332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Таня Соул » В Бездонном море тысяча ночей (СИ) » Текст книги (страница 9)
В Бездонном море тысяча ночей (СИ)
  • Текст добавлен: 8 июня 2021, 09:30

Текст книги "В Бездонном море тысяча ночей (СИ)"


Автор книги: Таня Соул






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 15 страниц)

Ночь двадцать вторая

Утром в магиу Аруога уже пожаловал гость. Вэимар почтил двоюродного брата визитом впервые за долгое время.

– Что привело тебя сегодня? – спросил Аруог после короткого приветствия.

– Отец ведёт себя странно после твоего прихода, – сказал Вэимар. – О чём вы с ним говорили?

Аруог нахмурился, поглядывая на него исподлобья.

– Мы говорили о делах. Всё, как и обычно.

Вэимар почувствовал холодок, пробежавший между ними, и показательно смягчил тон.

– Значит, дело в чём-то другом. Как поживает твоя супруга? Могу ли я с ней поздороваться?

– С супругой всё хорошо. Но она ещё отдыхает. Боюсь, сегодня с ней не получится повидаться.

Вэимар немного напрягся и поменялся в лице.

– Она хотя бы жива? – спросил он довольно грубо и громко.

Аруог предупреждающе поднялся из-за стола, правой рукой уже призывая трезубец.

– Жива, – процедил он сквозь зубы.

– Если ты ненароком убьёшь погружённую жену, которую искал целых десять лет, проблем не оберёшься, – Вэимар тоже поднялся. – Это станет ещё одним пятном на репутации нашего рода.

Аруога затрясло, а лицо его перекосилось от гнева. Он закричал:

– Вон отсюда!

– Я и не планировал задерживаться, – ответил Вэимар двоюродному брату. – Что бы здесь ни происходило, не вмешивай в это моего отца и наш род.

Вэимар без страха повернулся к Аруогу спиной и спокойно выплыл из кабинета, уверившись, что причина грядущих проблем находилась действительно в этом доме. И отец, и его непутёвый братец вели себя странно.

Уже будучи у лестницы, ведущей вниз в главный зал, он неожиданно передумал и тихо поплыл назад, осторожно заглядывая в многочисленные комнаты второго этаже. В одной из них на софе сидели две Оиилэ, одна из которых учила другую Оагин Эёл, что само по себе было необычно, поскольку все подводные жители знали родной язык с детства. Присмотревшись, он заметил, что кожа ученицы была слишком светлой, как и туго собранные в пучок волосы. Она взмахнула рукой, и между пальцами у неё не было перепонок.

– Великие глубины! – воскликнул Вэимар. – Да это же Лунная жена!

Рриану повернулась на возглас. Вэимар продолжал стоять в дверном проёме, ошарашенно хватая воду ртом и силясь сказать что-то ещё, но язык не мог воспроизвести ничего вразумительного.

Его крик донёсся и до кабинета Аруога. Разъярённый, он приплыл сразу с трезубцем и прижал им Вэимара к стене.

– Я же сказал тебе покинуть мой дом! – закричал Аруог. – Какого морского дьявола ты тут делаешь?!

Вэимар схватился за трезубец, пытаясь отодвинуть его подальше, но силы были не равны, и сталь не сдвинулась ни на сантиметр.

– Б-б-брат, – сбивчиво произнёс он, вспоминая многочисленные рассказы слуг о тех зверствах, которые теряя над собой контроль совершал Аруог в детстве.

Рриану ахнула, быстро поднялась и в мгновение оказалась возле дрожавшего от гнева супруга. Она коснулась его плеча, но он никак не отреагировал. Тогда она положила ладони по обе стороны его лица, с силой повернула его голову на себя и приблизилась к нему вплотную, касаясь его лба своим и пристально глядя ему в глаза. Он сделал несколько глубоких вдохов и опустил трезубец.

– Мирми, попроси кого-нибудь привести дядю Ривэирра, – приказал Аруог, всё ещё крепко сжимая рукоять трезубца.

Испуганная служанка быстро выплыла, чтобы найти посыльного.

Вэимар под прицелом трезубца был перемещён на софу, которую столь любезно уступила ему Рриану. Он долго сидел, обхватив голову руками и поставив локти на колени, то и дело поглядывая на средоточие всех проблем их рода – Лунную чету, разместившуюся на кровати и мирно державшуюся за руки.

Его отец прибыл в кратчайшие сроки и прямо с порога осуждающе воскликнул:

– Сыыын!

– Отец, – ответил Вэимар с тем же осуждением в голосе. – Ты погубишь нас всех.

– Порою смерть лучше позора, – ответил Ривэирр, садясь рядом. – Она почти завершила обращение. Луна и Океан дают нам шанс искупить ошибки предков.

Но Вэимар отрицательно покачал головой.

– Или снова стать причиной бедствий…

Немного помолчав, Ривэирр взял сына за плечо и повернул к себе. Их взгляды встретились.

– Я уже дал им слово главы рода. Лунная жена под нашей защитой, – сказал он.

Вэимар обречённо кивнул несколько раз, понимая, что уже не может исправить эту ошибку. Пойти против главы – всё равно что пойти против их рода. Преданный и принципиальный, он принял решение отца с достоинством.

– Я никому не расскажу об увиденном, – произнёс Вэимар, поднимаясь с софы. – Когда придёт день суда, я вместе с нашим родом буду защищать Лунную чету. Но если наш род или племя пострадают, я лично заберу твою жизнь, – закончил он, обращаясь к Аруогу.

Перед уходом он ещё раз посмотрел на всё ещё хрупкую Гаанэ, удостоившуюся внимания Луны и Океана. Она держалась спокойно и уверенно, не отпуская руку супруга ни на минуту. Если девушка и была напугана, она этого не показывала. На прикроватной тумбе рядом с ней стояла статуэтка Ариан, разящей врагов. «Верховный жрец знает», – подумал Вэимар.

– Я ещё раз изучу писания в нашей сокровищнице, – сказал он перед уходом, обращаясь больше к Рриану. – Прошлая Лунная жена или весь наш род наверняка совершили какую-то ошибку. Если уж нам дали ещё один шанс, так пусть он будет не зря.

Уже у себя дома, проходя мимо комнаты сестры, Вэимар заметил красивое колье, инкрустированное красными драгоценными камнями, лежавшее на тумбе у кровати. «Не вернула», – подумал он. – «Возможно, Рагавурр тоже знает. Иначе что ему может быть нужно в доме главы рода Арагерра?»

Он резко развернулся, поплыл назад в поисках сестры и нашёл её заботливо высаживающей композицию из водорослей в саду за домом.

– Сколько раз вы с ним виделись? – спросил он сестру, даже не поздоровавшись.

– С кем? – спросила Лэина.

– Не притворяйся.

– Всего несколько раз, но случайно и в людных местах. Послушай брат, я не такая дурочка, какой вы с отцом меня считаете. Но колье и впрямь… красивое. Досадно будет от него отказаться. Что бы ему не было нужно, нет такого закона, обязующего меня заплатить за добровольно сделанный мне подарок. Я хочу его оставить.

– А я и не за этим приплыл.

Она подняла голову от почти завершённой клумбы и удивлённо посмотрела на брата.

– Если он приблизится к тебе вновь, постарайся выяснить, что задумал этот змей. Даже самый расчётливый и хладнокровный мужчина может забыться в присутствии красивой и в меру невинной девушки.

Лэина усмехнулась и сразу же дала своё согласие.

Вэимар, в отличие от своего отца, давно не строил иллюзий насчёт сестры. Она лишь выглядела наивной и беззащитной, но в ней текла истинная кровь Арагерра. Под её миниатюрным каблучком окажется ещё не мало таких Рагавурров. Она вскоре по праву займёт своё место в родовом совете.

Оставив сестру в саду, он вернулся в дом, взял осветительный камень из стола отца и спустился в сокровищницу. Писания из родовой сокровищницы было запрещено выносить наверх, поэтому он присел за небольшой стол в углу и стал изучать одну доску за другой.

Незаметно наступила ночь. Он устало потёр уже болевшие от чтения глаза, вернул завершённую доску на полку и решил продолжить на следующий день. Весь дом уже спал. Он выплыл на балкон, залитый тусклым лунным светом, и задумался. Перед глазами стояло уверенное и бесстрашное лицо наземной девушки, державшей за руку Дикого зверя. Его братец наделал немало шуму за свою ещё не очень долгую жизнь, но, кажется, ему посчастливилось найти избранницу, готовую разделить с ним эту тяжёлую ношу.

– Возможно, всё не напрасно, – сам того не зная, повторил он слова отца.

Ночь двадцать третья

В магиу Главы племени на завтрак подвали сегодня крабов. Глава чинно ел крабовое мясо с каменной шпажки, а его дочь Агаинэ, немного надкусив свою порцию, и положила её назад на тарелку. Маварэг посмотрел на неё подозрительно.

Рагавурр не любил чищеное крабовое мясо, оттого попросил принести ему краба не разделанным и живым. Он с упоением отрывал ещё трепыхающемуся несчастному существу ноги, разгрызал их и доставал сочную мякоть.

– Я слышал Вы недавно навещали Аруога, – произнёс Глава как бы между делом. – Какое у Вас сложилось мнение?

Рагавурр неохотно отвлёкся от своего занятия и бегло взглянул на Маварэга.

– Возможно, Ваши опасенья правдивы, – ответил Рагавурр уклончиво и вернулся к крабу.

– И что Вы планируете делать, дорогой посол? – спросил Глава обеспокоенно.

Углы рта Рагавурра слегка дёрнулись, готовые расплыться в улыбке.

– Увидеть масштаб бедствия собственными глазами и сообщить Правителю.

Маварэг поёрзал на стуле и неуверенно предложил:

– Может быть, стоит поторопиться? Когда обращение завершится…

Глаза Рагавурра опасно блеснули, а его лёгкая улыбка превратилась в хищный оскал.

– Судя по признакам, которые Вы мне описали, когда, по-Вашему, должно завершится обращение? – спросил он, поглядывая на Главу, прищурившись.

– Через полнолуние, – ответил Маварэг после недолгого раздумья.

– Значит, у нас впереди ещё целый месяц.

– Но путь до Скалистого города не близок…

– Да не переживайте Вы так, достопочтенный Глава. Вашу новость я отправил с акулой во дворец в тот же день, – Рагавурр поднялся из-за стола, с нескрываемым удовольствием наблюдая за реакцией собеседника.

Он не любил хвастаться, но порой делал это ради забавы. Среди Оиилэ крайне редко встречались повелители акул. Это были очень загадочные и могущественные личности, которых всегда побаивались. Посол не только мог приказывать этим диким животным, но и общаться с ними, хотя об этом он предпочитал не рассказывать никому даже для забавы.

Не дожидаясь, пока Глава и его дочь придут в себя после услышанного, он выплыл из столовой.

Агаинэ снова взяла шпажку с тарелки. Едва прожевав откушенный кусочек мяса, она повернулась к отцу и сказала обеспокоенно:

– Не стоит ему так доверять, отец.

Маварэг посмотрел на дочь снисходительно.

– Во всём Подводном мире не найдётся ни одного Оиилэ, настолько глупого, чтобы довериться Морскому змею Рагавурру. Не делай из меня глупца Агаинэ!

– Тогда почему ты с ним так откровенен?

Глава помолчал немного.

– На доверие нельзя полагаться, дочь. На нём ничего не построишь. Лишь взаимные интересы могут послужить надёжным фундаментом. Его присутствие в моём доме – это не доверие, а политика. Пока наши интересы сходятся, мне нечего опасаться.

Рагавурр усмехнулся, услышав эти слова. Покинув столовую, он лишь свернул в сторону и остался у двери, смакуя беседу отца с дочерью. В одном он с Главой был согласен, доверять ему мог только глупец.

Один из слуг торопился по коридору и обрадовался, увидев его. Он поклонился и, довольный собой, объявил:

– Господин посол, внизу Вас ожидает юная госпожа Лэина, дочь Ривэирра из рода Арагерра.

– Попросите её подняться в мою комнату, – ответил посол. Его глаза горели в предвкушении интересной встречи.

Подплыв к лестнице, ведущей из главного зала на второй этаж, Рагавурр увидел юную Оиилэ, застывшую у подножия в нерешительности. В руках она держала знакомую ему шкатулку.

– Прелестная Лэина, – поприветствовал её посол, изображая на лице тёплую и добродушную улыбку. – Ваше милое личико так легко прочесть. Неужели я так похож на кого-то, способного покуситься на Вашу невинность? Не бойтесь, я сегодня при исполнении, и в моей комнате Вам ничего не угрожает.

Девушка хмыкнула и поплыла наверх. Он подал ей руку, наблюдая, как выражение её лица менялось, пока она взвешивала все за и против, принимая решение. Она переложила шкатулку в правую руку, а левую положила послу на предплечье, позволяя ему показать ей дорогу до комнаты.

Когда они подплыли к столовой, Рагавурр многозначительно посмотрел на Агаинэ, которая, увидев их, чуть не подавилась, держа в руках уже вторую по счёту шпажку с крабовым мясом. Посол прикрыл лежащую на его предплечье руку Лэины ладонью, развернул гостью лицом к столовой и позволил ей поздороваться с Главой и его чем-то недовольной дочерью.

Лэина смущённо поклонилась и объяснила Главе, что у неё чисто деловой визит.

– Я, видите ли, при исполнении, – пояснил посол Маварэгу и поспешил увести девушку к себе.

Агаинэ рассерженно бросила шпажку назад на тарелку.

– Дочка, с этим Оиилэ ловить тебе нечего. Присмотрись к другим молодым людям. Уверен, найдётся кто-нибудь по душе.

– Ты так и мечтаешь обвенчать меня с каким-нибудь голодранцем! – прошипела Агаинэ и оставила отца доедать свой завтрак в одиночестве.

Посол завёл Лэину в комнату и опустил жемчужный занавес, закрывая их от любопытных глаз.

– Итак, какое важное дело привело столь юную особу к Морскому змею прямо в логово? – спросил Рагавурр, развернувшись и встав немного слишком близко к Лэине. Он продолжал держать её за руку, словно позабыв, что они уже доплыли и дорогу показывать было больше не нужно.

Она осторожно выдернула руку из его, как оказалось, весьма цепкой хватки и протянула ему шкатулку.

– Видит Океан, мне пришёлся по нраву этот по истине королевский подарок, но, к сожалению, я не могу оставить его себе, – сказала она твёрдо, не давая послу повода для сомнений – подарок придётся взять назад.

– Не сомневаюсь, что дело касается родовой чести, – сказал посол, не торопясь забрать шкатулку у гостьи. – Это колье – жемчужина моей коллекции. Один купец когда-то продал мне его за бесценок, поскольку верил, что оно несло неудачи ему и его лавке. Оно принадлежало одной Оиилэ из королевского рода ещё во времена Лаан. Это колье имеет свою волю. Оно никогда не признает того, в ком нет королевской крови. И потому этот подарок подходит Вам, как нельзя лучше. Оставьте его себе. Если надоест, можете выбросить. А назад не возьму.

Она растерянно опустила руку со шкатулкой. Увидев, что Лэина не торопилась уходить, Рагавурр сел на стоявшую рядом со входом софу и расслабленно откинулся на спинку.

– Не желаете ли немного поболтать? – предложил он ей повод задержаться и многозначительно погладил место рядом с собой.

Она нерешительно посмотрела на место рядом с Рагавурром, потом окинула взглядом на удивление скромно обставленную комнату, в которой из мебели были только кровать, софа и тумба. Заметив, что взгляд девушки задержался на кровати, Рагавурр рассмеялся.

– Туда мы переместиться всегда успеем, милая Лэина!

Она зарделась и поторопилась присоединиться к нему на софе.

Посол поглядывал на неё искоса, подмечая, как она нервно сжимает руками материю платья, опускает глаза и растерянно водит своим миниатюрным носиком, на ходу придумывая тему для разговора. Он не спешил ей помогать.

– Отец вернулся вчера почти сразу после того, как Вы уплыли, – сказала Лэина будто бы между прочим. – У Вас, наверно, было к нему какое-то срочное дело. Может быть, я могу что-то ему передать?

– Вы столь юны, но уже так умело пользуетесь женскими чарами. Я восхищён! – воскликнул Рагавурр и не соврал. Девушка была слишком умна и находчива для своего возраста. – Если бы я не знал, как рьяно потомки Лаан относятся к чистоте своей крови, я бы, возможно, даже поверил, что Вы искренне мною заинтересовались.

Лэина немного отстранилась, глядя на него в недоумении.

– Ну, что Вы. Не бойтесь. Когда Вы подрастёте и наберётесь опыта, я с удовольствием поиграю с Вами в эту игру. Хотя не уверен, что Вам когда-то удастся меня обыграть. А пока давайте немного поговорим на чистоту.

Лэина прикусила нижнюю губу.

– Итак, Вы хотите знать, зачем я приходил и чего я добиваюсь, я прав? – спросил он непринуждённо, вовсе не обвиняя её ни в чём, а наоборот словно подбадривая.

Она кивнула.

– Я мог бы Вам это рассказать, – он растягивал слова, будто бы взвешивая это решение. – Но готовы ли Вы заплатить мне цену?

– Возможно.

– Даже если ценой окажется свобода? – он поглядывал на неё с нескрываемым любопытством.

– Если бы я не знала, что в груди Морского змея бьётся камень вместо сердца, я бы тоже подумала, что Вы мной заинтересовались, – ответила она. – Назовите цену, и я решу.

Он рассмеялся, услышав её ответ. В этой девушке было столько Воли, что во всём Улиан Гиугин с его королевскими кровями не сыскать ей себе достойную партию. Он взглянул на её аккуратное личико, заглядывая в чистые разумные глаза, и на секунду забылся в них.

– Так что? – переспросила она.

– Навестите своего двоюродного брата и познакомьтесь с его погруженной женой. Взамен я расскажу Вам, зачем именно приходил к главе рода.

Цена показалась ей весьма странной, но несущественной.

Он протянул руку, чтобы скрепить сделку, и она уверенно её пожала. Вместо того, чтобы, как полагалось, прервать рукопожатие, он дёрнул Лэину к себе. Она столкнулась с ним грудью и вскрикнула от неожиданности.

– Даю Вам день. Приходите завтра в то же время, – он, наконец, отпустил её.

Она выплыла из его комнаты абсолютно обессиленной. Со стороны посол казался весьма искусным и рассудительным дипломатом, знающим этикет. На людях он вёл себя сдержанно, соблюдая приличия, но встреча наедине отличалась кардинально.

Покинув магиу Главы, она проплыла мимо Риа Ораил, пересекла торговую площадь и стала подниматься вдоль холма, на котором располагался особняк Аруога.

Когда она подплыла к особняку, у входа её встретила охрана. Они преградили путь и отказались впускать её внутрь, объяснив это тем, что хозяева заняты и временно не могут принимать гостей. Несмотря на все уговоры и увещевания, они были непреклонны.

Через окно кабинета Аруог прекрасно слышал ругань и недовольство своей взбалмошной двоюродной сестры. После вчерашнего случая он принял решение закрыть дом для визитов несмотря на подозрения, которые обязательно возникнут у не принятых ими гостей. Хотя его сестра сдалась и уплыла восвояси, он больше не мог сосредоточиться на работе. Отложив дела, он направился в комнату к супруге, которая, как обычно, всё время посвящала изучению подводного языка.

– Уи ириу на, уи ро илэи Аруог*, – произнесла она заранее отрепетированную фразу.

*Приветствую тебя, мой супруг Аруог.

– Уи ириу на, уи ро илаи Рриану*, – ответил он, вполне довольный её прогрессом.

*Приветствую тебя, моя супруга Рриану.

Аруог чуть заметно кивнул Мирми, и та послушно удалилась из комнаты. Затем он подплыл к супруге, поднял её на руки и отнёс на кровать. Она ничуть не сопротивлялась. Он молча лёг рядом с ней и внимательно изучал её меняющиеся черты лица, которые постепенно стали почти такими же резкими, как у подводных жителей. Он аккуратно положил руку ей на талию и притянул ближе к себе.

Они лежали так до самого обеда, обнимаясь и держась за руки. Иногда разговаривая, потом надолго замолкая. Каждый думал о чём-то своём.

После заката, в свете восходящей луны Аруог спросил:

– Когда наземным хочется близости со своими супругами, как они это выражают?

Диана погладила его по гладкой щеке, кончиками пальцев провела вдоль скулы и слегка задела губы.

– Они касаются друг друга губами, – ответила она.

Он медленно склонился над ней, их губы соединились ненадолго, затем он задумчиво отстранился, пытаясь понять, чем хорош был такой способ. Диана улыбнулась, увидев его растерянность. Приподнявшись на локте, она решительно положила свободную руку ему на затылок, притянула его к голову к себе и поцеловала так страстно, что у каждого из них сердце бешено заколотилось в груди. Когда она, наконец, отпустила его, он одобрительно кивнул.

Ночь двадцать четвёртая

Рриаааану.

Рриаааану…

Где-то далеко кто-то звал её, но звук был приглушённый, словно преодолевая толщу воды, истончался почти до неузнаваемости. Она открыла глаза, но ничего не увидела вокруг – только мрак. Оглянулась в поисках уже такого знакомого резного окна в спальне, но вокруг не было ничего кроме тёмной воды. Подозрительно тихо.

Шёпот.

И снова тишина.

Сердце с силой ударилось о грудную клетку. Опять. И опять. Страх разлился адреналином по венам, разгоняя кровь и заставляя часто дышать. Она ждала, но ничего не происходило. Где-то сзади что-то большое раздвигало грузным телом воду. Она оглянулась и на секунду увидела два сверкающих глаза. Уплывать бесполезно.

Она развернулась к приближающимся глазам и стала ждать дальше.

Риааааануууу…

Кто-то звал её. Но он был слишком далеко. Самой ей было туда не доплыть.

Жёлтые хищные глаза сверкнули вновь уже совсем близко. Ритмичные удары змеиного хвоста в воде. Ближе. Ближе…

Голубые светящиеся медузы, словно мотыльки, начали вспыхивать вокруг. Огромная морда морского чудовища блеснула в их тусклом свете. Диана устала ждать.

Она подняла руку и с размаху опустила в сторону морды чудовища. Вода качнулась и откинула монстра назад. Диана изумлённо посмотрела на свою руку и ударила вновь. Гигантский то ли дракон, то ли змей заревел, и от этого рёва кровь стыла в жилах. Он бросился вперёд, раскрыв свою огромную пасть, собираясь проглотить мелкую Оиилэ, посмевшую ударить его.

Диана не отступила, не желая проявлять слабость. Она встречала врага лицом к лицу.

– Я тебя не боюсь! – закричала она в темноту и увидела блеск острых клыков прямо перед собой. Она подняла руку, чтобы в последний раз ударить чудовище.

– Нашёл, – сказал кто-то рядом и дёрнул её назад и вверх.

Раздалось клацанье зубов и очередной рёв. Добыча опять ушла.

Вода расступалась, пока кто-то поднимал её наверх, с каждой секундой всё больше набирая скорость. Они снова вынырнули у Дианы в комнате. На этот раз гость сбивчиво дышал, капюшон уже давно слетел с головы от быстрого подъёма.

Он раздражённо швырнул её на кровать.

– Сложно отозваться, когда тебя зовут?! – закричал Рагавурр.

Он поправил плащ и плюхнулся рядом с ней. Когда его гнев поутих, он спросил:

– Что ты там ищешь каждую ночь?

Диана в недоумении посмотрела на собеседника, но ничего не ответила.

Махнув на неё рукой, он произнёс себе под нос, словно размышляя вслух:

– Что такая жалкая наземная, как ты, может искать в колыбели глубины?

Диана взглянула на него как-то по-новому и, наконец, ответила:

– Если бы я только знала.

Рагавурр сверкнул глазами и прищурился.

– А нечего было нырять! Теперь пока не найдёшь, не выплывешь.

– Ну, а ты каждый раз что там ищешь? – спросила она.

– Я-то уже нашёл.

Он встал и протянул ей руку. Немного помедлив, она взяла её. Он резко дёрнул, но вместо того, чтобы врезаться в ночного гостя, Диана пролетела сквозь него и упала, но не на пол, а в своё тело, лежавшее на кровати рядом с супругом.

Во сне ещё была ночь, но наяву солнечные лучи уже освещали город. Она лежала, ожидая пробуждения супруга. Внизу у входа в магиу послышались голоса. Кто-то ругался.

Диана выглянула в окно как раз в тот момент, когда невысокого роста девушка с силой отшвырнула обоих охранников и решительно заплыла в дом. Охрана бросилась за ней, но она швырнула их ещё раз. Лязгнул засов двери – она закрыла дом изнутри.

Диана поспешила разбудить Аруога, но не успел он подняться, как юная особа, разобравшаяся с охраной, вихрем залетела в их комнату. Её грудь вздымалась от негодования. Она ткнула указательным пальцем в сторону Аруога и закричала:

– Почему мне отказали в визите?! Дважды!

Её горящий взгляд скользнул в сторону и остановился на Диане.

– Проглоти меня акула! Это что, твоя жена?

Диана кивнула, растерянно. Аруог зарычал:

– Лэээинаа!

Встретившись взглядом с разъярённым двоюродным братом, Лэина сделала несколько шагов назад.

– Стоять!

Она застыла.

Он подплыл, схватил её за плечо и потащил в свой кабинет. Диана хотела поплыть за ними.

– Жди здесь, – приказал Аруог.

Она села назад на кровать, надеясь, что их посетительница останется цела.

Сквозь мелкий узор окна Диана наблюдала, как Лэина удалялась от их магиу. Вниз по холму, по торговой улочке, почти заплыла на площадь, но в самый последний момент вернула налево, в сторону другого особняка.

Хотя её часть сделки была выполнена, Лэина не решилась снова пойти к Рагавурру. Змей чуял неладное и не просто так отправил её к двоюродному брату. Она была глупа, когда думала, что сможет перехитрить его.

Зайдя в дом, она поискала брата, но его не было ни в кабинете, ни в библиотеке, ни в саду. Скорее всего он снова спустился в сокровищницу. Лэина заплыла в свою комнату, села на небольшой каменный табурет возле трюмо и открыла лежавшую на трюмо шкатулку с колье. Камни сверкнули красным светом, словно приглашая её примерить злосчастный подарок.

Она вынула колье и приложила к шее, поглядывая на себя в зеркало. Ей захотелось надеть его. Руки сами потянулись к застёжке, которая тут же защёлкнулась, будто давно ждала этого с нетерпением. Камни налились неярким кроваво-красным светом. Лэина почувствовала невероятный прилив силы, она просачивалась сквозь колье и расходилась по телу, пульсируя.

Сама не зная почему, она не стала снимать украшение. Полежав немного на кровати, она выплыла в сад и направилась к любимой клумбе, чтобы проверить, прижились ли посаженые вчера водоросли.

Лэина присыпала оголившиеся за ночь корни песком, поправила декоративные ракушки, украшавшие границу клумбы, и умиротворённо поднялась, собираясь оплыть сад и найти себе новое занятие. Она поплыла вдоль петляющих дорожек, всё углубляясь в заросли. В какой-то момент она почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Оглянулась – никого рядом не было.

Она проплыла ещё несколько метров, но ощущение, что её преследовали не исчезло. На мгновение ей стало страшно, но она стряхнула с себя волнение, словно песчинки с подола платья, и свернула на небольшую дорожку, ведущую к поляне, где она высадила подаренные одним купцом диковинные водоросли, напоминавшие шары из мха. Это было её самое любое место в саду.

Она присела и запустила пальцы в копну тонких нитей, формировавших эти зелёные шары. Сзади раздался плеск воды. Лэина испуганно обернулась. На дорожке позади неё стояла фигура в чёрном плаще с капюшоном, закрывающим лицо.

Словно предвидя агрессивную реакцию, ловким и быстрым движением преследователь снял с головы капюшон и выставил перед собой руку.

– Я приплыл с миром, милая Лэина, – протянул Рагавурр.

Лэина встала и с раздражением посмотрела на незваного гостя. Расслабленная поза, улыбающееся лицо, сложенные за спиной руки, всё говорило о его уверенности в своей силе. Он приплыл на чужую территорию, но чувствовал себя на ней хозяином.

– Вам идёт это колье…

– Зачем Вы приплыли, посол? У меня было время до утра, и я в него не уложилась. Вы ничего мне не должны, – сказала Лэина холодным тоном.

Рагавурр молниеносно подплыл к ней и схватил за руку. Его хватка была крепкой, но не причиняла боли.

– Если бы это было так, меня бы здесь не оказалось.

Она попыталась вырваться, но у неё не вышло. Уже собираясь позвать кого-то на помощь, она открыла рот, но Рагавурр положил на него свободную руку, а сам склонил голову к её уху и, слегка касаясь мочки, зашептал:

– Вы хотели знать, зачем я подарил Вам колье? Я сделал это, потому что мне нравится, когда его камни светятся силой. Вам было интересно, зачем я приходил к отцу? Но я приходил не к нему, милая Лэина.

Она попыталась оттолкнуть его, но поток воды снова прижал их ближе, и любое сопротивление рассеивалось, как ил, на мгновение поднятый вверх зарывшейся в песок рыбёшкой. Она впервые встретила кого-то не из своего рода, в ком Воля была столь сильна.

– Тииишее… тиише. Я приплыл с миииром, – говорил елейный мужской голос, забираясь под кожу, щекоча нервы. Волна мурашек прошла по её телу, поднимая волоски на руках. – Как думаете, что скажет совет рода, когда тоже познакомится с женой Вашего двоюродного брата?

На мгновение от неожиданности Лэина перестала сопротивляться. Над её ухом раздался тихий смешок.

– Глава рода не всесилен, Лэина. Совет может оспорить его решение.

Он отпустил её и сделал один шаг назад, наблюдая, как осознание меняло выражение лица девушки.

– В следующий раз я привезу Вам в подарок какой-нибудь другой интересный вид, – указал он на зелёные мосс-шары, высаженные на поляне. – От него Вы точно не захотите отказаться.

Когда он уплыл, Лэина выдохнула с облегчением. Отпустившее её напряжение оставило после себя пустоту и усталость. Она вернулась в свою комнату, сняла колье и легла на кровать, надеясь вздремнуть. Но вместо сна к ней пришли навязчивые мысли. Слова посла никак не выходили из головы.

В вопросах безопасности рода совет мог оспорить решение главы. И самым рьяным противником мог стать её троюродный дядя Гаарон. Это у него Ривэирр после смерти отца Аруога выиграл бой за место главы рода. Если совет их не поддержит, братец Аруог и его Лунная жена останутся один на один с суеверным и опасливым племенем.

Лэина немного нахмурилась, принимая единственно возможное решение.

– Отец будет в ярости, когда узнает… – пробормотала она себе под нос.

Вечером, когда на город уже начал опускаться сумрак, а рыбы стали зажигать свои фонари, с торговой площади послышался звук, похожий на горн. Он протрубил три раза и затих.

– Что это было? – спросила Диана, заплывая в покои супруга и снимая с себя тяжёлый плащ.

– Кто-то вызвал члена родового совета на поединок.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю