332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Таня Соул » В Бездонном море тысяча ночей (СИ) » Текст книги (страница 5)
В Бездонном море тысяча ночей (СИ)
  • Текст добавлен: 8 июня 2021, 09:30

Текст книги "В Бездонном море тысяча ночей (СИ)"


Автор книги: Таня Соул






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 15 страниц)

Ночь тринадцатая

Утром Диана проснулась от лёгких прикосновений чьих-то пальцев вдоль ключицы. Они двигались по следам вчерашних отметин от зубов и взбирались вверх по шее, пока не приземлились под подбородком. Диана поморщилась от боли.

– Эти заживут не сразу. Могут остаться следы, – сказал Аруог.

– А почему раньше не оставались?

– Потому что раньше я не хотел тебе навредить.

Когда Диана привстала с кровати, Аруог немного отодвинулся и отвёл взгляд. После событий прошлой ночи между ними чувствовалась неловкость.

Она потянулась за заколкой, собираясь усмирить подхваченные внезапным потоком волосы, но Аруог удержал её руку, наблюдая, как её светлые локоны живут собственной жизнью, словно шальные молекулы, двигаясь то в одну, то в другую сторону.

– Повернись спиной, – сказал он, игриво отталкивая водой одну из её прядей.

Она послушно развернулась, и он заплёл ей свободную пышную косу и заколол её внизу.

– Такую причёску носила мама. И за это её осуждали все, от знатных дам, до прислуги.

– Почему?

– Тогда в Жемчужном городе эта причёска считалась признаком дурного тона.

– А сейчас? – спросила Диана настороженно. Ей не хотелось прибавлять к списку своих проблем ещё и дурновкусие.

– С расцветом торговли и наплывом приезжих местные дамы стали более открыты к… экспериментам. – Он поправил выбившуюся прядь. – Ну, вот. И никакая Мирми не нужна. Кстати, раз уж мы пережили Полную луну, у меня есть к тебе небольшая просьба. Стая дельфинов, которые нашли тебя на поверхности в день погружения, до сих пор плавает у города. Они хотят убедиться, что ты жива. Я сегодня отведу тебя на окраину, покажу им. Может, хоть тогда они оставят меня в покое.

– Вот ещё! Они помогли меня похитить, а я поплыву их успокаивать? Нет уж, увольте, – фыркнула Диана рассерженно.

– Как и все мы, они несут в себе Волю Океана и повинуются Луне. Порой мы должны делать то, что должны, нравится нам это или нет. Они зовут тебя целыми днями. Я не могу сосредоточиться на делах.

Диана отвернулась в знак своего несогласия, ничего ему не ответив.

– Кхм… Тогда так. Взамен я покажу тебе сокровищницу нашего архипелага – коралловые рифы. Здесь они особенно красивы, и все чужаки первым делом плывут на них взглянуть.

Диана заинтересованно повернулась к нему, и он улыбнулся, понимая, что победил.

– С этого надо было начинать, – сказала она деловито.

– Учту… Я скажу Мирми подготовить одежду для прогулок.

Так называемая, одежда для прогулок представляла собой облегающий комбинезон из плотной материи. В нём не было излишней помпезности и украшательств. Это было лишь полотно, прикрывающее тело от чужих глаз.

Отчего Оиилэ из знатных семей так страшились показать своё тело простому люду, Диана не понимала. Может быть, тем самым они подчёркивали свою значимость. А, может, дело в том, что так одевались их предки, чтившие своё наземное происхождение. Но в Улиан Гиугин супруга Лунного наследника и потомка Арагерра не могла появиться на людях, не прикрыв тело тканью.

Когда Диана спустилась вниз, Аруог уже ждал её у выхода. На нём тоже был походный комбинезон, а в руках он держал трезубец.

– Мы поплывём только вдвоём? – спросила она, оглядываясь в поисках охраны.

– Да. И напоминаю ещё раз, ни в коем случае не прикасайся к трезубцу.

Подплыв к западной окраине города, они остановились. Аруог взял Диану за руку, и они вместе легко проплыли сквозь полупрозрачную материю покрова.

– То есть теперь я могу пересекать его? – спросила Диана, оглядываясь на оставшийся позади город.

– Сквозь Защитный покров может проплывать лишь тот, у кого есть разрешение, и даёт его Глава племени. Но жители города имеют право пропускать своих спутников. А Наземных в город может впустить только Лунный наследник. Твои собратья Гаанэ не могут даже увидеть Улиан Гиугин.

– Дельфины не встретят нас здесь? – спросила Диана, стараясь не отставать от Аруога.

– Они будут ждать дальше по дороге к рифу.

Поначалу Диана с любопытством рассматривала косяки рыб и столпы поднимающихся со дна водорослей, но постепенно начала уставать и терять интерес к окружающим их пейзажам. Она плыла всё медленнее и медленнее, пока, наконец, не остановилась совсем.

– Я устала.

– Мы почти доплыли до стаи. Отдохнём с ними на мелководье позже.

– Но я устала не позже, а сейчас.

Аруог со вздохом переложил трезубец в левую руку, а правой взял Диану за талию. Они быстро набрали скорость и продолжили путь, но такая близость с супругом была для Дианы непривычной, и она то и дело бросала на него неловкие взгляды.

Постепенно дно становилось всё ближе и ближе, пока не оказалось прямо у них под ногами. Аруог отпустил Диану возле огромного булыжника, указывая на него трезубцем.

Диана послушно села на камень. Вокруг не было ничего примечательного: обычное песчаное дно, стаи рыб, мелькающие тут и там, и растущие из-под камней водоросли. Зато у поверхности резвилась стая дельфинов, не торопясь к ним спускаться.

Аруог окликнул их, и дельфины, набрав воздух, нырнули и направились к ним.

– Это временная глава стаи – Ивин, – сказал Аруог, указывая на одного из дельфинов.

Диана кивнула в знак приветствия, а Ивин просвистела что-то на своём, дельфиньем, языке.

– Им нужно возвращаться назад к их основной стае. Но если тебе понадобится помощь, можешь обратиться с просьбой к Луне, и тогда они снова приплывут.

Пока они плыли, Аруог рассказал ей, что на самом деле для дельфинов подобная преданность – это большая редкость. Лишь стаи, издавна принадлежавшие роду или племени, проявляли такую заботу об Оиилэ, а к Гаанэ они ещё реже относились положительно. Эта стая не принадлежала ни к одному из племён, и потому Аруог был удивлён, когда они привели его к Диане в день её погружения. Ещё больше он был озадачен, обнаружив, что они не уплыли сразу же, а столь настойчиво требовали встречи с ней даже после погружения.

Ивин и её стая, даже повидавшись с Дианой, продолжали кружить рядом.

– Почему они не уплывают?

– Хотят проводить нас до рифа и обратно к городу. Переживают за тебя.

Отдохнув несколько минут, они продолжили свой путь, и Диана старалась больше не сбавлять скорость. Какое-то время они плыли по мелководью, но постепенно дно стало углубляться, и внизу время от времени начали мелькать акулы. Они заглядывали за камни и ныряли в гущу водорослей, выискивая пищу.

Чем дальше они продвигались, тем больше становилось акул. Иногда они подплывали настолько близко, что при желании можно было коснуться их упругих тел. Сами подводные хищники к двум путешествующим Оиилэ и дельфинам не проявляли совершенно никакого интереса.

Камни, среди которых плавали акулы, походили на обломки колонн и статуй. Они устилали песчаное дно, и, несмотря на толстый слой покрывавших их водорослей, в их очертаниях можно было угадать рукотворное происхождение. Когда среди небольших камней стали мелькать полуразрушенные каменные постройки, над которыми белел полупрозрачный Защитный покров, Диана спросила у Аруога:

– Там внизу – это город?

– И да, и нет. Это руины Лаан Гиугин, Королевского города. Первого города Оиилэ. Теперь там живут только акулы, и мы иногда называем это место Аррэу ро гиу – Дом акул.

– Но почему он разрушен?

Аруог рассказал ей историю, которую знает любой Оиилэ во Всемории.

После раскола и отделения племён в Лаан Гиугин остались только потомки королевской семьи и несколько преданных им родов. Они основали своё племя – Лаан Ууноги. Ушедшие после раскола племена не смогли с собой ничего забрать, и в городе продолжали храниться королевские сокровища и все тридцать три трезубца королевской семьи, а также Правящий трезубец Гарранэёль, повелевающий всеми.

Не желая подчиняться Королевскому городу, ушедшие племена направили туда своих Глав и Лунных наследников. Каждый из них бросил вызов Владыке, которым в то время являлся Глава племени Лаан, владевший Правящим трезубцем. Закон Океана гласит: «Владеющий трезубцем Гарранэёль – сильнейших из Оиилу Эилин. Когда бросят ему вызов, он должен принять его. Только победив в бою, он будет достоин».

Владыка был сильным Оиилэ и с лёгкостью победил первых соперников, но с каждым новым боем на нём было всё больше ран, а в нём – всё меньше сил. Последний из Лунных наследников поверг его и унёс Правящий трезубец в Западное море, откуда сам стал царствовать и повелевать всеми Оиилу Эилин.

Когда пал Глава племени Лаан, в Королевском городе не было своего Лунного наследника, и некому было сразиться с победителем. Без Главы и без трезубца, создавшего Защитный покров, жители не могли пересекать границу города. Начался голод. В отчаянии они обратились к своим предкам и попросили пропустить их сквозь покров. Покинувшие город больше не могли вернуться назад. Так Лаан Гиугин опустел. Теперь только акулы, потомки Диких Оиилэ, могли там жить.

Когда Аруог закончил свой рассказ, они уже проплывали над центром разрушенного города. На рыночной площади лежали обломки каменной колонны, возвышавшейся когда-то в её центре. Крыши зданий обвалились, а полуразрушенные стены смотрели на них пустыми глазницами. Город кишел акулами, свободно пересекавшими покров. Одна из них выплыла из единственного здания, всё ещё имевшего крышу, и поплыла вверх в их сторону.

– А это что за здание? – спросила Диана, показывая на уцелевший купол.

– Это Усыпальница Королей. В Лаан Гиугин ещё не было Глубинного храма. Жрецы спускались в пещеру под усыпальницей и там проводили обряды. Глубоко под ней, на дне пещеры, в Чертоге прародителей спят трезубцы. Проснувшись, они поднимаются наверх и ищут того, кто оказался достоин их пробуждения.

Акула, выплывшая из усыпальницы, приблизилась к Диане. Прямо над её рукой она открыла пасть, из которой выпали два небольших предмета. Диана машинально схватила их и с интересом раскрыла ладонь. В ней лежали два пузырька, с одного бока покрытые илом. Они были закупорены, но пусты. Отдав склянки Диане, акула махнула хвостом и уплыла назад в город.

– Положи в мою сумку. Покажем Анарэну, – сказал Аруог

Спрятав пузырьки, Диана продолжила разглядывать руины. Они пробуждали страх и восхищение. Когда-то по этим улицам плавали знатные Оиилэ. Они заглядывали в лавки и рассматривали привозные товары, сплетничали и ругались, жили и умирали в этом городе. На его улицах вместо акул когда-то сновали подводные жители. Было грустно и больно смотреть на развалины некогда процветавшего города.

– Неужели нет совсем никакой надежды? – спросила Диана. – Через покров правда никто не может проплыть? Даже ты?

– Открыть покров может только владелец Правящего трезубца. Когда он снова будет в руках потомков Лаан Ууноги – Королевского племени, и Глава племени вернётся в Лаан Гиугин, только тогда этот город снова откроет свои двери.

– Тогда почему до сих пор никто не вернул этот трезубец?

– Все ушедшие за ним, проиграли бой. Только сильнейший достоин.

Когда Лаан Гуигин остался позади, перед ними появилась огромная стая скумбрии. Дельфины окружили её и начали сжимать кольцо. Они хватали крупную рыбу и опускались на дно, чтобы размельчить её, ударяя о камни.

Ивин, глава стаи, подплыла к Аруогу, держа в зубах крупную рыбину. Отдав её, она снова поспешила на охоту. Аруог достал из сумки каменный нож, разделал рыбу, отделив филе от хребта, и протянул одну половину Диане.

– Наш обед, – сказал он.

Когда они доплыли до рифа, солнце уже отклонилось от зенита на запад, тяготея к горизонту. Диана впервые видела коралловый риф вживую. Он был не на экране гаджета и не в рассказах друзей, а прямо перед ней, пестрея своими причудливыми формами и красками. Полипы, формирующие риф, покрывали всё дно. Меж ними в поисках пищи и убежища сновала рыба самых неожиданных окрасок. Она ныряла носом в песок, выглядывала из-за кораллов, пряталась в водорослях. На рифе кипела жизнь.

Диана восторженно смотрела на многообразие красок и форм, касалась полипов, пыталась поймать напуганную рыбу, и резвилась, словно ребёнок.

– Рриану, – позвал Аруог, – за тем кораллом морская змея. Не трогай её – она ядовитая.

Диана кивнула и заглянула за коралл: она ни разу не видела морских змей. На её теле чередовались белые и чёрные полосы, как у зебры. Заметив незваного гостя, змея выплыла из-за коралла и устремилась прочь.

Насмотревшись на кораллы, плоские и объёмные, простые и витиеватые, порою похожие на деревья, Диана вернулась к Аруогу.

– Можем плыть назад? – спросил он.

Диана кивнула. Она утомилась и ко всему прочему опасалась плыть над полуразрушенным Лаан Гиугин после заката. Ей хотелось вернуться в Жемчужный город до захода солнца.

Когда Улиан Гиугин был уже близко, океан практически полностью погрузился во мрак. Эта ночь отличалась от всех предыдущих, потому что обычно улицы города по ночам были наполнены лунным светом.

– Почему так темно? – спросила Диана.

– В океане ночью всегда темно.

– Но в городе нет.

– Город под Защитным покровом. Он притягивает лунный свет.

Глаза Дианы быстро адаптировались к темноте, и она наблюдала, как над чёрно-белым дном сновали выплывшие на ночную охоту акулы. Они выискивали пищу в песке и за камнями, нападая молниеносно и не оставляя жертве ни единого шанса на спасение.

Когда они подплыли к Жемчужному городу, его покров еле заметно мерцал лунным светом. Аруог снова взял Диану за руку и пропустил сквозь полупрозрачную материю покрова. К этому времени жители Улиан Гиугин уже разошлись по домам, и по пустынным улочкам, залитым лунным светом, сновали уже ставшие для Дианы привычными рыбы с фонарями на голове. Пользы от них было немного, но зато они придавали городу ощущение сказочности.

Слуги в их магиу тоже улеглись спать. Диана молча последовала за Аруогом в его покои, но вспомнив, что не переоделась, остановилась.

– В моих покоях поставили для тебя ширму, – сказал Аруог, читая её мысли через Связь.

Быстро переодевшись, Диана устало опустила голову на подушку и погрузилась в неспокойный сон. Из бездны, затаившись, на неё смотрело морское чудовище. Два огромных жёлтых глаза сверлили свою жертву перед нападением. Страх сковал её движения, ноги не слушались, руки дрожали – она не могла уплыть. Когда чудовище рвануло вперёд, раскрывая наполненную зубами пасть, Диана вскочила с кровати.

Пробуждённый её резким подъёмом, Аруог приподнялся на локте и окинул её сонным взглядом.

– Плохой сон, – ответила Диана на его немой вопрос.

«Плохой сон. Это всего лишь плохой сон», – повторяла она про себя.

Ночь четырнадцатая

Это море, бурлящее жизнью,

Эти волны, кипящие в шторм,

Меня в бой призывают, как горн,

Воспевающий верность отчизне.

Анарэн, Верховный жрец Жемчужного города, изучал древние писания в библиотеке святилища, когда слуга приоткрыл каменную дверь и известил его о прибытии Аруога с супругой.

Верховный жрец вернул каменную доску с писаниями на стеллаж, высокие полки которого доходили почти до потолка комнаты, и попросил слугу проводить гостей в его кабинет. Перед уходом он с грустью окинул взглядом стройные ряды писаний, сокрушаясь, что ни в одном из них не смог найти разгадку событий, происходивших сейчас в городе. И даже духи предков, давшие ему странные наставления, отказались объяснять причины.

Грядут перемены в Подводном мире, и что они принесут их племени даже он, Верховный жрец, не мог предсказать. Закрыв тяжёлую дверь на ключ, висевший на цепочке у него на шее, Анарэн направился к гостям.

– Приветствую, – сказал жрец, слегка поклонившись. – Что привело вас в Лунное Святилище?

Аруог достал из своей сумки два пустых закупоренных пузырька, один из жёлтого стекла, а другой из синего, и передал их жрецу.

– Откуда они у вас?

Услышав рассказ об акуле, принёсшей им дар из Королевского города, жрец погрузился в глубокие раздумья.

Он забрал у них оба пузырька и, вернувшись в библиотеку, с новым рвением принялся перебирать писания из секции, которой могли пользоваться только опытнейшие из жрецов Жемчужного города. Тексты этих писаний были ровесниками Лаан Гиугин, и жрецы, бежавшие из города после падения последнего Владыки из племени Лаан, сумели пронести их через покров. Много лет нужно было изучать их, чтобы открыть истину написанного.

Анарэн впервые видел подобные сосуды, но по исполнению и гравировке мог догадаться об их предназначении. Если он был прав, то эти сосуды – истинный дар Королей, давно ушедших в Мир голосов. Если… он был прав.

Он искал доказательства своей догадки в писаниях, представляя возрождение Лаан Гиугин и ушедшего королевского племени. Среди сотен стоявших на стеллаже плит, испещрённых витиеватыми текстами, Анарэн намеревался непременно отыскать истину.

Перед выходом из Лунного Святилища Диана попросила у Аруога задержаться ненадолго. Ей захотелось осмотреть это необычное строение с высоким куполом. Своим видом оно напоминало наземный храм, пределы которого были отгорожены стенами и превращены в комнаты. Одна из таких комнат на втором этаже служила кабинетом для Верховного жреца. Оттуда так спешно их и вывел один из служителей святилища.

Вдоль стен главного зала возвышались статуи древних правителей, напоминавшие те, что стояли в Глубинном храме.

– Почему это место называют святилищем? Разве это не храм? – спросила Диана.

– Нет. В храме должна быть Усыпальница предков, но здесь нет для этого ни пещеры, ни ущелья. Святилище служит для поддержания покрова над городом.

Диана понимающе кивнула.

Одна из статуй в святилище изображала воинственную девушку с тонким и острым трезубцем в руке. Она стояла с гордо поднятой головой, угрожающе выдвинув своё оружие вперёд. И Диана завороженно смотрела на неё.

– Кто эта девушка? – Она указала на заинтересовавшую её статую.

– Это Ариан, старшая дочь Первого Короля. Ты не найдёшь её статуи ни в одном храме. Но наше племя помнит её и чтит, – ответил Аруог.

– А почему её нет в храмах?

– Океан изгнал Ариан вместе со всем её родом на сушу. Там она и была похоронена. Но наши жрецы говорят, что она иногда является им в Мире голосов и помогает. В благодарность мы воздвигли ей статую в Риа Ораил.

– Теперь можем плыть, – сказала Диана, наконец, отведя взгляд от девушки с трезубцем.

Святилище Риа Ораил располагалось в центре города недалеко от площади. У его ворот сновал торговый люд, однако никто уже не обращал внимания на это величественное здание, увенчанное куполом. Аруог сказал, что оно стоит здесь с незапамятных времён. В святилище находится крупнейшая библиотека Всемория – Улиан Гивоил, а ценность хранящихся в ней писаний превосходят лишь писания самого Королевского города.

Потому Риа Ораил привлекало множество паломников, нуждавшихся в мудрости предков. По знакомству или по рекомендации их допускали до некоторых секций библиотеки. Но к писаниям из Лаан Гиугин не мог притронуться ни один чужак. Только потомки племени Лаан имели к ним доступ.

Перед сном Диана вспоминала озадаченное лицо жреца и его благоговейное отношение к принесённым ими сосудам. Она страшилась узнать об их предназначении и в то же время надеялась, что жрец сможет его выяснить. Лаан Гиугин, потерянный город Королей, покорил её с первого взгляда. Несмотря на руины и снующих всюду акул, в нём ощущалось величие и могущество. И в подаренных ей сосудах, несомненно, была частица силы племени Лаан.

Когда Луна была высоко, а её свет наполнил покои Аруога, Диана вздрогнула во сне. Ей виделся могущественный трезубец Ариан, его тонкая и гладкая сталь, его точные и смертельные удары.

Ночь пятнадцатая

Одиночество в море острее,

Выцветают подводные сны.

На́ мель рвутся, страшась глубины,

Размышления, чаянья, рвенья.

Только скалы глазницами плит

Созерцают бурлящие волны,

И над брегом, величия полный,

Нависает точёный гранит.

Диана проснулась от нежных прикосновений. Аруог осторожно вёл пальцами по её ключице, следуя вдоль ран, оставленных его зубами в полнолуние. Затем уже более уверенно он коснулся её предплечья, с которого от прикосновения отделился тонкий слой кожи. Он отдёрнул руку.

– Что случилось? – спросила она, увидев беспокойство на лице супруга.

– Я позову Мирми. Оставайся здесь.

Мирми вплыла в комнату, держа в руках свёрток из жёстких водорослей. Она бросила беглый взгляд на руку Дианы и кивнула Аруогу.

– Следуйте за мной, ана, – обратилась она к Диане.

Позволив Аруогу накинуть на её плечи плащ, Диана поплыла вслед за служанкой, которая привела её в просторную комнату в южном крыле здания. Единственной мебелью в ней было несколько каменных табуретов, стоявших в ряд посередине. Резное окно, испещрённое слишком мелким рисунком, почти не пропускало свет. Сбоку на противоположной от входа стене маленькая дверца у самого пола вела на улицу.

– Это дверь для рыб, – пояснила Мирми, увидев заинтересованный взгляд Дианы. – Они приплывают сюда, чтобы очистить комнату.

Служанка помогла Диане раздеться и посадила её на один из низких каменных табуретов. Собрав её волосы в пучок, она взяла свёрток водорослей и стала счищать мёртвый слой кожи с тела своей госпожи. Тщательно потерев каждый сантиметр, она отложила водоросли и принялась изучать очищенную новую кожу, всё ещё немного красную от процедуры. Мирми осмотрела руки и ноги Дианы, взглянула на грудь и спину, провела пальцами по лицу. Удостоверившись в чём-то, она обеспокоенно покачала головой.

В покои Аруога они возвращались молча.

– Ну что скажешь? – спросил он, обеспокоенно, как только они пересекли порог комнаты.

– Это новая кожа, анэ. Как у Оиилэ.

– Чешуя?

– Появится.

Аруог сжал кулаки и пристально посмотрел на служанку.

– Никто не должен знать.

– Конечно, анэ.

Диана провела рукой по своей новой коже, уже начавшей покрываться тонким слоем слизи. Ощущение было почти такое же, как от прикосновения к Аруогу. Под кожей тут и там виднелись зачатки чешуек, готовых в любой момент пробиться наружу.

Когда Мирми уплыла, Аруог приблизился к Диане.

– Покажи мне свои зубы.

Она приоткрыла рот и позволила ему прикоснулся к её клыкам.

– Ещё не изменились, – сказал он задумчиво. – Рриану, с сегодняшнего дня ты можешь выплывать на улицу, только полностью прикрыв кожу. На лице вуаль. Это понятно?

– Да, – ответила Диана. – Со мной снова что-то не так?

– С тобой всё не так. И до сорокового дня об этом никто не должен узнать.

Когда солнце уже клонилось к горизонту, Агаинэ, дочь Главы племени, заплыла в комнату готовящегося ко сну отца.

– Отец, слуга из дома Аруога сказал, что сегодня у Рриану сошла старая кожа.

– И что с того?

– У погружённых жён не сходит кожа, отец!

– У некоторых сходит. – Он равнодушно пожал плечами.

– Уже много веков жёны Лунных наследников не меняли кожу. Мы не можем закрывать на это глаза, отец!

– Агаинэ, всё, что мы можем сделать, будет против Воли Океана. Не беспокойся, дочь. Аруог для нас не опасен. Он выбрал себе слабую наземную жену и, скорее всего, дальше смены кожи не зайдёт.

– Ты недальновиден, отец! Наши предки получили кожу Оиилэ как дар от Океана. За всю историю редкой погружённой жене выпадала такая честь. Не приведи глубины, она окажется той, кого избрала Луна!

– Что проку от избранной, если она не завершит обращение?

Магиу Аруога тоже погрузился во мрак. На кровати Диана задумчиво водила пальцами по своему скользкому предплечью, то и дело ощущая бугорки, из которых в будущем вырастет чешуя.

– Аруог, скажи честно, что со мной?

– Океан одарил тебя, Рриану. Но об этом даре никто не должен узнать, пока не минет сороковой день и племя не примет тебя окончательно.

– Но если это дар, тогда зачем его скрывать?

Диане казалось странной его логика.

– За всё время существования Подводного мира было лишь несколько погружённых жён с кожей Оиилэ. И всегда за их появлением следовали перемены, к которым порою Оиилэ не были готовы. Для горожан твоё появление – дурной знак. Когда в племени Лаан подгружённая жена получила кожу Оиилэ, они потеряли трезубец Гарранэёль, а за ним и Королевский город.

Его слова ещё долго не выходили у Дианы из головы, а, когда она наконец заснула, её сознание снова погрузилось в глубину, мрачную и холодную.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю