355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Владимир Корчагин » Две жизни » Текст книги (страница 1)
Две жизни
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 19:55

Текст книги " Две жизни "


Автор книги: Владимир Корчагин



сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 7 страниц)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава первая

Выпускной вечер близился к концу. Молодые геологи, только что получившие дипломы об окончании горного института, все еще сильно возбужденные, слегка выпившие, шумно поднялись из-за банкетного стола и, разбившись на небольшие группки, с жаром обсуждали полученные назначения.

-Нет, Сергей, зря ты не отказался от предложенного тебе места. Был же выбор! И почему ты, именной стипендиат, должен киснуть в этих хоженых -перехоженых вдоль и поперек местах? -наперебой выражали свое недоумение трое выпускников, обступив высокого голубоглазого паренька с пышной копной непослушных светло -русых волос и тонко очерченным, словно девичьим, лицом. -И что ты не видел там, в этой Рязанщине? То ли дело Урал, Кавказ, Забайкалье!

-Ну, это еще как сказать... – задумчиво произнес Сергей. -Урал, Кавказ, конечно, интересны, но и платформы таят в себе еще столько неизведанного! Побольше, может быть, чем так полюбившиеся вам геосинклинали. А потом... Только вы не смейтесь, пожалуйста! Как -то раз мне приснилось, что я обязательно должен побывать, пожить именно на рязанской земле.

-Ну ты даешь! Приснилось... С каких пор ты стал в сны верить? -искренне удивился лучший друг Сергея Семен Дымов.

-Но это был совершенно особенный сон, таких, наверное, никто никогда не видел.

-Что же это был за сон? – живо отозвался другой приятель Сергея – Гриша Инопланетянин, прозванный так за пристрастие ко всякого рода уфологическим явлениям.

-Трудно даже сказать... Я, понимаете, не столько увидел, сколько почувствовал, да, именно почувствовал, что где -то там, в Рязанской области, я должен встретиться с чем -то совершенно необычным, невероятно важным. И даже место уточнялось: в бассейне какой -то речки Ермишь. До этого я и названия такого не слышал. А потом посмотрел на карте -есть такая речка. И как раз в Рязанской области.

-Вот здорово! -воскликнул Гриша Инопланетянин. —' У меня, знаете, тоже...

-Да нет, -перебил его Семен, -слышал ты, наверное, когда-нибудь об этой речке или прочел где -то, вот и приснилось.

-Да и неважно -слышал, не слышал. Это же сон! -вступил в разговор самый трезвомыслящий и наиболее прагматичный из друзей Дмитрий Ковалев. -Мало ли что во сне увидишь или услышишь. А тут -выбор места работы, может быть, на всю жизнь. Как можно принимать во внимание какие -то сновидения!

-Нет, сон -это так, между прочим, -смутился Сергей. -Просто меня давно привлекают платформенные отложения. А тут, в центре Русской платформы...

-Ладно, ребята, выпьем за Русскую платформу! -взял со стола рюмку Семен. -Эй, люди, кто еще остается здесь, на Русской платформе! За нее, матушку, пьем!

К нему тотчас потянулись ребята и девчата со всего зала:

–за Русскую платформу грех не выпить!

-Дай бог ей еще лет миллионов двести здравствовать!

-Да и нам вместе с ней!

-Что, тоже двести миллионов?

-Ну хотя бы просто двести!

Смех, шутки, звон бокалов -все смешалось в один ликующий гул. А из динамиков полились уже чарующие звуки вальса. И первые пары закружились меж столов.

Сергей отошел в сторону. Ему почему -то захотелось побыть наедине с собой. Но к нему уже пробирался Гриша Инопланетянин.

-Слушай, Серега, -зашептал он в самое ухо, -я опять о твоем сне. Ты сказал, что не столько увидел, сколько почувствовал необходимость побывать на этой твоей Ермиши. Как это понимать -почувствовал?

-Ну, как тебе сказать... Мне показалось, там, во сне, показалось, что еще задолго до того как увидел этот сон, я уже знал, что мне надо побывать на рязанской земле, хотя прежде, до сна, и не осознавал этого. И лишь во сне -понимаешь, во сне! -почувствовал, что это уже было, осознание необходимости побывать там было... Но я, наверное, окончательно тебя запутал.

-Да нет, я все понял. Ведь у меня тоже было нечто подобное. Я не раз видел во сне, что, будучи уже взрослым,

работаю. Живу будто где -то в другом месте, совсем не таком, как здесь, а работаю... Ты не поверишь, служу... священником.

-Священником?!

-Да -да! И снилось мне это во всех деталях, со всеми подробностями: и риза будто на моих плечах, и кадило в руках, и свечи кругом, и толпа молящихся. Да если бы раз такое приснилось, ну два, три... Так нет же, что ни ночь -я снова в церкви. И церковь, понимаешь, все время одна и та же, словно я всю жизнь в ней провел, все уголки там облазил. Но главное я, так же, как и ты, все время чувствовал, именно чувствовал, что я что -то не доделал, не закончил там, что мне надо обязательно вернуться туда, что -то разыскать там, что -то завершить в церковных делах.

-только в церковных?

-Если б только в них! -вздохнул Гриша.

-Что же еще?

-А еще... -друг заметно смешался, но тут же решительно рубанул рукой воздух. -А -а, говорить так -все! Так вот, свершаю будто я однажды в своей церкви службу, кругом, как всегда, толпа молящихся. А толпа, сам знаешь, толпа и есть: я в ней и отдельных лиц не различаю. И вдруг вижу -глаза. Огромные, красивейшие девичьи глаза! И такая в них ласка, такой призыв, что я чуть голоса не лишился. И сама она, поверишь, будто ангел небесный... Ну, да мало ли, думаю, всяких прихожан. Пришла она и уйдет. Мое дело -Богу служить. А только с тех пор, что ни день, только ее одну и ищу в толпе. А она ни одной службы не пропускает и тоже вроде глаз с меня не сводит. Словом, лишился я всякого покоя. Но кто она -ума не приложу. И спросить никого не смею, ведь как -никак священник. Ну, думаю, придет на исповедь, сама все скажет. И вот вижу, наступил такой день. Подходит она ко мне ни жива ни мертва. И сам я будто дрожу как в лихорадке. Но все стараюсь делать чин чином. И только хочу произнести первые слова молитвы, как -хоп! -сон проходит. В другой раз -то же самое. И так без конца: стоит ей подойти ко мне, как сон долой! Так мы и не обмолвились ни единым словом. Я понимаю, все это ерунда, конечно, но вот засела у меня в голове идиотская мысль: кажется мне, что эта дивчина где -то есть на самом деле. И должен я ее обязательно разыскать. Но где все это происходит, где эта самая церковь, в деревне ли в какой, в городе, я так и не знаю... Тебе больше повезло. Мне бы эту твою Ермишь! А то еду вот в Уренгой. А зачем еду, и сам не знаю. -Он чуть

помолчал. -только ты никому не говори о том, что я рассказал, а то снова начнут хихикать: знаем мы, мол, этого Инопланетянина.

-Нет, Гриша, все это останется между нами. Тем более что оба мы столкнулись, по-видимому, с чем -то очень схожим. Поэтому давай условимся не терять друг друга из вида, писать время от времени, ты мне -в Рязанское управление, я тебе -до востребования, в Уренгой.

-Лады! Только... кажется мне, что ты не все рассказал о своем сне.

-Да там все было так неопределенно...

-Ну что ж, тогда до свидания. Я тоже не засижусь здесь.

Друзья обменялись прощальным рукопожатием, и Сергей вышел из душного гудящего зала. За спиной его еще грохотала музыка, слышались раскаты веселого смеха. Но все это казалось уже в прошлом. Впереди было что -то совсем другое, новое, еще неведомое, жадно манящее, хотя и полное неожиданностей и тревог.

Глава вторая

Да, Сергей не все сказал Грише о своем сне. Не сказал, пожалуй, самого главного. И прежде всего, что сон был не один. В первый раз Ермишь эта приснилась ему еще зимой, когда он вдруг увидел себя в небольшой сельской кузнице, и не в роли стороннего наблюдателя, а мальчишкой-подмастерьем, отданным в обучение к кузнецу -крепкому, кряжистому старику с пышной, окладистой бородой и седой гривой волос, перехваченной узким кожаным ремешком. И было ему в том сне всего каких-нибудь четырнадцать -пятнадцать лет, одет он был, как положено, в холщовую рубаху -косоворотку и пестрядинные штаны, заправленные в онучи, обут в полу стоптанные лаптишки, подпоясан видавшим виды кожаным фартуком. И все это казалось совершенно естественным, не вызывало ни малейшего удивления, как и то, что в руках его были длинные тонкие щипцы, которыми он привычным движением удерживал на наковальне раскаленную докрасна железяку, по которой кузнец бил тяжелым молотом, выковывая то ли подкову, то ли дверную скобу. И что было удивительным, так это то, что в открытую дверь кузницы, стоящей на берегу небольшой речки, было видно, как почти к самому берегу подплыли две большие белые птицы с грациозно изогнутыми шеями и гордо поднятыми головами.

-Глянь-ка, дядя Егор, отколь это такие птицы на нашей речке?

-А это лебеди, сынок. Я их не раз видел здесь на Ерми -ши. Видно, с господских прудов. Надоело им там в неволе сидеть, они и рады -радешеньки вырваться на волю. Я пробовал даже их хлебушком прикармливать. Да где там!.. А ты вот что -возьми-ка ведерко да принеси свежей водицы.

-Со Святого ключа?

-Не из речки же.

-Так это я мигом!

-Ступай -ступай, а я посижу покурю малость.

Святой ключ с притулившейся к нему часовенкой был неподалеку: стоило подняться на пригорок и перейти дорогу -тут и родничок. Но едва Сергей напился сам и наполнил водой ведерко, как издали послышался шум приближающейся повозки. Шум быстро нарастал, и по мягкому шелесту колес и мерному цокоту копыт можно было заключить, что едут господа.

Стоило ли лишний раз мозолить им глаза! Сергей отставил ведро в сторону и отступил в тень часовни.

Слух никогда еще не обманывал его. И точно, не прошло и нескольких минут, как из рощи, подступавшей к самой реке, вырвалась на мост тройка резвых рысаков, впряженных в роскошный легкий экипаж.

Сергей попятился к часовне. Да и было отчего: съехав с моста, тройка пулей промчалась по-над самым родником, обдав его облаком пыли. Однако он успел рассмотреть, что в экипаже, кроме кучера, сидела молодая, красивая барышня примерно одних с ним лет, и барышня эта, кажется, не без интереса взглянула на него и даже улыбнулась из-под белой соломенной шляпки.

А Сергей как стоял, прижавшись к холодному камню часовни, так и остался стоять, забыв, зачем он сюда пришел и что ему надо делать. Что -то вдруг ёкнуло у него в груди, и щемящий озноб пробежал по всему телу. Как он хотел бы снова, еще хоть раз, взглянуть на очаровательную барышню. Но уносивший ее экипаж уже растаял в знойном мареве, и все потонуло в сплошном сером тумане, сквозь который явственно проступал... переплет окна изрядно поднадоевшей комнаты студенческого общежития. Сон закончился...

Стоит ли говорить, что весь тот день юноша ходил под впечатлением только что приснившегося. И дело было не столько в том, что он самым невероятным образом увидел себя чуть ли не в позапрошлом веке, сколько в том, что де -

вушка, неожиданно одарившая его улыбкой, была определенно знакома ему. Он когда -то уже встречался с ней. Но где?!

Тщетно перебирал Сергей в памяти все когда -либо виденные в реальной жизни женские лица -ни одно из них даже отдаленно не походило на лицо привидевшейся барышни из далекого прошлого.

И все это так бы и забылось, как забывается постепенно увиденное во сне. Но этой весной он сильно простудился, схватил воспаление легких и чуть не с неделю провалялся с сорокаградусной температурой в больнице, едва узнавая окружающих. А когда болезнь немного отступила, ему вновь приснилась старая прокопченная кузница, белые лебеди на тихой, заросшей кувшинками реке, одинокая часовня над бьющим из земли родничком. Правда, виделось теперь все это в каком -то хаотическом, быстро меняющемся калейдоскопе вперемешку с другими невиданными ландшафтами, чужими, незнакомыми лицами, серыми шеренгами солдат, увязшими в грязи лафетами пушек, пылающими крышами деревенских хат.

А в конце этого сумбурного сна, в котором он без конца что -то искал, пытался что -то вспомнить, старался что -то понять, разобраться в чем -то чрезвычайно важном, от чего может зависеть вся его последующая жизнь, но что так и осталось непонятым, он вдруг увидел залитое слезами женское лицо. ЕЕ лицо! Оно возникло как -то сразу, неожиданно, без всякой связи со всем увиденным. Возникло так, как показывают иногда в кино лицо актера крупным планом, когда становится заметной каждая морщинка, каждый волосок на голове, каждая слезинка в сетке ресниц. И стало ясно, что это лицо человека, перенесшего страшное несчастье, потому что в глазах женщины, полных нерастраченной еще любви и нежности, застыла смертельная тоска, а губы исказились от едва сдерживаемых рыданий.

Она не произнесла ни звука. Но в голове Сергея уже звучал ее голос -до боли знакомый голос! -и отчетливо слышались слова:

-Я рада, что ты вспомнил обо мне. Твои чувства не обманули тебя. Тебе надо, обязательно надо побывать здесь. Все это было, было...

-Что было? Где побывать? -не понял Сергей.

-Да здесь же, здесь, на нашей Ермиши. Я жду тебя... -лицо девушки вдруг отодвинулось, заволоклось туманом, голос ее прервался.

-Но где эта Ермишь? Как ее найти? -Сергей рванулся вслед ускользающему видению и... проснулся.

Над ним склонилось лицо знакомой медсестры. Она отерла пот с его лица, пригладила рассыпавшиеся по подушке волосы:

-Вам приснилось что -то страшное? Вы так кричали. Может, дать чего-нибудь успокаивающего?

-Нет -нет! Просто я ... Просто мне приснилось, что я столкнулся с чем -то не совсем понятным.

-Это естественно в вашем положении. Но теперь дело пошло на поправку. Еще день -два, и вы забудете о ваших ночных кошмарах. Хорошо, что вам удалось сейчас быстро проснуться.

Юноша лишь молча покачал головой. «Хорошо, что проснулся»... Куда уж лучше! Ведь он так и не узнал, что хотела сказать ему приснившаяся незнакомка. Да и незнакомка ли? Только теперь, окончательно проснувшись, он до конца осознал, что эта плачущая девушка и та феерически ворвавшаяся в его недавний сон красавица, вихрем промчавшаяся в роскошном экипаже по-над Святым ключом, -одно и то же лицо, а главное, он снова, как и в тот раз, не мог отделаться от мысли, что знал эту женщину, встречался с ней не раз, слышал ее голос, только не мог вспомнить, где и когда это было.

Но как объяснить все это? Он всегда, с юношеских лет, отличался завидной памятью. Да и как можно было, раз увидев, забыть эти огромные, бездонные, как небо, глаза, этот тонкий, словно выточенный из чистейшего сердолика, овал лица, этот нежный, чарующий голос. И тем не менее, память упорно отказывалась подсказать, кто она, эта таинственная гостья его снов.

Единственным, что могло пролить хоть какой -то свет на это загадочное обстоятельство, было неоднократное упоминание о некой речке Ермишь. Но где она, такая река? И существует ли вообще в природе? Эти вопросы не давали Сергею покоя.

Сразу же по выходе из больницы он взял в библиотеке Большой географический атлас и тут же обнаружил, что -о чудо! -такая река есть и течет она почти в центре Европейской России, в восточной части Рязанской области.

Впрочем, это ни на йоту не приблизило его к разгадке таинственных сновидений. В Рязанской области он никогда не бывал и о речке Ермишь никогда ничего не читал и не слышал. И трудно сказать, как сложилась бы его дальней -

шая судьба, если бы в ночь перед распределением он снова не увидел себя во сне на этой Ермиши. И не просто на Ермиши, а опять у знакомой часовни над Святым ключом. Только оказался он там на этот раз глубокой ночью, и не один, а со старым кузнецом, который почему -то называл себя теперь его отцом. В руках Сергея была лопата, а кузнец держал небольшую, залитую смолой металлическую коробку и тихо, с тоской в голосе говорил:

-Вот тут я уложил и свой подарок -выкованный тебе кинжал, и то, что ты отдал мне на сохранение, стало быть, память о Настасье, сердечной. Я сохранил бы это в целости и сохранности. Но сам знаешь, какие мои годы, не ровен час, не дождусь тебя. Да и старуха моя недолго проскрипит. А больше у нас -никого. Только ты и был что свет в оконце. Думали еще и деток твоих поняньчить. Да Бог судил иначе. Когда ты теперь вернешься -одному ему известно. Царская служба -чуть ли не на всю жизнь. Вот я и удумал спрятать все это здесь, закопать возле часовни, -место приметное. И знать об этом будем только ты да я. Вернешься целым и невредимым, выкопаешь наш клад, вспомнишь и меня, и ее, горемычную. Ну а не вернешься -все останется тут, в матушке -земле сырой. На веки вечные...

-Так что же это -конец?! Совсем конец?! -с трудом разжал сведенные болью губы Сергей. -И я никогда больше не увижу ее, мою ненаглядную?

–как Бог даст...

Старый кузнец осенил себя широким крестом. И в тот же миг черный полог ночи будто раздвинулся, седой, туманный полусвет поднялся над уснувшей рекой, и в этом призрачном сиянии явственно проступил образ той, что незримо стояла рядом с ними во все время их разговора. Она словно взмыла над притихшей землей, обратив к ним глаза, полные слез и горя. Печать немой скорби сковала прекрасные девичьи черты, в страстном порыве последней надежды взметнулись ввысь ее трепетные руки, возглас, полный любви и боли, вырвался из ее груди: ?

-Вернись! Вернись ко мне! Я жду... жду... жду...

И тотчас все пропало. Сон кончился. Но долго еще стояли перед его мысленным взором заплаканные девичьи глаза, и долго еще звучали у него в душе ее призывные слова:

-Жду... жду... жду...

Это был последний привет оттуда, с Ермиши, последняя встреча с прекрасной ермишанкой.

Но разве можно было рассказать обо всем этом Грише или кому -либо другому из друзей. Сергей сам порой не верил, что все это видел в своих снах. Но когда на распределении председатель государственной комиссии предложил ему поехать в Рязанское геологическое управление, он не раздумывая согласился.

Глава третья

-Ну что же, рад был с вами познакомиться, -заключил главный геолог управления, закончив просмотр документов Сергея. -такие кадры нам нужны. Вообще нужны, а в данный момент -в особенности. Дело в том, что мы только что сформировали новую геосъемочную партию. Весь состав ее полностью укомплектован, а вот начальника партии пока не подобрали. Так что ваш приезд как нельзя кстати...

-Вы хотите назначить меня начальником партии?! -не поверил своим ушам Сергей.

-Почему бы нет? Все мы с этого начинали. А вам, как говорится, и карты в руки: партии предстоит работать в области развития мезозойских отложений, а вы, судя по этим бумагам, успели познакомиться с ними в полной мере и на производственной практике и в ходе работы над дипломным проектом.

-Так -то оно так, но...

-Никаких но! Считайте этот вопрос решенным. Сегодня же я подпишу приказ, и принимайтесь за дело. Тут вот проектное задание вашей ермишской партии...

-Что?! -Сергей даже привстал от неожиданности. -Вы сказали -ермишской партии?

-Да. А что вас так удивило? Задача партии -двухсоттысячная съемка бассейна реки Ермишь. Базу ее предполагается развернуть в райцентре Ермишь. Это вот здесь, -хозяин кабинета ткнул пальцем в висящую за его спиной большую карту Рязанской области. -Отсюда и название партии. Но вы чем -то определенно взволнованы. У вас были какие -то другие планы?

-Нет, просто я... Просто я слышал об этих местах.

-Места изумительные! -отозвался главный геолог. -Когда -то там располагались усадьбы знатнейших вельмож Российской империи. Теперь, правда, ничего этого не осталось... Природа там, скажу я вам, -райский уголок! Но мы

отвлеклись немного. Так вот, о проектном задании партии, Геологическая съемка там уже проводилась, но на гаком уровне... Достаточно сказать, что все коренные отложения были определены как «просто мезозойские». Как вам это нравится -«просто мезозойские»?.. Так что ваша первейшая задача -расчленить их по крайней мере до яруса. Ну да все это вы прочтете в означенном задании. Теперь о партии. Весь состав ее, как я уже сказал, укомплектован. Машина на ходу. Буровой отряд, младшие геологи, коллекторы, радиометристы, топографы готовы хоть сегодня выехать в поле. Только вот старший геолог партии...

-тоже пока не подобран?

-Нет, старший геолог давно подобран. И какой геолог! Правда, лишь со средним геологическим образованием и не столь большим опытом работы, но как специалист -такого поискать! А главное -мезозойские отложения для нее что открытая книга. Прошлогодний отчет ее по соседнему с вашим району получил высочайшую оценку. Начальники партий готовы были передраться из-за такого помощника. Но Софья Васильевна прямо заявила, что поедет только в составе ермишской партии.

-Так это женщина?! -не мог скрыть своего разочарования Сергей.

-А вас это не устраивает?

-Нет, почему же, встречаются и среди женщин превосходные геологи.

-«Встречаются»! Да эта женщина трех мужиков стоит. И не только как геолог.

-Но вы выразили какое -то сожаление...

-Да, Софья Васильевна приболела немного. Перенесла небольшую операцию. По поводу аппендицита, что ли... Так что выезд ее в поле немного задержится. А вот вам надо спешить. Полевой сезон уже начался. Дорог каждый день. Даю вам неделю на сборы -и в путь!

Из кабинета главного геолога Сергей вышел полным самых противоречивых чувств. Это были и недоумение, и радость, и тревога, и ожидание чего -то совершенно необычного. Казалось, сама судьба толкает его на таинственную Ермишь. Что -то ждет его там?..

Впрочем, вся первая неделя его самостоятельной работы в управлении оказалась настолько заполненной всякого рода неотложными делами, связанными с подготовкой к выезду в поле, знакомством с коллективом партии, уточнением проектного задания, что он почти забыл о всех своих снах и предчувствиях и только в последний день вспомнил, сто надо бы навестить своего старшего геолога…

Путь к ее дому лежал через рыночную площадь, и поскольку Сергею предстояло знакомство с женщиной, да еще не совсем здоровой, то он решил, что неплохо будет явиться к пей с цветами и коробкой конфет. Правда, покупая букет роскошных полураскрытых тюльпанов, он невольно вспомнил слова главного геолога, что будущая помощница его трех мужиков стоит, и не мог мысленно не усмехнуться, представив высоченную, с плечами в сажень и огромными, здоровенными руками бабищу с ястребиным взглядом и громоподобным голосом. Но не на свидание же он шел к любимой девушке -коллег по работе в экспедиции заранее не выбирают. Да, может быть, и лучше, что рядом с ним в поле будет не какая -то кисейная барышня, а мужеподобная царь -баба, которой любые трудности нипочем. Такой он и ожидал увидеть старшего геолога ермишской геосъемочной партии.

Но то, что в действительности предстало перед его глазами, было настолько неожиданным, что он готов был окончательно поверить в какое -то предначертание свыше. Когда, поднявшись на четвертый этаж огромного, многоквартирного дома он отыскал на полутемной площадке едва различимый номер указанной ему квартиры и несмело нажал на кнопку звонка, дверь открыла невысокая худенькая женщина в легком домашнем халатике и войлочных туфлях на босу ногу.

-Простите, пожалуйста, -обратился к ней Сергей, -я, видимо, ошибся номером. Мне нужно увидеть Софью Васильевну Рябинину.

-Нет, вы не ошиблись, -просто ответила женщина. -Софья Васильевна -это я.

-Вы?! -воскликнул Сергей, не в силах скрыть величайшего удивления и замешательства, вызванных таким неожиданным сюрпризом судьбы. Только теперь сумел он рассмотреть, что перед ним стоит совсем еще юная девушка с ясными серыми глазами, прелестнейшей фигуркой и удивительно милым, открытым лицом. Но главное -было в ней что -то от той загадочной незнакомки, которая являлась ему в недавних снах. Нет, она не была точной копией ермишской барышни -дворянки, встретившейся ему на Святом ключе. Но что -то неуловимо похожее виделось в выражении ее глаз, характерном овале лица, изгибе тонкой, будто прозрачной, шеи, манере держаться и говорить. И голос ее, мягкий, нежный, как тихое журчание ручейка, был почти в точности такой, какой он слышал во сне.

-Да, что я, продолжала она, словно не намечая замешательства Сергея. А вы мой начальник Сергей Петрович Нестеров. Так ведь?

-Так, -кивнул он, все еще не придя в себя от такого открытия. -А как вы догадались, что это я?

-Ну, во -первых, я именно таким вас и представляла, -улыбнулась Софья. -А потом... не могли же вы не зайти ко мне перед тем как уехать в поле. Я ждала вас. Правда, то, что вы придете с тюльпанами, мне, конечно, не могло и в голову прийти. Это вообще, наверное, первый случай в истории русской геологии, когда начальник партии приносит своему старшему геологу цветы. Но я тронута. Тем более что... Да нет, это я так... -почему -то смутилась она. -Но что вы стоите, Сергей Петрович? Проходите, пожалуйста, я вас чаем напою.

-Чай -это хорошо. Я, признаться, даже пообедать забыл сегодня.

-Еще бы! Знаю я, как это бывает перед отъездом в поле. Сейчас я все организую. Взгляните пока на эти образцы ископаемой фауны, собранные мною в соседнем районе в прошлом году. Это нам очень пригодится. А я -мигом!

Действительно, не успел Сергей просмотреть и половины образцов, как Софья вскипятила чай, выставила на стол хлеб, колбасу, сыр, фрукты и даже переоделась в простенькое, но очень элегантное платье.

-Садитесь, Сережа, -неожиданно назвала она его просто по имени. -И не церемоньтесь, пожалуйста. У геологов это не принято.

Самым удивительным было то, что в ней снова не было заметно ни тени смущения, в то время как Сергей, даже сидя за столом, не мог отделаться от ощущения, что все происходящее нереально, почти продолжение его снов.

-Так что, вы так одна и живете? -спросил он первое, что пришло в голову, лишь бы не молчать.

-Так одна и живу, -просто ответила Софья, -вернее, наезжаю сюда время от времени, потому что дом для геолога -понятие довольно относительное. Он лишь гость в своих пенатах. А вы? Где вы оставили свой дом и семью?

-А у меня вообще нет ни того, ни другого. Выехал я из институтского общежития, приехал в здешнюю гостиницу. Ну а семья... Отца и мать я едва помню: война поглотила обоих. В детстве я жил с бабушкой. Теперь не стало и ее. Не осталось и других родственников.

-Так я и думала.

-Почему?

-Не знаю. Может быть, потому, что сама пережила нечто подобное. Да вы, наверное, знакомы с моим личным делом. Обязаны были ознакомиться.

-Да, -не стал лукавить Сергей. Он действительно внимательно просмотрел дело своего старшего геолога и знал, что воспитывалась она в детском доме, закончила геологоразведочный техникум по специальности палеонтология и вот уже четыре года работает в Рязанском геологическом управлении, неизменно выезжая в поле в составе геосъемочных партий. -Да, я знаю о вас почти все. Не знаю только, почему вы решили войти в состав непременно ермишской партии.

-Вам и это доложили! Что же, я отвечу на этот вопрос. Только не сейчас, а там, на Ермиши. Хорошо? – она как -то загадочно улыбнулась, и Сергей вновь поймал себя на мысли, что так могла улыбаться лишь та таинственная незнакомка, чей образ преследовал его теперь и днем и ночью.

-Хорошо. Тогда скажите, а вы уже были когда-нибудь там, на этой реке?

-Нет, еще не была. Но в прошлом году мы вели съемку в соседнем районе, и мне, естественно, приходилось иметь дело с геологической документацией бассейна Ермиши. Хотя, как вы, наверное, уже знаете, наши предшественники там такого наворотили!

-Да, я детально проштудировал проектное задание. Вы ведь тоже знакомы с ним?

-Знакома? Я один из авторов этой работы.

-Вот как! Тогда мне остается в будущем лишь не мешать вам работать.

-Ну не скажите. Работать будем вместе. И львиная доля достанется вам. Кстати, вы знаете, почему наши предшественники выдали на -гора такую липу?

-Нет, не знаю, -признался Сергей.

-А вы никогда еще не были в этих краях?

-Ни разу в жизни.

-И никогда ничего не слышали о тех, кто селился на берегах Ермиши в прошлые века?

-А что о них можно было слышать? -насторожился Сергей.

-Ну мало ли... Ведь там, говорят, проживали такие богатеи, каких во всей России можно было по пальцам пересчитать.

-Мне сказал что -то подобное Павел Петрович, главный геолог, при нашем первом знакомстве.

-А он не сказал, что, по местным поверьям, вся ермишская земля буквально напичкана всякого рода кладами, которые якобы закопали эти богатеи?

-Нет, об этом речи не было, -ответил Сергей, невольно вспомнив свой последний сон.

-Так вот, наши предшественники, как я узнала, только и занимались поисками этих кладов, вместо того чтобы как следует разобраться в геологическом строении района. Слава Богу, что вы не наслышались таких сказок.

-Да я вообще до сих пор не слышал ни об этой Ермиши, ни о ее старожилах, -сказал Сергей, чувствуя, что краснеет от этой, мягко говоря, неточности в интерпретации своих снов.

-Так уж и не слышали! -мягко подколола его Софья.

«Она что, мои мысли читает?! – подумал в смятении Сергей. -Не хватает еще признаться ей в своих снах», а вслух сказал как отрезал:

-Да, не слышал.

-Может быть, может быть... -почему -то вздохнула Софья. -Ну а когда в поле? -явно постаралась она переменить тему разговора.

–завтра утром выезжаем. Завхоза я еще позавчера выслал в Ермишь, чтобы заранее подготовил базу.

-Это резонно. Только хочу вас предупредить, Сережа, будьте осторожны с Яриным. Я уже работала с этим завхозом -опасный человек. Ни в коем случае не доверяйте ему никаких финансовых операций, не оставляйте у него в руках печать, не поручайте никаких договоров с рабочими.

-Спасибо, учту. А как другие работники партии?

–за всех других я спокойна. С ними я тоже работала. Младшие геологи Петр и Степан -отличные ребята. На топографов также можно положиться. Ну а коллекторы и радиометристы -студенты нашего геофака, с ними еще проще.

–зато буровики, наверное...

-С буровым отрядом я просто незнакома. Его сформировали совсем недавно и отправили своим ходом в Ермишь.

Так они проговорили часа полтора и могли бы говорить еще и еще. Но впереди было уйма дел. Сергей поднялся из-за стола:

-Мне пора, Соня.

-Я понимаю. -Она проводила его в прихожую. -До встречи в поле.

-Надеюсь, это будет не к концу сезона.

-Я постараюсь не задерживаться, -она протянула ему обе руки, и он не придумал ничего другого, как прижаться губами к ее тонким пальчикам.

-Ну, это уж совсем не по -геологически, -впервые зарумянилась от смущения Софья.

-Так мы еще не в поле.

-Да, в поле будет не до этого.

Глава четвертая

Нынешний полевой сезон был, разумеется, не первым для Сергея. Он, еще будучи студентом, выезжал на практику по геологической съемке и после второго, и после третьего, и после четвертого курсов. Но одно дело быть практикантом -коллектором или младшим геологом и совсем другое -возглавлять геологическую экспедицию. В полевых условиях начальник партии обладает практически неограниченной властью, но на плечах его лежит и колоссальная ответственность: помимо выполнения плана и соблюдения качества проводимых работ, он отвечает и за расходование финансовых средств, и сохранность машин и оборудования, здоровье и безопасность персонала, обеспечение необходимых бытовых условий, организацию рационального отдыха и даже моральный дух коллектива.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю