332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Яна Оса » Детективы для Бзика (СИ) » Текст книги (страница 5)
Детективы для Бзика (СИ)
  • Текст добавлен: 10 июня 2021, 12:00

Текст книги "Детективы для Бзика (СИ)"


Автор книги: Яна Оса






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 20 страниц)

Часть 11 Немыслимые мыслители

На завтрак мы почти проспали. Если бы не соседи, которые утрамбовывали принятую пищу в уже привычной манере, то пришлось бы довольствоваться чаем и ждать обед.

А так, нам удалось отвоевать несколько тарелок с нарезкой, булочками, кофейник с кофе и десяток фруктов, отдаленно похожих на маленькие дыни.

Заспанная Лили была раздраженной. Видимо размышления о цветах не дали ей как следует выспаться, а я вдруг ощутил себя недогадливым болваном. Хотя она сама поставила границы – обозначив наши отношения исключительно как рабочие. Но ведь женщины любят получать цветы, и я решил порадовать её букетом, раз речь в нашем совещании шла о цветах.

Но сюрприз в тот день не удался.

Заметив мои намерения свалить с территории пансионата, Ту-ша категорически запретил высовывать нос за дверь.

И его рекомендация была обусловлена исключительно двумя словами – Гусары приехали!

Не решаясь переспрашивать, что он имеет в виду, я все же заикнулся про посмотреть.

– Знаете, Дерек, – он окинул меня таким изучающим взглядом, что даже волк проникся. – В свете того, что чипа утилизации у вас нет, мне не льстит ваше доверие в организации собственных похорон.

Улицы накрыты силовыми щитами, потерпите, завтра юнцов загонят в загон, и вы сможете осуществить задуманное.

Все же такое не тривиальное событие будило во мне звериную жажду к приключениям, и покивав для успокоения совести я отправился вместе со всеми побродить вдоль забора дурдома.

Именно туда свернула Лили, направляющаяся после завтрака к апартаментам.

На лужайке было пусто. Время групповой терапии еще не наступило, и не совсем понятно было настойчивое стремление девушки оказаться у забора.

Когда мы удачно просочились сквозь заросли и уткнулись носами в забор, она развернулась к эмиссару и спросила – Ту-ша, а вы лазили в детстве через заборы?

И я услышал, как эмиссар икнул, и отодвинулся от нее на шаг.

– Позвольте уточнить, Лили, – зачем вам преодоление данного препятствия?

– Понимаете, – мы не понимаем сколько охранников патрулируют территорию санатория.

– Там нет охранников, – несколько поспешно попытался разубедить её мужчина.

– Вы что, боитесь высоты, – она прищурила правый глаз. – То же скажете – нет, мы с Дереком точно одного видели в беседке.

– Стоп, поясните, – на нас уставился откровенно пришибленный эмиссар. Видимо у него так и не наступила акклиматизация к способности удивляться.

Прямо гордость поднимается за нас, не замыленный взгляд позволяет выхватывать такие детали, которые остальные просто не видят.

Лили посмотрела на меня, видимо в данной ситуации утаивание фактов она расценила опасным прецедентом и разруливание ситуации доверила старшему.

– Я бы описал его как очень черное, практически поглощающее свет существо с изумрудами вместо глаз, – отрапортовал коротко и пор существу.

Глаза Ту-ша поочередно мигнули, причем задержка отставания одного века от другого навеяла мысль о том, что раса этого мужчины далеко не так проста, как казалось в начале.

– Вы кто? – неожиданно спросил он у нас свистящим шепотом.

Лили даже незаметно отступила на пару шагов от неадекватного вопроса.

– Э, – я не успел правильно переспросить, – потому что он еще на тон понизил шепот и почти экзальтированно воззвал к нам:

– Вы что, видите Шмыгов?

Лили перевела взгляд на меня, проверяя мою реакцию на откровения эмиссара, – может стоит делать ноги?

– Такую большую ящерицу? – зачем-то решил уточнить у него еще раз.

– С хохолком и хвостом, – подлила масла в огонь Лили.

– Я, кажется, сплю, – выдал наш куратор, – вот что значит поспать пару часов. Может ли мне так повезти? Встретить существ, в которых сочетаются все необходимые качества?

– Мне одной кажется, что он слегка поехал крышей, – зашептала возле меня Лили. Прижавшись ко мне поближе, что вызвало приятную дрожь в теле, и урчание волка внутри, она с подозрением вслушивалась в монолог мужчины.

– Благодарю тебя, о Величественный – и выдал странный набор звуков, самое понятное сочетание из которых распознал звериный слух был Ктулх.

Он развернулся в нашу сторону и одарил странно признательной улыбкой, слегка поклонившись.

– Вы видели Шмыга! Поистине невероятное событие в жизни любого существа содружества.

Лили, не очень обрадованная стремлением Ту-ша возвеличить самое обычное явление, перебила его – ну, мы в театре видели еще одного, желтоглазого, да, Дерек, – и спряталась мне за спину.

Мужчина застыл с приоткрытым ртом, что-то вычисляя и переваривая.

– Какая неожиданная информация, хотел бы я знать, насколько высокопоставленные интересы завязаны в этом месте, – он отвернулся от забора и полез в кусты.

– Ту-ша, – обида в голосе Лили заставила его замереть. Он вопросительно уставился в глаза, выглядывающей из-за меня девушке.

– Забор, – она ткнула вверх пальчиком.

– Поверьте мне, там, где территорию охраняет Шмыг, больше не будет ни одного другого охранника. Один – там, другой – в театре, и что-то подсказывает мне, что это не последние представители этого племени. Пойдёмте отсюда, мы узнали сегодня гораздо больше, чем я мог даже мечтать. И продолжил: я поделюсь информацией о Шмыгах только в защищенной от прослушке комнате, – и эта наживка сработала на Лили со стопроцентным попаданием.

В комнате мы оказались очень быстро, эмиссар покопался в своем саквояже и извлёк журнал – в первый момент я с ужасом всмотрелся в его название, предполагая повторение того, который лежит у меня с досье на исчезнувших.

Но, оказалось, что журнал был посвящен аквариумистике, даже не ожидал, что наш знакомый – имеет такое хобби.

Но все оказалось до прозаичного просто. В журнале, как и в моем имелась скрытая информация, и при активации страницы над плоскостью журнала возникала картинка – проекция. Ту-ша продемонстрировал нам ящерицу с хохолком, антрацитово-черную с глазами рубинами.

– Такой? – вопрос прозвучал более похоже на утверждение, как будто он смирился с сюрпризами, которые мы подкидываем ему.

Мы синхронно кивнули.

Вы очень везучие, – потому что в то, что вы двойные агенты я не верю, – выдает Ту-ша.

– Почему двойные? – кажется Лили обиделась на него, – о точно губку оттопырила, крылья носа раздула, – лучше бы ему поспешить с собственной реабилитацией.

– Шмыга могут увидеть единицы, – говорит он, не отрывая взгляда от проекции. – Заводчик, – раз, Хозяин – два, боги – три.

– Вы же не боги, – с этим утверждением я бы поспорил, так как до сих пор сомневаюсь чье тело досталось Лили. А вдруг она богиня, маленькая, но все же. Кажется, мой восхищенный взгляд она трактует правильно и дарит обворожительную улыбку.

Затем поворачивается в сторону мужчины и говорит: да, и не заводчики и не хозяева.

– С последним утверждением я бы поспорил, – неожиданно тянет вслух эмиссар.

– То есть? – теперь уже мне становится любопытно откуда такие предположения.

– Может хозяин этих двух Шмыгов – один и тот же человек. Похожий на вас!

– На кого из? – переспрашивает Лили, – особенно в контексте того, что ящерицу мы видим вдвоем.

– Здесь тоже могут быть варианты – у вас одинаковые ауры – раз, вы звучите синхронно или дополняете друг друга – два, и исходя из этого точно соответствуете параметрам Хозяина. И самое невероятное – это то, что Шмыги считают вас своими – это три.

– Мы с тобой одной крови? – произносит Лили.

– Типа того, – кивает эмиссар.

– Кстати, я вам так и не рассказал про этих удивительных существ, и он начинает рассказывать захватывающую историю похожую на сказку.

На одной из планет Голубого сектора жил степной принц. Достигнув определенного возраста, он оставил свой Дворец и ушел в степь, бескрайнюю и практически безлюдную. Что б познать себя, подготовившись к восхождению на престол, вместо своего отца.

В общем, какие техники расширения сознания он применял, то неведомо, и карается, кстати, смертью, если кто посягнет на тайны королевской семьи Степного государства. Но в один из вечеров, сидя у костра он вдруг «увидел» не своими глазами, а сквозь призму животного разума, как к нему крадутся убийцы. Как впоследствии оказалось, его дядя возглавлял заговор, целью которого было убить королевскую семью и посадить на трон собственного сына. Принц поблагодарил того, кто предупредил его о подкрадывающейся опасности и создал куклу, не отличимую от себя. А сам спрятался, дожидаясь нападавших. Не сразу он понял, что животное не только не ушло, но и переместилось на довольно большое расстояние, продемонстрировав ему еще одну группу, крадущуюся с другой стороны. Вторая жена короля, наняла убийц, для того чтобы избавится от наследника, освободив дорогу своему сыну. И хотя тому было всего три года, она надеялась стать опекуном и править пока тот не достигнет совершеннолетия.

Принц удивился, ничто не указывало на зреющий внутри страны заговор, да еще и не один. Он задал себе вопрос, а стоит ли бороться за место, на которое претендуют столько других людей, жаждущих и съедаемых этой жаждой.

Ответ пришел снова и не изнутри, а был показан невольным помощником, демонстрирующим фигуру, закутанную в плащ, стоящую недалеко от лагеря, разбитого принцем. Животное не только видело эту сущность, но и показало черные нити, которые тянулись к нападавшим, к их заказчикам и еще куда-то, более всего напоминая диковинную сеть паука.

А потом в его схроне появилась черная ящерица с алыми глазами, похожими на два драгоценных рубина. Она сидела напротив, как будто вопрошая, что же решил принц. Вглядываясь в миллионы граней этих глаз, принц видел миллионы вариантов развития истории в случае, если он будет сражаться, спрячется или убежит. Варианты, которые в конце концов приводили к гибели Степного государства.

– И куда же мне идти? – спросил принц у первого Шмыга.

Уже решив для себя, что он будет бороться, пока хватит сил, он обращался к маленькому охраннику больше по привычке разговаривать с и живым, которой обзавелся за месяц уединенной жизни. Ящерица облизалась длинным раздвоенным языком, и в его глазах принц увидел ту паукообразную фигуру, которую животное посчитало главным злом. Ящерица закашлялась и выплюнула к ногам принца странную белоснежную косточку – рогатину. И как только принц поднял ее, та превратилась в резной посох. Венчала посох ажурная платформа. Куда и запрыгнула шустрая ящерица, словно растаяв и превратившись в черный камень с двумя рубинами.

В общем, принц победил существо, попавшее на планету из Синей зоны, и несмотря на войну, которая все же разразилась после потери кукловода, Степное государство осталось на карте того мира, как и Шмыги, которых впоследствии стали разводить как лучших охранников, стоящих баснословных денег. Чаще всего их нанимают вместе с Хозяином. Очень редко покупают, эти животные сами решают подходит ли им человек, стремящийся стать Хозяином единолично именно этого Шмыга.

И тем более не понятно в нашей ситуации, почему какой-то провинциальный театр и санаторий охраняют эти животные и почему в обоих случаях они никак не прореагировали на вас.

– И что они в нас нашли, – протянула Лили задумчиво.

– Наверное, родственные души, – подсказал я, – а Ту-ша почему-то подавился и начал кашлять после моей реплики. Надеюсь, он не подумал, что мы тоже немного животные, или много, тут с какой стороны посмотреть.

А вечером Ту-ша попрощался с нами, устроив колоритное представление в холле пансионата, пообещав пани Монике привезти в следующий раз так поразившую ее шляпку и тиская Лили, косил в мою сторону взглядом, потому что я его предупредил, что если что, набью морду, если поцеловать мою помощницу. Он понимающе хмыкнул и выкручивался, как мог под моим пристальным взглядом.

В общем выходные прошли быстро и с пользой.


Часть 12 Перекресток семи дорог

Было в досье одно неоспоримое преимущество, много фактов по каждому исчезнувшему. И перечитывая их истории перед сном можно было долго не уснуть, учитывая специфику обложки этих материалов.

Поэтому утро я начал с пятого пропавшего. Мистер Сам-Сан обладал поистине массивной костью. О роде деятельности этого гражданина в досье было слишком мало. Зато там была информация о четырех любовницах, у которых были планы на всецелое обладание этим богатырем. Но то ли он слишком виртуозно умел делать комплименты, то ли был донельзя харизматичной личностью, но ни одна из них не только не бросала сластолюбца, но еще все они были в курсе об остальных.

Хотя скорее всего дело было в его матери, с которой он жил, и которую не собирался покидать. Данная ситуация тянулась уже достаточно долго, чтобы устать и от матери, и от четырех прелестниц, вымогающих и изнемогающих. Вот он и сделал себе отдых, совместив с приглашением на свадьбу одного очень старого и дальнего знакомого. Видимо комплименты он умел расточать не только женщинам, раз его пригласили и позволили пожить в гостевом домике.

С этим мистером Сам-Саном все было не так. Вообще о его исчезновении узнали совершенно случайно, так как после свадьбы он должен был отбыть рано утром. В домике вещей не было, и дабы не тревожить слишком ранним отбытием радушных хозяев попрощался он с ними еще вечером.

И если бы не драгоценный шейный платок, которым он хвалился перед гостями, расписывая его редкость и невероятную ценность, и который он по случайности оставил в банкетном зале и который вернули хозяевам уже ближе к обеду, то его бы еще долго не искали.

А так, хозяйка, которая чувствовала вину за то, что гость в расстроенных чувствах забыл ценную вещь, решила отправить находку гостю и попыталась уточнить в космопорте куда тот отбыл.

Оказалось – что никуда. На посадку он не явился и корабль улетел без этого пассажира.

Почувствовав себя дурно, так как данная ситуация могла плохо сказаться на племяннице этой милой леди из-за ситуации, случившейся в конце вечера, хозяйка рассказала о своих предположениях своему мужу.

На свадьбе тамада, для того чтобы перезнакомить гостей и для более «домашней» атмосфере пустил между гостями шапку с именами приглашенных. То имя, которое досталось гостю было именем человека, которому весь день следовало делать комплименты.

Племянница Ольвия, белокурое голубоглазое создание двадцати лет от роду, должна была говорить комплименты мистеру Сам-Сану, который по счастливой случайности опоздал и не слышал условия, озвученного остальным.

Он виртуозно расточал комплименты остальным вследствие врожденной способности и не выбивался из общей картины, царившей на празднике.

Но вот прекрасная девушка – тростиночка, которая восхитилась его широкой костью, а затем непосредственностью и грацией не больно наступать на ноги во время парного танца, заставила его сердце затрепетать. А когда она поэтически описала зелень его глаз и тонкий слог, он попал. Во время разрезания торта он упал перед ней на колени и выдал прочувственную речь об обретении той единственной, которая одним ударом превратила его сердце в трепыхающуюся птицу познавшую любовь. И что он вручает ей это сердце в обмен на согласие стать его женой.

Ольвия онемела. Из толпы к Сам-Сану вышел двухметровый жених, а за ним еще два брата жениха, пытающиеся выяснить у непонятного гостя, откуда такая спешка и что он сделал с девушкой. Любопытствующий персонал, предвкушающее потирал руки, в надежде увидеть феерический эпилог – но родственников и Ольвию удалось быстро спровадить по домам, а мистера Сам-Сана просветить и извиниться.

В общем все разрулилось наилучшим образом, но теперь получалось, что молодые ребята, работающие лесорубами могли подкараулить гостя и учитывая отсутствие того на рейсе, это плохо кончилось.

Хозяйка всхлипывала и падала в обморок пока составляли заявку на поиск пропавшего, шейный платок изъяли, допросили водителя, который так и не дождался пассажира на выезде из Чертовых выселков. Почему именно здесь он должен был ждать мистера Сан-Сама, он не знал, именно об этом они договаривались, когда семь дней назад тот привез мужчину сюда.

Нюхач по платку не смог определить куда пошел пропавший, выйдя за ворота дома, в котором прожил неделю.

За воротами его запах еще был, а в шаге от ворот уже нет.

– Как корова языком слизала, – резюмировал, изучая главу, посвящённую пятому из пропавших.

Лили устроила обычные утренние скачки у себя в спальне, пока я изучал журнал. В первый момент я даже приподнялся, чтобы помочь ей, но шум, который издавала одна миниатюрная девушка с лихвой хватило бы на две пары, устроившие свингер вечеринку.

Будем считать, что она занимается утренней зарядкой. Проводив взглядом раскрасневшуюся напарницу, шествующую в душ, я тридцать раз отжался от пола, ожидая своей очереди. Чтоб не утратить форму.

После завтрака я предложил прогуляться на другой край городка, по запутанным улочкам частных усадьб, построенных таким образом, что дорога между ними превращалась в хитроумный лабиринт, и возможно именно это и сыграло на руку похитителям мистера Сан-Сама.

Видимо у Лили были другие планы, но она задумчиво постучала коготками по столешнице и согласилась с моим предложением.

– Думаю в те края не добрались малолетние носороги и последствия их пребывания не так заметны на отшибе, – озвучила она свое согласие.

И чинной милой парой, под руку, мы выплыли за двери пансионата.

Мне нравилось вот так гулять по узким улочкам, с девушкой, которая заставляла мое сердце слегка убыстрять свой бег. Я думал, как преодолеть ту границу, которую она воздвигла. Волка радовало то, что она сейчас так близко. Странная ситуация с второй ипостасью не давала покоя. Будь мир магическим, я не смог бы удержать зверя, и он доставлял бы проблемы в своем желании соединиться с избранницей. Человеческое же тело, слушало доводы разума и принимало решение, которое озвучила девушка. На работе – никаких отношений – окей, выполним свой контракт и тогда с чистой совестью мы сможем продолжить то, что закрыто сейчас на замок.

Но тем не менее я видел, как она, почти неосознанно льнет к моему плечу, как трепещут крылья носа, втягивая запах туалетной воды, которой пропахла рубашка. Тонкий, почти не уловимый запах весеннего леса, с нотами сочной зелени, воды и чего-то неуловимого, что разливается в воздухе только весной.

Сюрприз обнаружился на перекрестке, с которого начинался пригород. Перекресток семи дорог – вот он я, – процитировала Лили, рассматривая редкое явление.

– Нам в третий переулок, – озвучил ориентир, указанный в досье.

– Откуда, третий? – переспросила Лили.

Я как-то не подумал, что в этом случае, третий еще не главный критерий для поиска направления.

– У нас есть два варианта, опробуем оба, – предложил, даже не представляя во что превратится это путешествие.

Третий переулок справа через какое-то время привел нас в тупик. При этом мы шли степенно, наслаждаясь видами ухоженных палисадников, газонов и домиков, которые встречались по обе стороны от дороги. Сорок минут мы посчитали не потерянными, вследствие полученного эстетического удовольствия от прогулки. Круглый скверик на перекрестке встретил нас прохладой и милым фонтанчиком с питьевой водой.

Я задумчиво смотрел в сторону улицы откуда мы пришли. Наш запах как будто таял, затирая след и любое упоминание, что мы были в той стороне.

– Если считать от улицы, с которой мы пришли, то третий слева – это соседний путь, – несколько неуверенно высказал свою догадку.

– Ищем мы ажурные ворота, из тонкой серебристой проволоки, – которых на предыдущей улице не было, – продолжила Лили.

Через полтора часа мы оказались на краю небольшого оврага, обратный склон которого украшала видимая даже отсюда подрагивающая в воздухе силовая граница.

– Дерек, – начала Лили, – а ты уверен насчет третьего проулка?

– Уверен, – несколько устало произнес, – но не уверен, что считать нужно было с той точки откуда мы пришли.

– Чудесная вышла прогулка, – взгляд Лили не отрывался от границы, за которой сегодня начались захватывающие соревнования носорогов, как обозвала она претендентов на поступление в Академию.

– Мы еще успеем на обед, если поторопимся, – подытожил результат нашей вылазки.

– Пожалуй соглашусь с тобой, и, наверное, стоит уточнить, где именно точка исчезновения, а то на этом перекрестке – все переулки могут быть третьими.


Часть 13 Земные корни

Считать ли сатисфакцией прекрасный ужин в рыбацкой таверне после марш-броска по пригородным улочкам?

По понедельникам час ресторанов не работала и из оставшихся мы решили не выбирать, а отправились сразу в таверну. И даже позволили себе бутылку легкого вина, под салат из морепродуктов и рыбу-гриль.

Слишком занятное путешествие притупило желание куда-то гулять и смотреть. Мы чинно отведали свежайшую еду и отправились в пансионат.

Правда уснули не сразу, еще какое-то время сидели на балконе, всматриваясь в подступившую ночь, вспыхивающую искрами светлячков и бесконечностью звездного неба.

К повторному штурму пригорода на следующий день мы подготовились более основательно. Перерисовав с карты оставшиеся четыре улицы, мы прибыли в сквер сразу после завтрака и вольготно умостились на лавочке возле фонтанчика в надежде дождаться кого-нибудь из жителей.

Но в течение часа никто не появился, и Лили вздохнула и предложила считать первой улицу ведущую ко въезду в город. В этом случае нужно было идти на улицу, которая была правее той третьей, которая заканчивалась тупиком.

В процессе медленного дефиле по достаточно тенистой улице, мы обсуждали вероятную профессию мистера Сам-Сана, и пришли к выводу, что уж очень он похож по описаниям на работника сферы искусств. Конферансье, к примеру или устроитель свадеб, – предположила Лили, – эти люди просто лучатся обаянием и могут заболтать любого.

– Ты считаешь, что такая профессия существует сейчас?

– А почему бы и нет, – ведь комплименты, которые умел расточать этот человек, говорят о том, что это нравится людям также, как и в менее продвинутые времена.

– Мне все же кажется, что он не так прост, ведь в досье не указана настолько тривиальная профессия, наоборот, ее обошли таким образом, чтобы ни у кого не возникло мысли копать в том направлении.

– Ага, – согласилась Лили, – зато, по твоим словам, о его маман и любовницах – прямо роман написали?

– Не роман, пожалуй, но на опус потянет.

Улица вильнула в сторону и за поворотом мы обнаружили словно вязанные из тонкой проволоки ажурные ворота.

– Я надеялась, – подпрыгнула Лили, – скорее Дерек.

Её реплика адресовалась не только мне, но больше женщине, которая в этот момент входила в распахнутую калитку.

– Мадам, – тут же окликнул я её, – простите за беспокойство, но не будете ли вы так любезны помочь нам.

Пока я хаотически перебирал варианты помощи, которые она могла нам предоставить, Лили вдруг со всего размаху попыталась растянутся на брусчатку, и только моя звериная ловкость выдернула ее с пола.

Так и обнаружила нас повернувшаяся женщина, я обхвативший растрепанную Лили в разодранном на колене платье, и Лили с полными слез глазами и кровью на коленке.

– О, – протянула она, – как же так, молодые люди, что случилось?

– Я подвернула ногу, – тут же выдала достаточно правдоподобное объяснение Лили – а идти до пансионата так далеко!

– А вдруг заражение, – это сказал не я, – это волк полоумной квочкой начал строить догадки одна страшнее другой.

– Молодой человек, неси те же свою девушку, – мы сейчас обработаем ее рану, приглашающе замахала она нам рукой.

И спустя минуту мы сидели в холле большого дома, прятавшегося среди невероятного количества деревьев и цветов.

– Несите пострадавшую в гостиную, вон та ту софу! А я сейчас принесу аптечку. – женщина отложила летний зонтик и заспешила в сторону кухни.

Я опустил Лили на софу, и тут же удивленно уставился на неё. Она, приподнявшись цепко сканировала взглядом комнату. Скосив на меня взгляд, шикнула – давай, понюхай, что ли здесь, может что унюхаешь.

Вторая ипостась выдохнула, отпуская душу и нормализуя дыхание. Я развернулся в сторону кухни и крикнул, – может принести таз с водой?

– Если вам не трудно, – молодой человек, – донеслось с той стороны и я поспешил в направлении голоса, по пути считывая запахи с вещей, мебели и стен.

Существовала очень маленькая вероятность того, что здесь остался запах пропавшего, но все же какая-то неясная мысль толкала нас с Лили на такие безрассудства, и я втягивал в себя запахи, раскладывая их на полочки в памяти, чтобы позже исследовать более досконально.

Операция спасения Лили прошла на удивление слаженно и мило. Правда хозяйка пыталась вызвать доктора, но мы в два голоса отговорили её, это же не перелом, – сказала моя жена. Лили сразу же взяла быка за рога, или в случае с хозяйкой – корову за вымя. Уж слишком её действия напоминали этот древний процесс. Я еще раз убедился в её природном умении разговорить человека, выуживая у того информацию так, что он даже не подозревает, что его допрашивают по всем правилам и с пристрастием.

Конечно же нас пригласили перекусить, ведь мы обязательно должны попробовать местную домашнюю стряпню, ведь как очаровательно, что сегодня на обед летний холодный суп по фамильному рецепту бабушки хозяйки.

И меня конечно же попросили сорвать с грядки с душистыми травами в глубине сада три пряных травки, для той самой ноты, которая заставит заиграть это блюдо всеми переливами вкуса.

Успел обежать весь сад и обнюхать гостевой домик. Появившись в кухне с тремя веточками, я задумчиво втянул воздух в помещении еще раз. Однозначно, где-то в доме была вещь, принадлежащая пропавшему. Инстинкт кричал об этом, как и о том, что уж слишком знакомо пах этот мистер Сам-Сан.

Он пах старой родной планетой Земля и я не мог объяснить, почему я так думаю.

Загадка разъяснилась в момент, когда мы сели за стол и хозяйка с гордостью водрузила посредине стола фарфоровую супницу, почему-то с одной ручкой.

И на наши отвисшие челюсти при виде этого филигранно расписанного чуда гордо пояснила – о, это подарок недавно гостившего у нас мистера.

– Правда он пропал, такая жалость, его до сих пор не нашли. Вы знаете, его мать расписывает эти супницы, я правда постеснялась сказать ему, что следовало приделать к ней еще одну ручку, для удобства, но ведь даренному коню в рот не заглядывают!

Она приподняла крышку и с гордостью насыпала нам с Лили в тарелки душистый холодный мясной суп.

Единственно, что нас с Лили напрягло, так это то, что насыпала она этот суп из ночной вазы – по-простому из горшка, точной копии ночной вазы императора Наполеона Бонапарта, который хранился в музее на Земле.

На горшок, который был сделан для Наполеона и окантован рисунком лаврового венка, проигравший император присесть уже не имел права. Его изготовили уже после того, как завоеватель был поражён и сослан на остров святой Елены. Видимо лавровый лист ввел в обман женщину, а мистер Сам – Сан не удосужился объяснить предназначение подарка.

И это подводило меня к еще большей уверенности, что пропавший наш земляк. Точнее – он так же, как и мы землянин.

– Лили первой отправила ложку в рот и застонала, – о, как вкусно!

Пнула меня по ноге, – ешь, Дерек, это экзотическая супница, – простите, мило улыбнулась хозяйке, повторите как правильно называется это блюдо.

В отель мы вернулись поздно вечером, переполненные впечатлениями, чаем, разговорами и пакетом с фруктами, выращенными в саду леди. Мы познакомились с ее мужем, выслушали историю знакомства с пропавшим и даже были приглашены на завтрашние соседские посиделки.

– Идем, – выдала Лили, – услышать сплетни кумушек, – это неоценимое подспорье в деле сыска. Это же кладезь информации, – продолжала вещать Лили, прихрамывая в сторону пансионата.

То, что мне придется играть роль официанта на празднике жизни женщин, не сильно расстраивало девушку, ведь она ясно пометила территорию, и надеялась, что ни одна из приглашённых не рискнет строить глазки ее мужу.

– Ну что ты, Дерек, – не дуйся, ты сможешь обнюхать их! – высказанное предложение попахивало извращением, пока она не пояснила свою мысль.

– А вдруг одна из них прячет любвеобильного землянина? – я успел поделиться с ней умозаключением по поводу расы мужчины.

Лили хмыкнула и согласилась с тем, что по крайней мере его мама точно землянка, посещавшая музей горшков.

– А вдруг, она поплыла от его комплиментов и попала? – продолжала озвучивать свои догадки, – Или руку приложила к его похищению?

Я щелкнул зубами, представив открывающиеся перспективы. А ведь Лили права, скорее всего мы ни разу не стыкались с этими женщинами, а теперь, точно идентифицировав запах Сам-Сана, можно с уверенностью сказать, что я его учую на любой из приглашённых завтра на женские посиделки.

Что ж, приходилось признать, что мы очень удачно вместе раскручивали это задание как огромный клубок, сматывая каждую нить в отдельный клубочек. Медленно, но верно, и это радовало.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю