355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Валентина Гордова » Хорошая ведьма Малика (СИ) » Текст книги (страница 13)
Хорошая ведьма Малика (СИ)
  • Текст добавлен: 20 декабря 2020, 12:30

Текст книги "Хорошая ведьма Малика (СИ)"


Автор книги: Валентина Гордова



сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 18 страниц)

– Уверен, что не хочешь своих обезопасить?

Рыжий рыжей же головой медленно отрицательно покачал.

– У нас древний некромантский род, родная. Магия предков способна защитить членов семьи даже от самих себя.

Ну…

– Не хочу хвастаться, но моя защита покруче будет, – улыбнулась я.

И сошла с карты. Та за моей спиной с тихим хрустом вспыхнула и сгорела, не оставив после себя даже пепла и ничего вокруг не подпалив.

– Это нормально? – Эльмара от решительных действий только мое спокойствие останавливало, но голос был напряженным.

А опущенные вдоль тела руки выразительно в кулаки сжались.

– Вполне, – подтвердила безразлично, заправила выбившуюся прядь волос за ушко и невозмутимо мимо некроманта прошла, покидая комнату.

Он вышел за мной, закрыл дверь и быстро догнал в два шага всего.

– И что дальше? – Спросил, подстраиваясь под мой шаг.

Очень хороший вопрос!

– Хочу поговорить с Парви. – Начала я, даже не глядя на своего бывшего мужа. – Потом нужно проведать Алью. Ближе к ночи слетаю к эльфам и попробую помириться. Надо еще с демоном этим что-то решить, а то не нравится мне эта тишина. Ни за что не поверю, что цветочное тату и блестящая кожа оказали какое-то чудесное воздействие на мозг Мори.

Эльмар промолчал, и я уже решила, что это от того, что рыжий со всеми моими словами согласен, но тут прямо из стены в пустой коридор шагнул как всегда безупречный АркЯс.

Поправив платиновые волосы, морок облизнул растянувшиеся в ехидной улыбочке губы, хитро глянул на издавшего какой-то тихий непонятный звук Эльмара и… сдал. Вот просто взял и сдал рыжего.

– А они и не оказывали. Это все твой муж-некромант.

Судя по улыбке, этот самый муж-некромант сделал что-то просто грандиозное!

– Бывший, – исправила я машинально.

– Ты бы помолчал, – почти ласково посоветовал он.

Услышал ли АркЯс? Блондин расплылся просто в бесконечно счастливой улыбке и предупреждению не внял.

– Как думаешь, что может случиться, если один могущественный некромант на две с половиной минуты перенесется в самую столицу демонического государства? – Сладко начал морок.

А мне уже очень-очень интересно было! Потому что ответа я не знала, но по реакции этих двоих знала, что ответ мне очень-очень понравится!

– И что же? – Переспросила очень заинтересованно.

– О-о-о! – Протянул Яс с восхищением.

– Мали, пойдем, – это Эльмар попытался этот абсурд прекратить, но куда ему до любопытной ведьмы и морока-сплетника?

– Этот, – вытащенное мною из Тьмы существо на рыжего кивнуло, – сначала твоему демону морду набил, когда тот к тебе домой заявился, а ты сама меня оживляла, а потом открыл портал и следом за рогатым перенесся. И оживил все, что только можно было оживить за две с половиной минуты, стоя в центре столицы.

Представила себе эту жуткую и потрясающую одновременно картину… так страшно стало, но на Эльмара я покосилась с восхищением. Нет, ну эта глупость действительно достойна восхищения!

– Ты набил морду демоническому правителю? – Переспросила, все еще не веря.

А некромант взял и смутился! Смутился! Но это не помешало ему с самым честным выражением лица и невинным взглядом заявить:

– Нет, он упал.

– Ага, – ехидненько подтвердил морок, – сам, раз пять, тебе на кулак. А потом сам себя в портал вышвырнул, да-да, так все и было.

Эльмар стал смотреть еще честнее.

– И древние захоронения в столице он тоже сам поднял, – продолжал измываться АркЯс, – а то скучно им там, в подземном мире, а так хоть на умертвий суккуб поохотятся, да замок правителя новый построят, а заодно стаю драконов, его разрушивших, найдут и умертвить попытаются… А вот вы знали, что среди демонов некромантия не пользуется популярностью?

Лично я не знала, но теперь могла предположить, что занят Мори будет надолго.

Но ладно он, у меня тут изображающий невинность некромант был.

– Эльмар…

– Я видел, как ты испугалась, когда он появился той ночью, когда тебя сжечь собирались, – внезапно признался ставший очень серьезным рыжий. Когда появился второй раз, я его честно предупредил, что ему здесь совсем не рады. А то, что рогатый предупреждению не внял, уже не мои проблемы.

Вот смотрю на него и понимаю, что у нас куда больше общего, чем казалось раньше. А еще понимаю, что:

– Защиту на тебя и твою семью поставить все же нужно.

Рыжий улыбнулся и спорить не стал, наверняка из-за того, что я больше о его стычке с Мори не говорила.

– АркЯс, открой, пожалуйста, портал домой. – Очень вежливо попросила черная ведьма.

И нас с некромантом поглотила тьма.

Глава двадцать восемь

А дома ждал нервный Ен.

– Ну наконец-то! – Воскликнул он, стоило нам из портала в моей гостиной выйти.

Сделали из моего дома проходной двор, ну вот что это такое?

– Что случилось? – Мгновенно среагировал на моего духа Эльмар.

Не отвечая, змей прополз к окну и выразительно на улицу кончиком призрачного хвоста указал. Заинтересованные, мы пошли смотреть, что там так хранителя возмущает.

И вот честно, меня эта сходка остроухих в моем саду тоже возмутила до невозможности!

– Это что такое? – Возмутилась ведьма.

И сама не поняла, как метле импульс послала, а едва та подлетела, так я рукоять угрожающе перехватила и по свободной ладони постукивать принялась, с эльфов нехорошего взгляда не сводя.

– Я разберусь, – угрожающе заверил Лагардер.

С моими эльфами в моем саду? Вот уж спасибо, но и без некромантов за себя постоять можем.

– В том нет никакой необходимости, – протянула медленно.

И ловко на метлу вскочила, чтобы на ней же из собственного дома и вылететь.

Эльфы на мое появление отреагировали оскорбительно. Адекватно, но все же оскорбительно.

Они швырнули в меня магией! Яркой, светло-зеленой, словно лианы извивающейся.

И вот эта магия, за одну лишь секунду преодолев расстояние от земли до в воздухе ведьмы зависшей, напасть собиралась, но вместо этого наткнулась на непреодолимую преграду и, зашипев, без следа истаяла.

А то не моя защита сработала, и даже не духа моего! И когда несколько озадаченная ведьма повернула голову и в сторону своего дома посмотрела, эльфы, все тридцать штук, тоже невольно то же самое проделали… и замерли. Просто застыли все и разом, словно Смерть собственными глазами увидели!

Но там была не Смерть. Там, лениво плечом к дверному косяку привалившись да руки на груди сложив, стоял внешне абсолютно спокойный рыжий, на остроухих насмешливо взирающий.

– Малика, любовь моя, у нас проблемы? – Он даже голос не повысил.

И спрашивал вроде бы у меня, но это его «у нас» заставило высоких стройных преимущественно мужчин боязливо переглянуться и головами отрицательно закачать.

Один из златоволосых сделал шаг вперед и с ощутимой дрожью в голосе начал:

– Доброго дня вам, уважаемый лорд Лагардер.

О как интересно…

– И вам того же, – Эльмар голову к плечу склонил и смотрит на эльфов так очень уж снисходительно. – Какими судьбами к моей ведьме?

Ну, допустим, ведьма своя собственная, но любопытство оно такое, коварное, так что я заинтересованно промолчала, а говоривший до этого эльф с высоким золотым хвостом и необычным для них носом с горбинкой заметно побледнел, попытался прокашляться и не очень внятно, но все же переспросил:

– А это… ваша, да? Вот эта?

На меня осторожненький взгляд бросили и снова на некроманта посмотрели та-а-ак… словно он был по меньшей мере божеством. Тем самым богом, что должен был их всех убить, но почему-то помиловал.

– Да-да, именно эта. Моя. Вся и полностью. – Охотно заверил Лагардер. – Так по какому поводу визит?

Судя по нервным переглядкам, эти все уже массово планировали извиниться за беспокойство и свалить, но дело, видимо, было очень серьезным, потому что говоривший эльф, не смотря на охвативший его страх и мелко дрожащие руки, выдал:

– Понимаете, лорд Лагардер, ваша ведьма несколько… обидела нашего многоуважаемого светом озаренного Эльвиаиса Вирданэ Араискиса…

Эльмар молча бровь приподнял, предлагая эльфу продолжить, но тот почему-то не захотел.

Тогда мой рыжий внес свое предложение:

– Ладно, пошли, сходим к вашему озаренному, узнаем, в чем суть конфликта.

И он действительно плечом от косяка оттолкнулся, руки опустил и к застывшим остроухим неспешно пошел, но тут эти все отмерли и как закричи:

– Не надо!

Я подумала, чего это они, но тут кто-то из толпы робко, но все равно возмущенно вставил:

– Он еще после прошлого вашего визита не отошел!

Тут уж я не стерпела. Зацепилась за метлу покрепче, чуть вниз свесилась и недовольно на рыжего сверху вниз посмотрела.

– И ты еще меня обвинял в том, что я за последний год слишком много дел наделала?!

После моих слов на улице стало так тихо-тихо, только листва тихонько шелестела, да со стороны города голоса доносились. А некромант, от которого присутствующие в количестве тридцати штук эльфы в ужасе были, остановился, голову закинул да улыбнулся так широко и очень счастливо, да так знатно у него вышло, что у меня внутри что-то екнуло и сердце биться перестало…

– Счастье мое, мой визит к эльфам был необходимым. Я, знаешь ли, жену свою искал.

Светловолосые в который раз переглянулись и, не сговариваясь, осторожненько в сторону калитки двинулись, планируя незаметно свалить.

Лично мне укор в некромантском голосе не понравился совершенно. Спустившись к нему поближе, но так, чтобы наши лица на одном уровне были, я внимательно в эти зеленые глазюльки поглядела и поинтересовалась:

– Нашел. Рад?

– Безумно, – и улыбка такая широкая и искренняя.

И не знаю, как так вышло, но я в ответ улыбнулась и только головой покачала.

Но тут Эльмар заметил бегство лесного народа, чуть в сторону наклонился, чтобы через меня на них посмотреть, и голос повысил:

– Эур, а как же обида вашего озаренного?

Обернувшись через плечо, увидела, что отступающий последним эльф в нашу сторону рукой махнул и тоже громко ответил:

– Мы передадим, что это ваша ведьма, лорд Лагардер. Больше не побеспокоим!

Выбравшись за мой забор, эти все встали в неровный кружок и вознесли руки к закатному небу. Не знаю, что им от неба нужно было, но через пару секунд то над несчастными сжалилось и подарило им свет. Такой яркий белоснежный свет, всех мужиков забравший.

И остались мы вдвоем.

– Ну, беглая моя женушка, – Эльмар плавный шажок ко мне сделал и внезапно как-то оказался совсем рядом, животом в мои коленочки упираясь.

Руки по обе от меня стороны на метлу положил, лицо близко к моему наклонил и смотрит с интересом.

– Бывшая, – меня тоже происходящее заинтересовывало все больше, но гордость, она ж никуда не делась, как и вредность – вон, сидят обе, притаились.

– А это можно легко исправить, – некромант перешел на проникновенный шепот.

Проникал он преимущественно куда-то под кожу, посылая по ней же кучу щекотных мурашек и стягиваясь в животе тугим, но таким приятным узлом.

– А нужно ли? – Я невольно тоже зашептала, чуть улыбаясь и пока никаких действий не оказывая. – Поженились, развелись, снова поженились… мы что, так и будем?

– Нет, малыш, – ответ не оставляющим места сомнениям тоном, – в этот раз мы все сделаем правильно. Настоящие родители, никаких тайн, никаких противозачаточных зелий, бракосочетание в храме Единения, чтобы никакой демонический правитель потом наш союз не разорвал.

Все это было сказано практически прямо мне в губы чарующим шепотом, который, видимо, должен был сбить меня с толку и отвлечь от важных размышлений, но что-то где-то пошло не так.

Я отодвинула голову, увеличивая расстояние между нами, заглянула в зеленые, таинственно мерцающие глаза и… начала злиться.

– Какой-какой храм? Единения? – Переспросила угрожающе.

У нас на всю страну, а то и на весь мир была только одна вера, практикующая вечные нерушимые браки, союз тел и душ. Вера была старой и большой популярностью не пользовалась, но имела место на свое законное существование. Так вот туда обычно захаживал не самый честный народ, в большинстве своем один из будущих супругов, причем чаще это были мужчины, желал получить или большие деньги своего партнера, или его самого в неограниченное пользование.

Случалось, конечно, и такое, что двое до беспамятства влюблены друг в друга и добровольно заключают нерушимый брак, но эта песня точно не про нас.

– Малика, – ласково попытался улыбающийся некромант начинающуюся бурю утихомирить.

Да только куда ему до злющей ведьмы-то?

– Так значит, Единения. – Я к земле поближе подлетела, на ноги ловко спрыгнула и привычным жестом метлу из летательного средства превратила в оружие массового поражения, попросту деревянный черенок в руке зажав и на некроманта двинувшись.

Он был действительно славным некромантом, сильным магом и мужчиной, наследником могущественного рода… и это не помешало рыжему вскинуть обе руки и начать отступление в сторону моего дома.

– Малика, свет мой, радость моя…

– Радость-радость, – подтвердила охотно, – сейчас ты будешь очень сильно обрадован.

И я метлой замахнулась, да мага ударить попыталась. Увернулся, гад! Увернулся и на два шага назад отпрыгнул, но когда выпрямился, то даже встревоженным не выглядел. Эта рыжая зараза улыбалась! Широко и радостно, невероятно раздражая своим оскалом!

– Ну что ж ты так злишься, любовь моя? – Выдал этот, и улыбка его с каждым мгновением становилась только шире и шире. – Неужели тебя вечный брак с таким замечательным, хорошим, красивым и самым лучшим мной не прельщает?

Да меня одна только мысль в ярость приводила! И бесила даже не сама возможность до конца жизни с этим вот наглым и самодовольным прожить, нет, уж с этим бы я как-нибудь примирилась.

Меня до крайности возмущал тот факт, что он заранее продумывает наш следующий развод! Точнее, исключает возможность его существования, но факт остается фактом: о спокойной, полной радости семейной жизни он даже и не думает и сразу готовится к худшему!

А впрочем, было и еще кое-что:

– А с чего ты взял, некромант бесхозный, что я соглашусь за тебя второй раз замуж выйти?

И улыбаться рыжий перестал. Улыбка в одну секунду пропала с его лица, само лицо обиженно вытянулось, после чего у меня недоверчиво переспросили:

– Не выйдешь?

Да ты же даже не предлагал! Но вслух полное гордости:

– Да ни за что на свете.

И черная ведьма, тряхнув копной черных волос, прыгнула на метлу и рванула в небо.

Мы, ведьмы, народ гордый, и обижать себя никому не позволяем. А если кто обидит, так тот сам потом не рад будет, ибо на месть мы особенно изобретательны.

Обиженная, оскорбленная даже ведьма полетела в сторону отделения городской стражи, но как-то так в процессе вышло, что оказалась я у порога городского госпиталя. То есть хотела с Парви поговорить, а прилетела к Алье, причем даже сама толком не поняла, как так вышло.

Госпиталь встретил меня унылым серым цветом всех четырех этажей каменного здания, серым же порогом с крышей и большой железной дверью. Перехватив метлу поудобнее, я щелкнула пальцами, порадовалась тому, что резерв уже практически полностью восстановился, и в открывшуюся дверь вошла.

Персонала этим вечером здесь почти не было, только дежурящий лекарь госпожа Томис и пара шустреньких сестер. Все, как одна, низко мне поклонились, а некоторые даже искренне улыбнулись.

Приятно, чего уж тут. Но репутация и все дела, так что я им в ответ только сдержанно покивала и пошла на третий этаж – именно там, если верить словам дежурной, в самой дальней палате лежала уже почти полностью восстановившаяся Алья.

– Утром домой отпустим, – улыбнулась мне низенькая полноватая сестра в голубом платье с беленьким передничком и таким же чепчиком.

– Так а что же с ней было?

– Отравление. – Женщина беспомощно руки развела и губы поджала. – Рада бы сказать, чем отравилась девочка-то, так никто не знает же. И стражи тоже не знают, но обещают, что скоро во всем разберутся. Ох, повезло Алье-то, вовремя вы ее нашли и мерзость ту убрали, еще немного бы и…

Махнув рукой, она ее тут же к губам прижала и, расстроенная, поспешила по своим делам, оставив меня наедине с неприятными размышлениями.

Вовремя, да… очень вовремя мы с Лиаром ее нашли. Потому что за булочками к Парви зайти забыли. Если подумать, все это очень красиво вместе складывается: Парви пришла ко мне, спросила, пойду ли я Алью навещать, а как ответ положительный получила, так и за булочками зайти предложила, чтобы время потянуть.

Но…

Парви вышла из леса как раз в том месте, где ночью Оливия убита была. Избавлялась от случайных улик? Может, как нас услышала, так в кусты и сиганула. Но король появился там раньше меня, и я не знаю, сколько он там в одиночестве простоял, а Парви что, все это время в кустах без звука сидела?

Но зачем булочнице цветочницу убивать? Если Алья видела что-то, то ее всю ночь стражи допрашивали, она бы им всяк рассказала. Глупо ее убивать. Просто незачем.

Да и к тому же, Парви вышла из леса, а дом Альи совсем в другой стороне был. Зачем Уэсс крюк делать и из леса выходить? Да и потом, мы спокойно могли просидеть с ней и час, и больше, но она сама от меня ушла – булочки собирать.

Не сходится!

Да и ладно Алья, зачем Парви понадобилось ведьму убивать? Зачем?!

За этими непростыми думами я поднялась по каменной лестнице на третий этаж, прошла по пустому коридору до самого конца и свернула направо, как дежурная и сказала.

Но вот когда деревянную белую дверь толкала, почему-то подумала не о странностях произошедшего, а об Эльмаре и реакции эльфов на него. Это что же он такое сделал им, что они даже свои претензии на меня оставили и поспешили исчезнуть?

И вот захожу я в комнату и думаю спросить у Альи, что она про эльфов знает, но вместо цветочницы я вижу только темную пустоту… комната была пустой. Кровать небрежно заправленная у стены стояла, пустой столик рядом, на окнах занавески задернуты. И все.

Подумав, что я не туда свернула, вернулась в коридор и заглянула в дверь напротив, но и она оказалась пустой. И соседние тоже.

Может, Алья решила не дожидаться утра и ушла домой сейчас? Но почему она никому об этом не сказала?

Вот так, недоумевая, я была вынуждена госпиталь покинуть. Хотела спросить у кого-нибудь, не видел ли кто уходящую девушку, да никого встретить не получилось. Заняты все были, ну так у них и работа сложная и ответственная очень, тут уж отвлекать нельзя.

И вот подхожу я к двери, уже даже руку для щелчка занесла, да только сделать ничего не успела – дверь сама распахнулась! Быстро и как-то зло, причем так у стены и замерла, словно ее кто держать остался, только не держал никто…

– Малика! – В госпиталь не на шутку встревоженный Эльмар влетел, неудержимым вихрем пронесся, вскрикнувшую меня на руки подхватил и вот так, к себе прижимая, стремглав из здания выскочил.

А на улице были маги! В основном некроманты, но и боевых много было, и стража городская тоже почему-то вся здесь была, сосредоточенная и явно к плохому приготовившаяся. И все эти здание окружали, с него же напряженных взглядов не сводя и магические сети наготове держа.

Не говоря ни слова, рыжий почти бегом заступил за приготовившихся как минимум к обороне магов, осторожно на ноги меня поставил и уйти хотел, не сказав ни слова, но только в последний момент передумал, задержался и к губам моим прижался…

А у меня от одной только его близости сердце как сумасшедшее в груди стучало и воздуха так мало было, и вообще…

– Эльмар, что происходит? – Я насилу наш поцелуй разорвала и в ладонь лорда обеими руками вцепилась так, что пальцы свело, лишь бы не убежал без объяснений.

– Я просмотрел воспоминания Парви Уэсс. Мы взяли не ту.

Мои пальцы без труда разжали, ладошки на миг сжали, чтобы я снова Эльмара не схватила, некромант в глаза мои распахнутые очень серьезно посмотрел и сообщил:

– Прошлым утром король прислал токсиколога из столицы. Та желтая пыль – магически выведенная пыльца элиазары.

Тьма! Элиазар – смертельно ядовитое растение на нашем материке… только на нашем, больше оно нигде не водится. Капля желтого сока – этого достаточно, чтобы человек впал в кому и на протяжении долгих дней сгорал изнутри. Противоядия нет, не придумали еще. Магией его тоже не вывести, вообще никак несчастного не спасти.

Страшно представить, на что может быть способна эта гадость под влиянием магии… Хотя зачем представлять? Я своими глазами видела, на что она способна!

– Все здание в ней, – слова Эльмара звоном отдались в ушах, – Малика, умоляю тебя, не делай глупостей.

И не пожелавший услышать ответа от потрясенной и растерянной меня некромант развернулся и решительно направился обратно в госпиталь.

Глава двадцать девять

Он был подобен богу – неумолимому и безжалостному.

Он шел, совершенно один, не обнажая меча и не призывая магию, решительный и уверенный, а я стояла и понимала, как страшно быть врагом этого человека. Страшно и волнительно, и невозможно угадать, какой из дней будет для тебя последним…

Этот маг поймал ни одну ведьму, справился ни с одним кладбищем умертвий – у того, кто прятался в госпитале, просто не было ни шанса.

А кстати:

– А за кем он пошел? – Обратилась я к ближайшему незнакомому магу.

Тот не отрывал взгляда от здания, вместе с остальными держа наготове магическую сеть, но все же ответил:

– Алья Форст.

Меня пошатнуло!

Первой реакцией было возмутиться и сообщить всем этим, как сильно они ошиблись, потому что Алья никак не могла быть виновна во всем, что произошло за последние дни.

Вторая реакция была куда адекватнее – я просто напрягла мозг и попыталась вспомнить и сложить воедино все кусочки, все, что случилось и что удалось узнать.

Желтая пыль, которая оказалась магически выведенной пыльцой элиазара. А кто в городе лучше цветочницы разбирается в цветах?

Нападение на Алью. Нападение, которое было лишь инсценировкой. Как лучше всего отвести от себя подозрения, которых даже не было? Подставиться под удар! Едва не стать еще одной жертвой!

Смерть ведьмы. Вот здесь вообще все странно и непонятно – ладно король и его ловцы, но зачем всем остальным ведьм убивать? Зачем? Даже не ловить с целью наживы, а именно убивать. Зачем?

Но суть вот в чем: ведьм магией поймать очень сложно, это под силу или ведьмоловам, которых целенаправленно учат ведьм отлавливать, или целому отряду магов.

Алья же поймала Оливию одна.

Или нет?!

– Эльмар! – В ужасе закричала я даже раньше, чем поняла причину охватившего меня страха.

И рванула с места, намереваясь во что бы то ни стало вытащить некроманта из этого проклятого здания! Любыми способами, любыми словами, чем угодно, лишь бы он вышел из него!

Меня пытались остановить, но куда магам до перепуганной ведьмы? Уворачиваясь от захватов, я пронеслась по улице и с разбегу влетела в непривычно тихий госпиталь.

– Эльмар! – Страх держал за горло и не позволял ни мгновения стоять на месте.

Мне нужно бежать! Нужно найти его! Нужно прямо сейчас найти его!

– Малика! – Окрик со второго этажа.

На мгновение, лишь на одно короткое мгновение я почувствовала невероятное облегчение, услышав его голос – значит, живой!

А затем здание затряслось от рева высвобождаемого пламени! И там, наверху, послышались удары, звон стали, гудение магии, взрывы!

Я словно обезумела от страха. Перед глазами появилась залитая пеленой картинка: Эльмар с мечом в руке, а кругом ревущее пламя, из которого вылетают один за другим боевые пульсары и смертельные проклятья…

Сорвавшись с места, я пронеслась по первому этажу, вихрем взлетела вверх по лестнице и побежала туда, где все продолжало грохотать и звенеть.

Все северное крыло госпиталя было в огне! В бешеном рыжем пламени и черном едком дыме!

Я едва не взвыла от ужаса, обеими руками схватившись за голову, когда этот кошмар увидела. И взвыла-таки, когда где-то там, в эпицентре безумия, сквозь рев пламени послышался отчетливый ожесточенный лязг стали!

– Эльмар! – Крикнула я и глупо бросилась в огонь.

Глупость моя была поистине впечатляющей, и это понимала не только я.

– Малика, немедленно выметайся вон! – Велел в ярости Эльмар.

Послушалась ли черная ведьма некроманта? Да как бы не так!

Помня об особенностях верховных ведьм, я уверенно протянула ладонь к огню, намереваясь тот подчинить своей воле.

И крайне удивилась, когда рыжее пламя, не пожелав окраситься в изумрудно-зеленый, с аппетитом набросилось на мою плоть!

– Малика!!! – Прогрохотало на все здание, когда я не сдержала полного боли крика и испуганно шарахнулась назад.

Пламя не подчинилось! Почему оно не признало мою власть?!

И тут случилось страшное. Кое-что намного, намного более страшное, нежели горящий госпиталь и сражающийся неведомо с кем Эльмар в пламени.

Алый ожог и безобразные волдыри на моей пострадавшей руке вдруг вспыхнули ярким золотым свечением, снимая боль, залечивая рану, запуская один очень старый механизм, о котором я и знать забыла…

Когда над городом прогремел гром, все здания пошли трещинами и вздыбилась земля!

– МАЛИКА! – Полный ярости рев заставил потухнуть не подчинившееся мне пламя, и сквозь быстро развеивающийся дым я разглядела Эльмара с мечом в одной руке и выплетаемым заклинанием в другой, а напротив него…

О, бесконечная проклятая Тьма!

Против одного моего Эльмара выступало трое жнецов Тьмы! Один пожиратель жизней уже представляет смертельную угрозу для населенного пункта с численностью до двух тысяч, сейчас же их было трое!

Один мой Эльмар и три массивные высоченные фигуры со жгутами мышц, горящими тьмой глазами, жуткими неживыми ухмылками на серых лицах и с черной магией, что неконтролируемым туманом струилась из их рук и приоткрытых ртов!

Пожирателей жизней практически невозможно убить! Просто невозможно!

Когда кто-то где-то там зарычал так, что стены госпиталя пошли трещинами, я поняла:

– Хана, – выдохнула испуганно, понимая, что это последнее, что я в жизни говорю.

Трое жнецов повернули голову и жутко мне улыбнулись… они еще просто не понимали, во что вляпались.

Стену госпиталя снесло волной чистой энергии! Жнецы разлетелись в стороны вместе с каменными осколками! Эльмар скинул незавершенное плетение и попытался прикрыть меня щитом, но неудержимая энергия смела и заклинание, и его!

Я честно испугалась за него, но за себя мне было страшно куда больше, потому что из клубов поднявшейся пыли от снесенной стены решительно вышел ужасно разъяренный мужчина с горящими алым пламенем глазами, в бешенстве оглядел пространство, без проблем отыскал меня и:

– Малика Адельвейс Норберт!

От этого рева потрескавшиеся стены доломались и глыбами осыпались, заложило уши и испуганная дрожь пробралась в тело, но все это не помешало мне сделать большое испуганные глазки и протянуть:

– Ой, папочка…

– Кто?! – Рявкнул лучший боевой маг современности.

И гордая и вообще самостоятельная верховная ведьма сделала обиженное лицо и пальчиком на жнецов показала.

Те трое как раз пытались выбраться из-под обломков стены, для чего начали Тьму призывать.

Папочка резко повернул голову, так совсем нехорошо прищурил алые из-за бушующей магии глаза и протянул в сторону пожирателей жизней руку.

И тех, кого нельзя убить, охватило яростное жадное пламя!

Но на этом папуля не успокоился и угрожающе медленно и вообще очень жутко повернулся к Эльмару. Некромант и так во время боя со жнецами много сил потратил, а тут его еще и об стену приложили… но Лагардер все равно на ноги поднялся, даже за стенку не держась, и на моего папу посмотрел.

– Папочка, а его убивать нельзя! – Взмолилась черная ведьма, кое-как на ноги поднимаясь.

– Мда? – Судя по тону, Эльмар уже был не жилец.

– Он мне еще нужен! – Решительно заявила я.

Подобрав юбку, не менее решительно направилась к папе. Он даже бровью не повел, но все камни и осколки с моего пути сами в сторону отодвинулись, расчищая дорогу.

– Зачем это? – Дэниэл Норберт вскинул бровь и Эльмара с таким пренебрежением оглядел, что даже мне немного неловко стало.

– Ну-у-у, – замялась я с ответом.

Это было моей ошибкой. Моей очень большой и серьезной ошибкой.

– Малика! – Папочка стремительно ко мне повернулся и хищным коршуном навис. – А чем это ты тут, дорогая дочь, занимаешься?

И буря, которая вроде бы миновала, стремительно вернулась, усилившись раз в пять!

– Почему, – начал отец звенящим от ярости голосом, – в наш дом заявляется король и обвиняет тебя в покушении на свою жизнь? Трижды, Малика, ты трижды на него покушалась!

Я бы может и ответила, но это было еще не все.

– Почему я вынужден успокаивать эльфийского правителя, у которого истерика началась после упоминания твоего имени?!

Ой-ей-ей…

– Почему, – вот это особенно жутко прозвучало, – я перемещаюсь на территории демонов и попадаю в ловушку, настроенную правителем на твою кровь?!

Надо было бежать, пока возможность была… Эх, завидую я жнецам – им уже не страшно!

– Скажи мне, как одна девушка смогла довести трех королей за столь короткий срок?

Как-как… гены… Но вслух я этого, понятное дело, не сказала.

– А дракон?! – Вдохновенно продолжал папочка. – Он поселился на нашем заднем дворе!

Все, теперь точно хана.

И я воспользовалась одним верным, всегда действующим приемом.

Большие жалостливые глазки, дрожащие губки и полное затаенного страха:

– Папуль…

Подействовало мгновенно! Просто словно по щелчку!

Боевой маг раздраженно выдохнул, стремительно успокаиваясь, без труда разгадал мою манипуляцию, но все равно вздохнул еще раз, уже совсем устало, и развел руки в стороны. Я, не будь глупой, тут же шмыгнула в теплые и такие родные объятья, обняла папулю руками за талию и прижалась сильно-сильно.

– Ну, Мали, – у него даже голос потеплел и стал таким очень нежным и заботливым, а широкая ладонь принялась заботливо по голове меня гладить, – испугалась, да?

Охотно закивала, губы поджав… и пусть, что он этого не видел, но мне вдруг так жалко себя стало, вот просто очень-очень, и я к папочке еще сильнее прижалась и носом тихонько шмыгнула.

– Ну не плачь, – он этого дела не переносил и всегда терялся, – ну хочешь, я их всех накажу?

– Папуль, они же короли, – напомнила глухо, уткнувшись лицом ему в черную рубашку.

– Не, Мали, они уроды, обидевшие мою дочь.

У меня лучший папочка во всех мирах! Самый-самый лучший!

Подняв голову, взглянула в его искренне встревоженное лицо с сияющей широкой улыбкой. И ведь знаю, что стоит только попросить, и папуля действительно пойдет и накажет всех-всех-всех, но:

– А их уже Эльмар наказал, – похвасталась я, улыбаясь шире.

Глава тридцать

Папа уже успокоился, поэтому его глаза из горящих алых снова стали нормальными темными. Улыбнувшись мне, он поднял взгляд и посмотрел поверх моей головы.

– Этот вот Эльмар? – Кивнул папуля на некроманта.

– Ага, – охотно подтвердила я, – он хороший, правда. Эльфы когда пришли, им одного взгляда на Эльмара хватило, чтобы развернуться и уйти, пообещав нас больше не тревожить.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю