156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Отступники: вернуться домой (СИ) » Текст книги (страница 1)
Отступники: вернуться домой (СИ)
  • Текст добавлен: 13 февраля 2018, 18:31

Текст книги "Отступники: вернуться домой (СИ)"


Автор книги: Ie-rey






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 12 страниц)

========== Часть 1 ==========


Отдалённый рубеж Империи Аракано,

Безымянная Система 5486,

исследовательское судно аракано “Горностай”


Человек предполагает и рассчитывает, а Бог ― или тот, кто за всем наблюдает откуда-то сверху или снизу ― решает сразу за всех, как Его душе угодно.

Вот Бог и нарешал так, что исследовательское судно Империи Аракано встало колом посреди чужой системы. Причина отказа двигателей до сих пор ускользала от команды, хотя облазили и осмотрели всё, что могли, раз по пять.

– “Любовь моя, ты сердце тоской гложешь…” ― мурлыкал себе под нос строчку из популярной песенки офицер по внешним контактам. Он с любопытством пялился внутрь пускового центра системы воздухообеспечения, не имевшего никакого отношения к двигателям.

Лейтенант технического отдела выразительно закатил глаза и слегка покачал головой.

– Нашёл там что-то интересное? ― ехидно спросил он у коллеги.

– Провода, коробочки, ерунда всякая… Хотя чисто эстетически выглядит симпатично. Красивый у нас двигатель, ― расправив складку на чёрной форме, сообщил офицер по контактам: в команде его обзывали по-простому ― переговорщик.

– Ючон, это не двигатель. Ты влез в систему воздухообеспечения, поэтому я слёзно молю тебя ― не трогай там ничего, а ещё лучше ― закрой от греха подальше. И отойди шагов на десять. Спасибо.

– Ну прости, я спец по иной части. Да отошёл уже, отошёл.

– Вот и я недоумеваю ― на кой чёрт мне дали тебя в нагрузку? ― пробормотал Джеджун, подцепив отвёрткой выкрученный болт и откинув панель с запасного аккумулятора.

– В качестве моральной поддержки? Ну, чтобы ты не чувствовал себя одиноко, ― предположил переговорщик и полюбовался на своё отражение в полированной крышке S-распределителя, поправил прядь, выбившуюся из чёлки, и довольно хмыкнул.

– Чёртов франт… Хватит мне мозги пудрить, умник. Помогал бы лучше.

– А? Сейчас…

– Нет-нет! Лучше стой там и ничего не трогай! ― вовремя спохватился Джеджун.

– Но я только…

– Стоять! А не то зашибу! ― мрачно предупредил лейтенант, для весомости ещё и погрозил отвёрткой, после чего полез дальше во внутренности аккумулятора. ― Ничего не понимаю…

– Что там? ― Рядом немедленно обнаружился любопытный нос Ючона.

– Ничего. Всё в полном порядке. Но почему тогда двигатели не запускаются? Бред какой-то.

– Не проще ли послать сигнал бедствия?

– Кому? Тут пусто, как в холодильнике после твоего дня рождения.

– Так ведь пять дней отмечали, ― развеселился переговорщик. ― Народ торкнуло.

– Именно. Где это видано? И мне пришлось торчать на кухне вместе с поварами.

– Сам ляпнул, что готовить умеешь, так что пострадал не безвинно. Зато пир был шикарный.

Джеджун коротко выругался сквозь зубы, поставил панель на место и принялся вкручивать болты обратно. Не то чтобы он злился из-за затянувшегося праздника, но хотелось слегка опустить Ючона на землю. Пак, кажется, вообще никогда не унывал, и его жизнерадостность порой слегка выводила из себя. К тому же, он умудрился подружиться буквально со всеми. Как? Чёрт его знает. Но факт, да.

– Дать бы тебе по башке… ― беззлобно проворчал Джеджун и выронил один из болтов. Ючон вовремя подхватил металлическое изделие и вручил напарнику.

– Если дать мне по башке, она же испортится.

– Скотина… ― развеселился лейтенант и вкрутил ещё один болт.

– Знаешь, всё-таки стоит попробовать послать сигнал. ― Ючон спокойно уселся на трубу перегонного комплекса ― его явно не беспокоили пары никония под чудовищным давлением, что могли просочиться сквозь микроскопические трещины, коль такие вдруг завелись бы, а заводились они часто.

– Некому, говорю же. Нас не услышат, мы слишком далеко от окраинных баз. В этой стороне только Фиано, а они не ответят. Им вообще плевать на нас, пока мы не сунулись на их территорию. Прямо сейчас мы и от них на приличном расстоянии.

– Попробовать можно. Или зря я учил их язык? Вот увидишь, я даже Фиано могу уболтать ― примчатся, никуда не денутся.

– Плюнь. Сейчас их лучше не трогать. Переворот был уже давненько, но вроде они там ещё бурлят. Лучше не связываться, да и инструкция есть: “Контактов с Фиано избегать всегда. Контакты допускаются только с их стороны и по их инициативе”. Если помнишь, они до сих пор отказываются иметь дело со Сферой. Да и сам подумай, они ж там все чокнутые, верят в какую-то Богиню, даже говорят с ней. Учитывая их возможности и способности… Чокнутые машины смерти. Ты хочешь иметь дело с психанутыми прирождёнными убийцами? Если эти придурки вдруг решат, что мы их чем-то и как-то ущемили, мы даже сказать “мама” не успеем, как отправимся к Адаму на пиво.

– Не сгущай краски, ― расплылся в улыбке Ючон. ― Чем мы можем их ущемить, если мы уже в полной заднице?

– Твой оптимизм меня убивает, ― вкрутив последний болт, фыркнул Джеджун и смахнул со лба тёмные пряди, чтоб в глаза не лезли. Переговорщик расхохотался и попытался что-то пояснить жестами, но ни черта не вышло.

– Хватит ржать!

– Ну ты и гусь, ― отсмеявшись, подытожил Пак. ― Тебе к лицу эти четыре чёрные полоски на лбу. Эротический макияж истинного воина ― враги сражены наповал и бегут с поля боя впереди собственного визга.

– Сейчас как… ― Джеджун замахнулся отвёрткой, офицер по контактам с хохотом слетел с трубы и ретировался к перегородке. ― Ладно, пошли на верхнюю палубу, узнаем, как дела у остальных. Вдруг кто-то нашёл причину неисправности.

Зря надеялись ― чуда не случилось. Корабль стоял по-прежнему колом. Все системы жизнеобеспечения работали автономно, а вот двигатели признаков жизни не подавали и подавать отказывались наотрез. По неизвестной причине.

– Дрейф ― ноль целых одна десятая. Показатель минимальный. Похоже, пройдёт немало времени, пока судно попадёт в зону притяжения ближайшей из планет, ― без энтузиазма просветил команду капитан. ― Все системы работают отлично, поэтому мы можем спокойно жить тут столько времени, сколько получится. Будь на борту бабы, хватило бы ресурсов и на воспитание нового поколения. Но баб-с нет, увы.

– Это как с Ноевым ковчегом, ― оживился Ючон, удобно устроившийся в мягком кресле у макета камина. Он взял бокал в другую руку, выдержал эффектную паузу, а когда все с любопытством уставились на него в ожидании продолжения, негромко поведал: ― Взял, значит, этот умник каждой твари по паре, как ему велено было свыше. А среди тварей прихватил и парочку динозавров, как же без них? И вот, случился потоп, ковчег ― вжик! ― рассекает по волнам, твари снимают стресс, как могут, люди ― тоже. И тут ― незадача! Выяснилось, что динозавры ― самцы.

Ючон умолк и припал к бокалу. Все затаили дыхание.

– И что? Что дальше-то? ― не выдержал кто-то из пилотов.

– Как что? Вот так они и вымерли ― приплода не получилось, а ведь так старались, бедняги…

– Трепло! Умолкни там! ― рыкнул капитан, но поздно. Его рык потонул в мощной волне всеобщего хохота.

Ючон поднял руку, призвав всех к тишине.

– Зря ржёте, через годик взвоете. И вот, дабы не взвыть, давайте пошлём сигнал о помощи.

– Некому, ― помрачнел капитан. ― Нас никто не услышит.

– А какая разница? Что мы теряем? Просто пошлём автосигнал. Услышат ― хорошо, не услышат ― хуже всё равно не будет. Это лучше, чем просто сидеть и ждать у моря погоды.

– Нас только Фиано и услышат, а они и мизинцем не шевельнут ради низшей расы. Их улаки могут подойти, чтобы убедиться окончательно, что мы угрозы не представляем. Помогать они не станут.

– И ладно, зато могут сообщить в Аракано. Мало ли.

– В Аракано? Издеваешься? Фиано если с кем и контачат, то только с пиратами и контрабандистами из буферов. В конце концов, там была тёмная история с Акинами. Акинами ― единственная представительница Аракано, с которой Фиано нашли общий язык. И у Акинами здоровенный зуб на императорскую династию.

– Ой, да ладно! Когда это было? Эта безбашенная давным-давно в прах превратилась. Сколько уже императоров сменилось с тех времён?

– Всякое возможно, ― вздохнул капитан. ― Говорят, её гены совпадали с генами Фиано больше, чем надо. Она ж ещё кучу всяких экспериментов ставила с никонием. Помимо прочего.

– Да уж, кражу Имперского Рубина ей вовек не забудут. Самая громкая кража за последние пять тысячелетий.

– У неё все кражи были громкими, ― фыркнул Ючон. ― И каждая ― шедевр. Как там её потом прозвали? Багдадский Вор? Сюда бы её, небось, сразу бы нашла причину неисправности проклятых двигателей. Капитан, так я пойду и начитаю текст сигнала?

– А чёрт с тобой. Иди, ― обмякнув на диванчике, махнул рукой старший. ― Делай, что хочешь. Эй, только не лезь к системе управления!

– Да пущай лезет, ― заржали в углу ребята из сервисного отдела. ― Движок всё равно мёртвый, что он там нарулит? Пусть хоть урулится, хуже не сделает, как и лучше. Можно даже аттракцион устроить: почувствуй себя пилотом, порули от души ― вдруг поможет?

– Ага, корабль придёт в ужас и сам по себе запустит движок, ― уставившись в потолок, заметил Джеджун. ― Кто хочет сыграть партию в покер?

Ючон не стал слушать дальше, а побрёл на мостик, на ходу размышляя над текстом сигнала. Если все правы, и услышать сигнал смогут лишь Фиано, следовало так составить текст, чтобы их заинтересовать, зацепить за живое. Перспектива торчать в космосе уйму лет ничуть не прельщала. При таком раскладе даже озверевшие Фиано намного предпочтительнее. И если эти ребята решат их прикончить, пускай приканчивают. Это тоже веселее, чем вечность в плену космоса.

На мостике Ючон проверил состояние спасательных капсул, вспомогательного буксира и яхты. Капсулы в данной ситуации отпадали сразу же. Они подходили для оживлённых маршрутов, где их всегда могли обнаружить проходящие мимо суда. В этой отдалённой системе от капсул пользы никакой. Разумнее оставаться на корабле, который точно заметят, если сюда хоть кто-то забредёт. Капсулы, скорее всего, просто затеряются в космосе навсегда. Буксир и яхта тоже не годились, ибо они не могли совершить перелёт к ближайшей окраинной станции Аракано. Их двигатели проще, им требовалось топливо. И если бы команда загрузила ту же яхту топливом под завязку, всё равно этого мало ― и половины пути не одолеть. Можно только до ближайших планет добраться, но смысл, если ни одна из планет не подходила для людей? Ни атмосфера, ни условия ― ничего. Промышленный малый буксир мог взять на борт только одного человека, двигался слишком медленно и вообще не был рассчитан на межзвёздные перелёты.

– Говорит “Горностай”, мирное исследовательское судно Империи Аракано. Мы находимся в Безымянной Системе 5486, наши координаты… ― Ючон сунул нос в навигационный журнал и продиктовал то, что красовалось в последней записи. ― Наши двигатели по неизвестной причине не функционируют. Судно слабо дрейфует и практически стоит на месте. Если кто-нибудь слышит нас, помогите, пожалуйста. Во имя чего-нибудь, что вам дорого. Пока не поможете, мы будем нагло засорять вам эфир как минимум лет восемьдесят. За добро вам воздастся, за грехи ― тоже, но не благом. А ещё мы можем гадить в космос всякими отбросами. Из вредности. А посему не вводите нас во искушение и просто помогите. “Помогиии мне! Сердце гииибнет… Ля-ля-ляяя… И восстааанем из пееепла, как зооомби, чтоб вершииить суд и мееесть… ля-ля-ляяя…”

Он так увлёкся, что через полчаса сигнал о помощи плавно превратился в концерт по заявкам на языке Фиано для одного слушателя, что по совместительству выступал сразу и ведущим шоу.

– А давайте ещё и флору спасём! “В траве сидел кузнечик…” Ой, или фауну? “Ох, рано встаёт охрана…” Да, работники безопасности ― редкий вымирающий вид. “Крепче за шофёрку держись, баран!” Кстати, о баранках! Где тут рулить? “Руль напрааааво, хвост налееееево, и порвалось в клоооочья наше звёздное таксиии!”

– Какого чёрта ты творишь? ― раздался внезапно над ухом недовольный голос Джеджуна.

– Пою, не слышишь? Сам же говорил, что никто не услышит, так что не мешай… “Я люблю тебя до слёёёз…”

– А ну, пошёл отсюда!

Ючон ловко увернулся от скрученного в жгут полотенца и пулей вылетел в коридор, проказливо хихикнув напоследок. Из коридора через минуту донеслось вновь: “Я люблю тебя до слёёёз…”

Джеджун обречённо вздохнул и запустил сделанную переговорщиком запись в автоповтор. Никто не услышит, конечно, но пусть хоть Фиано поломают себе головы над выходкой Пака.


Конфедерация Триада,

Тёмное Пограничье


Он задремал прямо в чжелли-доспехе и управлял сайчжиком во сне. Последнее считалось невозможным, но у него всегда получалось. Каким-то образом, хотя он сам не знал, каким именно.

Спать не собирался, само вышло. Ранение после неожиданной стычки с отрядом Агонов оказалось серьёзнее, чем он предполагал. На восстановление потребовалось больше сил.

Он зажмурился и потянулся, размял правую руку и плечо. Кажется, всё в полном порядке, даже длинный шрам на серебристой поверхности чжелли почти полностью разгладился. Через пару часов от него и воспоминаний не останется. Рука слушалась хорошо, лишь у плечевого сустава под кожей и мышцами ощущалось лёгкое жжение ― последствие попадания в кровь яда Агонов. Тоже должно пройти через пару часов.

– Ёрюнгэ-пять вызывает “Шторм”, ответь, пожалуйста. Ёрюнгэ-пять вызыва…

– Наследник дома Воды на связи, ― лениво отозвался он. ― Отряд разведки Агонов уничтожен в семнадцатом круге. Семь стандартных единиц и одна составная ― классическая восьмёрка. Есть вероятность, что будет ещё одно вторжение. Высылай патрульный караул.

– Будет исполнено, господин. И… тут у нас нечто странное.

– Только не говори, что до вас доковылял подбитый Агон и устрашил до дрожи в коленках, ― съехидничал Наследник.

– Если бы, господин Чанмин, ― вздохнул оператор связи. ― Господин рядом с пятым кругом Тёмного Пограничья, верно?

– Предположим. Ну и?

– Мы получили сигнал. Гм… странный сигнал.

– Сигнал Агонов? ― заинтересовался Чанмин, воодушевившись перспективой нанести ещё восемь свежих зарубок на крыло своего боевого сайчжика, дабы представители двух других правящих домов удавились от зависти. Хотя, в общем-то, им полагалось удавиться ещё два года назад, когда Наследник дома Воды переплюнул в этом плане всех, кого мог, заполучив титул лучшего боевого пилота Триады.

– В том-то и дело… Господин, сообщение на нашем языке, правда, модуляции голоса принадлежат Низшим. Я пересылаю запись. Источник ― в пятом круге, где-то рядом с тобой. Совет Трёх просит тебя разведать обстановку в рамках военного положения.

– В рамках военного? ― Чанмин довольно улыбнулся. Давненько дом Воды не разживался свежей кровью пленников. Какое упущение! Надо немедленно исправить ситуацию и дать новый повод двум другим домам удавиться от зависти ещё разок. ― Принято. Выйду на связь после того, как выясню, что там и как. Кстати, я тут один?

– Один, господин. Счастливой битвы!

– Счастливой победы, ― привычно отозвался на традиционную формулу Наследник и резко сменил курс на пятый круг. Сайчжик послушно разогнался и заложил головокружительный вираж, проскочив под небольшим астероидом практически впритирку. Чанмин хмыкнул ― он был уверен в том, что на матовой обшивке сайчжика не появилось ни единой царапины.

Проверив состояние чжелли-доспеха, довольный Наследник дома Воды запустил полученную запись сигнала.

– “Говорит “Горностай”, мирное исследовательское судно Империи Аракано. Мы находимся в Безымянной Системе 5486, наши координаты…” ― После тарабарщины, игравшей роль координат, Чанмин поставил запись на паузу и нелестно прошёлся по адресу Низших. Любят они всё усложнять. Бессмысленный набор цифр и букв ничего ему не говорил. Абсолютно. Он вновь прослушал этот кусок записи и слегка опустил веки. Чушь чушью, но вот голос говорившего ему понравился. Тихий, мягкий, бархатный, словно тёплой рукой погладили по голове. Пленник с таким голосом мог стать гордостью дома, если б и рожей вышел на уровне. И мог бы стать Возлюбленным Братом, коего Фиано полагалось завести ещё три года тому назад.

Конфедерация Триады образовалась не так давно ― после переворота в Уделе. За пять веков до переворота численность Фиано заметно сократилась. Точнее, их женщины слабели, пока каждая вторая не стала умирать при родах. Теперь же женщин ничтожно мало, поэтому рассчитывать на брак могли только представители почётных домов и лишь по достижении определённого возраста, да и то…

Те, кто остался в Уделе, позволили Богине запустить свою странную программу, положившись на результат, что должен проявиться через несколько поколений. Кто знает, может, Богине это и удалось, Чанмин не знал, потому что принадлежал к повстанцам, отвергшим волю Богини и саму Богиню. Фиано из Удела назвали их Отступниками и Еретиками, и они ушли, потеряв право называться Рыцарями Богини. Они ушли на самый край ведомой Сфере Вселенной и основали здесь Конфедерацию с Советом Трёх правящих домов во главе. Они сохранили многие традиции, но ввели ограничение на браки.

Большинство детей являлись продуктом генных разработок и не требовали участия в процессе женщин. Чанмин и был одним из таких детей. Стопроцентный гражданин Конфедерации Триада, что слышал лишь рассказы старших об Уделе, но никогда не бывал там.

Из-за того, что их малочисленные женщины почти ничем не отличались от мужчин, а может, по какой-то иной причине, Совет обязал воинов выбирать себе пару из пленников дома или других Отступников. Такой избранник назывался Возлюбленным Братом и разделял участь своего Старшего Брата.

Правда, пленники не могли похвастать тем же сроком жизни, что и Фиано. Низшие недолговечны, но генетики искусственно исправляли сей недостаток при необходимости, если Низшие не возражали.

И вот, тот Низший, что отправил сигнал, обладал удивительно красивым голосом даже на взыскательный вкус Наследника дома Воды.

– Ладно, что ты там ещё наворковал…

Чанмин запустил запись с начала, одновременно направив сайчжик в самую гущу мелкой туманности.

– “Наши двигатели по неизвестной причине не функционируют. Судно слабо дрейфует и практически стоит на месте. Если кто-нибудь слышит нас, помогите, пожалуйста. Во имя чего-нибудь, что вам дорого. Пока не поможете, мы будем нагло засорять вам эфир как минимум лет восемьдесят. За добро вам воздастся, за грехи ― тоже, но не благом. А ещё мы можем гадить в космос всякими отбросами. Из вредности. А посему не вводите нас во искушение и просто помогите. Помогиии мне! Сердце гииибнет… Ля-ля-ля-ааа… И восстааанем из пееепла, как зооомби, чтоб вершииить суд и мееесть… ля-ля-ляяя… А давайте ещё и флору спасём! В траве сидел кузнечик… Ой, или фауну? Ох, рано встаёт охрана… Да, работники безопасности ― редкий вымирающий вид. Крепче за шофёрку держись, баран! Кстати, о баранках! Где тут рулить? Руль напрааааво, хвост налееееево, и порвалось в клоооочья наше звёздное таксиии!”

Чанмин машинально поставил на паузу и ошарашенно уставился на вспомогательный монитор. У этого Низшего какие-то врождённые проблемы с мозгом? Или это короткий сбой мыслительных процессов из-за стрессовой ситуации? Следовало признать, что пел Низший прекрасно, приятно слушать, но он пел такой бред, что…

Будет не слишком красиво притащить в дом неполноценных пленников. Впрочем, все Низшие ― неполноценные. Зря их, что ли, назвали Низшими? Да и можно вколоть успокоительное на всякий случай ― никто и не заметит, что у Низшего проблемы с головой. Да и голова ему не особенно-то и нужна, ведь пленник дома не имеет права раскрывать рот в присутствии Высших. Исключение только одно: пленникам дозволено говорить после того, как Высший обратится к ним лично. Другое дело, что Низшие строптивы и не знают ничего об элементарном этикете. Дикари. Но дикари забавные. Иногда красивые.

Больше всего красивых дикарей в доме Огня, у Наследника ― Джунсу. В доме Воды красавцев поменьше. В доме Ветра почти нет пленников ― Юнхо слишком стремителен, после боя с ним большинство потенциальных пленников оказывались в числе ни на что непригодных трупов ― среди обломков их кораблей. Оно и понятно, ведь Юнхо ― сам глава дома и старший из них. Ещё в Уделе он привык воевать с Агонами, а Агонов в плен не берут ― они чуждые по природе гуманоидам и родственны насекомым. Агоны ― извечные враги Фиано, мир между ними невозможен.

Агонов нужно убивать. Совсем. Вот Юнхо и поступал так со всеми врагами. Наверное, все Рыцари Богини такие, как он. Чанмин не видел ни одного, ведь в Уделе он никогда не был. Он видел только Юнхо ― бывшего Рыцаря Богини. Джунсу родился в Уделе, но покинул Удел ещё ребёнком, так что стать Рыцарем он не успел.

Ну и ладно, Чанмин не сожалел об этом: трудно сожалеть о том, чего не знаешь. Он не видел ни Богиню, ни Храм, ни Рыцарей, ни Слуг. И вряд ли когда-нибудь увидит. Для Фиано из Удела он просто Отступник и Еретик. Ну и ладно. Ему в Конфедерации хорошо. Правда, было бы, наверное, куда лучше, если б они объединились в войне против Агонов. Низшие, быть может, даже не подозревают о существовании Агонов, ведь Фиано не позволяют этим мерзким тварям пройти дальше.

Но однажды…

Или никогда.

В мечтах Чанмин желал победы над Агонами. Полной победы. И тогда Низшие никогда об Агонах не узнают.

Хотелось бы. Если б ещё бои с Агонами не забирали столько жизней братьев.

Наследник обогнул на полной скорости дальнюю планету Седьмой Системы пятого круга и бросил короткий взгляд на данные телеоптических датчиков.

Длинное несуразное судно Низших болталось, как кое-что в проруби, меж двух планет-близнецов. Как раз угодило в свободный поток ― равное удаление от двух источников притяжения. И болтаться ему там уйму времени. В пересчёте на календарь Низших… Ууу… Столько они точно не живут.

Ну и понятно, с чего у них двигатели не работают. Ещё бы. Интересно, каким местом Низшие делали расчёт курса, когда совались в эту систему? Явно не тем, где располагался мозг. У данной системы было интересное строение ― идеально симметричное. Каждая планета обладала собственным аналогом, точным аналогом. И все они занимали симметричные места, вращаясь вокруг маленького солнца по определённой закономерности и образуя особые поля. Низшие пользовались двигателями, весьма чувствительными к разнообразным полям. С точки зрения Фиано, устаревшая технология. Хороший двигатель не должен зависеть от внешних факторов. Хороший двигатель должен создавать собственную внутреннюю систему, не подверженную никаким влияниям извне. И должен черпать энергию из себя же. Двигатели Низших извлекали энергию из внешней среды: в этом их слабость и несовершенство.

Вот даже любопытно: как они с подобными технологиями отважились вообще вылезть в космос? Такого рода двигатели пригодны лишь к полётам по проверенным маршрутам, где нет никаких опасностей и внезапностей.

Психи.

Или в их природу заложена склонность к самоуничтожению. Разумно, кстати, учитывая плодовитость Низших. Странно только, что на верную смерть шли их лучшие представители, а плодились ― худшие. С точки зрения эволюции… Гм, ладно, эволюцией это и при сильном желании не назвать. Деградация чистейшей воды. И Юнхо как-то сказал на Совете, что Низшие однажды уничтожат сами себя лучше, быстрее и эффективнее, чем их враги. Похоже на правду.

Чанмин остановил сайчжик в паре пробегов от корабля аракано и проверил показатели. Судно ― одна штука. Неповоротливый монстр, напичканный бесполезными мелкими коробками с ещё более бесполезными двигателями. Действительно, очень напоминало стандартную ёрюнгэ, только более маневренную и способную на долгие перелёты. Из оружия ― по одной лучевой пушке на носу, в хвосте и по бортам. Средство для раскалывания астероидов. Корабль точно не военный: защита неплоха, агрессия ― на нуле.

– Тепловой анализ, ― тихо приказал он системам сайчжика.

– На борту не более двух десятков мужских особей. Десяток в возрасте дебютантов, десяток в возрасте заходящего солнца. Расчёт приблизительный. Точность ― семьдесят процентов.

– Славная добыча, ― чуть прищурившись, подытожил Чанмин. ― Ну что, в атаку.

Сайчжик сорвался с места матовой пулей: невидимая, бесшумная и стремительная смерть по имени Фиано.

Еретик или Правоверный ― Низшим без разницы.

Фиано ― это всегда Фиано, всегда Машина Смерти.


Отдалённый рубеж Империи Аракано,

Безымянная Система 5486,

исследовательский корабль аракано “Горностай”


Джеджун сбросил две карты и взял две новые. Десятка и дама треф. Он сложил все пять карт вместе, постучал ими по столику и вновь развернул веером. Десятка, валет, дама, король и туз треф. Ючону крышка.

Переговорщик лениво заменил всего одну карту, новую просто придвинул к себе, но смотреть на неё не стал. Он весело подмигнул Джеджуну.

– Вскрываемся?

– Ты хоть посмотри, что у тебя.

– Незачем. Мне сегодня неприлично везёт ― ты уже тридцать раз продул.

– Двадцать девять!

– Неа, уже тридцать.

– Вот ещё! ― Джеджун сердито бросил на стол свою комбинацию. ― Ну что? Так кто проиграл? Твоё везение закончилось, жулик.

– Сам ты жулик. И колоду ты тасовал. ― Ючон положил поверх карт лейтенанта собственные: десятка, валет, дама и туз пиковой масти.

– Фигня! Без короля это пшик.

– Король есть.

– А покажи!

Ючон медленно и неторопливо перевернул последнюю карту.

– Да чтоб тебя! Чёртов жулик!

От подушки офицер легко уклонился и тихо рассмеялся. С последней карты на Джеджуна высокомерно смотрел пиковый король.

– Как ты это делаешь?

– Никак. Мне просто везёт в картах, а тебе зато ― в любви.

– Не издевайся, ― мрачно буркнул лейтенант. ― Какая ещё любовь? Последняя юбка осталась на том краю света.

– Любовь бывает разная: зелёная и голубая, и даже розовая.

– Ну всё!

Обстрел подушками стихийно перекинулся на весь зал отдыха. Бывалые члены экипажа тихо посмеивались под прикрытием диванной спинки и отпускали шуточные комментарии в адрес молодняка, а те старательно и прицельно метали мягкие снаряды друг в друга ― хоть какое-то развлечение в веренице бесконечно длинных часов ожидания и безделья. Заглянувший в зал капитан получил сразу пятью подушками в лицо и ошалело завертел головой. Шестую подушку запустил в него Ючон ― уже специально.

– Офицер Пак! ― взревел старший.

– Да, капитан?

– Чем ты занимаешься, чёрт бы тебя побрал?

– Убиваю время. Капитан против?

– Я сейчас сам тебя прикончу, разгильдяй!

– Не надо, капитан! ― взвыли остальные члены экипажа. ― Без Пака мы тут загнёмся намного быстрее. С ним хоть весело.

– Вот! ― воздев указательный палец вверх, просиял Ючон и запустил в капитана второй подушкой.

– Мерзавец! ― возопил старший, не ожидавший такой подлости.

– Капитан, у тебя все подушки. Кидай обратно, а то боеприпасы…

– Я вам устрою сейчас боеприпасы! Марш ремонтировать двигатели! Хоть разбирайте и собирайте их заново по чертежам!

– Так уже! ― убито отозвались от камина ребята из отсека с двигателями. ― Дважды.

– Бог любит троицу!

– Капитан, ты ж буддист, ― возмутился младший пилот.

– Тогда разбирайте и собирайте восемь раз, ― подумав, решил глава экипажа.

– Вот кто тебя за язык тянул? ― вызверились на пилота специалисты по двигателям.

Ючон с комфортом устроился в кресле и даже не потрудился скрыть веселье.

– Пака с собой возьмите, пусть сверяет всё по чертежам, ― немедленно подрезал ему крылья капитан.

– Нееет! ― простонал Джеджун. ― Он не даст нам работать. Опять будем ржать до отбоя.

– Не будем, ― потянувшись, опроверг предположение друга Ючон. ― Я голодный. Время обеда, да?

Он наклонился к вазочке с фруктами и стащил с самого верха красное наливное яблоко, демонстративно покрутил в руке и с аппетитом впился зубами в сочный бок.

– Держите меня семеро, ― тихо прорычал капитан.

– Джеджун, улыбнись капитану, ― скомандовал Ючон и ободряюще помахал надкушенным яблоком. ― “От улыбки станет всем светлей…” Нет, другую улыбку, эта мне не нравится. И не мне улыбайся, чудак, а капитану, а то я тебя неправильно пойму…

– Тревога! Разгерметизация на грузовой палубе Н, ― внезапно сообщила система, бесцеремонно вспоров, как ножом, атмосферу веселья, царившую в зале отдыха.

– Наличие угрозы? ― мигом собравшись, спросил капитан и шагнул к монитору внутренней связи. Все притихли на своих местах и уставились в спину старшему.

– В зоне видимости не обнаружено вражеских кораблей. Никаких сигналов на датчиках. Палуба разгерметизирована по неизвестной причине. Датчики не фиксируют проникновения, ― доложила система.

– Фиано? ― громким шёпотом уточнил один из пилотов. Закономерно. Фиано передвигались таким способом, что никакие технические средства не могли их отследить.

– Возможно. Никаких объектов, способных повредить обшивку, поблизости нет, и не было.

– Немедленно вооружиться и разбиться на пары, ― приказал капитан. ― Надо всё проверить.

– Если это Фиано… ― начал Джеджун.

– Сам знаю! Бить только наверняка и в целях самозащиты. В противном случае не давайте повода для агрессии! Выступаем! Джеджун, Ючон, остаётесь здесь, вы двое ― со мной на мостик, вы ― по верхним палубам…

Пак проводил взглядом выметнувшихся из зала коллег и бросил Джеджуну апельсин.

– Перекуси, пока есть возможность.

– Иди к чёрту, ― отстранённо отозвался лейтенант и замер рядом с дверью с мечом в руке. Потом медленно вытянул клинок из ножен и посмотрел на монитор.

– Что там?

– Пока ничего. Наши двигаются к грузовой палубе, капитан на мостике. Тихо… Вот чёрт!

– Что? ― Ючон с хрустом откусил от яблока.

– Минус два. Чёрт, минус четыре! Их там целая куча, что ли? Показатели в норме, но наши больше не двигаются. Минус шесть! Все переборки уровней закрыты, но…

Переговорщик лениво придвинул к себе коммуникатор и подключился к внутренней сети. А вот и картинка. Ребята из технического отдела аккуратной кучкой валялись на нижней палубе. Оружия нет ни у кого, показатели в норме, но все без сознания. И на шее у каждого мигали огоньками какие-то обручи.

– Проникновение в секцию С, ― сухо сообщила система.

– Минус двенадцать, ― пробормотал Джеджун. ― Всех как котят… Как они это делают?

Ючон молча прокрутил записи, но ничего не увидел. Просто члены экипажа друг за другом падали на пол без сознания, а через секунду на их шеях начинали мигать обручи, возникавшие буквально из воздуха.

– Идут к мостику. Минус пятнадцать, ― выдохнул лейтенант.

– Проникновение на мостик. Максимальная угроза, ― бесстрастно отметила система. ― Не могу функционировать. Мои датчики не видят противника. Средства защиты бесполезны. Рекомендую оставшимся членам экипажа немедленно эвакуироваться в спасательных капсулах.

Джеджун и Ючон переглянулись. Лейтенант машинально бросил ладонь на пульт, заблокировав вход в зал. Пак лениво куснул яблоко и отодвинул коммуникатор в сторону.

– Ты всегда такой спокойный? ― мрачно буркнул Джеджун.

– Есть варианты? Наших не убили, просто обезвредили. Возможно, нам помогут. Это чуть лучше, чем торчать до конца жизни в мёртвой зоне. Пока мы живы, есть надежда на лучшее.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю