих горячих губ. Я посмотрела на метиса с какой-то эйфорией.

– Спасибо за разъяснение, может быть, повторим?

– С превеликим удовольствием, – сказал могавк, нежно целуя.

– Мэри, Коннор, стол уже накрыли… О боже, неужели мне не показалось? – послышался удивлённый голос Денда. – Наконец-то тугодумы всё поняли. Спускайтесь к столу, голубки.

Закатив глаза, я оторвалась от Радунхагейду, и мы втроём спустились в столовую. Официанты приносили горячие блюда, а гости громко разговаривали, смеясь. Мы сели рядом с Эмили и отцом.

– У меня тост, – привлёк к себе внимание отец, поднимая фужер с вином. – Я поднимаю этот бокал за молодожёнов. Пусть ваша жизнь будет полна приключений и пусть ваш брак станет священным и крепким, как несокрушимый форт. За Эмили и Арнольда!

Мы подняли бокалы, и отец спокойно сел на стул, поднося фужер ко рту.

– Стой! – закричала Эмили и отбросила бокал с вином на пол. Послышался треск стекла, и мы посмотрели на невестку с удивлением.

– Что на тебя нашло? – спросил ментор, а Эмили гневно стукнула по столу.

– Оно отравлено! Кто-то подсыпал яд! – с гневом и каким-то страхом произнесла Эмили. Гости запаниковали.

– Прошу вас успокоиться! – громко произнёс отец. – Для вашей же безопасности будет лучше оставаться на своих местах! Мы проведём обыск.

Верные люди отца, встали из-за стола и начали обыскивать гостей, даже меня с Дендом. Гости в испуге кричали друг на друга, но папа их успокаивал. Конечно же, банкет был испорчен.

Рекруты не нашли яда, и отец выпроводил гостей из поместья. Остались лишь единицы.

– Чёрт! – выругался отец, размахивая руками. – Как такое могло произойти?

– Не расстраивайся, – подбадривала отца Эмили. – Родители Арнольда всё равно дадут нам благословение.

– Убийцей может быть обслуживающий персонал, но скорее всего, это кто-то из гостей. – уверенно ответил отец, пока я разглядывала бокалы с вином.

– Грегор, тебе подсыпали яд в бокал. Это явно кто-то из гостей, но, боюсь, мы этого не узнаем.

Казалось, всё пропало и хуже быть не может, но в поместье ворвался раненый ассасин. Коннор и Денд быстро принесли аптечку и побежали на помощь к нашему брату по оружию, отец с досадой подошёл к рекруту.

– Грегор, – держась за рану проскулил ассасин. – На крепость напали.

В воздухе повисла напряжённая тишина и отец побледнел от удивления.

– Кто?

– Тамплиеры.

– Быть не может… Эмили, позаботься о раненом, а Денд и Мерлин со мной в крепость.

– Я с вами, – произнёс Коннор. Отец согласился.

– И я, – коротко отрезал мистер Браун.

Мы вышли на улицу, сели по коням и со всей скоростью двинулись к крепости. Всё-таки, моё чутьё не ошибается. И пришлось снять фиолетовое платье.

***

В крепости шла ожесточённая битва. Отец и мистер Браун двинулись к башне, чтобы защитить Чашу Эдема. Ассасины всеми силами пытались остановить тамплиеров, но по количеству мы были равны.

Мы слезли с лошади и втроём начали отбиваться от врагов. Коннор с лёгкостью разрубал противников с помощью томагавка и ножа, успевая отстреливать тамплиерских всадников. Запахло кровью. Трупов становилось всё больше. Денд ловко уворачивался от пуль, протыкая противников саблей.

Некоторые тамплиеры пытались взобраться на башню по лестнице, но я подбежала к противникам и вступила с ними в смертельную схватку. Один из них попытался в меня выстрельнуть, но я проткнула ему живот шуангоу. Тамплиер захлебнулся кровью. Достав пистолет, я выстрельнула в голову второму и он скатился вниз по лестнице, разбивая свой череп. На вершине башни послышался звон клинков.

– Папа, – прошептала я и начала карабкаться по стене, чтобы защитить Чашу. Чем выше я поднималась, тем сильнее слышала звон клинков и до меня доходил разговор отца с… Мистером Брауном?

– Предатель! – кричал отец и я ускорила темп.

– И кто из нас предатель, Грегор? Твоя жена тоже была тамплиером, но ты же её не убил. – злостно кричал Браун.

– Какого чёрта! Зачем ты это делаешь?

– Это месть…

– За кого?

– Тогда, двадцать семь лет назад ты убил моего брата Эдди. – продолжал кричать Браун.

– Он был тамплиером!

– Я знаю. Поэтому мои люди убили Элизабет, – от этих слов моё сердце сжалось, и я захотела задушить Брауна.

– Тварь! – зарычал отец.

– Я убью тебя, Грегор! А потом возьмусь за твоих детей. Они будут умирать медленно, а Мерлин я сожгу заживо. Чтобы страдала…

– Я тебе не позволю убить детей! За что ты так ненавидишь Мерлин? – злобно спросил ментор Шотландского братства.

– Она убила моего племянника – Андрэ!

– А я убью тебя! Мы все считали тебя другом, а сами пригрели змею на груди.

Диалог оборвался и звук клинков затих.

– Прощай, Грегор.

– Нет! – закричала я, взобравшись на башню. Я побледнела от страха; на месте Чаши, в крови, лежал отец, а мистер Браун подошёл к окну и сделал прыжок веры с Частицей Эдема в руках. Отец кашлял, а изо рта шла кровь. Мои руки задрожали, и шуангоу полетело на каменный пол. Я бросилась к папе. Держась за рану на животе, отец смотрел на меня с какой-то надеждой, пока я прижимала его тело к себе, одной рукой поддерживая голову.

– Держись! – со слезами на глазах приговаривала я.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю