156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Отбор Стихий (СИ) » Текст книги (страница 1)
Отбор Стихий (СИ)
  • Текст добавлен: 11 ноября 2017, 09:30

Текст книги "Отбор Стихий (СИ)"


Автор книги: Ольга Пашнина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 12 страниц)

Отбор Стихий
Ольга Пашнина





Пролог


Просторный зал в императорской резиденции заливал лунный свет. Впрочем, помещение скорее напоминало огромный балкон, с двух сторон обнесенный изящными перилами и колоннами. В лучах полной луны источник казался совершенно обычным. От него исходило голубоватое сияние, а сверкающая сердцевина размеренно вращалась в серебристой ажурной клетке.

Вдоль балюстрады, откуда открывался прекрасный вид на лес и виднеющиеся вдалеке снежные пики гор, неспешно брел пожилой мужчина в древнем ритуальном одеянии стихий. Его плащ покрывали темные причудливые символы, а капюшон надежно скрывал лицо.

Хоть ночью в этой части замка и не бывали послушники, жрец все равно не ждал эффектного появления бога. Но поежился, когда из тени колонны вдруг выступил Баллард.

– Мой повелитель, – тут же склонился жрец.

– Рад видеть тебя в добром здравии. Я так понимаю, есть новости от Его величества.

Они медленно, словно беседовали о последних новостях или столичных сплетнях, двинулись по широкой лестнице вниз, к источнику. По мере приближения к круглому бассейну можно было увидеть, как в прозрачной синеве, словно трещины, разрастаются черные прожилки.

Баллард долго смотрел на источник, и жрец не стал мешать ему. Общение бога и источника, питающего мир, происходило на других уровнях, неподвластных обычным жрецам, даже таким сильным.

Наконец бог будто очнулся и удовлетворенно хмыкнул. Медленно, но верно, его магия преображала источник.

– Завеса поднимается, – заключил Баллард. – Хорошо. Так что с императором? Он знает?

– Жрецы долго опасались за здоровье Его величества, но все же сообщили, что магия источника меняется.

– И? – с усмешкой поторопил его Баллард.

– Принцу нужна невеста. Баланс стихий нарушен. Император слаб, а принц не справится в одиночку. Они созывают Отбор Стихий.

– Прекрасная новость, мой друг. То, что нам нужно.

– Двенадцать девушек, чувствительных к стихиям? – с сомнением произнес жрец. – Рядом с принцем? Довольно опасная для нас ситуация. Если между принцем и какой-то из девушек вспыхнут чувства...

Баллард усмехнулся. В глазах бога мелькнул какой-то, доселе неведомый жрецу, озорной огонек.

– В этом и весь смысл, мой друг. Отбор Стихий опасен для нас лишь если пройдет бесконтрольно. Мы должны внимательно наблюдать за ним и вовремя включиться в игру. К тому же наследник молод и ещё не в курсе происходящего.

Жрец кивнул, хоть сомнения его и не покинули. В конце концов, не ему оспаривать решения бога.

– Отбор Стихий, призванный найти принцу невесту станет моим отбором. А девушка, избранная стихиями, станет ключом к моей победе. И невестой. В конце концов, если я намереваюсь вернуть Горд себе, народу понадобится красивая мордашка на престоле. Разузнай все о конкурсантах. Чем они дышат, чем живут, откуда прибыли и какой магией обладают. Нужно найти уязвимую девушку, которой легко управлять. Желательно страхом. Деньги и магия нынче как валюты сильно просели в ценности.

– Мой повелитель, с одним из миров могут возникнуть проблемы. Его жители... потеряли восприимчивость к магии. Это мир техномагии... без магии, как таковой. Мы не можем войти туда, и узнать что-то о девушке с Земли будет сложно.

– Девушку с Земли оставь мне. Кто знает, может, она и есть слабое звено в этой цепочке. Когда начнется отбор?

– Через декаду, на закате.

Баллард развернулся и направился в сторону выхода, но на полпути остановился и обернулся к жрецу:

– Ну, вот мы и подошли к финальной части плана. Впереди все самое интересное.

И почему-то жрецу казалось, что в голосе Балларда, помимо холодной решимости, сквозило что-то еще.

Веселье? Предвкушение? Кто их, этих богов, разберет.


Глава первая


«Сдал сопромат – можешь жениться!».

Эта присказка ходила у нас с самого первого курса. Еще на зачислении аэрокосмического факультета старшекурсники пугали нас этим словом. Сопромат, по слухам, был причиной половины отчислений на факультете. Ходили даже легенды, что с зачетом от Виктора Львовича Каримова, преподавателя сопромата, с первого раза ещё никто не уходил.

Поэтому я ждала первую пару третьего курса с особенным нетерпением. Нет, мне вовсе не улыбалось в конце семестра бегать на кучу пересдач, но блин, интересно же! Что такого в этом сопромате, что все лишь при звуках этого слова впадают в ужас? И, конечно, мелькала заманчивая мысль – а вдруг у меня все будет по-другому? Вдруг я войду в маленький процент тех, кому этот предмет дастся легко и просто?

В общем, в самом начале учебного года, движимая неудержимым любопытством, я села на второй ряд огромной поточной аудитории. Надела очки, достала новенькую тетрадь и приготовилась вникать. Народ вокруг как-то притих – с утра добрую часть потока клонило в сон.

Вскоре появился и профессор, седовласый, почтенного возраста, с тросточкой и толстой, видавшей виды, папкой с конспектами. Каримов относился к той когорте преподавателей, что не признавала проекторов, интерактивных досок и виртуальных лекций.

– Доброго утра, товарищи студенты, – поздоровался он. – Меня зовут Каримов Виктор Львович, и на ближайшие два семестра я – ваш преподаватель такой замечательной дисциплины как сопротивление материалов. Перекличку проведем в конце занятия. Старосты, подготовьте в течение пары списки и оставьте свои телефоны, а сейчас давайте поговорим о том, что же это такое сопромат и с чем его едят.

Однокурсники зашуршали тетрадями и ручками. На задних рядах у кого-то зазвонил телефон, но тут же умолк, под суровым взглядом профессора.

К середине занятия я начала понимать, почему же сопромат никто не мог сдать. Поди тут успей все записать, куда уж понять! Почерк, прежде ровный и аккуратный, превратился в какие-то врачебные каракули. Отлично... просто прекрасно! Нет, вряд ли я войду в число счастливчиков, понимающих эту сложную науку.

Надо будет озаботиться вопросом пересдач. Одно радует – жениться, ровно как и выходить замуж, мне рановато.

– А теперь запишем определение эпюры.

Я зевнула и тоскливо подумала, что до обеда ещё полторы пары, а уже так хочется ку-у-ушать...

–... двенадцать миров.

Я оторвалась от созерцания часов на запястье. У меня что, от голода начались галлюцинации?!

– Каждый мир, как вы знаете, имеет свой путь развития. Где-то законы природы подчиняются магии, которую, в свою очередь, подчиняет себе человек. Где-то развитие идет по совершенно другому пути, как на нашей Земле.

Я растерянно огляделась. Народ послушно записывал за профессором этот бред, а кто-то даже быстро печатал лекцию в ноутбуке. Никакой реакции окружающих не было, даже удивление в глазах не читалось!

Потрясла головой. Может, перегрелась? Сентябрь выдался какой-то уж слишком богатый на бабье лето. И это при том, что лето официальное не принесло ничего, кроме затяжных дождей и перепадов погоды.

– К сожалению или счастью, – продолжал профессор, – из всех двенадцати миров лишь наша Земля выбрала технический путь развития. В остальных же господствует магия.

Я не выдержала и подняла руку.

– Да-да, – оторвался от папки мужчина, – у вас вопрос? Представьтесь, пожалуйста.

– Лаврова Марина, – сказала я. – Извините, я немного... потеряла нить рассуждений, вы не могли бы повторить... э-э-э... из чего вытекает последнее утверждение?

– То, где я сказал, что в остальных мирах господствует магия? – вежливо уточнил профессор.

Я округлила глаза и медленно опустилась на стул.

– Что ж, боюсь, на вопрос «почему» мне ответить не удастся. Маги всех миров бьются над этой загадкой. Впрочем, вы можете написать Эссе на эту тему! Уважаемые конкурсантки, вот ваше первое задание на следующую нашу встречу! Форма свободная. Напишите, что вы думаете о разделении магии и технологии.

У меня непроизвольно открылся рот.

Во-первых, почему поток аэрокосмического факультета, где девяносто процентов студентов – парни, назвали конкурсантками?

Во-вторых, что за бред про магию он тут нес и причем здесь сопромат?

А в-третьих...

Я огляделась и поняла, что меня начало подташнивать. Вместо стандартной аудитории я вдруг обнаружила себя в каком-то большом зале с высокими, под самый потолок, панорамными окнами. Через них лился яркий солнечный свет, а ещё можно было увидеть красивый густой лес, словно сошедший с какого-то фотоарта. Где-то у горизонта виднелись горы.

А в следующий миг я могла поклясться, что увидела в небе... пролетающего дракона!

– Марина? – удивился профессор. – Вам нехорошо?

– Д-да... – пробормотала я.

И очень отчетливо, с пугающей безысходностью осознала: все. Сейчас приедет психиатрическая бригада и в моей карточке будет красоваться очень нехороший диагноз. Каждый студент наверняка слышал леденящие кровь истории, как от нервного перенапряжения людей увозили прямо с экзаменов. Кто-то начинал лаять, кто-то выпрыгивал с балкона. Правда, в историях все случалось ближе к диплому, или хотя бы на сессии. Почему же со мной все случилось в начале года?!

Кто-то в аудитории рассмеялся противным женским голосом.

– Она с Земли, магистр. Дикий, отсталый мир, что с нее взять?

Я резко обернулась. Встретилась взглядом с умопомрачительной красоткой в шикарном, но несколько несуразном платье, расшитом голубым бисером. Он поблескивал на солнце, и я долго в ошеломлении наблюдала за солнечными зайчиками.

– Ох… вот оно что. Вы с Земли! – просиял профессор. – А мы вас ждали!

Нет, я больше не могу! Я не могу это видеть, слышать и чувствовать!

– Марина? Марина, вам плохо?

– Не хочу галоперидол… – пробормотала я, оседая на пол на глазах перепуганного профессора.


***


– Что она сказала перед обмороком?

– Что-то... так... дайте вспомнить. Галоперидол! Это магия ее мира? Может, она больна и надо произнести заклинание?

– Сомневаюсь, что магия ее мира нам подвластна, но...

Кто-то откашлялся и хорошо поставленным голосом произнес:

– Галоперидол!

Воцарилась тишина.

– Ничего?

– Ничего, – тяжкий вздох. – Я же говорила, заклятья из ее мира в нашем не работают.

– Это не заклятье, – пробормотала я. – Это лекарство. И его мне не надо.

– О, вы проснулись, как чудесно! – воскликнул женский голос.

Пришлось открыть глаза. Последняя надежда, что от голода и перенапряжения мне все привиделось, исчезла. Я лежала на кровати в каком-то большом и просторном зале с рядами таких же коек. Ничего, кроме лазарета, в голову не пришло.

Быстро оценила ущерб. С меня сняли сапожки, но серое льняное платье оставили, и больше, вроде бы, ничего не сделали. Интересно, сколько я тут провалялась?

Этот вопрос я и озвучила. К собственному неудовольствию сла-а-абеньким таким голосом, даже немного хрипловатым.

– Всего несколько часов. Это нормально при переходе между мирами.

– И впрямь. Обычное дело.

– Да-да! – просияла женщина, улыбчивая и краснощекая.

Она была одета в странное длинное платье с белым фартучком. Я не могла сказать, что старинное, но немного несуразное. У нас в таких точно не ходят.

А вторым присутствующим был мужчина, ещё более странно одетый – в длинный, расписанный загадочными символами плащ. Под плащом, наверное, тоже что-то было, но мне не показали. Да и не очень-то интересно было.

– И где я? – спросила, принимая у женщины запотевший от прохлады стакан с водой.

– На юге Карр-горда, – ответил мужчина. – Это место называют Зачарованным лесом, в основном потому что это один из немногих заповедников, где сохранилась магическая фауна.

– Значит, за МКАДом.

Они недоуменно переглянулись и мужчина пожал плечами.

– Марина, я могу к вам так обращаться? – спросил он.

Я осторожно кивнула. Не нравилось мне все это, ой как не нравилось. Версию с сумасшествием отсекла, как несостоятельную. Ну правда, не может доселе абсолютно здоровая девушка вдруг так глубоко увязнуть в галлюцинациях. Ладно бы если какая авария, или удар по голове. Сопромат, конечно, вещь зубодробительная, но в вызывании психологических травм ещё замечен не был.

– Не волнуйтесь, ваша реакция – результат на не самый простой межмировой переход. Остальные конкурсантки пересекли завесу сами, а с вашим миром всегда получаются вот такие вот истории. Мы, видите ли, не можем ступать на Землю из-за... кхм... некоторой разницы в путях развитий. Поэтому осуществлять переход приходится в максимально удобный момент.

– Удобный? – с совершенно идиотским выражением лица переспросила я.

– Когда сознание расслаблено, мысли уплывают вдаль, если образно выражаться. Человек находится в полудреме, ни о чем не думает...

– Прямо на сопромате. Отлично. А... что вообще происходит, вы мне можете объяснить?

– Да-да, конечно. Леди Синерри, для Марины будет безопасно такое количество информации?

– Она здорова, магистр. Немного переутомилась и возбуждена. Ей пойдет на пользу узнать, зачем она здесь и то, что ей никто не угрожает.

– Хорошо, – кивнул мужчина. – Итак, Марина, вас выбрали стихии. Иначе говоря, магия нашего мира. Земля в свое время избрала технический путь развития, мы же остались приверженцами магии... я не слишком понятно объясняю, да?

– Ну... – Я поморщилась. – Пока что я не совсем не понимаю, что происходит. Это другой мир – ясно, я в него попала – тоже ясно. Хоть и выглядит бредом.

– Несмотря на то, что все двенадцать миров развиваются по-разному, изначально и магия, и технология произошли от силы стихий. Наш мир остался единственным, кто обращается к истоковой магии, и именно поэтому мы можем принимать у себя выходцев из всех миров. Ну, с вашим только возникают периодически проблемы. Я дам вам книги по истории и магии, чтобы вы немного изучили этот вопрос. Уверяю, это поистине невероятное течение времени! Да ещё и Эссе...

Он осекся, снова встретившись со мной взглядом. Надеюсь, этот магистр не преподает, потому что я ровным счетом ничего не поняла.

– Значит так. – Он задумался, подбирая слова. – В нашем мире есть император и принц. Император умирает, а значит, принц скоро взойдет на престол и ему нужна невеста, которая впоследствии станет правительницей. Такое дело нельзя отдавать на откуп юношеской влюбленности, сами понимаете. Для этого мы создали ритуал Отбора Стихий. Изначальная магия нашего мира выбирает двенадцать претенденток и каждая стихия испытывает потенциальных императриц.

– Отбор невест, – пораженно пробормотала я. – Отбор невест в магическом мире.

– Отбор Стихий, – любезно поправил магистр.

– А я вообще замуж не хочу... ну, даже теоретически пока не хочу. Я ещё планировала получить образование, поработать, насладиться свободой. Мир... кхм – свой, конечно, посмотреть. Свадьба, дети, кредиты – как-то не по мне. Хотя, конечно, в мире магии вряд ли есть ипотека, но все равно, пожалуй, откажусь. Извините, я не могу участвовать в вашем отборе.

– Марина... – снисходительно улыбнулся магистр. – Понимаете, вас выбрали стихии, а они не ошибаются. И доставили в наш мир так же они, а значит вернуться домой вы сможете лишь выбыв с отбора.

Час от часу не легче. И что делать? Кто их знает, какие тут отборочные туры и как в них сачковать. Так, спокойно...

– А эти стихии, с ними можно поговорить? Объяснить, что я никакая не невеста, и вообще.

– Это же магия. – Мужчина развел руками. – С ней нельзя договориться, ее нельзя попросить об отсрочке. Впрочем, я открою вам небольшой секрет. Другие девушки – прибывшие из остальных миров – неплохо подготовлены. Многие из них обладают даром, амбициями. Вы красивая и явно умная девушка, но вряд ли сможете пройти этот отбор. Вас не учили магии. Так что придется потерпеть всего два испытания. Первое традиционно проходят все, а вот потом вы вряд ли справитесь и сможете уйти домой. Устроит вас такой вариант?

Я молчала, закусив губу. Не знала, верить этому ласковому обещанию, или нет. С одной стороны, и выбора-то вроде нет. С другой, редкий похититель не обещает жертве отпустить ее, как только получит, что хочет. И скольких потом в лесу закопанными находят?

– Хорошо, давайте так, – после паузы ответила я. – Что мне надо сделать?

– Пока что отдохнуть и освоиться в башне.

– В башне?

– Да. Конкурсантки живут каждая в своей башне. Во избежание, так сказать. Ну и для антуража – поверьте, виды открываются просто шикарные. Вечером состоится открытие отбора, а завтра вы будете выполнять первое задание – Эссе. Императрица должна владеть словом и собственными мыслями. Марина, вы так на меня смотрите странно, я немного нервничаю. С вами все в порядке?

– Если я не свихнулась, то когда вернусь, напишу про вас книгу.

Магистр усмехнулся:

– Как пожелаете. Меня зовут Дианар, я старший распорядитель Отбора Стихий, магистр магии огня. Отдохните здесь ещё немного, а я прикажу подготовить для вас ванну и постель. Вы уверены, что вам не нужно ваше лекарство, мы можем попробовать достать. Как вы там сказали? Галопери...

– Не уверена, – мрачно откликнулась я. – Но пока обойдемся.

Меня оставили лежать в лазарете, переваривать сказанное.

Однако несколько часов одиночества не помогли разобраться в случившемся. Гонять по кругу предположения мне быстро наскучило. Какая разница, сошла я с ума, или и впрямь существуют параллельные миры? И в собственном подсознании, и в чужой реальности придется как-то выживать, и ещё неизвестно, что опаснее.

Наконец за мной прислали миловидную девушку в длинном черном платье. На груди ее поблескивал сверкающий значок в виде трилистника, прямо как в сериале «Зачарованные». Ну, хоть не пентаграмма.

– Леди Лаврова, позвольте проводить вас в апартаменты, – пролепетала девушка.

Я фыркнула. Леди Лаврова... звучит слегка глупо. Но в сравнении с прочим – сущая ерунда.

По дороге в загадочные апартаменты я старалась рассмотреть место, в которое попала. Судя по всему, это был замок, что-то в стиле французских крепостей. У Иоанны Хмелевской героиня из такой методом подкопа сбежала, если не ошибаюсь. Хотелось верить, что у меня до таких экспериментов не дойдет, и башня, о которой обмолвился Дианар, это метафора.

Но увы, башня оказалась такой себе башней, причем шли мы до нее минут пятнадцать, не меньше. Залы-залы, коридоры, лестницы, переходы. Я сбилась с пути где-то на середине и очень надеялась, что эта милая девушка прикреплена ко мне и не бросит, доведя до спальни. Иначе я буду первая, кто провалит Эссе тупо не явившись.

– Почему мы никого не встретили? – спросила я.

– Все конкурсантки сейчас отдыхают после обеда, а распорядители готовят испытания снаружи.

– А что за испытания?

Даже если я вылечу на первом же (а я точно вылечу), все равно интересно, как здесь невест испытывают.

– Никто не знает, миледи, – улыбнулась девушка. – Об испытаниях узнают непосредственно перед ними.

– А что принц? Его кто-нибудь видел?

– Конечно! Принц часто завтракает вместе с девушками. Завтра вам предстоит спуститься в малую столовую и с ним познакомиться.

– И что, этот отбор, это шоу? Будут зрители?

Девушка недоуменно на меня посмотрела, будто я сморозила какую-то очень жуткую глупость.

– Тайная резиденция принца скрыта от посторонних глаз, а прислуга и жрецы дают клятву молчания. Отбор Стихий – серьезное и опасное мероприятие. Нельзя, чтобы враги короны охотились на невест, а кто-либо получил шанс влиять на результаты. Поверьте, существует множество желающих добраться до невест принца.

– Чтобы убить?

– Сложно сказать, – замялась служанка. – Скорее, чтобы использовать в своих интересах. Императорская невеста в начале пути зачастую юна и наивна. Ей легко одурманить разум. Поэтому вы все находитесь под серьезной охраной.

Наконец мы остановились перед большой деревянной дверью с массивной замочной скважиной.

– Ваша башня, миледи. К сожалению, она самая дальняя, поскольку вы прибыли последней. Вас ждет ванна, а ещё я приготовила расслабляющий чай и несколько книг для изучения нашего мира.

– Спасибо, – не слишком уверенно сказала я. – А вы не подниметесь...

– Мне нельзя в вашу башню, пока там находитесь вы, миледи. Только по приглашению. Если вам что-то нужно, позовите меня при помощи колокольчика. Приятного отдыха.

Она резво удалилась, оставив меня наедине с новым жилищем. Я осторожно толкнула дверь и прежде темная винтовая лестница осветилась мягким белым светом.

– Пожарной инспекции они явно дали взятку, – пробормотала я.

Правильно, зачем будущим императрицам удобные лестницы или, что вообще фантастика, лифты? Ходи кругами, накачивай задницу, невеста ты или где? Пока я доползла до верха башни, где и располагались апартаменты, задолбалась и запыхалась. Вернусь домой, займусь физкультурой.

По меркам королевских особ и олигархов апартаменты были довольно скромные, но в сравнении с общагой, где студенты спали в три яруса на узких койках, мне комнаты показались невероятно шикарными!

Круглая гостиная с журнальным столиком, двумя креслами, книжным шкафом и камином, из которой в спальню вела отдельная дверь. Сама спальня утопала в полумраке, а кровать дополнительно была защищена тяжелым пологом. Помимо кровати в спальне ещё был туалетный столик с зеркалом и полочками, на которых высились баночки, коробочки и свертки. Методом антинаучного тыка я выяснила, что все это косметика. Духи, к слову, мне понравились. Чем-то напоминали родную земную мяту.

Из спальни можно было пройти в ванную и на небольшой балкончик. Ванна была уже готова, разноцветная пена совсем не опадала, а вода, кажется, как-то сама собой подогревалась. Я не нашла никакой сантехники, сливов и кипятильников, так что отныне решила все объяснять магией.

С балкона открывался потрясающий вид на густой зеленый лес. Вдалеке высились горы, и стало ясно, что это место действительно находится на краю света. Даже пасмурная погода не портила картину. Я сделала несколько глубоких вздохов и улыбнулась.

Так, что же выбрать для начала... Чай? Книги? Ванна?

Пожалуй, все же ванна. Я ведь и на полу повалялась, и в больничке сколько отсыпалась. Надо освежиться. Вот только где бы найти одежду? Платяной шкаф в спальне оказался пуст, и у меня внутри поселилось нехорошее предчувствие. Что там говорили? Девушки перешли границу сами и готовы к отбору? Они, похоже, и гардеробы захватили.

Ладно, будем разбираться с проблемами по мере их появления.

Скинула одежду, осмотрела себя со всех сторон в зеркале – чисто на всякий случай. Видимых повреждений и даже синяков не было, только светлые волосы слегка спутались.

– Нет, – хмыкнула я. – Ни в одном глазу не королева.

Опустилась в горячую воду и замурчала от удовольствия. Расслабляющая, душистая, приятная и горячая. Я откинулась на бортик и принялась рассматривать причудливую хрустальную люстру.

И как только начала дремать, услышала странный плеск. Одним глазом посмотрела вперед и заорала.

Небольшая, размером с кролика, алая ящерка аккуратно трогала лапой воду в непосредственной близости от моей пятки. Пятка дернулась и ящерка шлепнулась от испуга на пол.

– Ты зачем дерешься? – обиженно донеслось снизу. – Я просто посмотрел!

– Я же голая!

– А я сексуально не заинтересованный! – заявила ящерица.

Потом где-то там, внизу, подумала и добавила:

– Я – редкий вид!

– Хватай, а то убежит, – не к месту вспомнилась старая ТВ-реклама.

Схватила лежащую на столике позади ванны корзинку для всяких мелочей и, перегнувшись через бортик ванны, быстро накрыла ящерицу этой корзинкой.

– Эй! Ты чего делаешь, вандалка?!

– Ловлю редкий вид. Продам потом. Задорого.

– Ну не глупи-и-и, – заканючил незваный гость. – Я просто водичку посмотрел! Я больше не буду-у-у. Выпусти-и-и!

Тут его стало жалко, и корзинку я сняла. Пока ящерица не очухалась, поспешила скрыться в хлопьях пены. Заинтересованный он, или не заинтересованный, а разговаривать умеет. Не хватало ещё перед местной фауной голышом расхаживать. А зверек меж тем вскочил на бортик ванны и задумчиво на меня уставился сияющими глазками-рубинами.

– Ты кто? – спросила я.

Как-то уже и не удивлялась чудесам в этом мире. Если возможен отбор невест, существует магия, летают драконы, то почему бы не водиться говорящей ящерице?

– Я – Эсс.

– Это твое имя или... ?

– Имя.

– А глобально ты кто?

– Билементаль.

– Кто? Звучит как-то странно.

– Ой, подумаешь, – вдруг обиделся Эсс. – Не больно-то и хотелось.

Билементаль изготовился прыгать на пол, но я его остановила:

– Да подожди! Я не знаю, кто такие билементали и вообще... ничего не знаю. Я не из этого мира.

– Ладно, – проворчала ящерка. – Мы как элементали, только с двумя стихиями. Я вот огонь и вода. Обычные элементали маленькие. Во-о-от такие.

Он развел в стороны лапы, чудом удержавшись на бортике ванны.

– А я вот большой. Можно водичку? – спросил билементаль.

Я медленно кивнула. Показалось, что на морде Эсса появилось радостное выражение. Он тут же со всего размаха плюхнулся в ванну и остался там блаженно дрейфовать.

– Хорошо-о-о, – протянул тоненьким голосом.

А затем раздался несчастный и полный печали вздох.

– Я уже столько лет не видел води-и-ички.

Беднягу вдруг стало жалко.

– А почему не видел? – спросила я.

– А никому не скажешь?

Эсс перевернулся на живот и посмотрел на меня снизу вверх. Я со всей искренностью, на которую была способна, замотала головой. И украдкой проверила, что пена скрывает все, что посторонним билементалям не показывают.

– Мы запрещены. Билементалей нигде не любят, ловят и уничтожают. Я в башенке спрятался, здесь никто не жи-и-л. Потом все пришли и – ух! – что началось. Я думал, меня отловят. А теперь ты пришла, водичку набрала и я не удержался. Ты не здешняя, да?

– Ага. С Земли.

Я с сомнением покосилась на ящерку. С чего вдруг их уничтожают? Может, он притворяется милым или обладает какой-то опасной магией? Или разносить смертельную болезнь, как дикие животные – бешенство?

– Ты зачем так смотришь? – подозрительно прищурился Эсс. – Не хочешь знакомиться, я уйду, не надо звать никого!

– Нет-нет! – поспешила уверить я. – Не буду никого звать. Просто... а почему вас не любят?

– Мы сильные. И двумя стихиями владеем. Никто двумя не управляет, у всех магов по одной, а мы умеем. Вот нас и не любят. Людям вообще редко нравится то, чего они не понимают.

– Это точно.

– А ты невеста, да? Я слышал разговоры. Здесь идет конкурс невест.

– Ага. Я – невеста... конкурсантка, скорее. Я вряд ли выиграю конкурс, так что невестой не назовусь.

– Это почему это? – возмущенно фыркнул ящер. – Ты милая.

– Спасибо. Но я хочу вернуться домой, а сделать это можно лишь проиграв.

– И совсем-совсем замуж не хочешь? За принца? – поразился Эсс.

– Нет, – фыркнула. – Я ж ещё сопромат не сдала.

– А?

– Забудь. Слушай, мне выйти надо, ты отвернись. А сам можешь плавать, сколько захочешь. Правда, тут слуги ходят, пока меня нет, так что ты осторожнее.

– Сколько захочу? – Ящер с такой любовью на меня уставился, что, казалось, его глазища приняли форму двух блестящих рубиновых сердечек.

Он с готовностью запрыгнул под ванну и сидел там, пока я вылезала и куталась в полотенце. А потом с плеском нырнул обратно в воду и начал издавать звуки блаженства. Забавный. И у кого поднялась рука уничтожать таких милашек? Хотя... и в нашем мире порой котят топят, о чем я вообще?

После ванны настал черед чая. Прямо как была, в полотенце, я села в кресло и задумалась, как быть с одеждой. Нет, платье-то я постираю, но сохнуть оно будет долго, да и ходить в одном и том же долго как-то скучно. Придется поговорить с организаторами, или кто они тут. Может, сообразят бедной девушке с Земли платьице. Ерунда какая-то: позвать кучу девушек на конкурс и не обеспечить нарядами. А как же спонсоры? На всех подобных мероприятиях нашего мира модные бутики рады одевать участниц. Правда, ради справедливости стоит отметить, что наши мероприятия транслируют по ТВ.

Эссу явно было скучно одному в ванной. Он поплескался ещё минут десять и прибежал в гостиную. Осторожно сунул нос в вазочку с печеньем, и я пододвинула ее поближе к ящеру.

– Можно? – удивился он.

– Пожалуйста.

Я не успела оглянуться, как вазочка опустела, а Эсс лежал на столе кверху пузом.

– Спаси-и-ибо-о-о, – протянул он, а затем икнул. – Чего хочешь?

– В смысле?

– Ну, я ж билементаль. Давай я тебе тоже помогу. Я добро помню.

– Да мне нечем помогать, – вздохнула я. – Сейчас постираю платье и, пока сохнет, изучу пару книг. Можешь рассказать о вашем мире, если что интересное знаешь.

– Ой, платье я сейчас! – подорвался билементаль. – Я могу!

Я вскочила следом, вполне разумно опасаясь, что на волне энтузиазма билементаля от моего платья останется воротник да карман. Но Эсс был куда проворнее и, когда я вошла в ванную, ящер уже бегал по серой ткани. Платье на глазах становилось мокрым и даже слегка светилось.

– Ух-х-х, води-и-ичка! – довольно пропищал билементаль.

Когда не осталось ни единого сухого клочка, Эсс отполз в сторону и начал светиться иначе, ярким оранжевым светом. И платье... высыхало на глазах.

– Подержи на весу! – скомандовал билементаль. – Отпарим.

Спустя минуту ни единой помятости не осталось на сером льне. Я восхищенно присвистнула – даже пятно от кофе, которое я посадила утром в маршрутке и кое-как отчистила содой, исчезло!

– Спасибо! Ты меня очень выручил.

– Обр-ращайтесь! – махнул хвостом Эсс.

Потом, как-то скромно опустив голову, сообщил:

– От шоколадки не откажусь.

– А где? У меня нет. – Я растерялась.

Но меня с готовностью успокоили:

– Там в шкафчике есть, я видел! Только открыть не могу.

– Забирай! Я сладкое не очень люблю.

Пока довольный билементаль чавкал шоколадом, я вернулась в кресло и открыла заранее приготовленную книгу. Чтиво было довольно интересное. И, что странно, несмотря на причудливый вид местных букв, я почти все понимала...

– Эсс, а почему я понимаю ваш язык и письменность?

– Мы говорим на языке стихий. Раз ты чувствительна к стихиям, то и язык их понимаешь.

Ничего, в общем-то, не прояснилось. Да и книга не внесла коррективов в существующие у меня знания о мире.

Когда-то была единая стихия, которая почему-то распалась на четыре. Почему – никто не знает и всем пофиг. Появились разные маги и была создана Империя Стихий, которая всех объединила. Правили Империей всегда сильные маги, чаще всего огня. Почему – не уточнялось, но огонь всегда ассоциировался с агрессией, так что я и не удивилась.

На магии стихий здесь было завязано все. И даже пресловутый отбор невест был традиционной процедурой для поиска императрицы. Стихии выбирали двенадцать девушек из всех существующих миров, девушки боролись за принца и в конце одна получала местный аналог джек-пота.

Информации было много, я осилила лишь первую главу, когда в дверь башни постучали. Эсс мигом исчез, только едва слышный шорох и раздался.

– Да-да? – крикнула я.

– Леди Лаврова, меня прислали, чтобы помочь вам собраться на обряд начала Отбора Стихий. Пожалуйста, разрешите мне войти.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю