156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Григорий Николаевич Потанин. Жизнь и деятельность » Текст книги (страница 1)
Григорий Николаевич Потанин. Жизнь и деятельность
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 18:18

Текст книги "Григорий Николаевич Потанин. Жизнь и деятельность"


Автор книги: Владимир Обручев






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 16 страниц)

Григорий Николаевич Потанин. Жизнь и деятельность

ПРЕДИСЛОВИЕ

Эта книга знакомит читателя с жизнью и путешествиями Григория Николаевича Потанина, отважного исследователя природы и населения Внутренней Азии, а также Алтая и Киргизской степи – северной части современного Казахстана. Всем известно имя Н. М. Пржевальского, знаменитого русского путешественника, который первый проник в глубь Внутренней Азии, описал страну Ордос, снеговые цепи Нань-шаня, берега озера Куку-нор, пробирался в глубь Тибета, открыл озеро Лобнор и пустыню Такла-макан. Он положил начало русским исследованиям, которые за последнюю четверть XIX в. изучали обширные пустыни, многочисленные горные цепи, реки, озера Внутренней Азии и нанесли их на карту, познакомили нас с жизнью и нравами народностей, населяющих эти края.

Гораздо меньше известно широким кругам советских читателей имя Г. Н. Потанина, изучавшего Внутреннюю Азию в те же годы и совершившего пять путешествий по Монголии, Китаю и восточной окраине Тибета. По исследованию природы Монголии и Китая он сделал гораздо больше, чем Пржевальский, а в отношении монгольских и тюркских народностей Азии, их быта, обычаев, верований, сказаний, всей жизни собрал несравненно больше сведений. Он путешествовал без военного конвоя, жил подолгу в селениях, городах и монастырях. Потанин входил в тесное общение с населением, чему много способствовала жена, сопровождавшая Григория Николаевича в путешествиях (кроме последнего), подчеркивавшая своим присутствием их мирный характер и имевшая доступ в семейную жизнь, закрытую для постороннего мужчины.

Сын казачьего офицера на пограничной линии в Западной Сибири, Г. Н. Потанин уже в детстве видел приезжавших на линию кочевников Киргизской степи, слышал об их нравах и жизни. В кадетском корпусе в Омске, где он учился, рассказы товарищей, таких же детей пограничников, зародили в нем интерес к путешествиям. В качестве офицера он принял участие в военном походе в Среднюю Азию до подножия Заилийского Алатау, видел вечноснеговые горы, посетил китайский город Кульджу и потом служил некоторое время на Алтае. В 1863 г. он участвовал в экспедиции астронома Струве, изучавшей хребет Тарбагатай, пограничный с китайской Джунгарией, берега озер Зайсан и Марка-куль и составил подробное описание этих мест. В качестве исследователя Азии он начал работать раньше Пржевальского.

Но затем его научная деятельность была прервана надолго по политическим причинам. За пропаганду передовых идей и агитацию в пользу учреждения в Сибири университета для подготовки местных культурных работников Г. Н. Потанин был арестован, обвинен в «сибирском сепаратизме» и присужден, к каторжным работам. Он пробыл больше трех лет во время следствия в омской тюрьме, затем отбывал три года каторгу в Свеаборге и четыре года – ссылку в Вологодской губ. Только после этого перерыва он мог подготовиться к путешествию по Монголии.

Как культурный деятель Г. Н. Потанин работал позже в качестве правителя дел Восточно-Сибирского отдела Географического общества в Иркутске, в промежутке между путешествиями, и последние двадцать лет своей жизни – в Красноярске и Томске. Он организовал изучение быта и эпоса бурят и других сибирских народов, устраивал музеи и выставки, хлопотал об открытии новых отделов Географического общества, был в числе учредителей первых высших женских курсов в Томске и общества вспомоществования их учащимся; организовал в Томске Общество изучения Сибири и раздобыл ему средства для отправки экспедиции в Монголию по изучению русской торговли; принимал живое участие в сибирской передовой периодической печати.

По окончании путешествий он занялся также обработкой собранных материалов по верованиям и сказаниям тюркских и монгольских народов и пришел к интересным выводам о связи между восточными и западными легендами относительно сына божьего, изложенным в нескольких трудах.

Для широкого круга читателей большой интерес представляет жизнь Г. Н. Потанина – выдающегося исследователя стран и народов Внутренней Азии, культурного деятеля, много способствовавшего просвещению Сибири до Великой Октябрьской революции.

Автор

Глава I. ДЕТСКИЕ ГОДЫ (1835 -1846)

Родители Г. Н. Потанина. Казачьи станицы на пограничных линиях. Детство в Ямышеве, Семиярской и Пресновской. В отцовской избе и в доме полковника Эллизена. Рабыни-калманки. Цветники Эллизена

Григорий Николаевич Потанин, известный исследователь природы и населения Монголии, Китая и окраины Тибета, этнограф и сибирский общественный деятель второй половины XIX и начала XX века, родился 22 сентября 1835 г. в пос. Ямышевском на Иртыше, в Западной Сибири. Его отец, Николай Ильич Потанин, был хорунжим Сибирского казачьего войска из редута Островного Петропавловского уезда.

Сибирское казачье войско до половины XIX века несло охрану государственной границы на всем протяжении от Урала до Алтая. В Западной Сибири эта граница в середине XVIII века тянулась от крепости Звериноголовокой у восточного подножия Урала на восток до Омска и здесь поворачивала вдоль Иртыша на юго-восток через Семипалатинск до Усть-Каменогорска, отделяя Алтай с его серебряными рудниками, составлявшими собственность царской семьи, от Киргизской степи [1]1
  Киргизская степь– прежнее название северной степной мелкогористой и равнинной части Казахстана.


[Закрыть]
населенной кочевниками, еще не подчиненными русской власти. Для охраны Алтая и его русского населения от набегов кочевников казачьи посты и остроги были сначала основаны вдоль всей иртышской линии от Омска до Усть-Каменогорска, а в 1755 г., для защиты южной части Тобольской губернии от набегов, правительство решило заселить казаками границу от Омска до Звериноголовской, создав новую казачью линию, получившую название Горькой. Был сделан клич по городам Тюмени, Тобольску, Таре и другим с вызовом желающих из числа городовых (т. е. живших в городах) казаков переселиться на новую линию.

Три казака братья Потанины согласились на переселение; двое поселились в редуте Островном около станицы Пресновской. Один из них, Андрей, был прадедом путешественника Потанина. Его сын Илья, дослужившийся до чина сотника, приобрел большое богатство; у него были огромные табуны лошадей и несметное число баранов, которые были рассеяны по всей степи. Когда он умер и три сына стали делить его скот, то коров и баранов пригнали в Островное и заняли ими обширный двор Ильи и два соседних, а табуны лошадей даже не пригоняли, а делили в степи.

Один из этих сыновей, Николай Ильич, отец путешественника, был выдающимся офицером в Сибирском казачьем войске. Он учился в только что открытом войсковом училище в Омске, основанном для казачьих детей; в 1816 г.. окончив его, получил назначение в конно-артиллерийскую бригаду, где выдвинулся по своим способностям. Командующий войсками Западной Сибири давал ему особые поручения. Так, в 1829 г. ему поручили сопровождать во главе конвоя возвращавшееся из С.-Петербурга посольство кокандского хана до г. Коканда в Средней Азии. Перед отправлением в Коканд Николая Ильича научили маршрутной съемке, он вел ее во все время путешествия и привез Главному штабу в Омске маршрутную карту и дневник, а путешествие описал в записке, которая была напечатана в 1830 г. в «Военном журнале». Затем Николая Ильича послали проводить в Петербург новый состав посольства Кокандского ханства. Оно вело в дар русскому императору слона.

В 1834 г., при введении нового административного устройства, Киргизская степь была разделена на несколько округов, и во главе каждого был поставлен русский чиновник. Николай Ильич был назначен начальником Баян– аульского округа. Позже он принимал участие в нескольких походах против киргизских султанов (так назывались крупные киргизские баи), поднимавших восстания, доходил до кокандских городов Сузака и Чимкента и сделал маршрутную съемку по реке Сары-су.

Приезжая в Баян-аул в 1834 г., Николай Ильич в Ямышевском поселке женился на дочери капитана-артиллериста Трунина, Варваре Филипповне, и через год привез ее в Ямышево, чтобы доставить ее родителям удовольствие лелеять первые дни их внука.

Ямышево является одним из первых русских поселений на Иртыше; вблизи его находится богатое хорошей солью озеро; сюда уже с начала XVII века ездили русские из Тобольского края за солью. Это послужило поводом для организации в Ямышеве ярмарки; для торговли с кочевниками на ярмарку из разных мест стали приезжать тортовые люди. В 1714 г. сибирский наместник князь Гагарин обратился к правительству с предложением завладеть Иртышом, чтобы иметь свободный доступ к золотым россыпям у Эркети (Яркенда). Петр I написал на его донесении: «Построить город у Ямышева озера и итти далее до г. Эркети и оным искать овладеть».

Нужно заметить, что и Гагарин, и Петр I имели, очевидно, смутное представление о географии Внутренней Азии, о расстояниях, естественных препятствиях на пути к Яркенду и политическом устройстве обширной области. На основании приказа Петра в 1715 г. из Тобольска был отправлен отряд в 3000 человек под командой полковника

Бухгольца на 32 дощаниках [2]2
  Дощаник– простое судно без парусов, вроде баржи, грубо сколоченное из досок. Такие же суда были в употреблении в Восточной Сибири еще в начале XX века и назывались паузками; в них сплавляли товары вниз по р. Лене.


[Закрыть]
и 27 лодках. В октябре отряд дошел до Ямышева и построил здесь крепость (острог).

Но весной следующего года джунгарские калмыки осадили крепость, и отряд вынужден был отступить. Все постройки были уничтожены. В том же году новая экспедиция восстановила крепость, укрепила ее и оставила сильный гарнизон. В следующем году были основаны крепости Семипалатинск и Усть-Каменогорск; Ямышево вошло в цепь укреплений по Иртышу.

Первоначально в них жили солдаты и драгун [3]3
  Драгуны– кавалерия, обученная действиям в пешем строю; первый драгунский полк был сформирован царем Михаилом Федоровичем в 1631 г.


[Закрыть]
, но с 1725 г. к ним были приписаны казаки, отслужившие в крепостях свой срок; многие оставались и после службы и составили в этих укреплениях первых колонистов. В 1771 г.. Ямышево посетил и описал академик Паллас; возле крепости было уже предместье из 80 дворов с двумя сторожевыми башнями; внутри крепости жили военные, в хороших домах и казармах.

В конце XVIII века Ямышево представляло важный административный и торговый пункт, важнее Омска, так как в нем жил начальник всей военной линии по Иртышу и стоял крупный гарнизон; этот начальник был генерал– губернатором Киргизской степи и держал в руках сношения с независимыми кочевниками – киргизами и калмыками [4]4
  Киргизами прежде называли целый ряд родственных кочевых народов, говорящих на одном из наречий тюркского языка, известном под названием киргизского. Кочевников, живущих к востоку от Урала по верховьям сибирских рек Ишима, Тобола, Иртыша и в Семиречьи, называли киргиз-казаками. Теперь эта часть народов называется казахами, а занимаемая ими территория составляет Казахстан, одну из Союзных республик СССР. Калмыками называли кочевников монгольского племени, живших между Волгой и Уралом, а также рядом с киргизами в Джунгарии.


[Закрыть]
, земли которых были расположены на левом берегу Иртыша. В Ямышеве был гостиный двор, мусульманская мечеть; сюда за солью приезжали купцы из Тобольска, Томска и Алтая, а купцы из Кашгара, Яркенда и других мест Туркестана привозили свои товары. Но по мере развития Омска значение Ямышева падало, и в 1835 г., в год рождения Потанина, в поселке жило только около 300 человек.

Г. Н. Потанин провел свои детские годы сначала в Ямышеве, а потом в станицах Пресновской и Семиярской и чуть не погиб во время своего первого путешествия. Его отец повез свою жену и полугодовалого сына из Ямышева, где жена гостила у родителей, в Пресновск. Это было зимой, и поехали в кошеве—больших открытых санях, обитых рогожей. Ребенок был привязан к подушке. Ночью родители заснули. Ямщик вдруг остановил лошадей, разбудил отца и сказал, что у них с воза как будто что-то упало. Осмотрелись – подушки с ребенком не было. Испуганные родители побежали назад и на порядочном расстоянии нашли подушку с ребенком, который продолжал спокойно спать. К его счастию, подушка упала так, что он остался на ней, а не под ней, иначе успел бы задохнуться, пока его искали.

В Пресновске Н. И. Потанин жил в собственном домике вместе со своей сестрой Меланьей, бывшей замужем за казачьим фельдшером. Николай Ильич за служебное столкновение в бытность его начальником отряда в Баян-ауле долгое время был под судом, сидел даже в тюрьме и, наконец, был разжалован в простые казаки. Он истратил все табуны и стада, унаследованные от отца, на взятки судьям, но без успеха, и окончательно обеднел. Семья жила очень скромно. О первых годах жизни в Пресновске его сын Гриша помнил очень мало. Большую часть времени он проводил в избе на полатях, наблюдая, как муж тетки Меланьи – фельдшер сам тачал сапоги у окна. Днем Гриша бегал по улице и играл с казачатами в бабки. В Пресновске стояла пехотная часть, и Гриша помнил, как казачата днем, когда солдаты были на занятиях, лазили в пустые казармы, а вечером боялись их и далеко обходили. Он помнил также солдата с висящим на животе турецким барабаном; проворные казачата пролезали под барабан и стучали по нему; помнил кадки с тестом, которое солдаты месили ногами.

Пяти лет Гриша лишился матери, которая умерла, когда отец сидел в тюрьме. Его воспитанием занялась двоюродная сестра, младшая дочь тетки. Она заменила ему мать. Он ее очень любил и возненавидел ее жениха, пехотного поручика Ваныкина, за то, что тот постоянно дразнил его, угрожая отнять у него эту маму. Однажды Ваныкин стал расспрашивать Гришу, во что он ценит своих родных – отца, тетку, бабушку, маму. Гриша долго соображал, во что оценить маму, чтобы поручик не мог взять ее, и, наконец, объявил: «две оловянные рыбки»; он был уверен, что Ваныкин не сможет достать их. Но на следующий день поручик принес ему двух блестящих рыбок, взял маму за руки и повел. Гриша закричал и вцепился в него зубами. В другой раз он подкараулил его в воротах и ударил изо всех сил палкой по спине. И все-таки его маму жених, наконец, увез.

Жизнь Гриши в эти годы не отличалась от жизни простых казачат; днем он бегал по улице и играл с ними в бабки или проводил время на полатях в избе тетки. Два раза в день со двора выгоняли 10—12 лошадей на водопой и Гришу часто сажали верхом на одну из них как будущего казака.

Когда Николай Ильич обеднел и был разжалован, он отвез мальчика к своему брату Дмитрию, жившему в станице Семиярской на Иртыше и имевшему до 10 000 лошадей. Дядя нашел учителя, который обучил Гришу азбуке, а затем, за отсутствием в то время детских книжек для начального чтения, дал ему руководство по фортификации. Гриша водил указкой по строчкам, правильно разбирал слова, но удивлялся, что ничего не понимает.

В доме дяди мальчик жил на положении барчонка вместе со своей двоюродной сестрой Леной, которая была на год старше. Дядя был женат на дочери золотопромышленника, которая гнушалась родственников своего мужа, и Гриша чувствовал это. Лена, напроказив или разбив что-нибудь, всегда сваливала вину на него, и тетка наказывала его. Он убегал в конюшню к конюху, который его утешал, гладил по голове и вытирал слезы. Изредка ему удавалось вырваться из дома, и он убегал с казачатами в поле, где дети копали коренья кандыка [5]5
  Кандык, или волчий зуб, – полукустарниковое растение. Его корни, имеющие форму зуба, казахи едят сырыми; урянхайцы варят из них кашу.


[Закрыть]
как лакомство. Но через два года дядя умер, тетка отказалась держать племянника, и ему пришлось вернуться в Пресновск.

В это время Пресновск был штабквартирой полка и бригады. Бригадный командир Эллизен хорошо относился к разжалованному Николаю Ильичу, поручил ему надзор за своим большим огородом и постройкой новой церкви, а Гришу взял к себе, чтобы учить его вместе со своим сыном и двумя дочерьми. Он пригласил казачьего учителя, который обучал детей русскому языку, арифметике и географии. Кроме школьных были и внешкольные занятия. Жена Эллизена выписывала ежемесячный детский журнал «Звездочка», и, когда с почты получалась новая книжка, для детей был праздник: полковница, как Гриша называл жену Эллизена, собирала детей вокруг своей кровати, на которой любила проводить послеобеденное время, лежа на мягком пуховике, и кто-нибудь из детей читал вслух рассказы из журнала.

Полковница как-то привезла из Омска партию новых книг и потом собирала у себя маленькое общество из офицерских жен и читала их им; дети также присутствовала на этих чтениях.

Позже Гриша узнал, что это были «Ревизор» и «Мертвые души». Они не произвели на него большого впечатления. Но восьми лет он прочитал «Робинзона Крузо». Первые же страницы этой книги захватили его. В доме были гости, прислуга была занята в кухне и в столовой, а в девичьей, где горела свеча, было пусто. Гриша забрался туда с книгой и не мог оторваться от нее, пока не кончился ужин, не пришла горничная и не погнала его спать. С тех пор он стал мечтать о морских путешествиях.

В отцовский дом Гриша возвращался только в субботу вечером на воскресенье, и тетка потчевала его вкусными шаньгами [6]6
  Шаньга– сибирское название круглой булки, помазанной сметаной перед посадкой в печь.


[Закрыть]
, блинами и оладьями. В воскресенье вечером его уводили назад в дом Эллизена.

В отцовском доме Гришу баловали, но о развитии его ума не заботились. Отец не интересовался литературой и даже о Пушкине не имел представления. Бабушка рассказывала о времени Пугачева и об армейских полках, которые до 1812 г. стояли в Сибири и оставили по себе тяжелую память насилиями над населением. Один из полков назывался Ширванским, по имени кавказского города Ширвань, но сибирские крестьяне переделали это название в «уши-рванские» и распространили эту кличку на все армейские полки.

В отцовском доме в качестве прислуги жили две девушки-киргизки, купленные дедом Гриши как рабыни. Во время большого неурожая в степи, когда люди, особенно дети, умирали от голода, киргизы приезжали в казачьи станицы и выменивали своих детей на муку. Киргизы делали также набеги на соседних с ними калмыков, уводили в плен их детей и продавали русским на казачьей линии; таких рабов называли «калманками». Это рабство было уничтожено Сперанским в 20-х годах XIX века, но в доме Николая Ильича «калманки» Авдотья и Вера остались по наследству от деда, и Гриша видел, как его тетка постоянно истязала принадлежавшую ей Авдотью. Последняя часто ходила с разбитым в кровь лицом, тело ее было в коростах, на голове под волосами были везде ссадины и кровоподтеки.

Полковник Эллизен был большой любитель цветов и разводил их возле своего дома в большом количестве. Его третникам Гриша обязан своими наклонностями к ботанике; его поражало разнообразие форм растительного царства, и он занимался сравнением разных плодов и семян.

Степи, окружавшие станицу Пресновскую, были ровные и утомляли своим однообразием. Их несколько оживляли только березовые рощицы – «колки». Пресновск был расположен на казачьей линии, которая называлась Горькой потому, что проходила по длинной цепи горько-соленых озер. Между реками Ишимом и Тоболом, на пространстве около 250 километров, проточной воды нет, и воду брали из колодцев и редких пресных озер, которые назывались «питными». Пресновск стоял на берегу небольшого питного озера, но неподалеку от него находилось несколько горько-соленых озер. С их поверхности выделялся сероводород, образовавшийся при гниении растительных и животных остатков на дне их, в слое ила. При ветре, когда волны мелких озер взмучивали этот ил, в Пресновске некуда было спрятаться от его удушливаго запаха.


Глава II. В КАДЕТСКОМ КОРПУСЕ (1846—1852)

Казачье училище и кадетский корпус. Их обстановка. Учителя. Кадеты эскадрона и роты и рознь между ними. У влечение морскими путешествиями. Кадет-киргиз Чокан. Репутация линейных казаков

В доме Эллизена Гриша провел три года. Позже, вспоминая это время, он говорил, что своей любовью к науке и литературе он обязан влиянию жены Эллизена, которую считал своей духовной матерью. В 1846 г., когда семья Эллизен уехала в Петербург, чтобы поместить старшую дочь в Смольный институт, в котором воспитывались дочери высших офицеров и знати, отец свез Гришу в Омск, где отдал его в войсковое казачье училище, которое преобразовалось в Сибирский кадетский корпус. Оно было основано и содержалось на средства Сибирского казачьего войска. Однако в нем воспитывались не только сыновья казачьих офицеров и рядовых казаков, но также и сыновья пехотных офицеров и чиновников.

Учителями в старших классах были казачьи офицеры, в младших – урядники. Внешняя обстановка училища была бедная, нравы грубоватые, требования к учащимся ограниченные.

Переход от жизни в семье Эллизен к жизни в закрытом учебном заведении Гриша пережил тяжело. Первые ночи он, оставшись среди чужих мальчиков, плакал, спрятавшись с головой под одеяло.

В этом училище порядок жизни был таков. Утром детей будили до рассвета. Накинув серые шинели, они строились во фронт и пели утреннюю молитву; затем их вели через двор в столовую, где они получали по куску серой булки. Каждая круглая булка была надрезана на 4 части крест-накрест, служитель несший десяток таких булок на левой руке в виде колонны, донимавшейся до его лба, бежал вдоль столов, за которыми сидели мальчики, и правой рукой разбрасывал их по столам. Мальчики подхватывали булки, разрывали их на четыре части и ели. Четвертушка серой булки и составляла весь завтрак, после которого дети шли в классы, где занимались три часа с одним перерывом. Потом обедали в столовой. Обед составляли ежедневно одни и те же два блюда – щи из кислой капусты и каша с маслом. То и другое подавали в оловянных мисках. После обеда еще три часа шли занятия. День кончался ужином из каши с маслом и кружки кваса.

Как уже упоминалось, кроме казачьих сыновей в училище учились дети чиновников и пехотных офицеров, гак как в Омске не было других учебных заведений; затраты на их содержание и учение производились из средств Сибирского казачьего войска, что вызывало недовольство казаков. При преобразовании училища в кадетский корпус – а это произошло в начале второго года поступления Гриши в училище – воспитанников разделили на две части – роту и эскадрон. В роту были выделены дети чиновников и пехотных офицеров; в эскадрон – казачьи дети; первых было около двухсот, последних – 50. Деление это было проведено и в классах, н в спальнях; только обедали в общей столовой. Роту поместили в бельэтаже, эскадрон – в нижнем этаже. Рота и эскадрон получили разные формы и оружие. Ротные получили двубортные сюртуки с металлическими пуговицами, каски с белыми султанами и ранцы; казаки – казакины на крючках, кивера с помпонами [7]7
  Кивер– высокий головной убор из твердой кожи с развалистой или прямой тульей и плоским верхом; употреблялся в русской армии с 1803 по 1846 г. Помпон – шерстяной или волосяной шарик.


[Закрыть]
, шпоры и шашки. В роту были присланы офицеры из столичных корпусов; им было поручено установить в роте порядки столичных корпусов и уничтожить в ней «казачий дух». Обращение к кадетам стало более мягким, им говорили «вы». В эскадроне остались казачьи офицеры, лучшие из прежнего состава; им было приказано присматриваться к порядкам бельэтажа и переносить их в камеры эскадрона.

Все это усиливало рознь между ротой и эскадроном. Рота чувствовала себя привилегированной частью корпуса, к тому же ротные состояли преимущественно из дворян; в роте заводились столичные манеры обращения, которые, впрочем, позже, привились и в эскадроне. Последний чувствовал себя демократией корпуса. Все казачата помнили детские годы, проведенные на полатях изб, на улицах станиц в играх в бабки, в мячик или в клюшки на льду реки. Тип этих казачат описал украинский литератор казак Железнов. Рота состояла из уроженцев разных губерний, многие до корпуса жили за Уралом. Эскадрон состоял исключительно из уроженцев казачьих станиц Горькой и Иртышской линий. Бельэтаж чувствовал себя «Европой», нижний этаж – «Азией». В первом учили танцам и немецкому языку, казачат в те же часы – верховой езде и татарскому языку. Если в корпус отдавали киргизских мальчиков, они попадали к казакам.

Эскадронные кадеты представляли более дружную, сплоченную семью, чем ротные. Их было гораздо меньше, их состав был однороднее. Среди эскадронных кадетов было много родственников, соседей, товарищей по детским играм. К тому же в то время уровень образования казачьих офицеров мало отличался от уровня образования простых казаков, а жизненная обстановка у всех казаков на Иртышской и Горькой линиях была более или менее одинаковая. Поэтому только Гриша, благодаря воспитанию в доме Эллизена, и немногие другие выделялись в эскадроне из общей массы казачат.

Обособленность ротных и эскадронных кадет сказалась и в их играх. Во время перемен их выпускали на двор, где они играли в городки, лапту, завари-кашу и другие игры. Играли также в войну русских с киргизами, причем роль киргизов доставалась, конечно, казачатам. Противники ходили друг на друга, стена на стену, хватали пленных и уводили в укромное место, в уборную, где держали под стражей до конца игры.

Учебную часть, после реформы в корпусе, организовал офицер Ждан-Пушкин. Русский язык, историю литературы, географию, всеобщую историю преподавали хорошие учителя. Из учителей войскового училища были оставлены лучшие: Старков, преподававший географию, Костылецкий – русский язык, теорию словесности и историю литературы, и Кучковский – геометрию. Уроки последнего отличались изящным и ясным изложением, и даже тупицы усваивали предмет хорошо. Костылецкий познакомил кадет с сочинениями Пушкина, Лермонтова и Гоголя; свой курс русской литературы он составил по критическим статьям Белинского, но имени последнего ни разу перед учениками не произнес. Этим он спасал свой курс от запрета со стороны учебного начальства, так как Белинский в годы царствования Николая I считался в официальных кругах вредным писателем.

В конце учения Ждан-Пушкин предложил учителю Старкову читать эскадронным кадетам более подробно географию Киргизской степи. Он знал, что казачьим офицерам предстояло ходить с отрядами в степь, нести там кордонную службу [8]8
  Кордонная служба– пребывание казака на службе в отдельных мелких сторожевых отрядах на границе – на кордоне.


[Закрыть]
и участвовать в военных экспедициях, доходивших на юге до границы независимого Туркестана. Старков выполнил распоряжение Ждан-Пушкина, и кадеты эскадрона вышли из корпуса с такими сведениями о Киргизской степи, каких не имели ни о какой другой стране.

Для усовершенствования кадет в фронтовой службе были присланы офицеры из столицы; среди них выделялся Музеус, образцовый фронтовик, высокий, вытянутый в струну, с громким голосом, гроза для неисправных и нерасторопных. Он задавал тон и остальным учителям.

Военный дух в кадетах старались поднять и в обстановке спален; на их стенах повесили портреты героев Отечественной войны 1812 г.; в одной из камер эскадрона висела картина, изображавшая гибель Ермака, покорителя Сибири, в волнах Иртыша. В спальнях были библиотеки для внешкольного чтения, с книгами военного содержания, в частности – посвященные истории Отечественной войны, «История Государства Российского» Карамзина, исторические мемуары, а также описания морских путешествий. Последние особенно заинтересовали Гришу, помнившего еще приключения Робинзона Крузо. Он прочитал записки Броневского о плавании в Ионическом архипелаге и путешествие Дюмон-Дюрвиля, усвоил всю корабельную терминологию и морские команды, с увлечением читал описания Канарских островов, Мадагаскара, Полинезии и стал мечтать о морских путешествиях, хотя понимал, что для казачьего офицера такие мечты несбыточны. Но ему нравилась и история Карамзина, особенно примечания, которые он перечитывал по нескольку раз, делая из них длинные выписки. В мальчике обнаружилась склонность к кропотливой работе, характеризовавшая и его позднейшую литературную деятельность.

Кадеты, родители или родственники которых жили в Омске, на воскресный день отпускались домой; они уходи ли из корпуса в субботу вечером и возвращались в воскресенье вечером. Этим создавалось общение кадет с городским обществом; главным образом в связи с этими воскресными отпусками проникали в среду кадет новые идеи, новые книги, интерес к политике. Общение детей казаков со своими семьями в этом отношении имело мало значения; через ротных кадетов в корпус проникли сочинения Сю, Александра Дюма и Диккенса. Гриша зачитывался ими.

Однако социалистические идеи в корпус не проникали. Даже о восстании декабристов и о развернувшемся в стране движении за отмену крепостного права кадеты, судя по воспоминаниям Потанина, не имели представления.

Среди кадетов-казачат выделялся Чокан Валиханов. Это был киргиз, сын султана. На него смотрели, как на будущего путешественника в Туркестан или Китай. Он был очень талантлив и много рассказывал о киргизском быте. Его рассказы так увлекли Гришу, что он начал их записывать, и вскоре из рассказов составилась толстая тетрадь. Этим он положил начало своим этнографическим записям, которыми так много занимался во время путешествий. Чокан в это время еще плохо говорил по-русски, и сам не мог записывать, но он хорошо рисовал и иллюстрировал тетрадь Гриши изображениями киргизского оружия, охотничьих снарядов, утвари и пр.

К концу пребывания в корпусе Чокан начал серьезно готовиться к своей будущей миссии, о которой говорили ему учителя; он читал описания путешествий по Киргизской степи и Туркестану, изучал историю Востока. Ему доставляли для чтения интересные книги по Востоку, и он делился ими с Гришей. Оба мальчика прочитали описание путешествия Палласа в русском переводе, и Гриша увлекся им. Со страниц этой книги на него пахнуло ароматом полыни и степных цветов уральских степей; ему казалось, что он слышит крики летающих над рекой Яиком чаек, уток и гусей. Его мечта о путешествиях приняла новую форму. Книга Палласа приблизила мечты к той стране, в которой должна была проходить жизнь и служба Гриши.

Повести Гоголя, которые превосходно читал в отрывках кадетам-казачатам учитель Костылецкий, особенно «Тарас Бульба», будили в них демократические настроения. Казачата увидели нечто общее между собой и героями Гоголя, почувствовали себя сродни запорожским республиканцам, избиравшим кошевого атамана; они распределили между собой имена героев повести Гоголя. Среди них появились Тарас, Остап, Андрий. Позже некоторые из них заинтересовались историей Украины и южнорусского казачества, и в кадетской среде появились имена Наливайко, Сагайдачный, Дорошенко.

В последний год учения, когда кадеты слушали фортификацию, их заставляли летом, в лагере, строить люнет. Казаки работали отдельно от ротных, на особом участке, и, соревнуясь с ними, выполняли работу дружнее и раньше, чем ротные. Лихой казак, удалой казак стал идеалом.

Хотя корпус был закрытым учебным заведением, но, как упоминалось, сношения с внешним миром у кадет были. Поэтому на них все же сказалось влияние передовой части русской интеллигенции. А к тому же до них докатились отголоски революционных событий 1848 г. Постепенно у некоторых кадетов стал оформляться горячий протест против вопиющего факта пребывания в крепостной кабале русского крестьянства и против колониальной политики русского царизма в Сибири, обрекавшей на вымирание местные национальности, именовавшиеся «инородцами». Еще в корпусе Гриша задумывался над тем, что огромные табуны и стада деда Ильи не были нажиты им честным трудом или куплены на скудное офицерское жалованье, а были им приобретены посредством хищнической торговли с киргизами, что все хозяйство деда Ильи держалось на эксплоатации труда разоренных пастухов – киргизских бедняков. Почти у каждого казака во дворе стояла юрта семьи «джатаков» – киргизов, не имевших собственого скота. Эти бедняки за право додаивать выдоенных коров и другие подачки выполняли в хозяйстве казака разные работы – пасли скот, рубили дрова, носили воду из реки, ездили в лес за дровами, – словом, играли роль дворовых крепостных.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю