290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Ассасины из Шотландии (СИ) » Текст книги (страница 1)
Ассасины из Шотландии (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 15:00

Текст книги "Ассасины из Шотландии (СИ)"


Автор книги: Ариэлька Карамелька






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 8 страниц)

========== Дыхание смерти. Мальчик по имени “Радуга”. ==========

Бостон. 1763 год.

– Мэри, ложись спать. Завтра мы уезжаем из Бостона, и поездка будет долгой. Тебе нужно выспаться. – ласково сказала мама и поцеловала меня в щёчку. Я посмотрела на маму с разочарованием, ведь спать мне вовсе не хотелось. Да и к тому же, в моём животе радостно булькало горячее молоко с мёдом.

– Мамочка я не хочу спать. Лучше расскажи мне какую-нибудь сказку! – весьма бодро произнесла я, в ожидании интересного рассказа.

– Хм. Ладно, так и быть. Я расскажу тебе одну историю, но пообещай мне, что после рассказа ляжешь спать. – нежно сказала мама, касаясь моего носа кончиком пальца, который пах мёдом.

– Обещаю! – радостно закричала я. Мама от шума резко дёргнулась и сама громко засмеялась.

– Прекрасно. Сейчас я тебе расскажу немного о Бостоне.

– Ну мама, про Бостон неинтересно. Я не хочу слушать про этот скучный город! – обиженно произнесла я.

– Тебе понравится. На самом деле…

И внезапно мамин рассказ прервал звук разбитого стекла. Мне стало очень страшно, а лицо мамы больше не было таким весёлым. В её глазах возник страх.

– Мама! Что происходит? – с испугом спросила я. Но в ответ она сказала:

– Сиди тихо и не шевелись. Я скоро приду.

– Мамочка, мне страшно.

– Не бойся, родная, всё будет хорошо. – ласково произнесла мама и поцеловала меня в лоб.

Мама ушла из комнаты, и мне стало ещё страшней. Прошло примерно минут пять, когда я услышала шаги.

– Мама? – неуверенным голосом произнесла я.

В комнату вошёл мужчина. Его лицо было закрыто маской, и он держал окровавленный мушкет. Сердечко закололо и мне стало очень жарко. Я думала о смерти.

– Твоей мамы больше нет. – страшным голосом произнёс незнакомец.

Мои глаза наполнились слезами. Я захотела закричать, но мужчина стукнул меня чем-то тяжёлым, и я потеряла сознание.

Очнулась я в какой-то повозке. Осмотрев её, я попыталась выбраться, но мои попытки не увенчались успехом.

– Плохие дяденьки, отпустите меня! – заорала я, стуча ногами и руками, но в ответ я услышала смех. Этот неприятный, грубый и противный голос предупредил меня о том, что если я буду бодаться, этот человек перережет мне горло. Повозка ехала в неизвестном мне направлении. Было очень страшно. Ком встал у меня в горле, я не могла поверить в то, что мамы моей больше нет… Слёзы потекли по моим щекам. «Я обречена» – проговаривала про себя я, но всё-таки пыталась выбить эту дверь повозки. И у меня получилось! Я вывалилась на землю, и моё платьице изумрудного цвета испачкалась в грязи.

– А ну стой, мелкая крыса! – закричал один из мужчин и направил свою повозку прямо на меня. Другой стрелял в меня, но промазал. Всё-таки была ночь и стрелок плохо видел куда целиться. Я бежала, но бандиты ехали за мной и подъезжали ко мне всё ближе и ближе. В итоге они врезались в дерево, которое спасло мне жизнь, и я успела убежать. Что мне делать дальше, я не знаю…

***

Я забрела в тёмный лес, услышала, хруст дерева и волчий вой. Шансов на спасение у меня не было. Одна шестилетняя девочка заблудилась в лесу ночью. Я не видела дороги и страх окутал меня. Я чувствовала запах неминуемой гибели. Чтобы себя успокоить, я начала думать о маме, где она сейчас? На небе? Я помню, как она рассказывала истории про небесных ангелов, которые оберегают людей на земле, рассказывала про умерших людей, чьи души обретали покой в облаках. Вдруг я перестала чувствовать землю под ногами и полетела вниз. Похоже, что я наткнулась на обрыв…

***

Снится сон. Передо мной стоит мама, её светлые волнистые волосы развиваются на ветру. На её голове лежит венок из красивых луговых цветов. Сама она стоит в белом длинном платье. Губы её что-то шептали мне. Я не могла понять её слов, поэтому подошла поближе. То, что она сказала мне, повергло меня в недоумение.

«Ты будешь втянута в вечную войну за справедливость. Будешь бегать, как в поле волк… Будешь ловкой, как зверь лесной… И заберёшь ты много жизней. В белой одежде со знаком орла… Прости меня, дочь моя…» – сказала мама и испарилась в тумане.

И тут я проснулась, казалось, что я чудом осталась жива. Всё тело болело, мне стало больно дышать. Я лежала на земле, укрытая шкурой животного. И лежала я не в доме, а в каком-то большом бунгало, которое было сделано из дерева.

Нужно осмотреться. – подумала я и вылезла из-под этой шкуры. Но тут в бунгало зашёл очень странный человек. Он был высокий, смуглый, глаза его были чёрными, как и его длинные, заплетённые в косички волосы. Голову этого мужчины украшали птичьи перья, которые хорошо сочетались с его одеждой, сделанной из шкур животных.

– Где я? – начала спрашивать я у этого мужчины.

– Ты находишься в нашей деревне, во Фронтире. Не волнуйся, ты в безопасности. Я нашёл тебя раненой в лесу, когда отправился на охоту. Как ты сюда попала, девочка? – по-доброму спросил мужчина.

– Я бежала от бандитов, которые убили мою маму, и так я оказалась здесь. Мне нужно предупредить отца, но он находится далеко отсюда. Помогите. – со слезами на глазах обратилась я к человеку.

– Напишем твоему отцу? Знаешь, где он находится? – ласково, как мама, спросил меня мужчина.

– Знаю, в Шотландии, в городе Эдинбург. Отца зовут Грегор Бараклай.

– Прекрасно, сейчас я пойду за чернилами и бумагой. – сказал незнакомец и удалился.

Когда незнакомец ушёл, у меня сразу появились вопросы. Что это за человек в шкуре и с перьями на голове? Куда он меня привёл? Можно ли ему доверять? Откуда у него чернила?

Через пять минут пришёл незнакомец.

– Что писать? – спросил мужчина, окуная перо в чернильницу.

– Эм… Пишите так:

«Привет, папочка. У меня печальные новости. На меня напали бандиты, они убили маму. Я осталась жива. Прошу, забери меня из Бостона как можно скорее. В данный момент я живу во Фронтире с добрыми людьми.

Твоя дочь, Мерлин».

– Ладно, скоро отправим твоё письмо, а пока поживёшь с нами. – уверенно произнёс мой смуглый спаситель.

– Подождите, я буду жить с вами? Но я даже не знаю как вас зовут? – с недоумением ответила я.

– Наваджибиг.

– Какое необычное имя, а что оно означает? – с интересом посмотрела я на Наваджибига.

– Камень.

– А кто вы? Я впервые вижу таких людей. У вас такое необычное имя и внешность.

– Хех. Мы ганьягэха.

– Кто? – переспросила я, пытаясь понять странного для меня человека.

– Индейцы по-другому.

– А почему вы так хорошо разговаривайте на английском?

– Ха! Это секрет. Какая же ты любопытная. Кстати, как ты себя чувствуешь?

– Уже лучше.

– Как только ты поправишься, познакомишься с нашим племенем поближе.

– Хорошо.

***

Прошло две недели. Я чувствовала себя намного лучше. Ожидая письмо от отца, я начала знакомиться с племенем могавков. Конечно, им было непривычно видеть белую девочку, но они быстро привыкли. Мне очень нравилось играть в прятки. Дети ганьягэха учили меня правильно прятаться, ориентироваться в лесу и притворяться мёртвым при встрече с медведем. Хотя нет, этому всему меня научил только один мальчик. Имя у него тяжёлое, никак не могу выговорить. Радух… Рагудах…..Радунг… Радуга!

Он всегда смеялся над тем, как я коверкаю его имя. Меня удивило, что «Радуга» разговаривает на английском.

– А откуда ты знаешь английский? – спросила я у него.

– Мой отец англичанин. Моя мама сама неплохо знала английский и чему-то училась у отца.

– А где сейчас твои родители?

– Мама… она… сгорела в пожаре по вине Чарльза Ли. А отец давно ушёл и бросил нас – сказал Радуга, чуть не плача.

– Мне очень жаль.

– Ладно, не будем о грустном. Хочешь я познакомлю тебя с моим лучшим другом, Ганадогоном?

– Я не против, только я вряд ли смогу выговорить его имя.

Радуга посмеялся и спросил меня: «А ты научишься выговаривать моё имя?»

– Нет, – смущённо ответила я – оно у тебя слишком сложное.

– Попробуй. Радунхагейду.

– Радугейду

– Ра-дун-ха-гей-ду.

– Рахудагейду.

– Повторяй за мной: Ра

– Ра

– Дун

– Дун

– Ха

– Ха

– Гей

– Гей

– Ду

– Ду

– Молодец, а теперь скажи моё имя полностью.

– Радунхагейду.

– Наконец! Пойдём я познакомлю тебя с Ганадогоном и мы поиграем в прятки.

– Пойдём.

Мы с Радунхагейду пошли искать Ганадогона, как вдруг меня позвал Наваджибиг.

– Мерлин, – сказал Наваджибиг – тебе письмо от отца.

– Ура! Наконец письмо пришло. В письме было написано: «Дорогая Мерлин, я не смогу забрать тебя. Это сделает Мистер Браун. Он будет на корабле с Дендом. Корабль приплывёт пятнадцатого числа к полудню. Жди около пристани.

Грегор Бараклай».

– Ну что он пишет? – спросил меня Радунхагейду.

– Пишет о том, что меня заберут 15 числа. Встретят меня мой старший брат и друг моего отца. Странно, что в письме он не спросил про маму.

– Получается, ты уплывёшь через месяц? Кстати, сегодня у нас будет праздник – день кукурузы.

– Ух ты, а что интересного будет в этом празднике?

– Узнаешь.

Наступил вечер. Все ганьягэха вышли из своих домов. Могавки были одеты в традиционные ритуальные костюмы. Мать рода несла подношение к алтарю, чтобы поблагодарить бога кукурузы за хороший урожай. Затем все могавки, даже Радунхагейду, начали поклоняться богу кукурузы. После ритуала они разожгли огромный костёр и тушили на нём кукурузу, фасоль, тыкву и мясо. Когда ужин был готов, все приступили к еде и начали благодарить богов за пищу. После трапезы могавки встали вокруг костра и начали танцевать, напевая традиционные и ритуальные песни. Праздник удался. День кукурузы мне показался немного странным, но очень-очень интересным. На следующий день Радунхагейду нашёл Ганадогона.

– Ганадогон, знакомься это Мерлин. – дружелюбно сказал Радунхагейду.

– Я знаю. Отец уже всё рассказал – спокойно произнёс Ганадогон.

– А кто твой отец? – спросила я.

– Наваджибиг.

– Ого, получается твой отец спас мне жизнь.

– Да. Мерлин, а вы и вправду живёте в домах из камня и стреляете в животных огнём? – с боязным любопытством спросил меня Ганадоган.

– Правда, но я не люблю смотреть, как папа и мой старший брат охотятся на животных.

– А мы любим смотреть за охотой, – ответил Радунхагейду – хотя ты девочка, а девочки ничего в этом не понимают.

– Мне просто жалко животных. Вот и всё.

Ганадоган и Радунхагейду посмотрели на меня с недоумением.

– Ты очень добрая девочка, – с улыбкой произнёс Радунхагейду – поэтому у меня есть для тебя подарок.

Радунхагейду повернулся и уверенной походкой пошёл в сторону своего жилища за подарком. Тем временем мы с Ганадогоном любовались природой.

– Здесь красиво. Жаль, что мы больше никогда не увидимся. – сказала я, грустно вздохнув.

– Да, очень жаль.

– Интересно, как теперь будет продолжаться моя жизнь без мамы? Отец очень любил её, но в письме не упомянул. А Денд? Ему, наверное, очень грустно, как и мне.

– Мне очень жаль. Радунхагейду тоже страдал после смерти матери. Вы с ним похожи.

– Чем?

Наш разговор прервал Радунхагейду. Он подкрался тихо и незаметно, словно кошка, и вручил мне подарок.

– Это орлиные перья? Они настоящие? – с восторгом произнесла я.

– Да, это тебе на память. Чтобы ты нас не забывала.

– Я не забуду вас, индейцев.

– И мы не забудем тебя, белая девочка.

========== Возвращение домой. ==========

Через три минуты к нам подошёл Наваджибиг.

– Мерлин, – произнёс он – в городе говорят об убийстве твоей матери. Но самое ужасное, что труп оставили в доме

– Боже… Как так можно? Нужно её похоронить. Наваджибиг, помогите похоронить мою маму. Иначе она не обретёт покой.

– Я помогу, но сначала нужно раздобыть лошадей, лопату, гроб и надгробную плиту.

– Это будет нелегко.

– В одной деревне неподалёку живёт мой друг, он нам поможет

– Идём.

Мы с Наваджибигом пошли в деревню к Уолтеру. По дороге он расспрашивал меня о матери. От нашего разговора мне стало еще больней, потому что я знала, что увижу маму в последний раз.

Через десять минут мы подошли к дому, и Уолтер открыл нам дверь. Я не думала, что индейцы дружат с белыми людьми.

– Я повезу вас в повозке, садитесь.

– Спасибо, Уолтер, ты нам очень помог – сказал Наваджибиг и пожал ему руку.

До Бостона мы доехали быстро. Я указала на дом около пристани, и мы пошли туда.

Окна до сих пор оставались разбитыми, и осколки никто не убирал. Войдя внутрь, я заметила, что все драгоценности были украдены. И вот я увидела самое страшное. На первом этаже, около лестницы, лежала мама. Плоти почти не было, а виднелись только кости в платье. В комнате стоял запах гнили и от вони слезились глаза. В груди закололо сердце, и моё дыхание перехватило. Из моих глаз потекли слёзы. Наваджибиг и Уолтер посмотрели сначала на труп, потом на меня с отчаянием в глазах. Затем, они достали из повозки гроб и переложили туда маму. Взяв гроб, мы отправились на кладбище. Уже вечерело. Наваджибиг взял лопату и начал копать яму. Прошло достаточно много времени, когда яма была готова. Гроб опустили вниз, а затем закопали. Поставили плиту.

Вот и всё, теперь мама обретёт покой, но не я. В душе стало тяжко.

Наступила ночь. Мы наконец приехали в деревню. Уолтер нам очень помог.

Спустя месяц.

– Мерлин, пойдём спать. Завтра ты уже уплывёшь в Шотландию. – произнёс отец Ганадогона.

– Хорошо. – спокойно, но печально ответила я.

Мне не хотелось расставаться с могавками, они замечательные люди. Они мне очень помогли, особенно Наваджибиг.

Из-за своих дум я уже начала закрывать глаза, а затем уснула.

Наступило утро. Многие индейцы уже начали работать. Кто-то собирал кукурузу, а кто-то уходил на охоту. Радунхагейду тоже проснулся и отправился ко мне попрощаться.

– Мерлин, было приятно с тобой познакомиться. Я буду скучать. – весьма грустно произнёс Радунхагейду.

– Я тоже. Спасибо вам за всё. Если бы не вы, могавки, вряд ли я осталась бы живой.

– Ты скоро уплывёшь?

– Да, сейчас я позавтракаю, а потом Наваджибиг отвезёт меня к пристани.

– Хорошо, будем завтракать вместе.

После завтрака я хотела обнять Радунхагейду, но он посмотрел на меня с недоумением, похоже он не любит обниматься. Я попрощалась с ним, и мы с Наваджибигом отправились на пристань.

Когда мы пришли, я заметила взволнованного Денда.

– Мэри! – крикнул мне Денд.

– Денди, я так рада тебя видеть, – сказала я обняв брата – ты не представляешь, что я пережила.

– Мама мертва? – с грустью спросил Денд.

– Да, и здесь она похоронена. Знакомься, это Наваджибиг. Он спас мне жизнь и послал письмо.

– Приятно познакомиться, Наваджибиг, спасибо вам за то, что спасли мою сестру. Ладно, Мэри, пошли на корабль, а то мистер Браун заждался.

– Идём. Прощайте, Наваджибиг.

– Прощай, Мерлин.

Мы с Дендом пошли на корабль. Затем капитан скомандовал «поднять якорь», и мы начали отплывать от пристани. Наваджибиг смотрел нам вслед, а я вспоминала, что со мной происходило за всё пребывание в этом проклятом городе. Поездка в Бостон мне никогда не забудется.

– Курс на Эдинбург! – крикнул капитан и отчалил, подняв якорь.

Мы с Дендом направились к Мистеру Брауну, который стоял на палубе и смотрел вдаль, сверкая своими каштановыми волосами.

– Мэри, прими мои соболезнования. Твоя мать была хорошей и доброй женщиной. – весьма печально произнёс Браун и похлопал меня по плечу.

– Спасибо, сэр. Денд, мне нужно с тобой поговорить.

Я подошла поближе к носу корабля и, вдыхая запах морского ветра, ждала, когда придёт Денд. Он подошёл примерно через минуту и, облокотившись на судно спиной, внимательно смотрел на меня.

– Денд, скажи мне, почему отец в письме не спросил про маму? Почему он сам не смог забрать меня?

– Мэри, отец очень занят, а смерть мамы его очень огорчила, и он не стал про неё спрашивать. Я уверен, по прибытии он сам тебе всё расскажет.

– Надеюсь.

Денд, выслушав меня, отправился в каюту, а я осталась на палубе и смотрела на тёмно синие волны.

Моряки выполняли приказы капитана. Поднимались по сетке, настраивали пушки, выглядывали груз в море. Кто-то мыл пол и чистил трюм, а кто-то просто лежал и ничего не делал.

Я достала из кармана перо, которое подарил мне Радунхагейду, и начала его тщательно рассматривать. Затем, я заплела себе косу и вставила туда пёрышко, и глядя в море, рассматривала своё отражение.

Вдруг я услышала, как один из моряков крикнул «пираты», и после этого крика матросы начали заряжать пушки. Мистер Браун подбежал ко мне и понёс меня в каюту, где сидел Денд. Со словами «сидите здесь и не выходите», Браун достал из ножен меч и вышел из каюты. Через какое-то время послышались выстрелы, крики и звон клинков. Было страшно, но Денд обнимал меня и говорил, что всё будет хорошо. Он и сам хотел выбежать из каюты, чтобы сразиться с пиратами, но я ему не позволила.

– Денд, тебе 10 лет, а ты собираешься убить взрослого человека. Подумай.– сказала я шёпотом.

– Хорошо, я не уйду, а то защитить тебя никто не сможет.

Неожиданно для меня, в каюту вломился пират, держа в руке окровавленную саблю. Увидев нас он улыбнулся, а потом замахнулся саблей… и рухнул на пол от выстрела в лоб. Как оказалось, это стрелял Денд. У меня появились смешанные чувства. Мне стало тошно от вида этого пирата, и мне стало страшно от поступка Денда.

– Откуда у тебя кремниевый пистолет? Ты…ты его убил?

– Если бы я не выстрелил, то мы бы оказались трупами. Так что скажи спасибо.

– Спасибо. – выдавила из себя я и покосилась на труп.

Когда звук борьбы прекратился, мы с Дендом выбежали из каюты и начали оглядываться по сторонам. К счастью, все пираты были убиты, а Мистер Браун был жив. Большинство матросов было убито, а капитан был ранен. С ужасом я смотрела на то, как палуба была заполнена трупами, а вместо запаха морского бриза, я почувствовала запах гнили. У меня сложилось впечатление, что смерть ходит за мной по пятам.

Матросы, которые остались в живых, начали выбрасывать тела в море, а тем временем капитан сам из себя вытащил пулю и обработал рану. Когда все были готовы, мы продолжили плаванье в Шотландию.

***

Наступила ночь. Спать мне не хотелось, поэтому я решила выйти на палубу, чтобы подышать свежим воздухом и вернуть ясность ума. Всё-таки денёк выдался не лёгким, а ещё я узнала, что мой брат убийца. Хотя, если бы не Денд, меня бы тоже выкинули в море или привезли бы мёртвой к отцу, но, слава богу, всё обошлось.

Я легла на пол, и убрав руки за голову, смотрела на звёзды. Их было настолько много, что глаза разбегались. Особенно красивым выглядел звездопад, который своей красотой заставил бы и слепого видеть и ахать от изумления. И тут я провалилась в сон.

Мой сон прервал весьма не тихий разговор. Открыв глаза я увидела, как трое моряков перешёптывались между собой. Они меня, видимо, не заметили, поэтому я начала прислушиваться к их разговору.

– Сколько времени он кормит нас обещаниями? Мы работаем на него и рискуем жизнями, а что он сделал? Ничего. Сколько денег он нам задолжал? Уж лучше быть пиратом, чем матросом на этом проклятом судне. – шёпотом произнёс один из матросов.

– Ну что, убьём его? А все деньги нам троим. – ответил второй

– Согласен. Думаю пора оборвать жизнь этому гребанному капитану.

Когда их разговор закончился, я уползла незамеченной. Капитан тем временем управлял кораблём, и я решила рассказать о заговоре.

Услышав меня, капитан рассмеялся и не поверил моим словам, но я от него не отстала и начала говорить про деньги, которые должны принадлежать морякам. Когда капитан услышал про деньги, то к моему счастью, поверил мне.

– Что вы будете делать? – обратилась я к капитану.

– Скорее всего выброшу их к Посейдону.

– А как же деньги?

– Они их не заслужили. Мерлин, я один не справлюсь. Мне нужна помощь Мистера Брауна. Можете позвать его?

– Я смотрю вы хороший моряк, но плохой человек. Но у нас нет выбора, ведь вы нужны нам живым. Я помогу вам.

***

Мистер Браун спал. Я подошла к нему и начала трясти его за плечи. Когда он проснулся, я пожалела об этом, потому что из-за «рефлексов» Мистер Браун схватил меня за горло, но когда увидел меня, ослабил свою хватку и отпустил меня.

– Извини, Мерлин, я не знал. Что произошло?

– Капитана хотят убить. Нужна ваша помощь.

Браун вышел из своего спального места и направился к капитану, которого пытались задушить матросы. Один из матросов накинулся на Мистера Брауна, но он скрытым клинком проткнул сердце моряка, и всё залилось кровью. Затем он кинул нож во второго моряка и тот, держась за живот, рухнул. И был таков. Третий не переставал душить капитана, но продолжалось это недолго, так как его голову разрубил меч. Капитан начал глотать воздух и кивать в знак благодарности. Убедившись в том, что проблем больше нет, я отправилась спать.

Когда я проснулась, рядом со мной сидел Денд и что-то ел. Своими зелёными глазками он смотрел на меня, нет не смотрел, а сверлил меня взглядом.

– Доброе утро – с улыбкой услышала я от Денда.

– Доброе. Ты ешь рыбу?

– Ага. Мистер Браун мне рассказал, что произошло вчера ночью. Как ты?

– Отлично.

– Слушай, Мэри. Как бы тебе сказать… Боюсь. Эм. Ты больше не будешь прежней. Вот.

– О чём ты?

– Ты всё узнаешь со временем.

После этих слов Денд спокойно доел рыбу и вышел из каюты, а у меня тем временем в голове всё перемешалось. Вопросов стало намного больше, чем ответов. Хотя я прекрасно понимала, что моя жизнь больше не будет прежней, ведь за одну неделю я увидела достаточное количество убийств и прочей гадости. Мне захотелось, чтобы я всё забыла и начала жить как прежде…

***

Прошёл месяц. Выйдя на палубу, я сразу же увидела пристань, от радости хотелось спрыгнуть с корабля и поцеловать родную землю.

– Приплыли! – кричал радостным голосом Денд, чуть ли не спрыгивая с корабля.

Нам было нужно немного отдохнуть после долгой поездки, поэтому взрослые зашли в трактир, где играла британская музыка. Мы с Дендом стояли в сторонке, пока Мистер Браун с моряками пили пиво.

– Мерлин, Денд, хотите горячего шоколада?

– Да!

– Кейти, – кокетливо обратился Мистер Браун к трактирщице – принеси два горячих шоколада. Та подмигнула и с улыбкой до ушей пошла за нашим заказом. Честно сказать, хоть трактир и не был таким культурным заведением с приятным запахом, в нём царила весёлая атмосфера. Британская музыка и танцы придавали трактиру некий уют.

Трактирщица подошла к нам и отдала наш желанный заказ. Денд сразу же начал пить этот божественный напиток, а я сперва вдыхала аромат горячего шоколада, и уже потом, надышавшись им, прикоснулась губами к десерту.

Мы допивали шоколад, а Мистер Браун тем временем прощался с капитаном и его оставшимися матросами.

***

– Мистер Браун, отец ждёт нас – обратился Денд, почёсывая затылок.

– Вы правы, нам нужно идти. Ваш отец заждался нас.

– По коням? – с улыбкой произнесла я.

– Да, вы с Дендом поедите на одной лошади.

– Эх. Ладно.

Нам с Дендом досталась чёрная лошадь, и я захотела управлять этой кобылочкой. Денди долго противился, говорил, что всадник из меня некудышный, но перед моими милыми глазками не устоял. Закатив глаза, он дал мне право управлять конём.

– Не убей меня, мелочь.

– От мелочи слышу. – хихикая, произнесла я и сразу же залезла на коня, с помощью Мистера Брауна.

Денд захотел меня дернуть за косу, но его рука не дотянулась, и со вздохом он сел позади меня.

– Но, лошадка! – крикнула я, стягивая поводья – Скачи быстро, как ветер.

– Ага, лошадь тебя сразу же послушает.

– Сейчас она на дыбы встанет и свалит одного угрюмого человечка.

– Сейчас я тебя свалю!

– Перестаньте оба, – крикнул Браун – иначе пешком пойдёте!

– Ладно, молчу. – надувшись, промямлила я.

Лошадь скакала быстро, её чёрная грива, закрывая мне лицо, щекотала мне нос. Чтобы избавиться от этого неприятного чувства, я постоянно дёргала головой. Денду это не понравилось, и выхватив у меня поводья из рук, он заставил лошадь скакать ещё быстрее. Мне стало скучно, и не смотря на обстоятельства, я начала плести косичку лошадке. Вдали уже показалась крыша нашего дома и я, оторвавшись от гривы, смотрела сначала на сосны и пихты, а потом перевела взгляд на дом. Когда лошадь остановилась, Денд спрыгнул с неё, и не отходя от кобылы, протягивал мне руки. Отец стоял на крыльце дома, опираясь на чёрную трость, и с грустной улыбкой на лице смотрел мне прямо в глаза.

– Папочка! – крикнула я и побежала к нему на встречу, крепко обнимая его за шею.

– Мэри, доченька, я так рад тебя видеть. Нам нужно с тобой поговорить. Причём наедине.

Отец взял меня за руку и вошёл в дом. Я поздоровалась с мисс Люси, которая стряхивала пыль с камина. Медленными шагами мы поднимались на второй этаж. Отец открыл дверь своего кабинета и жестом указал на кресло. Я покорно села и положила руки себе на колени, в ожидании разговора с папой. Он зашёл в кабинет и закрыл за собой дверь. Убедившись в том, что его никто не подслушивает, отец сел напротив меня и начал расспрашивать о матери. Мне стало плохо, мой голос дрожал, но я описывала все детали покушения на маму. Затем я рассказала о своём похищении, о жизни с могавками. Папа слушал меня внимательно, и тяжело вздыхая произнёс:

– Дочка, я знаю как тебе

тяжело, но ты должна отпустить эту боль, чтобы двигаться дальше. Элизабет теперь покоится с миром. Скоро начнётся твоё обучение.

– Какое обучение? – с недоумением посмотрела я на отца.

– Я научу тебя сражаться. Знаю, дамам не положено держать в руках оружие, но у тебя есть талант, о котором ты не знаешь, и его нужно развивать. Ты узнаешь много нового. Я вижу, как тебе нравится держать в руках мои клинки, и на лук со стрелами ты засматриваешься больше, чем на шляпки с кружевами.

– Правда? Отец, это здорово. А когда начнётся обучение?

– Ха-ха-ха, да хоть завтра! Я буду учить тебя медленно, объясняя всё до мелочей.

– Ура!

========== Обучение. ==========

Эдинбург. 1767 год.

Прошло четыре года, и кошмарные события начали забываться. Отец, как и обещал, начал обучать меня. Он рассказал про ассасинов и тамплиеров. Говорил о чести, о свободе, о мире, о частицах Эдема. Я узнала о великих наставниках нашего братства: Альтаире и Эцио. Я обучалась не только физически, но и духовно. Изучала историю и философию ассасинов.

Наступила зима. Снег укрывал землю своим белоснежным ковром. Снег лежал везде: на крышах домов, на пихтах, на соснах. Красивые узоры украшали окна и создавали атмосферу сказки и волшебства. Я любила сидеть у камина и пить горячий шоколад или мятный чай вместе с книгой в руках. На этот раз я читала книгу Никола Макиавелли, но мой домашний уют прервал Денд.

– Мэри, пошли погуляем по городу, всё равно сегодня тренировок не будет.

– Пойдем. – произнесла я с улыбкой на лице и, отложив книгу в сторону, побрела к себе в спальню.

Я взяла соболиную шубку и, надев её, пошла обуваться. Денд стоял около входа и держал в руке клинок с золотой оправой. Когда мы были готовы, мы отправились в конюшню. В нашей семье существовала традиция: на двенадцатилетие детям давали право выбрать коня, который становился верным другом на всю жизнь. Денд выбрал себе белого жеребца, которого назвал Вольфрамом. Брату на прошлой неделе исполнилось четырнадцать, и он ждал, когда отец примет его в орден ассасинов. Отец гордился своим сыном, потому что Денд был хорошим учеником и к четырнадцати годам приобрёл много навыков. Он научился сражаться холодным и огнестрельным оружием, превосходно сливался с толпой и прекрасно знал догмы ассасинов.

Мы пошли в конюшню. Денд подошёл к Вольфраму, который ел овёс. Брат одной рукой начал расчёсывать коню гриву, а второй гладил ему мордочку. Затем Денди проверил седло и вывел Вольфрама из конюшни. Сначала Денд усадил меня, потом сел сам. Взяв поводья, брат заставил коня бежать, и мы на огромной скорости скакали по зимнему лесу.

***

Мы проезжали одну маленькую деревню. Я рассматривала деревенские дома, и в одном из таких домов я увидела, как несколько человек с топорами пытались выбить дверь.

– Денд, смотри. – я показала пальцем на дом с бандитами.

Брат внимательно посмотрел на дом и заставил Вольфрама свернуть с дороги. Мы направились в сторону бандитов с топорами.

Подъехав, мы увидели перед собой ужасную картину. Женщина и мужчина лежали во дворе рядом с домом. Оба были в крови. Тем временем убийцы пытались вломиться в дом, откуда доносился плач маленькой девочки. Денд взял кремниевый пистолет и стрельнул бандиту прямо в затылок. Пуля вошла прямо в мозг, и мужчина рухнул на землю. Второй бандит обернулся и приготовил свой окровавленный топор. Пока Денд перезаряжал своё оружие, я вытащила его любимый клинок с золотой оправой и кинула прямо в лоб убийце. Его глаза закатились, и в ту же секунду лицо залилось кровью. Когда опасность миновала, мы с братом слезли с коня и подошли к двери, около которой лежали бандиты с открытыми ртами. Денд вытащил клинок и постучался в дверь. Маленькая девочка смотрела в окно и горько плакала.

– Мы тебя не тронем. – обратился Денд к девочке.

Она открыла дверь и с ужасом посмотрела на трупы бандитов, а потом её взор остановился на женщине и мужчине. После увиденного девочка заплакала ещё сильней.

– Это твои родители? – спросила я и положила руку на плечо девочки. Она молча кивнула. Я начала успокаивать её, а Денд подошёл к её родителям.

– Изверги, – донеслось от брата – они разломали им головы топорами. Нужно похоронить несчастных.

Денд взял в сарае лопату, затем вырыл глубокую яму, несмотря на сугробы, и закопал тела родителей девочки.

– Как тебя зовут? – спросила я у девочки.

– Эмили – хныкая сказала она.

– А сколько тебе лет?

– Пять.

Мы с Дендом решили не бросать Эмили и пошли на крайний шаг.

– Эмили, – обратился Денд к девочке – поедешь с нами? Ох… Прости, мы не представились. Я Денд, а это моя сестра Мерлин.

– Мы тебя не тронем, честно. Мы будем тебя оберегать и защищать. – добрым голосом произнесла я.

Девочка улыбнулась, и слёзы перестали идти из её серых глаз. Мы взяли Эмили, втроём уселись на Вольфрама и отправились домой.

***

– Что? Тогда давайте приютим всех сироток! – размахивал руками отец.

– Папа, мы не могли оставить её одну. Ей всего пять. А как же помогать невинным? Давай она будет расти с нами, как сестра? Да и к тому же, она будет тебе помогать. Не будь жестоким, прошу. – с грустью посмотрела я на отца.

– Хорошо… Мы приютим девочку. Люси, дорогуша, накормите ребёнка. Денд, а ты иди за мной.

Отец с Дендом вышли из гостиной, закрыв за собой дверь, а я сидела рядом с Эмили. Малышка не произносила ни единого слова, но тишину вскоре нарушила мисс Люси.

– Мерлин, вы хотите поесть? – спросила у меня домохозяйка.

– Нет, я не голодна. Покормите Эмили. Она сильно проголодалась.

Мадам взяла Эмили за руку и повела её в столовую, а я продолжала сидеть в гостиной и непрерывно смотрела в окно на падающий снег.

***

– Ура! Наконец-то! – вбежал Денд в комнату с радостными криками.

– Что случилось? – посмотрела я на брата, как на сумасшедшего.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю