332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Яна Оса » Детективы для Бзика (СИ) » Текст книги (страница 10)
Детективы для Бзика (СИ)
  • Текст добавлен: 10 июня 2021, 12:00

Текст книги "Детективы для Бзика (СИ)"


Автор книги: Яна Оса






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 20 страниц)

Часть 25. Сказочный четверг

Хозяин Шмыга прибыл далеко за обед. Мы извелись, ожидая его у входа в Дурдом. Ту-ша предупредил охранника, маячившего перед входом о том, что у нас миссия, поэтому нас не гнали.

Куратор не показывался на глаза, видимо сложившаяся ситуация с костями была щепетильной и не давала надежды на скорое разрешение.

Шмыг тоже не объявлялся.

Два часа вынужденного безделья дали нам возможность еще раз обсудить дело Флокса.

В конце концов мы пришли к единогласному мнению о том, что он получил билет в один конец.

– Ты знаешь, Лили, я всю ночь рассматривал мистеров Флоксов на полках в супермаркете и у меня было ощущение, что их неисчислимое множество.

– Лишь существование множества влияющих друг на друга вселенных может объяснить некоторые необычные эффекты и явления квантовой механики, – процитировала Лили очередной постулат, выуженный из памяти.

– То есть, Свирри, находящаяся на планете в оранжевой зоне, своим желанием повлияла на пространство на этой планете, создав таким образом замочную скважину, в которую провалился мистер Флокс?

– Как Алиса в кроличью нору, – кивнула Лили.

– Тогда как ты объяснишь то, что второго мистера Флокса мы обнаружили спустя три недели?

– Потому что он сюрреалист, как Дали?

– Или обкуренный наркоман, заблудившийся и не попадающий в скважину.

– Да уж, если бы каждый человек занимался своим делом, мы бы уже распутали этот клубок несуразиц и нашли бы хотя бы одного из шести.

– Если не знать изначально, куда идешь, то любое место, в которое ты придёшь, это то – куда ты шел.

– Ах, – точно, – обрадовалась Лили. Надо сказать мистеру Ту-ша, что гламурный Флокс отыскал свою жизненную дорогу и цель существования.

И тут же процитировала:

«– Куда-нибудь ты обязательно попадешь, – сказал Кот. – Нужно только достаточно долго идти.» /Льюис Кэрролл.

Перед нами остановился маленький человечек в широкополой шляпе и длинном плаще.

Больше всего он напоминал сыщика из древнего мультфильма про поросенка Фунтика.

– Лучший сыщик с дипломом Пинчер-старший, – принесло эхо информацию про этого персонажа. Прям какой-то сказочный день сегодня, лениво подытожил.

Лили сжала мою ладонь с опаской рассматривая ожившего персонажа.

Нас тоже пристально рассматривали. Молча!

Повисшая тишина была похожа на патоку. Я моргнул, понимая, что время замедлилось и я вижу, как на плече «Пинчера» медленно проявляется улыбка Шмыга.

«– Вот это да! – подумала Алиса. – Кот с улыбкой – и то редкость, но уж улыбка без кота – это я прямо не знаю, что такое!» – цитата из уст Лили точно описывала и мои ощущения.

Если Чеширский кот – продукт фантазии математика с Земли, то Шмыгающий ящер – это реальность, с которой нам пришлось познакомится и даже не по собственному желанию.

Он материализовался полностью и склонил голову набок, пристально рассматривая наши вытянувшиеся лица.

– Почему сейчас я чувствую себя немного обкуренным наркоманом? – спросил, не надеясь на ответ.

– Наверное, потому что у вас – землян, есть одна уникальная черта – оставаться глубоко внутри детьми до самой смерти.

– Вы – Хозяин? – переспросила Лили, хотя это было понятно и так.

Он кивнул, продолжая рассматривать нас.

– Я бы посчитал невероятным везением встретить вас, если бы не обстоятельства, сопутствующие этому везению. Я потерял Проводника.

Мы почти синхронно кивнули, демонстрируя то, что мы в курсе.

– И Изумуродум назвал вас друзьями, что лишает меня возможности предлагать вам должность Проводника.

Как-то мы даже и не мечтали о таком, непыльная работка сопровождения этих смышлёных животных была необременительной и непыльной, но – мы переглянулись с Лили, читая в глазах друг друга ответ на завуалированный вопрос Хозяина Шмыга, – мы не горели связать себя подобными узами.

Извиняющееся пожатие плечами и чуть тронутые улыбкой губы – вот и все, что мы могли ему ответить.

– Но вы, – продолжил свой монолог странный персонаж, – имеете поистине уникальную возможность навещать Изу тогда, когда пожелаете.

Видимо это было очень неожиданное предложение, потому что даже я не удержался и приоткрыл рот, собираясь расспросить поподробнее.

Меня остановили вытянутой рукой.

– Мы поговорим об этом потом. Когда вы приедете в гости. – Хозяин жестом фокусника извлек из воздуха две золотые карты, более всего напоминающие клубные, с красивой гравировкой и странными знаками.

– Я должен поблагодарить вас за проявленную доброту к моему Изу, он тоже признателен вам.

– К сожалению, я должен откланяться, но надеюсь на скорую встречу.

Нам поклонились, и прежде, чем мы смогли хоть что-то сказать, время рвануло, возвращаясь к своему обычному течению, привнося в окружающий мир звуки и запахи.

А нам только и осталось, как лицезреть перед собой две исчезающие улыбки – человеческую и висящую рядом с ней – Шмыговскую, с вываленным набок языком.

Да о встрече напоминали две золотые клубные карты любителей Шмыгов, – как обозвала их Лили.

«– А это чудеса, – равнодушно пояснил Чеширский Кот.

– И… И что же они там делают? – поинтересовалась девочка, неминуемо краснея.

– Как и положено, – Кот зевнул. – Случаются.»

И я с этим был полностью согласен. Чудеса – случаются, а мечты – сбываются. И мы отправились в «библиотеку» законников, в надежде на еще одно чудо, раз сегодня такой удивительно сказочный день.

И оно ждало нас там.

Чудом оказалась информация, доставленная куратору.

Он поманил нас за собой, открывая дверь в маленький по-спартански обставленный кабинет.

В нем был стол, шкаф, кресло и стул перед столом.

Я уступил его Лили, которая устроилась перед куратором, гипнотизируя его взглядом. Я же привалился к шкафу, приготовившись выслушать от Ту-ша то, что ему удалось выяснить за сутки, которые мы не виделись.

Наш руководитель устал. Темные тени залегли под глазами, скулы заострились, и весь он был словно припорошен пылью. Сегодня, пожалуй, я дал бы ему лет триста, он отпил из высокого стакана странную розовую жидкость.

А я, как-то неожиданно понял, что я по-другому чувствую нашего куратора. У него изменился запах. Точно. Совсем незначительно, но в его шлейфе начали вспыхивать искрами диковинные ноты. Я не мог со стопроцентной уверенностью сказать, чем именно пахнет, и это заставляло волка нервничать.

Но я забыл о запахе сразу же, как куратор сказал, что черноволосый доктор оказался сибаритом-антропофагом.

Что-то древнее и кровавое почудилось в воздухе.

Лили выпрямилась на стуле, по напряженной спине я понял, что она пытается соотнести полученную информацию с базой знаний, которой обладала.

Как-то не сочетались эти два слова и увязать их в одно существо было очень сложно.

Видимо уловив наши трудности, Ту-ша пояснил:

Планета голубой зоны, откуда он родом, в процессе эволюции породила очень своеобразный результат эволюционного отбора.

Каннибалы, они же антропофаги, открыли в себе такие грани и способности, с помощью которых стали зарабатывать очень большие деньги, оказывая различные типы услуг жителям не только голубой зоны, но и зеленой, желтой, а может и всем, кто же их знает. Они могли, не нарушая целостности человеческого тела извлечь из него инородный предмет. Материальный – опухоль, воспаление, пулю, камни, – без разницы что, и это превращало их в поистине великих хирургов.

Не материальный – депрессию, патологию, душевную болезнь, любовь, кстати тоже – и это делало их великими психотерапевтами.

Очень большие деньги сделали из них сибаритов, превращая планету в невероятно богатую, извращенно роскошную.

Как оказалось, некоторые из них могут извлечь и кости из человека, не задевая чип «утилизации» и превращая скелет в условно живой.

Куратор побарабанил пальцами по столешнице, выстукивая одну ему ведомую мелодию.

– Удовольствие, сочетаемое с баснословными гонорарами за работу, как правило такое сочетание позволяло большинству жителей отлучаться с планеты не более раза в год.

Заведующий, скорее всего наступил на больную мозоль черноволосого, когда попытался задержать того на больший срок.

Кроме гонорара от санатория, доктор получил еще один гонорар. Мы смогли отследить посылку. Которая прибыла в санаторий на его имя во вторник рано утром, а через час после того, как доктор подтвердил получение – исчез Булгак. Значит в посылке была приманка, которую вручил Булгаку черноволосый, отправляя в беседку. Через час после исчезновения, на счет, указанный для перевода денег от санатория, пришла сумма, превышающая гонорар за две недели вдвое.

Доктор стремился вернуться на родную планету и насладится результатами своего труда, а не прозябать еще две недели в варварском мире, поедая салаты и фрукты, для притупления собственных инстинктов.

Все говорит о том, что выбор Булгака не случайный. Его точно рассмотрели и внутри, и снаружи. Что вытащил из него доктор, прежде чем вручить наживку для экспресса в один конец – сказать трудно. Добиться экстрадиции – не реально. Планета не входит в содружество, и тем более заведующий при найме подписал отказ от претензий в случае – три страницы мелким шрифтом ситуаций.

Кости упокоили согласно воле заведующего.

Он потер глаза – думаю, что мы никогда не узнаем, куда исчез писатель. И кстати, вот ваш альманах, надеюсь он поможет вам хоть в чем-то.

Предвосхищая желание Лили поделиться нашими историями, я заговорил первым – Ту-ша, вам не мешало бы отдохнуть.

Он устало кивнул, а я потянул Лили со стула, Она прижала альманах, и как ребенок, удовлетворенный полученной конфетой, дала себя увести.



Часть 26 Затишье перед бурей

Следующая неделя прошла на удивление мирно и спокойно.

В пятницу мы под руководством пожилого доктора пускали бумажные самолетики – взрослые, степенные военные доказывали и обосновывали друг другу именно свою модель.

На самом деле бумажные самолетики – это не такое уж глупое хобби, а чемпионаты по их проведению являются не только зрелищными, но и вполне спортивными мероприятиями. Для того, чтобы отправить самолетик на расстояние шестьдесят девять метров (рекорд из Книги рекордов Гиннесса) или заставить его продержаться в воздухе 27,6 секунд (еще один рекорд) нужно не только уметь конструировать самолеты-рекордсмены, но и обладать определенными навыками, точными глазомером и немалой силой.

Лили и здесь оказалась на высоте, единогласно заработав аплодисменты за зрелищность запуска.

Учитывая, что мы запускали самолетики в тире, ее подготовительная разминка заставила сердца мужской половины коллектива биться в ускоренном ритме. Ну а женщины были покорены ее умением сложить летающий бумажный самолетик. Видимо в их детстве, данное развлечение было не женским делом.

Субботу и воскресенье мы провели безвылазно в отеле. Шел дождь, и мы с удовольствием посетили блаженный салон.

В понедельник мы присутствовали на посиделках женского клуба. Оказалось, что пропавшая вместе с мистером Сам-Саном вдовушка так и не объявилась, а миссис Фури – прислала письмо с фото в военной форме во весь рост, с пожеланием найти себя в жизни и всем остальным домохозяйкам.

Хотя скорее всего она выбесила их подробным описанием мужчин отряда, в который попала.

Не желторотых юнцов, которыми довольствовались те после каждого открытия ворот Отбора, а горячими, сильными и смелыми лучшими представителями мужской половины Вселенной.

Мы с Лили похихикали, представляя распорядок Фури на данном этапе стажировки, но не стали выдавать ее маленькую тайну остальным.

Во вторник и среду мы просидели в «библиотеке» изучая коробку Булгака, и попутно делясь собранной на прошлой неделе информацией. Куратор отдохнул и снова был спокоен и подтянуто строг.

Ничего нового мы в коробке не нашли. Он действительно был не плохим писателем. Ему идеально удавались закрученные приключенческие сюжеты с уклоном в мистику. Но, к сожалению, у него хромала любовная линия и книги не дотягивали до рейтингов, позволяющих выходить на космические масштабы.

В четверг мы попали на репетицию драмкружка. И решили просить коробку с информацией про театралку.

В пятницу доктор придумал поход на рыбалку, и мы час брели в сторону реки, чтобы потом еще два часа пытаться поймать шуструю форель в ледяной воде.

– Лучший способ отвлечься, – охарактеризовала это занятие Лили, и я с ней согласился.

Последние выходные перед окончанием отбора прошли тоже на удивление спокойно. Мы даже приняли участие в вечере танцев, правда вальс – это не так зрелищно, как румба, но более личностно, я бы сказал, и более страстно.

У нас с Лили установилось шаткое внешнее равновесие. Без поцелуев, жаждущих прикосновений, провоцирования на проявление чувств. Моментами мне казалось, что она сидит в своей спальне в позе лотоса, медитируя и настраиваясь на новый день, проговаривая мантры буддийского монаха.

Как правило, этих мантр хватало ей до самого вечера.

Только внутри меня натягивалась и натягивалась струна, как ощущение надвигающегося взрыва. Я не мог уловить, откуда приходило это ощущение. Может сказывалось то, что заканчивался месяц нашего присутствия в этом мире. Достигнутые результаты приносили удовлетворение от проделанной работы, превращали жизнь в подобие дороги – с колеей, по которой катилась наша с Лили повозка.

Но, к сожалению, это все не касалось волка. Зверь внутри собирал по крупицам магию из окружающей среды, слизывал ее с доступных магических предметов, которые прятали в своем подвале бзиковцы. И стал приходить во сны. Требуя и соблазняя картинами гона со своей парой по бескрайним просторам этого мира.

От этих снов я просыпался несколько не в себе.

Наверное, стоило и самому попеть мантры.

Все планы начинаются с понедельника. Как отправная точка в собственном становлении она светит и манит путеводной звездой на небосклоне жизни. Сколько хороших и значимых вещей мы собираемся провернуть строя планы и ставя срок – ну вот с понедельника и начну.

И я, проснувшись рано утром в понедельник сел столбиком на кровати и закрыв глаза стал вспоминать хоть какие-нибудь мантры.

Хорошо помня первый звук Ом, да и слыша его регулярно со стороны Дурдома, я представил, что сто восемь раз повторить длинную мантру я не смогу. Либо усну, либо времени не хватит.

Ом мани падме хум – самая известная из мантр, могла бы настроить мой ум на созвучие этой планете, но, первое же проговаривание вызвало странную ассоциацию с мани.

– Кому это выгодно, – подбросило меня на диване, и я соскочил с него как ошпаренный.

Монах из меня никудышний, – это давно известно, и стал ломится в запертую дверь Лили.

– Ну что ж, – весело ухмыльнулся волк, рассматривая заспанное личико напарницы. – Посмотрим, как ты без утренней настройки переживешь понедельник.

– Что? «Стряслось?» – спросило всклокоченное существо.

– Кому выгодны похищения? – решил задавать вопросы тому, кто еще не проснулся.

– Организатору, – тут же выдала она.

– В смысле? – не совсем понял, что она имела в виду.

– Тот кто организует – снимает сливки. Придумай проблему – предложи решение. И вообще улетное – создай потребность, сруби бабло.

– И какая же общая проблема у тех, кто организовал похищение. Точнее кому организовали.

Лили вздохнула, – думаю они все не могут контролировать свое ХОЧУ.

– Вот ты, Дерек, умеешь контролировать, а они нет. – и пошлепала в душевую.

После обеда мы сидели перед Ту-ша в его кабинете. Для меня тоже раздобыли высокий стул, и для мозгового штурма мы устроились с комфортом.

– Нет ни одного значимого события, которое произошло в день Х, – докладывала Лили куратору. – Либо ваш альманах освещает не все события.

– Все, – отрубил он.

– А у вас есть место, где можно купить самые нереальные подарки, – резкая смена темы привела эмиссара в нужный тонус.

– Есть конечно же.

– А каталог можно?

– Это несколько затруднительно, – покашлял он.

Мне нравилось, как Лили поднимает правую бровь и все без слов становится понятно.

Это целая планета.

– Мне нравится ваш размах, – задумчиво протянула она. – Мы с Дереком понимаем концепцию, но в каком направлении искать магазин подарков, – вот здесь сложнее.

– А может все завязано на планету. Ведь есть магазинчик подарков с этой планеты.

– Надо уточнить, – кивнул Ту-ша. – И вот еще что. У меня есть для вас двоих небольшой подарок.

Лапка Лили сразу же выбросилась в сторону куратора.

Он рассмотрел вытянутую ладонь и хмыкнул.

– Разве подарок должен быть материальным?

Лили убрала руку и протянула, – материальный больше греет.

– Дерек, и ты тоже так думаешь? – он поднял на меня взгляд, а я вдруг увидел в его взгляде Дракона.

– Нет, не соглашусь с материальным.

– Так что, Лили, – ты все еще хочешь замену подарку, который я приготовил?

Видимо что-то в тоне куратора сказало Лили больше, чем его слова.

– Еще чего, – фыркнула красавица, – раз уж Дерек уверен в том, что ваш подарок стоит того, чтобы не соглашаться со мной, то я присоединюсь к его решению.

Вот теперь мужчина улыбнулся. Видимо мы забавляли его, и наблюдать за нами было маленьким удовольствием, которое он позволял себе очень ненавязчиво одаривая нас своим вниманием.

– Тогда нам в лес, – и мы отправились в лес.

Сосна, как и в первый день отворилась на его перестук и как в первый день из-за конторки поднял взгляд клерк, зеленоватого цвета.

– Все готово? – спросил у него Ту-ша.

– Так точно, – отрапортовал тот.

– Я долго думал, чем можно отметить месяц вашего пребывания на должности внештатного сотрудника. Буду честен и откровенен, вопрос материального подарка отмел сразу. Вот за этой дверью – квест-симуляция.

Нам протянули два шлема, похожие на мотоциклетные. Третий, именной, с дивным черным драконом на поверхности он одел на себя.

– Приятно оторваться, – пожелал нам куратор, опуская зеркальное стекло и открывая дверь на себя.

За ней была бархатная чернота, которая со смачным «чпок» схомячила Ту-ша.

– Нам нужно что-то знать дополнительно, – обернулась Лили к клерку.

– Это совершенно безопасно, – зачем-то сказал он.

Поздним вечером, даже можно сказать ночью, мы вывалились в этих шлемах в холл, под ноги практически изумрудно зеленому клерку, который сторожил дверь, нетерпеливо под ней переминаясь.

Мокрый куратор, на котором повисла Лили, в разодранном до пояса платье, и я прикрывающий спину эмиссару, тоже прилично потрепанный и мокрый, являли собой скорее всего очень необычную картину.

Передавая Лили мне в руки, Ту-ша спросил у клерка: я надеюсь, что ты не поднял тревогу?

– Н-е-е-т, – слегка заикаясь ответил тот, – я очень надеялся, что вы вернетесь до утра.

– Буду должен, – хлопнул того по плечу Дракон.

В том, что наш куратор Дракон, – мы успели убедиться за эти шесть часов, пока нас мотало черти где.

Ту-ша прошлепал ко входу оставляя за собой лужи грязно– красного цвета.

И если бы не мое звериное обоняние, можно было бы решить, что он ранен.

– Шевелитесь, – донеслось уже снаружи сосны.

Лили, тихим от усталости голосом обратилась к клерку, – вы нас извините, за то, что натоптали, – и прихрамывая и опираясь на мою руку, пошла в сторону тихой ночи.


Часть 27 Джуманджи – мать вашу

Запертая в клетке кибернетического мозга я пересмотрела уйму фильмов. Одним из них был тот, в котором рассказывалось про школьников начавших играть в игру, которая затянула их в выдуманную реальность. Такую захватывающе реальную. Когда все происходит с тобой, и ты уже с трудом понимаешь, как вернуться назад.

Вот что-то подобное я испытала, когда шагнула в темноту.

Квест, значит нужно разгадать загадку, оглядывалась, понимая, что попала на какую-то другую планету. С огромным лабиринтом с виду напоминающем пирамиду майя.

– Уже чувствую себя крысой, – подбадривала себя, рассматривая сложную структуру, которую будто медленно проворачивали передо мной вдоль оси.

– Я так понимаю, каждый получил свою игрушку. Или все же где-то там мы встретимся?

Наконец, пирамида замерла, демонстрируя черный зев входа в нижнем ребре.

Остановившись перед входом и прокручивая в голове виденное несколько секунд назад, я вдруг поняла, что не горю желанием соваться в пирамиду и бегать как крыса. Одна!

– Фигня полная, – сообщил мозг, – ну потолкаемся, вычислим ключ, может здесь еще какие опции предусмотрены, для тех, кто интеллектом повыше? И где мои мужчины? Я как-то одна боюсь, – шлем отреагировал на мою мысль соответственно.

Небо над пирамидой потемнело и заволокло тучами.

– Так-с, что там еще страшного, быть убитой молнией? – громыхнуло и шандарахнуло, раскроив половину неба ветвистой опасностью.

Прям так реально, что волосы на теле встали дыбом и от неожиданности я присела.

– Так, – мелькнула здравая мысль, – сейчас сниму шлем и поищу Дерека. С ним надежно и спокойно.

Сюрпризом стало то, что никакого шлема я не обнаружила. Голова есть, торчащие во все стороны волосы, – в наличии. Потрогала стену пирамиды, к которой добежала, подгоняемая светопреставлением. Крошится под пальцами, старая небось.

В черную пасть лабиринта соваться не хотелось еще больше, чем оставаться снаружи. А вдруг сейчас ливанет, – подбросила память сюжет Джуманжи, – и я утону в замкнутом помещении.

Поставила ногу на полого поднимающуюся в небо стену. Радует, что до ступени, где можно будет отдохнуть, не очень высоко.

– Давай, Лили, тащи свою задницу повыше! – я подпрыгнула, норовя достать до выступающего над поверхностью стены камня.

Упираясь балетками в почти незаметную щель, потянула тело вверх.

Воду, как будто кто-то отпустил, когда я с трудом свалилась на первую ступень, опоясывающую пирамиду. За стеной дождя было не понять, как далеко находится следующий склон.

– Я заказывала только молнию, – бубнила, пытаясь растопыренными руками дотянуться до такой необходимой основы.

Кажется, я ступила больше трех шагов, начали заползать в голову не очень радостные мысли. Четыре или пять?

Остановилась, пытаясь сообразить, что не так с пирамидой.

Я точно иду в правильном направлении, начала уговаривать саму себя, представив, что будет, если я ненароком свалюсь туда, откуда пришла.

– Чет страшненький какой-то квест, – выбили чечетку зубы.

– И холодина у них здесь, и мокро, и темно.

Молния прорезала небо позади меня, осветив сквозь пелену дождя такую обетованную стену.

Я не успела обрадоваться, потому что рассмотрела прямо перед собой, шагах в пяти, оскалившуюся морду, с огромными клыками, четырьмя парами горящих алых глаз, под косой челкой пьяного рокера. Морда, расположенная на бронебойном с виду теле, смачно облизнулась фиолетовым длинным языком, глядя точно на меня.

В ту секунду, когда молния погасла, я отпрянула влево, прикидывая вероятности и возможности.

Все же эльфийское тело помнило, как нужно двигаться, когда на тебя прыгает четырехглазая опасность.

Скачками, как за полошённый заяц, я понеслась сквозь дождь по периметру пирамиды.

Даже мамочки кричать не было когда.

Бронебойная туша, промахнувшись в первый раз и не ожидавшая от меня такой прыти развернулась, не долетев до края, как я надеялась.

По звуку он развернулся, не переживая за шум, который создавал.

У него что там, шесть лап, мелькнуло, прежде чем паника заставила выдохнуть – Дерек!

Зигзагообразный скачок, с помощью которого я собиралась обмануть преследователя, приблизил меня сквозь редеющую пелену дождя к следующему поднятию стенки пирамиды.

Почти в последний момент отпрыгнула от нее, краем сознания ловя быструю тень, которая впечаталась в пологую стенку вызвав ощутимое содрогание пирамиды.

– Да что с ним такое, – у них тут что? Охотничьи угодья?

Поскользнувшись на раскисшей глине, я поехала, понимая, что времени осталось не много.

И, сбила своим телом, как кеглем, непонятно откуда выпрыгнувшего Дерека.

Он, падая головой вперед, встретился в полете с мордой моего преследователя, огрев того, как оказалось, по самой чувствительной части тела. В общем лоб встретился с носом, и, как и в человеческом теле, лоб оказался крепче.

Чудовище скакануло в сторону огласив окрестности таким рыков, что я, лежащая в глине и воде, заголосила.

Дерек, выудив меня из лужи и не став разбираться в том, кто там ревет, рванул в противоположном направлении, взвалив меня на плечо.

Я бы обрадовалась, но почти прекратившийся дождь явил моему испуганному сознанию, несущегося в нашу сторону по склону верхнего сегмента второму свинорылу.

– Их два, – проорала, – меня услышали.

Дерек, по моим ощущениям ускорился еще на четверть, вскакивая на перила лестницы, которая вела вверх пирамиды.

– Не уйдем. Где этот, подарки-деятель?

На следующей площадке, прямо из пространства вывалился наш куратор, с блаженной улыбкой на лице. Только благодаря звериной реакции Дерек не снес его и не затоптал.

Или может Ту-ша перегруппировался, не зря он четыреста лет служил эмиссаром.

А дальше, я с удивлением ощутила, как время замедляется, когда куратор, мимо которого мы пронеслись секунду назад прыгает вверх.

До меня донеслась мысль Дерека, я даже не в состоянии была удивляться тому, что слышу его не ушами.

– Беги!

Я прикидывала расклад и по всему выходило, что нам нужно не бежать, а сражаться. В таком случае был очень большой шанс остаться живыми и сравнительно целыми.

Те, что бежали за нами без напряга могли загнать нас до смерти.

Как ни странно, мне кивнули оба мужчины. Я это даже не видела, я знала.

Дерек развернулся на предпоследней площадке, пряча меня за спину.

Я рванула подол, организовывая себе разрез, уж ногами отбиваться меня научили.

Ту-ша, как огромный кузнечик приземлился на площадку, окидывая нас сканирующим взглядом. Я даже не успела сообразить, как меня прикрыли с другой стороны и зажатая между спинами мужчин, я увидела преследователей.

У них ног было две, а рук – четыре!

– Чтоб вы сдохли, – пронеслось самое сокровенное в этот момент пожелание.

Рукопашная, это страшно. Это скорость, точность и опыт. Это вовремя подсказать – бей в нос, это с размаха врезать между ног зазевавшемуся противнику, и заставить того пропустить-таки выверенный удар, ломающий хрящи и перегородки на его удлиненном рыле. Это кровь, бурая и хлещущая в разные стороны, это непонимание, сквозящее в алых глазах, которые через секунду погаснут.

И это солнце, прорывающееся сквозь багряные тучи.

Мы выскочили на верхушку пирамиды и прежде, чем огласить окрестности победным криком, со стороны исполинского леса я рассмотрела сородичей только что побежденного врага.

– Мы дорого продадим наши жизни, – зарычал Дерек все также в голове.

Более холодный разум куратора анализировал ситуацию, я, одной частью сознания следила за изящными вычислениями, восторгаясь открывшейся возможности, другой же кусочек искал то, чего нет в его уравнениях.

Я безумно мечтала о чуде! Точнее я просто верила и не хотела расставаться с этой верой.

Уже понимая, что куратор готовится к последней битве, обматывая кулаки откуда-то отодранными тряпицами, я вдруг подскочила к нему и схватила за грудки, стараясь вытрясти другое решение.

На меня глянуло что-то древнее. Мудрое, безмерно доброе, которое сожалело, что вместе с ним придется погибнуть и нам.

И тогда я закричала – Джуманджи – мать вашу! Ты же Дракон, так унеси нас отсюда.

Время схлопнулось, как и крылья, который дернули тело Ту-ша вверх, хлопок отбросил меня, как и Дерека на камни верхней площадки.

Черный Дракон, зависший над нами, затмевающий бирюзовое солнце своими крыльями, изогнул длинную шею и окинул нас двоих желтым глазом с продольным зрачком.

В моей голове нарисовалась картинка, как я вспрыгиваю на лапу, и та медленно охватывает мою талию.

Я кивнула.

Дерек ухватился за длинный коготь и оседлал вторую.

Дракон спикировал вниз пирамиды, навстречу истеричному войску свино-рылов и полыхнул по ним напалмом.

И, в ответ на мое желание оказаться подальше отсюда, открылась дверь.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю