290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Порыв (ЛП) » Текст книги (страница 3)
Порыв (ЛП)
  • Текст добавлен: 28 ноября 2019, 10:30

Текст книги "Порыв (ЛП)"


Автор книги: Suzanne Schramm






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 4 страниц)

Его рот оставил в покое ее шею и снова вернулся к губам. Теперь его поцелуй стал более настойчивым: его язык вступил в игру, побуждая ее приоткрыть рот. От жара, вызванного соприкосновением их языков, по ее венам, казалось, заструился расплавленный мед. Малдер обвил ее руками, притягивая ближе к себе и дальше от стены.

Скалли ответила на поцелуй, проникая языком в его рот. Сцепив ладони у него на шее, она привстала на цыпочки в попытке прижаться теснее, раствориться в нем и затем запустила пальцы ему в волосы, ни на мгновение не прерывая их глубокий поцелуй.

В течение долгого времени они медленно исследовали рты друг друга, открывая для себя вкус и текстуру. Мир сузился до этого момента, и все мысли о работе и правилах исчезли под влиянием вспыхнувшей между ними страсти. Все чувства Скалли обострились до предела. Она словно бы тонула в ощущении близости Малдера и чистой радости от того, что он обнимает ее подобным образом. Его губы нежно касались ее губ, легонько прикусывая их, и, поглаживая ее по спине одной рукой, другой он поддерживал ее внезапно отяжелевшую голову.

Наконец они отстранились друг от друга, тяжело дыша, и Скалли встретилась с Малдером взглядом. Его глаза сияли восторгом и нежностью.

– Скалли, могу я снова тебя поцеловать? – Выражение его глаз сменилось на голодное, и он сильнее обхватил ее руками в предвкушении продолжения.

«Нет! Остановись сейчас. Остановись, пока можешь».

– Я, о… – Скалли лишилась дара речи, когда он снова начал раскачивать ее, тем самым вызывая соприкосновения ее чувствительной плоти с его полусогнутой ногой. Это ощущение вызвало в ней новую волну дрожи. Слишком много воды утекло с тех пор, как кто-то обнимал ее вот так. То, что это происходило сейчас, то, что это был Малдер, наполняло ее блаженной истомой. Ее гипнотизировал установленный им неторопливый ритм; его влажные припухшие губы; его потемневшие от желания глаза, прожигавшие ее пристальным взглядом; его тихий, наполненный страстью шепот, когда он произносил ее имя.

«Я не могу. Не могу это остановить. Я хочу этого».

Он внезапно замер и грубо привлек ее к себе. Мир взорвался неожиданной белой вспышкой, и, издав сдавленный крик, Скалли вцепилась в руки Малдера.

«О боже. Я не знала. Не могу в это поверить. О, Малдер».

Со страстью, о существовании которой Скалли в себе даже не подозревала, она потянула его голову вниз, одновременно устремляясь ему навстречу и сливаясь с ним в глубоком поцелуе. Ее руки поспешно избавили его сначала от пиджака, затем – от галстука, и вот уже она толкала его к кровати.

Малдер взялся за дело с не меньшим пылом, в мгновение ока распахнув полы ее пижамы и стянув с нее пижамные штаны. Скалли пнула их в сторону и принялась поспешно расстегивать его брюки.

Малдер принялся помогать ей, расстегивая на себе рубашку. Когда брюки наконец упали к его ногам, запутавшись вокруг лодыжек, он отступил назад, чтобы полностью скинуть их, после чего швырнул на пол и рубашку. Затем наступила очередь ботинок и футболки. Наклонившись, Малдер быстро снял носки и, вновь выпрямляясь, уверенно провел руками вверх по ногам Скалли, пока не обхватил ладонями ее ягодицы. Она повела плечами, стряхивая расстегнутый пижамный топ, и потянулась к напарнику.

Соприкосновение их обнаженных тел было поистине головокружительным. Они ни на мгновение не отрывались друг от друга, осыпая неистовыми поцелуями, облизывая и покусывая все, до чего могли дотянуться: губы, веки, шеи, уши. Внезапно Скалли показалось, что она падает, но это просто Малдер увлек ее за собой на кровать.

– О, да, Малдер.

Он перекатился так, чтобы оказаться сверху, и принялся прокладывать дорожку из обжигающих поцелуев вниз к ее груди. Скалли выгнулась ему навстречу, поощряя его не останавливаться. Его член настойчиво упирался ей в бедро, и она переместилась, обхватив его ногами, так что его длинное тяжелое тело придавило ее к матрасу, пробуждая в ней поистине головокружительное желание.

– Малдер, – простонала Скалли, когда он принялся водить носом по ее левой груди. Ее бросило в жар, отчего все тело покрылось испариной. Она побуждала его продолжать, и он подчинился, обводя сосок языком, прежде чем взял его в рот и принялся бережно посасывать. Он уделил равное внимание второй ее груди, увлажняя образовавшийся пик языком, а затем легонько его прикусывая.

«Малдер. Это на самом деле происходит. Это Малдер».

Ее ладони исследовали ширину его плеч и спины, попутно отмечая на них все углубления и выступы. Она ощущала, как сокращаются и дрожат его мышцы под ее прикосновениями, зная, что его напряжение ничуть не уступает ее собственному. Тогда почему он до сих пор медлит? Что бы они уже ни сделали, ей всего казалось мало – она хотела гораздо большего.

Нащупав пояс его боксеров, Скалли попыталась стянуть их с него, но туловище Малдера было слишком длинным для ее слишком коротких рук. Неудача заставила ее раздраженно застонать.

Малдер, впрочем, понял причину ее расстройства и, на миг отстранившись, поспешно избавился от этой последней детали одежды. Опустившись на колени рядом с напарницей, он провел вдоль края ее трусиков пальцем и затем наклонился, поцеловав в живот и тем самым послав новую волну жара сквозь все ее тело. Скалли задрожала и протянула руки, пытаясь снова привлечь Малдера к себе, однако он впервые не пошел ей навстречу.

– Ты нужна мне, Скалли, – хриплым, сдавленным от переполнявшего его желания голосом произнес он.

– Да, да, Малдер, пожалуйста, – тяжело дыша, отозвалась она, с трудом ловя ртом воздух.

Он ловко стянул с нее трусики и замер, позволив себе на мгновение насладиться открывшимся видом. Затем он поднял голову и встретился с ней взглядом. Она ощутила, как из глубин ее естества поднимается волна любви, нежности и осознания абсолютной правильности происходящего, и от этих переполнявших ее эмоций у Скалли ком встал в горле. В глазах Малдера отчетливо читались аналогичные чувства.

«Люблю тебя, Малдер, я люблю тебя».

Осторожно устроившись сверху, он перенес вес тела на одну руку, а другой погладил ложбинку у нее между ног.

Скалли закусила губу, чтоб удержаться от вскрика, когда Малдер глубоко ввел в нее палец.

– Скаллиии… – прошептал он, медленно добавляя и второй палец, чтобы растянуть ее внутренние мышцы, приготовить ее.

– Я, о…, пожалуйста, сейчас. Пожалуйста, Малдер, – умоляла Скалли, к этому моменту почти уже лишившись способности связно мыслить.

«Слишком, это слишком. О, Малдер, пожалуйста. О боже, Малдер, мне нужно…»

Вынув пальцы, Малдер переместился, так что его член оказался напротив ее вагины, и начал входить в нее. Скалли ощутила, как ее мышцы растягиваются до предела в попытке вместить его, и напряглась, когда боль угрожала перевесить наслаждение.

Малдер чуть отстранился, почти целиком выходя из нее.

– Расслабься, Скалли, – тихо увещевал он и, улыбнувшись, вновь вошел в нее примерно на дюйм. – Расслабься.

Скалли сделала глубокий вдох и затем медленно выдохнула. Подняв руки, она положила их на его ягодицы и надавила, побуждая его двигаться. Он понял намек и скользнул еще на пару дюймов внутрь.

«Малдер. Это Малдер. Расслабься. Перестань думать».

Он проник еще немного глубже и затем отстранился. Убрав волосы с ее лба, Малдер наклонился и поцеловал его.

– Моя Скалли, – прошептал он, снова толкнув в нее, на этот раз входя почти целиком.

«Да, я твоя». Скалли шире раздвинула ноги, тем самым позволив ему проникнуть в нее до основания.

– Даааа. – Его голос прозвучал приглушенно, потому что он уткнулся лицом ей в волосы, и Скалли ощущала его горячее дыхание на коже головы. Какое-то мгновение он лежал неподвижно, позволяя ей почувствовать свое сердцебиение – причем не только там, где его сердце билось напротив ее груди, но и глубоко внутри нее.

Затем он отстранился и снова вошел в нее – одним лишь резким и быстрым движением.

– О-о, – одновременно простонали они. Малдер снова наградил ее ослепительной улыбкой, и, ответив ему тем же, Скалли крепко обхватила его ногами, надежно удерживая внутри.

– Мой, – заявила она.

Малдер нежно поцеловал ее в ответ.

– Твой, – подтвердил он.

Малдер принялся проникать в нее медленно и глубоко, осыпая ее лоб поцелуями и бормоча слова любви и восторга. Скалли легко подхватила его ритм. Его вес над ней и внутри нее казался ей поистине идеальным. Поглаживая его руками по спине, она закрыла глаза, стараясь запечатлеть в памяти этот момент.

«Это реально. Это происходит. О боже, Малдер, я люблю тебя».

Он опустил голову ей на плечо и начал толкать сильнее, ускоряясь и тяжело дыша от прилагаемых усилий. Ее нервные окончания начало покалывать от удовольствия, и Скалли принялась осыпать поцелуями его плечо, ухо и все прочие места, до каких только могла дотянуться. На вкус он был как соль и что-то еще более насыщенное – как сама сущность Малдера. Она обхватила его ладонями за плечи, наслаждаясь тем, как перекатываются его мускулы под кожей.

– Моя. Моя Скалли, – прохрипел он, и она задрожала от низкого, интимного звука его голоса и внезапного напряжения в животе. По спине пробежал холодок страха. Никто до такой степени не подчинял ее себе, причем без малейших усилий.

«Ты никогда не позволяла этого другим».

– О, о, нет. – Скалли пыталась сдержать поднимавшуюся в ней волну эмоций. Вся дрожа, она уперлась руками Малдеру в грудь, словно бы в попытке оттолкнуть его.

– О, да, – простонал он в ответ и встал на колени, поднимая бедра Скалли и проникая в нее еще глубже и настойчивее. Она почувствовала себя так, будто весь воздух вдруг покинул ее легкие от его усилившихся толчков.

– Малдер, я, о-о… – Ей едва удавалось сформулировать слова.

«Это и вправду произойдет. О боже, Малдер, не уверена, что смогу…»

Скалли начала всхлипывать и попыталась отстраниться, паникуя из-за того, что ее тело грозило лишить ее контроля над ситуацией, но не могла найти никакой точки опоры в этой позиции.

Малдер почувствовал ее беспорядочные метания, но неправильно понял их причину.

– Давай, давай. О, Скалли, кончи для меня.

«Позволь этому случиться. Это же Малдер. Все в порядке. Позволь этому случиться».

– Малдер! – Все ее тело напряглось и выгнулось.

«Не сопротивляйся этому. Это же Малдер».

Ее глаза закрылись сами собой, когда все ее тело сотрясли крошечные спазмы. Она инстинктивно выгнула спину, стоило Малдеру во время очередного толчка задеть чувствительный узелок нервов. Все разумные мысли разом покинули ее, как только она отдалась на волю этому невероятному по силе ощущению, выкрикивая имя Малдера, пока волны наслаждения продолжали накрывать ее с головой.

Его движения стали более отрывистыми и резкими. Он обхватил руками ее бедра, когда ее мышцы сжали его член, словно шелковым кулаком. Издав долгий низкий стон, он кончил и опустился на кровать, частично придавив Скалли своим телом.

Придя в себя через какое-то время, она ощутила вес Малдера, прижимавшего ее к матрасу. Его дыхание было таким же сбивчивым, как и ее собственное. Запах кожи, секса и ее полной капитуляции окутывал их обоих, словно одеялом. Она чувствовала себя слабой, будто ее мускулы внезапно атрофировались, и не могла перестать дрожать. Слезы побежали по ее щекам, но она не в силах была поднять руку, чтобы стереть их.

«Не позволяй ему видеть, что ты плачешь».

Она судорожно вздохнула, ругая себя на чем свет за слезы и отчаянно надеясь, что Малдер так и не поднимет головы, покоившейся в ее волосах. Однако же этому не суждено было случиться: он перекатился на бок и посмотрел на нее. Выражение его лица мгновенно сменилось с довольного на обеспокоенное.

– Скалли? – надтреснутым голосом позвал он, нежно стирая слезы с ее щек дрожавшими пальцами.

– Я никогда… – Скалли вспыхнула и отодвинулась от него, внезапно почувствовав себя неловко. – Извини, Малдер, дело не в тебе, а во мне. – Ее дыхание сбилось, когда она судорожно втянула воздух. Укутавшись в спутанные простыни, она велела себе дышать ровно и размеренно.

«Не плачь, ты все испортишь. Он не понимает».

Малдер сел и отодвинулся, предоставляя ей личное пространство, но обеспокоенно наблюдая за ней в поисках подсказок, объясняющих эту внезапную смену настроения.

Скалли наклонила голову, чтобы спрятать от него лицо за покровом волос. Все ее чувства до сих пор оставались напряженными до предела, и она ощущала себя ошеломленной и неспособной мыслить ясно. Малдер по-прежнему внимательно следил за ней, вызывая у нее приступ клаустрофобии.

Вдруг она вскочила с кровати, подобрала с пола халат и, накинув его, поспешила в ванную. Малдеру оставалось лишь неподвижно сидеть и смотреть ей вслед. Сердце болезненно сжалось, и на миг ему даже показалось, что оно перестало биться.

«Пожалуйста, не отталкивай меня, Скалли».

От звука захлопнувшейся за ней двери Малдер вздрогнул и закрыл глаза.

– Черт, – прошептал он.

========== часть 6/7 ==========

***

Мотель «Вид на долину»

Купер, штат Вайоминг

Скалли сидела на краю ванной, прижимая ладони ко рту. Ее плечи сотрясались от беззвучных рыданий.

«Перестань плакать и вернись обратно».

Никак не желавшие прекращаться слезы катились по ее щекам, и она гневно смахивала их.

«Повзрослей уже, Дана. Ты сможешь это сделать. Ты все испортишь, расклеиваясь подобным образом. Соберись, верни себе контроль над ситуацией».

Но в этом-то и заключалась проблема. Поэтому она и бросилась в ванную: контроль выскользнул из ее рук. Она лишилась его с того момента, как Малдер вошел в номер, недвусмысленно давая понять, чего хочет от нее. И она уступила ему, посопротивлявшись лишь для вида, да и то чтобы успокоить свою совесть. Все рациональные мысли оставили ее тогда. Она хотела этого – хотела его – и очень сильно. Она действовала импульсивно, но ведь и он тоже. Что здесь только что произошло, черт побери?

Стало ли это обманом их доверия друг к другу? Побочным эффектом дружбы, что поддерживала их обоих в тяжелые времена? Или же Малдер ощутил ее потребность – настолько тайную, что она и сама с трудом отдавала себе в ней отчет?

Она услышала, как Малдер тихонько постучал в дверь.

– Скалли? – осторожно позвал он.

«Ты причиняешь ему боль. Это же Малдер, поговори с ним».

Она встала и развернулась к раковине, чтобы охладить водой покрасневшее от рыданий лицо.

– Скалли? Ты… у тебя все нормально?

– Я в порядке, Малдер. Дай мне минутку.

Она поплотнее завязала пояс халата и, набравшись решимости, открыла дверь.

***

По другою сторону двери Малдер предавался самобичеванию поистине эпических масштабов.

После того, как Скалли скрылась в ванной, он продолжал сидеть на кровати, ошеломленный и пораженный ужасной мыслью о том, что только что все безвозвратно разрушил.

«Придурок. Кретин. Какого черта ты думал? Ты ворвался в ее номер и набросился на нее, а теперь ожидаешь, что она упадет в твои объятия после всего случившегося?»

Малдер был уверен, что его сейчас стошнит. Голова гудела. Он поднялся с постели и надел боксеры, задержав дыхание и напрягая слух в попытке услышать хоть какой-нибудь звук из ванной, подсказавший бы ему, что там происходит.

Подойдя к двери, он прислушался внимательнее.

Ничего. Вообще никаких звуков.

Малдер с трудом сглотнул.

«Поговори с ней. Объясни. Что объяснить? Извини, Скалли, твой напарник, с которым ты проработала шесть лет, вдруг слетел с катушек и решил, что больше не может ждать ни секунды, чтобы обладать тобой?»

Он нерешительно постучал в дверь.

– Скалли? – с трудом выговорил он, так как горло свело от страха.

Он услышал шум воды из-под крана и снова сглотнул, стараясь совладать с непослушным голосом.

– Скалли? Ты… «Что? Все еще разговариваешь со мной? Готов поспорить, ты готова убить меня прямо на месте». – У тебя все нормально?

– Я в порядке, Малдер. Дай мне минутку. – Ее голос звучал приглушенно, но очевидно дрожал.

Шум воды прекратился, и Малдер отступил назад, увидев, что дверная ручка начала поворачиваться. Голова закружилась, а живот словно бы скрутило в тугой узел.

Скалли открыла дверь и спокойно встретилась с ним взглядом. Он видел, что она плакала, и вынужден был подавить порыв броситься прочь из комнаты и никогда больше не напоминать ей о своем существовании.

– Малдер, прости, мне не следовало так от тебя убегать. Одному Богу известно, что ты, должно быть, подумал. – Она чуть заметно улыбнулась. – Ты меня прощаешь?

«Она не ненавидит тебя!» Его сердце мгновенно наполнилось надеждой. Затем виной. Это он во всем виноват, а она еще и просила у него прощения.

Малдер прочистил горло.

– Скалли, тебе не за что передо мной извиняться.

Ступив ближе, так что между ними осталось не больше фута свободного пространства, она опустила глаза и закусила губу, но потом посмотрела на него с так хорошо знакомым ему решительным выражением на лице.

Протянув руку, она легонько сжала его ладонь в своей. Тронутый до глубины души Малдер с готовностью ответил на это пожатие. Он явственно ощущал пустоту своих рук, в кольцо которых ему так хотелось ее заключить, но все же давящая боль в его груди значительно ослабла.

«Обними ее. Прижми к себе и не отпускай».

Скалли по-прежнему смотрела на него, не отводя взгляда даже притом, что она слегка дрожала, словно от холода.

Малдер осторожно потянул напарницу к себе, побуждая приблизиться, и свободно обвил ее руками. Она немедленно прижалась к его груди, крепко обняв за талию. Он нежно погладил ее по спине, чуть раскачиваясь при этом, как будто бы в попытке утешить.

В этот момент, держа ее так близко, Малдер ощутил ошеломляющую волну привязанности и любви, от которой у него буквально подкосились колени. Его фантазия воплотилась в реальность – Скалли стояла в его объятиях, и он спросил себя, как в мире могут сосуществовать заговоры и злонамеренные люди с подобными вот мгновениями – такими простыми и в то же время такими прочувственными. Легкое прикосновение ее грудей, вздымавшихся и опускавшихся при дыхании; ее прохладные ладони, касавшиеся его спины; дразнящий трепет ее ресниц на его коже.

«Скажи ей. Скажи: Скалли, я люблю тебя».

Но Малдер был абсолютно уверен, что она и так это знала – что она прочла это в его глазах. И он ничуть не сомневался в том, что видел ответные чувства в ее глазах, слышал их в каждом ее стоне и вздохе. Он никогда не забудет то, как она произнесла «мой» гортанным голосом, удерживая его внутри своего тела. «Твой» отозвался он, скрепляя клятву.

– Ты выбрала чертовски неудачное время, чтобы бросить меня одного, Скалли, – прошептал он, уткнувшись лицом ей в волосы, и сильнее прижал ее к себе.

Она тихонько рассмеялась, всколыхнув своим дыханием волоски у него на груди, и покачала головой.

– Я тебя не бросала – я вышла из комнаты, чтобы взять свои эмоции под контроль.

– Я предпочитаю, когда ты позволяешь им выйти из-под контроля.

Она запрокинула голову, внимательно вглядываясь ему в глаза. Спустя где-то минуту этого молчаливого созерцания, она вновь опустила голову ему на грудь и принялась медленно водить руками вверх и вниз по его спине. Когда она вновь заговорила, ее голос звучал так тихо, что он едва смог расслышать сказанное.

– Для меня это было в первый раз.

«Первый? – пронеслось в голове Малдера. – Первый что? Нет, это невозможно. У Скалли были и другие отношения до меня». Однако он промолчал, не желая подгонять ее и зная, что она объяснит все, как только будет готова.

Так оно и случилось – на этот раз ее голос звучал увереннее, хотя по-прежнему довольно приглушенно.

– Не то чтобы я не наслаждалась сексом. Мне нравилась близость, но сам акт казался несколько грубым. Не знаю, может, дело в моем воспитании, в правиле «хорошие девочки этого не делают», но я никогда… – Она замолчала и затем кашлянула. – Со мной такого никогда не случалось. Я говорила себе, что я просто из тех женщин, которые не испытывают оргазма. Но, думаю, правда в том, что я никогда не была готова уступить столько контроля кому-то другому. Меня это пугает.

Она смущенно заглянула ему в глаза.

Малдер вновь ощутил ком в горле.

– Но со мной? – прохрипел он.

– Ты меня удивил. Это меня удивило. Все случилось так быстро, что, полагаю, я просто испугалась.

Малдер поцеловал ее в макушку.

– Извини, если напугал тебя.

– Это был приятный испуг. – Она переместила ладони ему на грудь и провела пальцами по растущим там волоскам.

– Скалли, ты когда-нибудь задавалась вопросом, как я заработал прозвище «Призрак»?

К его радости, она вспыхнула и слегка стукнула его по плечу. Стараясь не рассмеяться, она прикусила губу, но все же не сдержалась и захихикала.

Затем Скалли сосредоточилась на том, чтобы убрать упавшие ему на лоб волосы. Ее руки были удивительно нежными, наводя Малдера на мысль обо всех тех временах, когда она спасала его этими самыми руками – всех временах, когда она рисковала своей карьерой, репутацией и даже жизнью ради него. С какой легкостью она приняла его таким, какой он есть, несмотря на его манию величия.

Она доверилась ему сегодня так, как никогда не доверяла никому прежде. Эта мысль вновь разожгла в нем желание и одновременно вызвала потребность защитить ее. Он знал, что она никогда не позволит ему защищать себя, но, возможно, они могли сделать что-то с возбуждающими мыслями…

– Давай вернемся в постель, Скалли.

Она вновь подняла на него взгляд широко распахнутых глаз, в которых светилось откровенное веселье. Внезапно она толкнула его к кровати, побуждая сесть, что он и сделал, улыбаясь.

– Прошлой ночью тебе не приходило в голову, что мы можем снова разделить эту постель? – спросила она, медленно обходя ее, чтобы улечься с другой стороны. Малдер прислонился к спинке в изголовье и принялся наблюдать за ее передвижениями.

– Только в моих мечтах, – честно ответил он.

– Может, нам удастся получить деньги за твой номер назад?

– Ты хочешь объясняться со Скиннером по этому поводу?

Скалли покачала головой и замерла, нервно поигрывая с поясом халата. Малдер откинул покрывала с ее стороны и похлопал ладонью по матрасу.

– Ложись, Скалли. Я не буду кусаться – сильно.

Она сдержала улыбку и внезапно посерьезнела.

– Просто помни, Малдер, что вчерашние правила все еще действуют: ты остаешься на своей половине, и никто не пострадает. – С этими словами она опустилась на колени на кровать лицом к нему.

– Скалли, разве твоя мать не учила тебя делиться?

– Разумеется, – широко улыбнувшись, ответила она. – Но она также учила меня, что секс до брака – грех.

– Скалли, ты сегодня в ударе. Остались ли еще какие-нибудь заповеди, которые ты можешь нарушить?

– Не забывай о политике Бюро – мы также нарушили парочку корпоративных правил.

– Мне всегда нравились плохие девчонки. Не позволишь ли теперь взглянуть на свое тату?

– Выключи свет, Малдер. Давай оставим что-нибудь на следующий раз.

С сердцем, переполненным радостным предвкушением от обещания «следующего раза», Малдер потянулся и выключил свет. Скалли нащупала его плечо в темноте и перекатилась ближе, пока не улеглась рядом с напарником, уютно устроив голову у него под подбородком. Они принялись успокаивающе поглаживать друг друга по рукам.

– Почему, Малдер? Я имею в виду, почему сегодня? Именно так?

Почему он ворвался в номер Скалли, словно одержимый? Он мысленно вернулся назад на пару часов: выпивка в баре с Бобом; прогулка обратно до мотеля; возбужденное лицо Скалли, смотревшей на него снизу вверх, когда он прижимал ее к стене; то, как она отвечала на его ласки, выкрикивая его имя и практически срывая с него брюки. Последняя мысль отозвалась напряжением в паху.

«Притормози, парень. Мы тут серьезные вещи обдумываем».

Пришлось начать сначала. Выпивка в баре с Бобом…

«Вроде бы почти все отколовшие подобные номера недавно ошивались в этом баре».

– Думаю, дело в баре, Скалли.

– В баре? – сонно отозвалась она.

– Да, в баре «Серебряная подкова». Думаю, что-то в нем побуждает всех этих людей идти на поводу у своих порывов.

– Что? – Она подняла голову с его груди.

– Не знаю. Воздух, пиво, воздействующая на подсознание музыка в музыкальном автомате.

– И ты поддался этому влиянию? Как? Почему ты вернулся и занялся со мной любовью? Почему не убил меня? – спросила она, снова укладывая голову ему на плечо.

«Занялся любовью, занялся любовью, занялся любовью». Слова без остановки крутились у него в мозгу, и Малдер вынужден был тряхнуть головой, чтобы прочистить ее.

– Я разговаривал там с одним из местных жителей. Он предположил, что люди делают только то, о чем размышляли сотни раз прежде – то, что они всегда хотели сделать, но не осмеливались.

– А ты хотел? – Она замерла в ожидании его ответа.

– Всегда, – тихо признался он и ощутил, как ее губы растянулись в улыбке. – В этом есть смысл, Скалли. Все эти люди совершают поступки, о которых до этого только подумывали. Посмотри на Хэнка Дженкинса. И агента Персона. Он считал, что у его жены и Уитмена был роман.

– Что?! – Даже в темноте он знал, что она вопросительно изогнула бровь.

– Да. Согласно полученным от Боба сведениям, именно из-за этого они спорили в баре тем вечером. Предположим, что Персон подумывал, и неважно, собирался ли он воплотить свои мысли в жизнь или нет, об убийстве Уитмена. Потребовался лишь толчок от чего-то в том баре, и он решился.

– Но что? И как?

Малдер вновь включил свет и глянул на часы: 00:30.

– Одевайся. Бар закрывает в два. Мы можем сходить туда и осмотреться.

Скалли загадочно улыбнулась в ответ.

– Что если это случится со мной? Что если я сделаю что-то необдуманное?

Он подыграл ей, не в силах сопротивляться ее поддразниванию.

– И какую же тайную фантазию ты вынашиваешь, Скалли?

Она встала с кровати и кинула ему брюки.

– Одевайся, Малдер.

Он ловко поймал их.

– Это твоя фантазия? Смотреть, как я одеваюсь?

Скалли покачала головой в притворном раздражении и развернулась к своему чемодану. Малдер же принялся собирать свою разбросанную одежду. Натянув футболку, он уже наклонился за рубашкой, когда услышал, как ее халат мягко упал на пол. Он развернулся, чтобы в полной мере насладиться изящными изгибами ее спины и подтянутых ягодиц. Татуировка притягивала его к себе, словно песнь сирен.

Тихо приблизившись к напарнице сзади, он положил ладони ей на бедра. Она на мгновение напряглась, но потом расслабилась, позволяя ему полностью обвить себя руками.

– Эй, Скалли, – пробормотал он ей на ухо. – Когда вернемся, как ты смотришь на то, что я снова подкрадусь к тебе и напугаю?

========== часть 7/7 ==========

***

Бар «Серебряная подкова»

Купер, штат Вайоминг

Малдер и Скалли добрались до бара во втором часу ночи. Пол занимался тем, что вытирал столы. В столь позднее время в зале остались только самые стойкие посетители. Боб был одним из них, сидя за барной стойкой и рассеянно смотря на стакан перед собой.

Малдер слегка тронул Скалли за плечо, пропуская ее внутрь. Показалось ли ему или она действительно затрепетала от этого легчайшего прикосновения? Лично он особенно остро ощущал ее присутствие. Они шли в уютном молчании, время от времени задевая друг друга при ходьбе. Малдер быстро привык предвкушать возникавшие при этом электрические импульсы, будоражащие его нервные окончания.

Пол поднял глаза. Может, встреча с Малдером и оставила его равнодушным, но Скалли удостоилась его оценивающего взгляда. Малдер при этом одновременно ощутил распиравшую его гордость и желание врезать наглецу по физиономии.

– Могу я вам помочь? – спросил Пол, обращаясь к Скалли.

– Скалли, это Пол…

– Такер. Пол Такер, – улыбнулся он Скалли.

– Мистер Такер, это моя напарница, агент Скалли.

– Мэм, – кивнул ей Пол.

Скалли не стала ходить вокруг да около.

– Мистер Такер, у нас есть причины полагать, что инцидент, участниками которого стали агенты Персон и Уитмен, может быть связан с вашим баром.

– Хм. – И вновь Пол не проявил никакой заинтересованности в сказанном.

– Мы также полагаем, что истоки большинства случаев странного поведения местных жителей кроются в этом баре, – вставил Малдер.

– Вот как? – Это заявление также не произвело на Пола особого впечатления: он как ни в чем не бывало вернулся к протиранию столиков.

Боб наклонился в их сторону. Он также окинул Скалли теплым взглядом, но куда более отеческим по природе.

– Агент Малдер, что привело вас обратно так скоро? – спросил Боб с блеском в глазах. На какой-то пугающий миг Малдер решил, что тому все известно.

– Я обсуждал с напарницей вашу теорию о том, что люди, которые проводили здесь время, действовали под влиянием порыва, – спокойно сообщил он.

– Так поздно? А я-то думал, что ваше дежурство закончилось? – заметил Боб, внимательно приглядевшись к агенту. Малдер почувствовал, как румянец смущения поднимается по его шее вверх.

«Он знает! Как это возможно? Настырный старый ублюдок!»

– Не все, кто посещал этот бар, потом выли на луну, – вдруг возмутился Пол.

– Неа, – подтвердил Боб. – Не все. Только те, кто пил дешевое пиво.

В тусклом свете трудно было судить наверняка, но казалось, что Пол покраснел.

– Дешевое пиво? – У Скалли на лице появилось столь характерное для нее скептичное выражение, которое всегда вызывало у Малдера мысленный зуд, если было направлено на него.

Боб же ничуть не смутился.

– Ага. Пол начал варить свой собственный сорт около пяти лет назад.

– Оно с мини-пивоварни. – Теперь Пол словно бы оправдывался.

– Я сказал, что оно дешевое, а не плохое. Разве я не пил его все эти годы? – поспешил успокоить его Боб.

– Его я и пил сегодня? – уточнил Малдер.

Боб озорно сверкнул глазами.

– Определенно.

– Вы открыли свою мини-пивоварню в этом месте? – Скалли огляделась вокруг, обращая внимание на отнюдь не просторное помещение бара и его непрезентабельных завсегдатаев. – Разве подобного рода бизнес не нацелен на зажиточную публику?

– Разумеется, но это была идея моей жены. Она всегда порывалась все делать своими руками. Она производила собственное мыло, одежду и все в таком роде.

– Можем мы с ней поговорить? – спросила Скалли.

– Если найдете ее, дайте мне знать. Она бросила меня пару месяцев назад и уехала.

– После землетрясения? – опять встрял Малдер.

Пол молча кивнул.

– Снова вы со своим землетрясением, – рассмеялся Боб, качая головой.

– Вы изменили что-нибудь в способе изготовления пива после землетрясения? – уточнил Малдер.

– Нет. Рецепт тот же.

Зайдя в тупик, Малдер медленно огляделся по сторонам.

– Хотя после него нам пришлось заменить бочки. Мы обзавелись большей пару лет назад, когда пиво по-настоящему завоевало популярность в округе. Землетрясение разрушило новую, так что нам пришлось вернуться к старой.

– Можете показать нам ее? – с надеждой спросил Малдер.

Пол жестом указал в дальний конец бара.

– Пойдемте.

Подсобка оказалась примерно вполовину меньше самого бара. Дальний край занимали две огромные бочки, а стена была уставлена полками с методично подписанными стеклянными контейнерами на них, в большинстве которых содержались засушенные травы и порошки.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю