332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Яна Оса » Детективы для Бзика (СИ) » Текст книги (страница 16)
Детективы для Бзика (СИ)
  • Текст добавлен: 10 июня 2021, 12:00

Текст книги "Детективы для Бзика (СИ)"


Автор книги: Яна Оса






сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 20 страниц)

Часть 41 Креативный кейтеринг

Материализовались мы на кухне. Огромной такой, нереальной. Правильно, в кондитерской половине. Перед коробками с порционными десертами более всего похожими на произведения искусств, а не на еду, которую предстоит съесть и забыть.

Перед странным персонажем, стоящим на коленях с поднятым к потолку лицом.

Мы тоже подняли взгляд туда же. Вместо потолка присутствовали облака.

– Слава богам, – стоящий на коленях подхватился и кинулся в нашу сторону.

Оббежал по кругу, восхищаясь этими богами скопом и по очереди.

Пощупал мой бицепс, постоял пару секунд перед куратором, гипнотизируя его глаза в глаза и премило раскланялся с Лили.

– Я спасен, – патетически воскликнул под конец – и представился – сувенир Звезданутый IV.

Лили кашлянула, не в силах совладать со столь странным именем и статусом этого существа.

От человека он отличался странно подпрыгивающей походкой, третьим глазом на лбу и несколько эфемерной конституцией тела, даже Лили на его фоне выглядела слегка округло.

– Ту-ша, – отмер куратор, – Дерек – указал на меня, – Лили.

– Итак, душечки-дорогушечки, первым делом макияж и переодеваемся.

– Вы кто? – куратору не очень понравилось странное предложение о макияже, а еще больше о переодевании.

– Да я же сказал, – сувенир Звезданутый IV.

– А мы кто? – перебила начавшего дымиться куратора Лили.

– Персонал из «Креативного кейтеринга».

У нас троих синхронно отвисли челюсти. Неужели Серый таким образом решил заставить нас отработать феерический ужин?

– Простите, но вы ошиблись, – начал я, отодвигая Лили за спину. – Мы не персонал.

– Просите все что хотите, – истерические нотки вырвались из сувенира, кем бы он не был, вместе с градом слез. – Не дайте сложить голову на плахе.

Сердобольная Лили, отодвинула меня и поинтересовалась у Звезданутого, – и что, кроме нас некому?

– Горю, – кивнул он, утирая слезы.

– А делать то что? – решила уточнить, приняв решение помочь горемыке.

Ведь действительно, что может плохого случиться в кондитерской. Прям везет нам в последнее время на десерты.

Только разносить десерты на вечеринке, устроенной по случаю завтрашнего слета выпускниц.

– Так, – подытожила Лили, – выпускницы надеюсь не юные?

– Ну что вы, – как раз триста лет как выпустились, – закивал сувенир.

– Не перепьются, не передерутся, надеюсь.

– Да что вы, как можно, – прошлые двести пятьдесят прошли тихо и почти мирно.

Проигнорировав почти, Лили переспросила – а переодеваться обязательно?

– Да, но вам нечего переживать. Я нанял ведущего визажиста его Величества.

– Круть, – парни, представляете, нас будет гримировать визажист Его Величества, – айда, развлечемся. Понадеемся на то, что нас сюда не просто так забросило.

Уже в дверях я обернулся в сторону обожающего взглядом сувенира.

– А подскажи, любезный, на какую нас занесло планету?

По враз округлившимся глазам нашего нанимателя я сразу же понял, что на иномирцев-официантов он не рассчитывал.

Пощелкал пальцами, привлекая его внимание.

– Граница желтого и оранжевого секторов – планета Хамелеон. Надеюсь, что вы не претендуете на двойную оплату?

– Успокойся, мы братьев по разуму не обчищаем до нитки и обычного тарифа хватит.

Если бы я знал, что нам предстоит, то вытряс из этого хлюпика тройной тариф и еще за моральный ущерб.

Нам предстояло изображать райских птиц.

Райских, чтоб он подавился своими пирожными.

Когда я оказался в небольшой гримерной, то с трудом узнал Лили.

Вот эта голубая птица, расписанная, как гравюра на китайской вазе эпохи Цзин, могла быть кем угодно, но не Лили.

Она же уговаривала куратора не психовать и не дымить струйками из носа, потому что он своим паром мешает работе художника.

Я стал помогать ей, описывая неожиданные перспективы.

– Представляете, это приграничье между желтым и оранжевым сектором. Планета Хамелеон.

Лили сделала стойку, словно охотничья собака.

– Так ведь Флокс, скорее всего здесь?

Куратор расслабился, позволяя шустрому пареньку довершить макияж.

На его место опустился я и расслабленно откинулся на спинку кресла.

Ах если бы я только знал, какие предстоит надеть костюмы нам с куратором, то отказался бы от участия в этой авантюре.

Гульфик в моем костюме был предусмотрен, как и желтые смешные колготки, заканчивающиеся растопыренными лапками.

Я даже не успел возмутиться, как они оказались на мне.

Теоретически, я восхищался теми, кто участвует в Карнавалах, умудряясь тащить на себе громоздкие костюмы и при этом выделывать головокружительные па.

Мой костюм почти ничего не весил. Увидев Ту-ша, с длинными разноцветными перьями, торчащими из задницы я онемел.

– Хороший у тебя хохолок, – кинул, подбадривая.

Мой тыл прикрывала полу-юбка, состоящая из плотных разноцветных перьев, не достающих даже до коленей.

То, что спереди у меня был только гульфик и сразу же шла манишка, меня не очень напрягало. Я ж не голый.

– У тебя тоже хороший, – неожиданно оживился он.

Мне на голову водрузили корону, и я отметил, что тяжела шапка Мономаха.

А потом увидел себя в зеркале и очень емко высказал художнику по костюмам все, что я о нем думаю.

Райский сад встретил нас, катящих перед собой легчайшие тележки с десертами, трелями соловьев, запахами цветов и разгорающимся скандалом.

Ландшафт был прекрасным, как и лагерь, который разбили для «выпускниц» перед небольшим озерцом с премилой беседкой посредине него.

И погода не подкачала.

Как в древней считалке – погода была прекрасная, принцесса была ужасная.

Кем на самом деле были выпускницы было не сложно.

Факультет благородных девиц нервно курит в сторонке.

С три десятка фей прелестной наружности и нормального человеческого размера обхаживали одного самца. Остальные кавалеры томно валялись на лужайке, покуривая кальяны, выпивая и закусывая.

Изредка, из разговаривающей на повышенных тонах группки женщин вываливались наименее стойкие экземпляры и помято плелись в сторону «своей» второй половины, или как у них тут принято называть сопровождающего.

– Я на разведку, – Лили развернулась в сторону галдящих ворон.

– Э нет, – вон иди, скучающим разнеси десерт, еще затопчут эти фурии. Я пойду.

– Нет, Дерек, пойду я, – что-то мне говорит, что придется ставить дымовую завесу.

Как в последствии оказалось, в толпе беснующихся дамочек был действительно Фокс.

Он наконец вырвался из единоличного владения Свирри и пошел по бабам.

Она даже не могла предположить, что самец, свалившийся на ее счастливую голову и верой и правдой изображающий из себя образчик харизмы и тестостерона, враз переменится, узрев великолепное разнообразие возможностей.

Скорее всего волшебные палочки во избежание фокусов, эти дамы оставили перед воротами или как они сюда попали. Поэтому аргументами выступали, как не странно физические прелести, посулы и обещания. А также все те же женские секреты, по которым уже успел соскучится Фокс.

Но упс, – он не ожидал, что Высшее общество не умеет держать себя в рамках.

Свирри оттеснили почти сразу, выдрав клок волос у особо рьяной жаждущей она отошла немного в сторону, размышляя над извечным женским – все мужики козлы.

– Десерт? – пропела Лили сладким голосом. – Возьмите вот этот, он залечит душевные раны и позволит взглянуть на проблему с другой стороны.

– С какой это, – хмуро переспросила Свирри, все же протягивая руку, в которую тут же перекочевала небольшая тарелочка с воздушным замком из крема, ягод и карамельных спиралек.

– Со стороны свободы и невероятного разнообразия.

Женщины, они всегда женщины, где бы, когда бы и как бы.

Свирри задумчиво отправила в рот первую ложечку и мило прижмурилась.

– Я ль на свете всех умнее, – пропело у нее над ухом неведомо откуда.

– На симпозиум меня приглашали, а я дура сюда приперлась. Поехала б в красный сектор, осталась бы с Флоксом.

Она отправила в рот еще одну ложечку, – каков засранец, это что ж получается. Мне теперь с ним только у себя в доме сидеть?

– Да ну на, – подцепила карамельную спиральку и захрустела белоснежными зубками, словно кости крошила неверному партнеру.

– Что там птица Счастья пропела, – завтра будет лучше, чем вчера?

Она оставила блюдечко на столе и подобрав воздушные одежды легко и грациозно упорхнула в сторону диковинных ворот, не оглядываясь и не сожалея.

Лили остановилась около меня.

– Дерек, – главный враг устранен, нам бы теперь Флокса умыкнуть, – там по ходу уже боевые действия.

– Держись сзади, – скомандовал ей и рванул в поредевшую женскую толпу.

Остались самые рьяные. Секунда и толпа превратилась в клубок, где непонятно кто бьется с кем, отбрасывая в разные стороны фей, я продирался туда, где уже вовсю клубились облака пара, извергаемые куратором.

– Да отпусти ты его, баламутка, отпусти сказал, – рычал он где-то там в тумане.

– Вы с ума сошли, – голосил истошным голосом Фокс, – вы сейчас разорвете меня пополам! Какие же вы недалекие!

– Как ты посмел, – вопила противным голосом невидимая мадам, – я тебя на цепи держать буду и никому не покажу.

– Да сейчас, так я и согласился. Я сам себе хозяин, – было слышно, что Флокс пытается отбиться ногами.

– Хи-хи-хи, – противно хихикала еще одна, – наивный, ты услада для таких как мы, твоя хозяйка обнулила твой статус и сегодня тебя заберет та, что победит.

И так ехидно она сказала все это, что Флокс тут же заверещал – караул, насилуют!

– Да заткнись ты, придурок, – донесся голос Лили, – Дерек я здесь и держу его за, – в общем держу.

Куратор пыхнул в клубах дыма огнем и дамочки с визгом рванули в стороны, я нашел наконец пернатую задницу в сплошных клубах.

– Дерек, руки убрал, – донесся до меня раздраженный голос девушки,

– Что попало под руку, дорогая, – хохотнул, – так и будем блуждать?

– Да что вы от меня хотите, – заверещал над ухом Флокс.

– Стукни его, – попросила Лили.

Я нащупал вертящегося мужчину и слегка двинул локтем в направлении его головы, он квакнул и обмяк и тут же клубы сменились туннелем по котором мы неслись на Драконе, держа с двух сторон очередной трофей.


Часть 42 Мягкая посадка

Сгрузились в этот раз мы всем скопом в одну кучку в слабо освещенном рукаве, соединяющем обычно корабль с космопортом.

Кучка получилась приличная, еще повезло, что мы с Лили не сильно придавили нашего куратора, скатившись по бокам от его человеческого тела. А вот бессознательный Флокс верхом на спине Ту-ша, вызвал у того приступ агрессивного ворчания.

Наша мышиная возня прямо перед входом в какой-то космический корабль вызвала предсказуемый результат. Люк распахнулся и оттуда выскочил Сам-Сан и заорал басом – руки вверх, буду стрелять.

Лили, угорающая над попытками Ту-ша сбросить запутавшегося в его костюме ездока, пошла на очередной круг истерического смеха рассмотрев полуголую фигуру землянина в коротком женском халатике.

– Свои, – я решил подать голос, прежде чем по нам не начали палить.

– Какие-такие свои, – истерично взвизгнул он, – выходите по одному с поднятыми руками!

Я помог подняться всхлипывающей Лили в пернатом костюме птицы счастья завтрашнего дня, и разорвал узел из спутанных перьев костюма куратора. Тело Фокса наконец сползло с его спины, и он поднялся на ноги.

– Я жду! – донеслось до нас.

На секунду задумавшись кого первого выпихать из темноты под очи Сам-Сана, все же остановился на кураторе. Он не до конца распрощался с костюмом официанта, но по крайней мере спереди он таки отрастил свой неизменный костюм тройку. А тылы, с хвостом и странный хохолок, протянул одну руку, стаскивая с головы несуразный колпак и пихая его в спину второй, – ваш выход, командир.

От толчка куратор сделал гораздо больше шагов, чем предполагалось, выскакивая перед люком и караулящим вход землянином.

Нам повезло что тот с перепугу не разрядил в него игольчатый пистолет с транквилизаторами, используемыми для усыпления крупного зверя.

– Отставить, – выдал эмиссар.

– Где вас носило, – тут же перешел в наступление Сам-Сан. – Мы третьи сутки ждем вашего возвращения!

– Как третьи, – икнула Лили, – выступая в круг света.

Я взвалил на плечо наш трофей и тоже шагнул на свет.

Я увидел в реальности, как ползут глаза на лоб.

Его шокировала даже не Синяя птица, он уставился на мои желтые когтистые ноги и гульфик и только смог простонать – вы что, попали на карнавал?

– Ой, подумаешь, – ринулась в его сторону Лили, – вы тоже в странном прикиде, не иначе как устроили игру в карты на раздевание?

Землянин возмущенно засопел, уходя с дороги Лили.

Но все же он погорячился, отступая в сторону. Следующим в корабль рванул куратор, и ободранный хвост, гармонично торчащий из низа спины, оставил неизгладимое впечатление на лице встречающего.

– А это кто, – все же решил уточнить он, когда мы с Флоксом сунулись туда же.

– Язык, – я решил не начинать объяснения в рукаве, да и отъевшийся Флокс заставлял сгрузить его в укромном уголке как можно быстрее.

– Ну да, кто бы сомневался, – согласился Сам-Сан, – я даже знаю, что это такое. Но вы что, собираетесь воевать? А с кем? А добровольцы вам нужны? – бубнил он сзади меня, пока я старался протиснуться в узкие проходы.

Струделия за время героической защиты входа в яхту успела одеться прилично и встречала нас хоть и с раскрасневшимися щеками, но достаточно прилично одетой.

Наш же вид ее ошарашил почти также как и ее партнера.

Она открыла несколько раз рот, порываясь что-то сказать, но у нее так и не нашлось слов выразить восхищение, скорее всего.

Я сгрузил Флокса в самое крайнее кресло и выдохнул.

Куратор, с остервенением выдирающий из собственного тыла перья, – рыча заметил, – а остальных вы что, в трюме заперли?

– Нет, – наконец хозяйку яхты прорвало, – они в отеле, на яхте слишком мало места для полноценного отдыха и жизни. А обращаться к властям мы не хотели. Вы же сказали ждать – вот мы и ждали.

– Хорошо, – пророкотало грозой в голосе Ту-ша.

– Плохо, – вздохнула Лили, – как прикажете нам с Дереком выйти в город? Нас или повяжут, или все перья обдерут на сувениры.

– Отель далеко? – спросил куратор у Струделии.

– Я его не понесу, – мотнул головой в сторону адвоката.

– Ладно, давайте дождемся утра здесь, может и Флокс очнётся, согласился Ту-ша.

Конечно, разложенные кресла – это не кровать, но устроившись рядом с Лили, я прошептал ей на ушко, – ты выглядишь потрясающе, думаю нам нужно будет обязательно съездить куда-нибудь на карнавал, когда это дело завершится.

– Спасибо, Дерек, ты тоже очаровательно выглядишь – и хохотнула непроизвольно, – прости, это не специально, очень классные костюмы, грех не продемонстрировать их почитателям.

Из города мы дождались куратора ближе к обеду. Он вернулся раздраженный и даже можно сказать злой. Наконец избавившись от креативного костюма полностью, он плюхнулся в свое кресло и дал команду, – можем отчаливать.

София и Булгак, с самого утра заявились на борт, и мы им в подробностях рассказали о наших приключения, пока куратор с очнувшимся Флоксом отсутствовали.

Булгак, видя наши затруднения выхода из образа, метнулся куда-то и приволок два рабочих комбинезона. Совершенно новых, в запайке. Поэтому куратора, который обещал позаботиться о нашей одежде мы встретили уже в них.

Костюмы же хозяйственная Лили при поддержке Софии упаковала с бережностью в специальные чехлы под восхищенные взгляды Струделии и попытки выкупить эту прелесть.

– Ну что вы, похлопала Лили ресницами в ее сторону, – мне Дерек пообещал медовый месяц в стране карнавалов!

Хозяйка яхты приуныла на секунду, но потом продолжила свои танцы с бубном – хорошо, мое предложение остается в силе, вернетесь после карнавалов и готова купить, никому больше не обещайте!

– А, – ну хорошо, – кивнула Лили, будем иметь в виду.

Ту-ша же, обнаружив нас в блестящих комбинезонах ремонтного персонала космопорта опешил, потом слегка пожал плечами и сделал виноватое лицо.

Когда планета исчезла из вида и яхта легла на курс он открыл рот и начал – должен сообщить пре неприятнейшее известие. Содружество готовится к войне.

– С кем, почему и зачем – донеслось с разных сторон, и только я подозрительно покосился в сторону Сам– Сана, который ночью порывался примкнуть добровольцем в нашей священной войне. Какая-такая кукушка принесла на хвосте ему строго засекреченную информацию, было не понятно. Особенно в свете того, что куратор сообщил ее только тогда, когда планета растаяла, превратившись в маленькую точку среди миллионов таких же.

– Даже не знаю, – вздохнул он, – какой умалишенный решил воевать с нами. Из желтого сектора по дипломатической почте пришло сообщение, если перевести на нормальный язык – пойду на вас войной, если вы не вернете любимое детище моей женщины.

– Из желтого? – переспросила Лили.

– Да, – куратор.

– А это не мы умыкнули «детище»? И вообще, что он имеет в виду?

– В том то и дело, что совершенно не понятно, спросить не у кого, срок – до конца месяца. Я тоже сначала на Флокса подумал, но вы же сами слышали, что Свирри обнулила его статус и он оказался бесхозным.

– Но-но, – подал, наконец голос адвокат, – я не бесхозный, но должен поблагодарить вас, господа, за то, что вы сохранили мой статус, предоставив мне возможность самому решать свою судьбу.

– Тогда может это Булгак, – предположил я.

– Да вы что, – начал заикаться писатель, – все думают, что меня съели!

– Да, – скорее всего не Булгак.

– Тогда что это может быть?

– Кстати, – снова подал голос куратор в образовавшейся тишине. Зато нам безумно повезло – через три часа нас подберет военный крейсер бульдур-рогов, и мы попадем на планету не позднее сегодняшнего вечера.

– Мобилизация? – спросил у него тихо.

– Пока ревизия доступного оружия и ресурсов.

– А что говорит вам ваша интуиция? – спросила у него Лили.

– Странный какой-то ультиматум, пока работают разведчики и Бзик привлек консультанта из оранжевого сегмента, но пока это вся информация.

Ближе к следующему утру мы добрались в наш городок. Никто из попутчиков не отпочковался, изъявив желание путешествовать тесной компанией, как будто наш куратор излучал волны спокойствия и неопределенность, и шаткость будущего заставляла их все жаться к нам поближе.

Нам в пансионате обрадовались, правда пани Моника отсутствовала, но ее заместитель, женщина достаточно взрослая, чтобы не перепрыгивать через ступеньку, с какой-то покупающейся искренностью бросилась обнимать нас обоих.

– Вы даже не представляете, как заставили нас поволноваться! Правда органы сказали не волноваться, они когда перерывали вашу комнату все время твердили, что по трое не исчезают. Мы все потом разложили по местам, так как ваш номер продлили на бессрочный срок.

– А сколько мы отсутствовали? – почти на автомате спросила Лили.

– Так вот сегодня ровно двадцать дней будет.

– Пятница?

– Она самая, – согласилась женщина и оставила нас одних.

– А будет считаться прогулом, если мы не пойдем к психологу?

– Мы притворимся самими усталыми в мире молодоженами.

– Дерек, я даже согласна уступить тебе половину кровати, – она посмотрела на меня, слегка порозовев щечками и быстро нырнула в душ.

Через пол часа я стоял в дверях спальни, глядя на сладко посапывающую Лили.

Она не соврала, и дверь оставила открытой и на ближней к двери половине приглашающе лежало откинутое углом одеяло. В свое же она как обычно завернулась аккуратной куколкой и уснула, не дождавшись меня.

Я опустился на поверхность столь желанного ложа и вытянулся, ощущая всем телом первоклассную мягкость и упругость одновременно. Все же матрасы у них отменные, еще успел подумать, прежде чем провалится в сон.



Часть 43 Лирическое отступление

Кроссворд позволял все это время не столько отвлекаться от мелькающих за окном пейзажей, сколько вспоминать, структурируя в памяти все происшедшее с нами.

Да, точно, двадцать дней назад мы повторно попали на эту планету на яхте Струделии. Закрытие нашим куратором сразу ЧЕТЫРЕХ дел, прибавило веса в глазах невольных коллег. Хотя и к его возвращению дело Сам-Сана из стопки убрали и в конце концов заслуги в раскрытии он смог вписать в свой послужной список только по трем.

Но это же не важно, что думают местные, если мы сами считали и руководство Бзика подтвердило, что Булгак, София, Флокс и Сам-Сан найдены и возвращены в целости и сохранности.

– Эх, – сказала в тот день Лили после обеда, – если бы не маман Сам-Сана, то осталось бы найти только двоих. Да и то, по-моему, зачем их искать, они может нашли свою судьбу.

– В смысле, – не понял я, – им что, на роду написано быть похищенными?

– Ну ты прям совсем не романтичный, – она изобразила своей тоненькой бровью порицание закостенелой натуре старого волка.

– Ты же сам видел, как Муси-Пуси сделали предложение руки и сердца – в таком романтичном месте.

– Но мы же проверили все списки брачующихся сразу после столь знаменательного предложения! И не только на этой планете!

– Проверили, но видишь, как этих горемык разбросало – может и она где-нибудь на персональной планете живет со своим принцем и не тужит.

– То есть одна с принцем или графом, а другая?

– Ну не знаю, может она тоже нашла свое счастье.

– Или оно ее нашло, – как увидело в отделе с упаковкой трусов, так сразу и утащило в нору.

– Точно, – протянула Лили. – Трусы с енотами, – и зрачки у нее так весело засветились, словно новогоднюю иллюминацию включили.

– Гулять, так гулять, – продолжил я, – пусть тогда и маман Сам-Сана таинственный поклонник умыкнул.

– А что, мужчинам принято дарить такие подарки?

– Какие это такие?

– Ну букеты они не сами же себе купили.

– Стоп, дорогая, почему не сами. Я, конечно, не верю, что это все розы пани Моники, и что только благодаря им произошли судьбоносные встречи и наши потерпевшие попали. Просто попали. Но если все же на секунду предположить, что на аукционе присутствовали представители или сами жаждущие, и при должном везении и наличии денег, они спокойно могли приобрести букет, хоть и самому себе.

Я помолчал, подумал, гипотетически ставя себя на место жаждущего и страждущего. Посмотрел на Лили, представил, каково это быть вдали от нее. Мне не понравилось даже думать о таком. И мне пришлось признать, что, если бы мне предложили столь нестандартное решение для того, чтобы быть рядом с любимой, я скорее всего сразу же согласился. Еще бы и розы постфактум засушил, на память так сказать.

– Я бы купил, – озвучил результат Лили.

– Мне?

– Для тебя, – а про себя продолжил, – все для тебя, включая рассветы и закаты.

Именно в тот момент, мы как нельзя близко подобрались к разгадке исчезновения трех женщин. Молодой, среднего возраста и чуть за пятьдесят, хотя с их медициной – какие это годы.

Я улыбнулся, вспоминая какой адреналин испытал от этих трех любовных историй, и в конце концов понял одну вещь.

– Женщина, сколько бы ей не было лет, верит в любовь, как бы она не убеждала в обратном окружающих. Если в настоящий момент она одна, то только потому, что считает, что лучше быть одной, чем с кем попало. А не потому, что никому не нужна. Именно она делает тот незримый выбор, который сулит либо блаженство, либо окончание вашей истории.

А главное, что с ними как бы не держал ухо востро, все равно останешься с носом, если ты не их единственный и неповторимый.

И даже четырех столетний опыт работы в Бзике не спасет.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю