332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Сергей Мельник » Попаданец. Гексалогия (СИ) » Текст книги (страница 23)
Попаданец. Гексалогия (СИ)
  • Текст добавлен: 20 сентября 2016, 18:25

Текст книги "Попаданец. Гексалогия (СИ)"


Автор книги: Сергей Мельник






сообщить о нарушении

Текущая страница: 23 (всего у книги 65 страниц) [доступный отрывок для чтения: 23 страниц]

Эммм... Развел я руками.

Нууу... Протянул Расмус, прячась за братца.

Это все он! Палец Трима уперся мне в грудь, а так же сотня глаз собравшихся, стала дружно в тишине обозревать меня с головы до ног тяжелым взглядом. Говорит, люблю, не могу, пойдемте парни, петь буду!

Вот же гад! Я же их отговаривал чертей безрогих! Ну, спасибо вам братцы засранцы! В полной тишине я стоял лупая глазами, беспомощно взирая по сторонам, абсолютно голый и растерянный до умопомрачения. Такого поражения не видела земля, ну и стыдобища я вам хочу сказать! Как же я хотел в этот миг сквозь землю провалиться.

Опана! Нарушил тишину громким шепотом на пол замка, пьяный и покачивающийся Рамус. Гляди братан, а фон Каус, вон в толпе стоит!

О! И точно! Трим уронил свою мандолину на пол, жалобно звякнувшую при падении. А кому ж мы тогда пели?

Толпа дружно перевела взгляд на скрывающуюся за полотенцем незнакомку, растерянно и беспомощно моргающую на нас изза своего хлипкого убежища. Ели сдержался, что б не ляпнуть: "Гюльчатай, открой личико!". Ведь и вправду, если Лесса фон Каус, сейчас стоит вместе со всеми домочадцами и гостями замка, то кто ж тогда эта девушка, которую мы тут перепугали до смерти? Волосы черные, глаза темные, кожа белая, нет, определенно у меня таких девиц нет. Деметра разве что, но она более хрупкая и опять же одетая с остальными девчонками с любопытством изучает мой стручок.

Дамы и господа! Попытался я взять все под контроль, балансируя на хлипком столике. Прошу всех успокоится, все будет нормально! Рамус, едрить! Сними меня, с этой хрени пока я не навернулся!

Лучше бы я промолчал...да, определенно, лучше бы... Но, увы, я стронул с места эту пьяную мощь, которая споткнулась и толкнула, другую пьянь, которая, уже зацепившись о валяющуюся под ногами арфу или как там этот гобой называется (????), шлепнулся лицом, вперед вытянув свои руки, которыми и опрокинул стол. Запуская меня практически на орбиту этой планеты, к верху задом через спину и со всей дури об пол, выбивая из меня с "хеканьем" весь воздух.

Глянь что делает! Завистливо восхитился Рамус, показывая Триму на меня пальцем. Я бы, так точно не смог!

Угу! Так же восхитился Трим. Круто у него получилось!

От приземления и последующего удара об пол, на секунду я похоже даже вырубился, так как реально потемнело в глазах. Охая, ахая и сдерживая брань изза присутствующих детишек, попытался встать, с пола ухватившись за какуюто тряпочку, практически без сопротивления соскользнувшую мне в руки. Пару раз, растерянно мигнув глазами, я перевел взгляд с полотенца в своих руках на скрывающуюся все это время за ним девушку, понимая, что к своему стыду опять натворил делов.

Вау! Взревели братцы.

Демоны подземелья! Вскричал пришедший со всеми Альфред Лин, хватаясь за сердце и оседая на руках Дако и Нонстога.

Ну, дела! Олаф Кемгербальд покачал головой.

Как такое может быть? Хором ахнули графиня и фон Каус.

Толпа, всколыхнувшись, замерла в изумлении, с недоверием глядя на юную прелестницу все это время скрывавшую от нас и от всего мира свою суть.

Барон Когдейр! Строго и сурово так с пола, с сердитым прищуром разглядывал я Нуггета. Сейчас же объясните мне, где ваша пиписка!

Слыш, Улич! Хихикая, подал голос Трим. А у них у девочек, они вот такие!

Ага! Вклинился его братик. Кренделечком!

***



Уже ночью, я сидел у себя в комнате, держась руками за голову. Ну конечно! Конечно же, оборотни не могли ошибиться, выполняя просьбу Лорейн фон Пиксквар! Это мы люди смотрим своими глазами и не видим! А они волки, не только глазами смотрят, но и носом, они не могут ошибиться. Они знают все, они по твоим вчерашним следам на земле смогут сказать, какого ты роста, откуда и куда шел, и что ел на завтрак, как же я не догадался, что Нуггет фон Когдейр, давно уже мертв, а его место занимает его бедная сестренка? Бедная, вымученная своим изувером папочкой девушка, Нона фон Когдейр.

Вот я лопух, ведь все было у меня перед глазами! Впрочем, не один я и не один год кряду, обманывался этим бледнолицым, большеглазым бароном. Да и обманывался бы наверно и по сей день, не учуди я этим вечером, со своими пьяными дружками Гердскольдами, такую оказию.

По истине, один дурак кинет камень в ущелье, целая тысяча мудрецов, не смогут, его оттуда достать. Ну и дела! Какаято забитая, замученная всеми и каждым девчонка умудрялась водить за нос пол королевства, ведя свою политику, свою войну и свою землю своим путем. Надо же, какая судьба у человека, прям как я только без...или вернее с...кренделечком, как выразился Рамус сегодня.

Я тоже не я, нет на самом деле никакого Ульриха фон Рингмара, давно уже нет. Мда. Невольно я раскрыл тайну, своего коллеги обманщика, всеми правдами и не правдами скрывающего от людей свое истинное лицо, даже както совестно стало на душе и тоскливо. Жалко девчонку стало.

Почему? Потому что это не Земля, и не просвещенный двадцать первый век, со своей сплошной женской эмансипацией. Здесь по закону, ее после смерти отца, регент должен был отдать, за кого ни будь замуж, либо же сдать в монастырь затворницей, ну или проще всего удавить потихому, а не как сейчас позволять ей вытворять, что в голову взбредет. Это ж, какие деньжищи ктото терял из родни все эти годы?! Нда, затрудняюсь даже представить, что теперь будет. Тут, пожалуй, не то, что по головке не погладят, тут костром или виселицей попахивает, вон Альфред Лин уже сейчас порывается испепелить на месте "поганую тварь" предавшую род и закон, с его слов. Старого хрена, к сожалению все же откачали после сердечного приступа случившегося с ним в комнате Ноны. Сама же девушка сейчас взаперти сидела, заливаясь слезами, правда компанию узнице составили все девчата от мала до велика, из моего батальона. Сердобольные, осуждающе глядели в мою сторону нося неожиданно найденной баронессе чай и успокоительное, подбирая ей наряды и всячески успокаивая.

Женская дивизия в солидарности игнорировала нас, мужской контингент не пуская никого на порог, а уж с ними спорить было не только накладно, но и могло, выльется неприятностями, благодаря главе и верховноглавнокомандующей этой армией графине Шель де Красс. Графским титулом здесь среди нас мелкоты мог только Герман Мирт похвастаться, да и то по достижению совершеннолетия.

Но, увы, скорей всего, когда скандал дойдет до столицы, лже барона не спасет даже защита графини, уж слишком это тяжкий грех это по реалиям местного мира. Жаль, вправду жаль, девушку, ведь по большому счету талантлива, да и как воено начальник, навела тут "шухеру" в свое время, заставив всех пусть и не уважать, но побаиваться себя.

Дверь в мою комнату распахнулась, впуская внутрь развевающийся ворох юбок, баронесса фон Каус.

Ульрих! Она обхватила мои плечи. Ты должен ей помочь и все исправить! Она ни в чем не виновата!

Да знаю я. Тяжело вздохнув, опустил голову.

Ты представляешь, ее покойный отец, с детства вбивал в нее, эту дурь кулаками и розгами! По ее лицу текли слезы. Он просто сумасшедший! Он отказывался принимать смерть наследника, мучая свою дочь, заставляя ребенка быть тем, кем она не могла бы стань никогда!

Разрыдавшись в голос, она выбежала прочь, оставляя меня опять одного, правда не надолго. В комнату вошла графиня так же, вся в слезах тут же заключая меня в объятия и рыдая навзрыд.

Как же чудовищен этот мир Ульрих! Говорила она. За что?! За что он с ней так поступил? Она же его дочь, она любила его! Она любила не меньше чем он, свою мать и своего брата! Как отец мог так поступить со своим ребенком?

Как? Не знаю, я не могу дать ответы на все вопросы и задачи, я даже не могу иной раз нести ответственность за свои действия. Да уж, мир не прост, не сладок и пушист подобно небесным облакам. Всему есть место под солнцем, любви и ненависти, радости и печали. Жизни и смерти. Почему к одним он ласков, а к другим колюч? Почему? Я не знаю, я многого не знаю, и даже больше скажу, многого не хочу знать, не хочу видеть ту другую сторону медали, где притаился мрак, боль, отчаянье и чьито слезы. Я очень этого не хочу, но, увы, все это рядом, под час не нужно даже оборачиваться.

За этот мир дикости и говорить не приходится, но, увы, до сих пор и на Земле есть вещи, от которых хочется зажмуриться. С теми же девочками, сколько мужиков до сих пор кривятся в роддомах? У меня медсестра была знакомая, перевелась к нам из одного из родильных домов, так она иной раз рассказывала страсти, когда мужья бросали своих жен, мол, раз девочка, то сама езжай, сама рожай, сама выхаживай и расти, мне оно не надо, не наследник, значит не родной. Бывало и на УЗИ пары расходились, а уж о восточных странах так и говорить не хочется, там ребенка вообще неугодного до сих пор выбросить могут, как собаку. Здесь же папаша, похоже, реально умом тронулся, вытворив такое. Даже представить невозможно чего девочка натерпелась.

В след ушедшей графине, успокаивал стайку рыжуль Кемгербальдов с моей малышкой Ви, дружным хором уговаривающих меня, чтото придумать, а уж за ними пришла разбитая Лорей Пиксквар, со своими дочками, где я битых два часа, успокаивал, ее занимавшуюся самобичеванием, и берущую вину всего, что случилось на себя. Причем здесь она? Она что ли родила дурака на свет, издевавшегося над своей дочкой? Или может вина ее в том, что ее муж, мстил ублюдкам, посягнувшим на его жену? Нет, на себя много можно грехов навешать, но этот грех не ее, не ее это вина, что смогла сохранить свою нареченную от гибели. Здесь в этой истории и без нее грешников хватает.

Некоторое время вновь сидел один, задумчиво перекладывая бумаги у себя на столе либо же тупо пялясь в маленькое окошко бойницу. Мыслей вообще не было, все както сумбурно, дико, сплошная мешанина чувств и обрывков какихто слов.

Я посижу у тебя? В комнату проскользнула Деметра, забираясь с ногами в кресло. Препоганейшая история, почти, как и моя жизнь, не находишь?

Да уж, вот еще одна боль на сердце, еще один ребенок амбициозных родителей, не останавливающихся не перед чем на пути к своей цели. Что мне ей сказать? Она даже не плачет, она свои слезы уже давно уже все выплакала, на долгие годы вперед плакала. Так уж вышло. Так распорядилась судьба. Что можно сказать? Ничего. Сейчас я ничего не могу сказать ей. Она не очень общительна, здесь хоть и нашлись ей друзья, но маман растила ее в свое время под жесткой пятой ненависти, к окружающим, не отпуская от себя не на шаг. Изза чего мы долго не могли найти с ней нужных тем, что бы хоть както растопить вековечный лед, пролегший между мной, Германом, и ею, девочкой, теперь по сути ставшей никем в этом мире, девочкой, не имеющей права даже на свое имя, не то, что на жизнь.

Знаешь, а ей повезло, что все случилось, так как случилось. Она следила за тем как я, заложив руки за спину, вышагиваю по комнате. Тогда в Роне, когда ты подобрал меня на улице, я не понимала, что ты за человек, как ты можешь, отправив, по сути, на виселицу мою мать, проявлять заботу обо мне.

Она попросила меня, ты же знаешь. Мне было совестно смотреть в ее сторону.

Знаю, и этого я тоже не могла понять очень долгое время. Она закрыла глаза и обхватила, поджав к груди колени. Но потом я поняла и тебя и мать. Ты просто такой человек, ты не сможешь уйти в сторону, поэтому этой девочке, так же как и мне повезло, что рядом есть ты.

В этот раз, даже пойдя всем наперекор, вряд ли смогу чтолибо изменить. Вновь усевшись за стол, я обнаружил ее легкий силуэт уже в дверях.

Сможешь. Долетели до меня, ее слова. Я верю, сможешь.

Мне б ее уверенность. Чтото женщины совсем меня извели, разбередив чувства. Не хотел бы я ох, не хотел влезать во всю эту историю. Тут могут и хребет переломать, я же по сути и сделать ничего толком не смогу! Прятать беглую преступницу, от многочисленных претендентов регентов Когдейра? Противоречить королю? Да, еще неделя две, и пойдут наверно первые шепотки по столице, купцы у меня в Касприве бойко мотаются, по торговле используя речной путь. А уж в том, что уже сейчас слух пошел по земле и сомневаться не приходится, уж слишком много народа было в свидетелях моей выходки, одних только слуг под два десятка человек.

Жалкие остатки ночи проспал прямо за столом, в конце концов, выключаясь просто от физической усталости. Днем женский коллектив попрежнему держал оборону никого, не допуская к Ноне, а сэр Дако, созвал в общем зале защитником, не забыв пригласить меня.

Ну что Лин, обделался ты по крупному? Нонстог злорадно потирал руки.

Да пошел ты! Альфред Лин нервно дергал ногой.

Так успокоились! Дако хлопнул ладонью по столу. Тут не только с Лина спросят, но и с остальных защитников! Мы должны были знать, мы должны были отследить этот вопрос!

Да уж, а Нафаль то каков оказался... Подал голос я, разливая старикам горячий чай по кружкам. Сэр Лин, кто теперь по династии ближе всех по роду?

Да никого. Старик скривился, словно от целого куска лимона. В этомто вся и загвоздка, за этото король и накажет, мы допустили, что пресекся один из знатнейших и древних родов королевства.

Это пол беды. Нонстог отхлебнул маленький глоточек из поданной кружки. Главная беда это грызня, что начнется теперь между баронами Мирта.

Ну, за всех я не скажу. Я сел в свободное кресло так же беря в руки кружку. Но думаю, что Кемгербальд не станет участвовать в переделе, хоть его земли и рядом, а уж мне и подавно лишние рты не нужны.

Ты не понимаешь. Сэр Дако махнул на меня рукой. Вопервых, король может прислать совершенно не причастного представителя какоголибо из многочисленных родов, а вовторых, золото. Даже если сейчас не ты не Олаф не горите желанием влезать в эту бучу, то в скором времени, жизнь вас заставит, плюс ко всему Когдейр это граница с пиктами, если перед ними не будет ктото, кто сможет показать им зубы они устроят по настоящему крупномасштабный набег.

Гердскольды точно влезут. Совершенно буднично сообщил Нонстог. Пикскварам далеко, но ради поживы могут примкнуть к комунибудь в союзе.

Да уж, вариантов поправить ситуацию, у нас практически нет. Дако откинулся на спинку кресла, рассматривая потолок.

Надо паршивку срочно выдать замуж! Лин хлопнул кружкой по столу. Надо найти достойную кандидатуру, что бы успокоить это болото и сдержать накаляющиеся страсти!

Как вариант. Согласно кивнул Нонстог. Только как найти кандидатуру среди местных, достаточно авторитетную, что б на него не кинулись войной, да еще с поддержкой хотя б одной из семей Мирта?

Хм! Сэр Дако, с прищуром уставился на меня.

Хм! Лин так вперил в меня свой взор.

Думаете, сработает? Нонстог окинул меня взглядом словно на витрине.

Воу! Я поднял руки. Спокойно отцы, спокойно! Только меня сюда не вмешивайте!

Кемгербальд, тебя однозначно, поддержит. Сэр Дако стал загибать пальцы. Для Гердскольдов ты вообще теперь свой в доску, Пикскваров тут никто не берет в расчет, но даже на них ты сможешь надавить.

Это еще как? Нонстог с интересом рассматривал меня. Неужели и вправду ты нашел пропавшую сестру Томаса?

Вот проныра! Рассмеялся Лин. Ну и ученика ты себе нашел Дако!

Так, господа защитники! Я нервно поерзал в кресле. Это идея плохая, и я в ней отказываюсь принимать участие! Ищите другие варианты!

Хватит и этого. Кивнул своим мыслям Лин. Сегодня же отправлю письмо королю.

Я еще не совершеннолетний! До меня стало доходить, что, похоже, они серьезны как ни когда. Мне через четыре, пять лет, в академию уезжать, королю служить!

Вот как раз все сходится! Хлопнул Лин по коленке рукой. Будет, кому за землей присмотреть пока тебя не будет!

Да вы охренели, что ли?! Я вскочил, опрокидывая свою кружку на пол. Я отказываюсь участвовать во всем этом!

Нука сядь. Сэр Дако, упер в меня свой тяжелый взгляд. Что за паника? Девицу какуюто испугался? Ты вообще представляешь, что может начаться тут, если разразится дележ? Сколько людей погибнет, в какую пучину все эти земли погрузятся не известно на сколько лет!

Опять же, дело то твое, можешь и не жить с ней. Лин провел большим пальцем по шее, как бы намекая на возможный вариант, в скором времени стать вдовцом.

Вот это да, без меня, меня женили! По рассуждал, называется о судьбах бедных женщин в этот темный век! Самого, только что выменяли на два верблюда и одно кашемировое полотенце. Собрались, старики мыслью пораскинули, да и решили судьбу судьбинушку, быть сим молодым людям отныне мужем, стало быть, и женой.

Хотя чего еще можно было ожидать? Надо же гуманисты, какие, кровь людская прольется, давай уж барон, защити горемык! Я сел на место, безвольно опустив плечи, формально я еще могу им показать дулю, но вот в реальности, похоже все уже решено. Достаточно одному из этих старых перцев "стукануть" наверх, и мой брак будет освящен королем, заботившимся о судьбе своего королевства.

А может посмотреть, кого из столицы, может толкового пришлют? Неуверенно начал я, впрочем не испытывая особых надежд.

Да кого они прислать могут? Ворчливо начал Лин. Какогонибудь подхалима и мота, что разорит все в пух и прах.

Да уж, при дворе ушлые ребята отираются. Покивал Нонстог. Все заложит, продаст, да обратно уедет деньги проматывать.

Опять же верно ты подметил, пока совершеннолетия не достигнешь, только помолвка будет. Дако нравоучительно поднял палец. А помолвка это не свадьба.

Да нет, свадьба будет. Улыбнулся Нонстог.

Это еще почему? Насупился Дако.

Ну, извини меня мой дорогой, когда все до столицы дойдет, либо свадьба, либо голову с плеч. Не дадут ей даже дня без наказания прожить. Говорил Нонстог.

Пожалуй, он прав. Лин кивнул. Не простят ей подобных вольностей.

Значит, я не подхожу? Я аж подскочил на своем кресле.

Ну почему же? Думаю, король одобрит твою кандидатуру, невзирая на твой юный возраст. Успокоил меня Лин. Прецеденты, насколько мне известно, уже были в истории. Правда в основном девиц маловозрастных выдавали замуж, ну да как говорится, все когданибудь случается впервые.

Выйдя из комнаты, оставил стариков, обговаривать нюансы, направляясь к виновнице кордебалета. Мой враг, мелкий проныра барон, а теперь в будущем, похоже, моя жена, должна знать о свой судьбе. Она должна сама сделать свой выбор, иначе я не пойду на такой шаг, чего бы это мне не стоило. Я могу поразному, к ней относится, я могу сочувствовать ей, переживать с ней, но я не смогу жить с ней рядом, если между нами попрежнему война. Да, боевые действия окончены, да она проиграла и она разбита, но я не уверен, что она сломлена и спокойно опустит руки. Ох, чтото мне подсказывает, что не все так просто будет с этой мадам, не одного уровня это человек, там слоев, что на цыганке разноцветных юбок. Мне собственно не холодно не жарко, от того решения, что приняли защитники. Надо будет, вытяну не то что Рингмар с Когдейром, весь Мирт переделаю по своему образу и подобию, но я не привык шагать по головам. Да, она сейчас никто, корова, грубо говоря, на продажу. Но и как показал Лин, по горлу пальцем, не смогу.

Стойте барон, сюда нельзя! Перед дверями стояла Лесса видимо как самая боевая, из охранения.

Всем выйти. Не обращая на нее внимания, прошел в комнату. Мне нужно поговорить с Ноной.

Она не желает никого видеть. С кресла поднялась графиня, впрочем, не одна она, почти весь женский батальон осел в гостиной комнате покоев Когдейра.

Пошли вон отсюда! Я мало того, что гаркнул на них, так еще размолотил один из шкафов, в мелкую щепу разнеся его с грохотом по комнате. Ну не было у меня настроения политесы тут со всеми ними разводить, объясняя, что до чего.

Опустив головы, они выскочили испуганно прочь, оставляя меня одного. Нона видимо пряталась в спальне, ну да ломится туда пока, не стану, барышни тут в гостиной неплохо устроились, чаек, вареньице, плюшечки какието, без ложной скромности, тут же принялся подъедать за ними, задумчиво разглядывая остатки шкафа.

Нона! Давай выходи, а то печенье уже кончилось. Крикнул я баронессе, наливая себе еще кружечку чая. Учти, когда я доем варенье, меня уже не остановить, рухнут преграды, сам войду.

Что тебе еще от меня нужно Ульрих? Хм, а в платье с этой мальчиковой, короткой стрижкой, маленький Наполеон, ничего так смотрится. Тебе мало было пройтись войной по моим землям? Тебе мало было разрушить мою жизнь? Что, что еще ты от меня потребуешь?! У меня больше ничего не осталось!

Глаза хоть и заплаканные, но сверкают бойко, кулаки сжимает, ух, раззадорилась, того и гляди кинется на меня.

Ну. Я задумчиво смерил ее взглядом. Тут народ посовещался, и решил, что с тебя еще брать и брать, так что не скромничай.

Что? Она растерянно опустила руки. О чем ты?

Жить хочешь? Я похлопал ладонью по диванчику, приглашая ее сесть рядом. Если да, присаживайся, разговор будет долгим.


***

Осень, время обострения у поэтов, шизофреников и прочих людей тонкой натуры. Тихая, спокойна, без шумных дождей и расхлябанности дорог, впрочем, может еще рано, еще все будет. Красиво, что не говори, тут золото, там алый цвет, коегде редким вкраплением еще просматривается зелень, все смешалось радужным калейдоскопом, под лучами еще яркого, но уже совсем не теплого солнца.

По городку развесили прямо среди улиц разноцветные флажки и вымпелы, народ с утра балуется халявой, выкаченными по перекресткам и площадям винными бочками, по фабрикам и заводикам объявлены выходные, все замерло в ожидании столь знаменательного события как торжественное бракосочетание барона Ульриха фон Рингмара, с баронессой Ноной фон Когдейр.

Жмут. Реально, эти новые высокие сапоги мне жмут. Тесноват камзольчик, а воротничок рубашки с кружевным отворотом, подобен удавке наемного убийцы стягивающейся на моем горле. Я вместе с братками Гердскольдами, уже гдето успевшими изрядно принять на грудь, сидел в здании магистратуры Касприва, ожидая когда моя невеста в Лисьем прихорошится, приведя себя согласно всем канонам боевой женской племенной раскраски, а так же облачится в соответствующий действию наряд. До тех пор нельзя. Сидим, ждем гонца, гости так же в Лисьем, где будет официальная церемония, ну а я здесь. Жду сигнала, когда мне, по всем канонам будет дозволенно оседлать своего Уголька, что бы предстать пред ясны очи своей возлюбленной.

В октябре и в ноябре

Каждый зверь в своей норе

Сладко спит и видит сны

В ожидании весны.

Только маленькую Катю

Вынимают из кровати,

Умывают в пять минут,

В садик за руку ведут.

Вот так и со мной, всем радость и веселье, а меня в пять минут одели, стянули, причесали, дали пару капель вина для храбрости, и теперь сиди, жди. А я что? Сижу, жду. Куда я денусь? Волнительно, правда все это, ну что ж тут поделать, если для меня это все впервые и вновь. Не получилось у меня в прошлой жизни пройти этот путь, так зато в этой, судьба распорядилась так, что хочешь, не хочешь, а надо. Кемгербальды, Гердскольды со своими родителями, прибыли Пиксквары, а так же мой драгоценный хмурый дядюшка, барон Турп. Все собрались, даже регент де Миртов прибыл, а с ним еще два защитника, выводя старичков в ранг полного боевого комплекта. Да уж, народу было порядочно, но, увы, местечковыми все не обошлось. Увы и ах, прибыли гости из столицы, некий Гурт Вангкор, глава всех защитников по королевству, а с ним, представитель королевской династии, графиня де Кервье, бабушка нашего короля. Мдя. Бабуля, прибыла как и ожидалось не много не мало, а с личным письменным указом короля, где не двусмысленно, мне предписывалось любить, назначенную мне жену.

Гурт Вангкор, его наикрутейшее наикрутейшество, был очередным пополнением стариков разбойников, такой же древний сыч, с холодным взглядом умных и расчетливых глаз. Именно ему предстояло провести церемонию, официально, закрепив нас с Ноной узами брака. Надо отдать ей должное, держалась она молодцом, видимо прекрасно и без чужих подсказок понимая все нюансы и перипетии этой истории. Впрочем, что еще от нее ждать? Она столько времени прекрасно сама, справлялась с управлением своих земель, и уж точно юриспруденции и вводную на тему "преступлений и наказаний", ей читать не нужно. Молодец девочка, судьбу приняла без слез и криков, поделовому впрягаясь в новую для себя роль. Не то, что я с перекошенной мордой лица уже месяц хожу, да тяжкие думы думаю. Конечно, между нами не было, нет, и не будет любви, но, по крайней мере, обузой она точно не станет, умная и толковая барышня, буду надеяться, что, по крайней мере, не со злом в сердце. Да гдето в глубине души, не верю ей. Не могу поверить, уж слишком она хорошая притворщица и пусть и бывший, но довольно опасный и хитрый враг.

Едут. Трим Гердскольд, оторвался от окна, поправляя лацканы своего нарядного одеяния. Ну что? Едем?

А что есть варианты? Расхохотался Рамус, опрокидывая в себя еще один кубок с вином. Готов выслушать любые предложения!

Сначала банкет, Улича отопьем. Трим так же приложился к кубку. Потом если ничего, в Лисьем не обломится, сюда вернемся, говорят за городом цирк встал...

Цирк? Я осмотрел его с головы до ног.

Ты не подумай чего! Рамус расплылся в улыбке. Обычно там такие номера показывают!

Да, видал я както, что там могут показать. Хмыкнул я. Ладно парни, по коням.

На улице, какието специально обученные ребята, стали дуть в медные дудки, противным резонансом оглашая окрестности, и тот час по улицам повыскакивал народ, размахивая, кто платками, кто флажками, кто какимито цветочками.

Слава барону Рингмара! Кричал ктото в толпе.

Счастливых вам лет и долгой жизни с молодой супругой! Так же голосили там.

Счастья молодым! Горланила чьято глотка.

Ух, ну и дела, к такому я был не приучен, пока мы неспешно, лабиринтами улиц покидали город, жители успели мне столько всего наговорить, что еще чутьчуть и я бы сгорел от стыда.

Ох, и тяжела ты доля баронская, мне мало того, что невесту отписали, так еще к ней строгим надзирателем маменькой, достопочтимая бабушка короля вызвалась быть. Это уже позже я узнал, что графиня Кервье, прибыла не только и не столько по своей инициативе либо же короля, сколько по личной просьбе графини де Красс, взявшей шефство на Когдейр. Вот вам и графские возможности, Шель де Красс могла многое, все таки титулы тут решают все.

Славный барон Рингмар! Заорал Трим на пару с Рамусом когда мы наконец добрались ко входу в замок. Прибыл славный барон!

Взревели трубы, заиграли музыканты, а по ковровой дорожке ко мне стали выходить знатные гости, что б засвидетельствовать свое почтение.

Ну, удачи. Облапил меня здоровяк Олаф Кемгербальд.

Счастья вам. Его жена, не сдерживая слез, расцеловала меня в щеки.

На долгие года! Официально пожал мне руку Томас Пиксквар, пропуская вперед свою жену, так же в слезах пожелавшую мне любви.

Быстро ты растешь. Турп натянуто улыбался, обнимая меня. Во время я от тебя отскочил, тут и затоптать могут.

Ах, сынок, слова пустое, жизнь покажет, что там как дальше будет. Старик Дако потискал меня, грустно улыбнувшись.

Гдето с час я обнимался и целовался с представителями собравшейся знати, принимая от них поздравления и теплые слова. Мужчины сдержанно и по большей части официально, женщины же уже прознавшие от и до во всех нюансах, а так же дополнениях историю моей свадьбы, не сдерживая слез и вздохов, так как такого рода romantic, впечатлял их не хуже чем сериалы домохозяек моего мира. Это ж надо, же, вы только представьте! Бедная девочка с такой судьбой! Такая не покорная, а папенька у нее уууу...а там еще оборотни, а там еще и потом еще, и вот они уже вместе, а он ей песни пел! Ага! Представляете, штурмом брал ее покои, что бы песни петь! А песня то какая! Ах, любовь, ах как все красиво! И она бедняжечка, буквально изпод плахи под венец идет! Тьфу, мракобесие! Я когда впервые услышал интерпретацию этого женского романа, что тетки передают со всевозможными прикрасами по секрету, друг дружке на ушко, то чуть не утонул во всех этих розовых тонах.

В общем, пока я дошел до покоев своей возлюбленной, левое плечо вымокло от слез, а правая рука болела от рукопожатий, настроение было пришибленно возвышенным, улыбка неестественно прекрасной, мыслей ноль.

Баронесса Нона фон Когдейр! Объявил ктото, из прислуги открывая мне дверь.

Ух, прямо дух захватывает, как быстро из женоподобного мальчика можно сварганить самую настоящую сердцеедку! Мда, а красивая, она, что не говори, не зря ей в образе мужчины столько шпилек укололи по поводу ее вида. Тяжело было прятать свою суть.

Баронесса. Я низко поклонился.

Барон. Красиво и изящно присела она.

Прекрасно смотритесь. Невпопад ляпнул Рамус Гердскольд, получая локтем в бок от брата. Если б Трим его не стукнул, уж я бы точно! Нуггет, тьфу ты черт! Нона, почти на голову выше меня, что не удивительно, девице уже двадцать пять, в то время как мне только десятый год как идет отроду.

Дальше держась за ручки, мы неспешно с остановками прошли украшенными коридорами в главный зал, где в белой хламиде Гурт Вангкор, облеченный властью глава защитников, стал толкать красивую, запутанную и до жути скучную речь, о долге и любви, ответственности и всем том, что старики любят "впаривать" молодым людям с серьезным видом потрясая пальчиком перед носом.

Мы все здесь сегодня собрались, в этот знаменательный день, чтобы засвидетельствовать, данной нам властью, перед законом и небесами, брак этих двух юных и прекрасных молодых людей, во славу продолжения древних родов Финора! Старик каркал без остановки и бумажки, сияя взглядом и крупными залысинами. От родов, пусть засвидетельствуют брак!

Я барон Эрхард фон Турп, я свидетельствую перед законом и небесами за род Рингмар! Долговязый барон вышел вперед, становясь рядом со мной.

Я сэр Альфред Лин, я свидетельствую перед законом и небесами за род Когдейр! Старый защитник стал со стороны Ноны.

Если же есть здесь ктото, кто против этого брака, либо же знает причину, по которой этому браку не бывать, пусть выйдет и говорит, либо же умолкнет навсегда с этих пор! Старик, а вместе с ним я оглядел присутствующих на момент выхода вперед добровольцев, коих в зале похоже не наблюдалось. Хоть бери сам выходи. Тогда властью данной мне королем, заключаю этих молодых людей, узами брака нарекая их отныне мужем и женой! Да благословят вас небеса!

Да благословят вас небеса! Дружно взревели гости, подскакивая со своих мест.

Жених может поцеловать невесту. Довершил церемонию Вангкор.

По моему жесту один из братцев заплетающейся походкой принес мне маленькую скамеечку, обитую бархатом, на которую я, покачнувшись, забрался, с легким смущением под взглядами окружающих, вспотевшими от волнения руками поднимая легкую вуаль баронессы.

Нет, ну что это такое? Чего она плачет? Я же так не смогу, я же сейчас сам разревусь! По ее щекам катились без остановки дорожки слез, темные глаза на белой коже, смотрелись двумя завораживающими бездонными озерами глубокой воды. Ох, ну и дела, ну и дела...


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю