332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Сергей Мельник » Попаданец. Гексалогия (СИ) » Текст книги (страница 10)
Попаданец. Гексалогия (СИ)
  • Текст добавлен: 20 сентября 2016, 18:25

Текст книги "Попаданец. Гексалогия (СИ)"


Автор книги: Сергей Мельник






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 65 страниц) [доступный отрывок для чтения: 23 страниц]

На подходе! Крикнул я, сверяясь с картой. Готовность!

Секунды потянулись вечностью, локатор ясно показал мне, как группа растянулась в цепь, обхватывая наш лагерь в кольцо.

Они здесь! Крикнул я, погружая лагерь в гробовую тишину.

Туктук, я слышал, как колотилось мое сердце, видя каждую фигуру, притаившуюся на границе света и тьмы, замершую в ожидании.

Хаха! Я же говорил, все пустое! Донесся до меня голос Тобальда.

Странно, почему они замерли? Чего ждут? Ох, а вот похоже и ответ. Из тьмы вышел высокий стройный брюнет, с короткой набриолиненной эспаньолкой и лукавыми черными глазами, в уголках которых видны мимические морщинки веселого человека. Да уж, весельчак, мать его етить!

Медленно, совершенно не спеша он проходил мимо повозок особо не на кого не осматриваясь, в руках черная трость с серебряным наболдажником и легкий черный плащ, развивающийся за его плечами словно крылья ворона.

Ах, барон! Мужчина поклонился изысканно, мне. А я вас искал! Впрочем...я смотрю, и вы меня ждали?

Ах, что вы сударь! Я так же поклонился ему, запуская Мака, на предмет сканирования этого гражданина Дракулы. Бежать бы мне, и бежать прочь от нашей встречи!

Вполне благоразумное решение в ваши юные годы! Улыбка не сходила с его лица.

Как поживает мой достопочтимый дядюшка? Чем не повод получить информацию? Надеюсь в добром здравии?

Ха! А вы мне нравитесь Ульрих! Он присел к земле, приблизив наши лица, друг к другу. И что странно я почемуто не ощущаю страха в тебе!

Кто вы такой? Представьтесь сударь! Неожиданно в центр к нам выскочил Тобальд, но договорить так и не смог, так как трость в руках незнакомца разделилась на две части, одна из которых, тускло, блеснув в свете костра смертельным тонким росчерком, стального лезвия, вскрыло горло капитана. Народ замер в оцепенении.

Что скажете барон? Незнакомец вскинул бровь, вновь повернувшись ко мне и возвращая клинок в ножны трости.

Мне он сразу не понравился, слишком заносчивый. Смерть, даже такая меня не страшила, уж когокого, а покойников я насмотрелся на своем веку. Кстати не желаете представиться? Раз уж зашли на огонек.

Ох, простите мне мою неучтивость! Он еще раз поклонился, расплываясь своей легкой фирменной улыбочкой. Граф Десмод, к вашим услугам!

Итак, граф, вы с приветом от моего дяди пожаловали? Я склонил голову на бок, приглашая его к игре.

Да, юноша! Вы очень проницательны! Он спародировал меня, сделав наклон головы в другую сторону.

Вас интересуют деньги граф? Я как бы театрально похлопал себя по бокам.

Теперь нет, что вы барон! Теперь это личное! Он впервые показал в улыбке клыки белоснежных зубов, люди, что были поблизости, отшатнулись в ужасе. По лагерю полетел шепот и шелест вынимаемых клинков из ножен со стороны окружения герцогини, мои люди уже были готовы.

Ах, вы о той юной леди! Я вскинул бровь, так как больше мне пугать было нечем. Весьма досадно...Весьма...

Как будем решать...Этот вопрос? Он обвел молчаливых людей рукой.

У вас есть предложение? Я потер замерзающие ладони. Хотелось бы решить все побыстрей.

Вы уходите со мной, я отпускаю всех остальных живыми и невредимыми. Он стал серьезен.

Хммм. Протянул я, как бы задумываясь над его предложением. Это очень благородно граф с вашей стороны! Не желаете ли выслушать встречное предложение?

Отчего же, барон! С радостью выслушаю вас! Взгляд стал предупреждающе опасным, я просто физически ощутил готовность хищника к атаке.

Ваши...кхм...люди уходят живыми, а вы сударь поступаете ко мне на службу. Честно сказать, этот бред я выдумал только что на ходу, сам от себя не ожидая подобного.

Мне кажется барон, или вы чтото не понимаете? Не в вашем случае говорить подобные вещи. Граф пристально осмотрел лагерь, видимо ища подвох или причину моей смелости. С вами нет сэра Дако, и даже если бы он был сила все равно на моей стороне.

Знаете, граф. Я устало вздохнул. Сэр Дако, мой учитель.

Знаю барон. Он изогнул бровь. Вам не кажется что, вы слишком самонадеянны для ученика? Я жду четкого ответа, и, увы, мне он нужен сейчас, времени на размышления у вас юноша нет.

Мой вам ответ граф, будет ясен до предела. Я, отставив ножку, как учила баронесса фон Каус, отвесил ему учтивый поклон. Тут же получив любезное расшаркивание с его стороны. Прошу смотрите!

Методы борьбы с вампирами были широко известны, и вполне обоснованны со стороны науки. В ходе трансмутации эти существа действительно получили кожу выгорающую на глазах при свете ультрафиолета, они действительно были ранимы серебром которое вступало практически в мгновенную реакцию с их кровью запуская по венам продукт распада и окисления, практически смертельный яд. Мои люди были вооружены арбалетами с болтами, у которых посеребрены наконечники, а уж у меня домашних заготовок было хоть отбавляй! Одной, из которых стало разработанное мной, заклинание, которое я скромно назвал "Свет во тьме мастера Ульриха". Которое, я придумал во время салюта в Касприве, на новогодние каникулы.

Маленькая пульсирующая точка бело голубого света зажглась на моей ладони, огонек немного покрутился, окрепнув, а потом звездочкой в ночи взмыл в небо, подымаясь все выше и выше в небо.

Занятно барон! На его лице играла улыбка.

Спасибо, моя первая самостоятельная работа, я назвал его "Звезда во тьме", правда, красиво?

Ответом мне стал вой и змеиное шипение со стороны графа, маленькая звездочка вспыхнула ярким солнцем, выдавая сумасшедшую дозу ультрафиолета на землю и освещая все вокруг на сотни метров. Да уж, солярий я тут устроил, будь здоров! Не удивлюсь, если мы утром все будем с загаром на лицах! Меж тем выла в муках боли вся округа, страшный многоголосый рык раненных зверей, разносился далеко окрест. Люди в свете увидели страшные тела притаившихся во тьме монстров окруживших лагерь. Эти звери катались по земле, корчась в муках и вырывая своими огромными когтями куски земли.

Я не уверен, но вам кажется, не нравится граф? Я внимательно смотрел на главного, который укрыл голову под плащам издавая какойто жалобный толи рык толи стон. Может вам будут милее затеи моего учителя сэра Дако?

По моей команде боевой модуль Мака тройными ударами как из пулемета стал по радару осыпать окруживших лагерь вампиров ударами из смертоносного арсенала мастера Эббуза, но вот не кулаками, а тонкой проекцией сжатого воздуха разрубающего лезвием бритвы все на своем пути. Эббузовы лезвия с безжалостностью стихии перерубали монстров пополам, отделяя с пугающей легкостью части тел и вздыбливая куски промерзшего грунта.

Монстр рядом со мной взревел, отбрасывая все человеческое, страшный хищник повис массой бугрящихся мышц на выстроенном третьем щите мастера Десты, остановленный словно стеклом кобра в серпентарии зоопарка. Страшный мощный, разозленный зверь с ужасными бугрящимися волдырями ожогов по всему телу.

Мы еще встретимся Ульрих! Слова, вытолкнутые монстром из оскаленной пасти, походили на раскат камнепада. Зверь крутнулся, пускаясь наутек, забирая с собой от силы пятерых выживших, которые оказались самыми предусмотрительными и первыми унеслись из круга моей звезды.

Постойте граф! Я улыбнулся. У меня к вам подарок!

Бритва Эббуза, сорвалась с моих рук, на ходу раскручивая воздушный диск тонкой сжатой струи, но тварь метнулась в сторону звериным чутьем определив опасность, уходя из под удара...почти...одна из его рук упала на землю обдав все вокруг дымящейся кровью. Надо отдать тому должное, он не ощущая потери, несся в спасительную тьму, не сбавляя оборотов.

Радар Мака показал быстро удаляющихся вампиров спасшихся от меня сегодня ночью. Мне же еще предстояло море работы. Я ходил по полю, сжигая все еще двигающиеся обугленные куски плоти, оставшиеся от некогда грозного гнезда вампиров. Преумножать милостью врагов я не собирался, беспощадно выжигая нечисть, мои люди баграми стаскивали корчащиеся остатки тел, где уже в куче я превращал все в прах кольцом Прая.

Но я бы не я был, если бы не учудил, на краю поля корчился с отрубленными ногами молодой трасморф, вампир. Худое поджарое тело, еще не окрепший костяк и тонкая мускулатура с еще не окончательно обезображенным лицом когдато похоже симпатичной девушки подростка, она мучилась, находясь при смерти от скручиваемой боли обожженная местами до кости ультрафиолетом.

Связать, укутать в шкуры никому не слова! Рядом со мной находились только мои стражники. Языки держать за зубами! Головой поплатитесь.

Зачем? Для чего? Честно сказать я и сам не знал. Может быть из научных побуждений, а может жалко стало. Не знаю, может быть, просто устал этой ночью.


***

В Рону мы въехали, как и планировали под вечер следующего дня. Город ничем не отличался от Касприва, полгода назад, разве что размеры значительно больше. Грязь, смрад, серость и убогость. Да моя вотчина за короткий срок могла дать фору этому великану из блох и болезней по красоте сто очков вперед. Единственно, что внушало уважение это дворец графа, заметьте не замок как у меня, а настоящий дворец, в центре города обнесенный стеной с башнями аккуратными садами и аллеями, даже фонтаном, правда, укрытым пока на зиму грубо сколоченными деревянными щитами.

Графы де Мирт не скупились, украшая свое родовое имение, впрочем, у них и средств к этому было в разы больше чем у баронов Рингмара.

Восторженных герцогинь, которые пели остаток пути хвалебные песни славному герою и спасителю, то есть мне, я доставил до самих, ворот дворца, с облегчением вздохнув, отправил слуг в город, подыскать для съема дом, на время моего пребывания здесь. А сам устроился в одной из таверн почище, усевшись с парой солдат в угол зала, ожидая нехитрую снедь которую обещал предоставить мне хозяин этого заведения.

Народ в зале тушевался, явно люд не привык к обществу благородных, не зная как себя толком вести. Крестьяне и горожане, рабочие при цехах разных гильдий, пара городских стражников, какаято ватага разбойного вида мужиков при мечах и неполном легком доспехе.

Ваш заказ мой господин. К столу подошла молодая служанка, поднося поднос с заказом на меня и моих солдат. Чтото еще изволите?

Нет. Я ссыпал горсть серебра ей в руку, жестом отпуская прочь. Время похоже уже позднее, если вернутся слуги нечего не найдя, придется беспокоить местного хозяина на предмет комнаты, хотя предпочтительней наверно спать в санях чем в этом рассаднике телесных паразитов.

Но к моей несказанной радости, судьба отнеслась милостиво. Уже в полной темноте мой караван въехал в большое обнесенное каменным забором подворье одного из местных леров графства. Старый лер Тимон, часто сдавал свой дом караванам торговцев, берясь обслуживать гостей за довольно кусачую цену, хоть это того и стоило.

В следующие две недели, я был поглощен своими делами, носясь по городу от торговца к торговцу, общаясь с купцами и посещая различные лавки и мастерские. Хотя не забывал и о графе, заявившись к нему и засвидетельствовав свое почтение. Город наводнили слухи о молодом бароне маге, разделавшимся с тысячей вампиров, напавших самым подлым образом на герцогиню в пути. Откуда ноги растут, я прекрасно представлял, поэтому не лез и не мешал герцогиням трепаться о своих страшных приключениях. Единственное, что немного поправил рассказ при личной аудиенции с графом Паскалем. Мужчиной за тридцать, с аккуратной бородкой шатеном, с умными проницательными глазами и мягкой речью.

Времени еще было полно, я приехал одним из первых, до бала весны и деловых передач и разговоров было примерно еще с неделю, поэтому я особо не спешил, заключая торговые сделки с местными толстосумами, посещая их дома. Товар брали и охотно, я распродался с хорошей прибылью, завел нужные связи и скомуниздил пару идей в местных мастеровых гильдиях. Что тут скажешь, о промышленном шпионаже и патентном бюро тут пока не знали.

Днем суета, вечером же, совсем другой коленкор, в арендованном вместе с покоями подвале меня ждал молодой вампиренок, скованный стальными цепями на столе. Интерес к трансформу у меня был пока научный. Зверь не умер, раны зарубцевались, кожа выглядела еще ужасно, но вот открытые кости заросли новыми тканями. Он смердел, поскуливал, но пока молчал, может изза пока не развитого мышления может по другим причинам. Меня это не интересовало. Я вел журнал обследования и составлял карту на монстра, замеряя и зарисовывая мышечную структуру, замер легких, светил в глаза фиксируя время задержки и отклика зрачком, наблюдал работу сердца по ритмике, прослушивал его, прощупывал, срезал кусочки обгорелой кожи, собирая по нему материал. Это было интересно, я уже три докторских диссертации мог написать только на одних наблюдениях. Впрочем, тварь пришлось, и кормить, так как у нее начал возрастать пик агрессии. Долго думать, чем ее кормить, не приходилось, не людей же ему скармливать? В дело пошла свиная кровь, что явно шло моему монстрику на пользу, скорость регенерации возросла, даже обрубки ног, по моим данным увеличились по длине! Неужели это чудо способно как ящерица хвост, отрастить себе ноги? Ах, какой замечательный случай! Какой замечательный больной! Вспомнил я анекдот, когда старый врач обходил поликлинику, заходя, к смертельно больным. Эх, мне бы самую простую лабораторию, хотя бы даже оставшуюся в замке, вот бы я развернулся, такой потрясающий образец неиссякаемой силы, энергии, а какая регенерация?! Впрочем, все еще впереди, дайте мне добраться до Лисьего.

Время пролетело быстро, на улице действительно к тому времени почти полностью спал снег, доставляя мне лишнюю головную боль по переоборудованию моего обоза с санного хода на колеса. Держать весь обоз с собой я не был намерен, по продаже грузов отправлял уже не сани, а телеги домой, пустыми, так как графство, увы, ничего не могло мне предложить, чего бы не было у меня. Таким образом, к концу недели из тридцати телег у меня оставалось две, плюс десяток стражников.

Вскоре же из дворца пришел посыльный, сообщая, что все бароны в сборе и граф приглашает меня присоединиться вечером к ужину. Вечером, так вечером, я достал свой лучший камзол, слуга до зеркального отражения начистил мне высокие сапоги, легкие черные штаны, белоснежная рубашка с кружевным воротником, и как довершение картины трость графа Десмода, подобранная мною на поле боя, презанятная должен я сказать вещица. Телеги с подарками уже были запряжены, так что вперед во дворец.

По пути через город, Мак выдал зуммер предупреждения, зафиксировав меткой следовавшую в отдалении от меня фигуру старого знакомого, я улыбнулся, погладив навершие трости.

Сам званный ужин проходил тихо без особой помпы. Каминный зал, длинный дубовый стол, сервированный серебряной полудой, изысканная даже по моим меркам еда, и напряженные взгляды друг на друга.

Во главе стола сидел сам Паскаль де Мирт, по правую руку от него восседала дородная женщина средних лет с печальным лицом усталого человека, это была его супруга графиня Катрин, тут же рядом с ней восседали два ее сына. Старший Альфред, сбитый крепыш лет под пятнадцать, и младший Герман примерно мой ровесник, лет восьми отроду. С лева от графа, сидели Деметра и Леа де Тид, сияющие как новогодние елки от навешанных на себя украшений. Не знаю, как они будут выглядеть на балу у короля, но здесь я бы их и курицами не окрестил, так бездарно все на себя напялить это еще постараться нужно.

Дальше уже в свободной форме друг напротив друга восседали мы бароны. Я со стороны герцогини плечом к плечу сидел рядом с бароном Турпом, хмурым богомолом, делающим упорно вид, что меня тут нет. Напротив нас восседал тучный рыжеволосый мужчина слегка за пятьдесят с пухлыми крупными руками и веселым нравом, это был Олаф Кемгербальд, причину его веселья можно перечислить так: ЛистаТинаЭстаСильвияДель фон Кемгербальд. Пять дочерей! Это рехнутся можно! Не удивительно, что он постоянно хохочет и улыбается. У него наверно весь годовой бюджет с земли на колготки и платья уходит, а девицы хоть и молоды, но скоро и кавалеры попрут табунами, сиди потом за каждой в кустах подглядывай с плеткой. Бррр. Бедный папочка, хотя вроде бы был и сын, остался в имении за управляющего. Дальше по нашей стороне, за Турпом восседало скромное семейство Пикскваров, сам барон Томас светловолосый с проседью на висках мужчина около сорока лет, с чувствующейся выправкой старого вояки, его жена Лора подтянутая и серьезная под стать мужу и их дочь Флора Пиксквар, белобрысая девчушка моих лет. Напротив них, сидел в одиночестве Наполеон Бонапарт. Шутка. Хоть и похож. Барон Нуггет фон Когдейр, был необычайно маленького роста, наверно, если мы станем с ним рядом, он едва будет превышать меня на пол головы. Лет ему было около двадцати пяти, при своем росте и утонченной легкости, с мягкими чертами лица белой кожей без единого волоса на скулах, он походил на...девушку. Злую, такую, мелкую и кусучую. Неудивительно, что его все старались задеть, а он выработал подлые приемы мести не в состоянии вызвать коголибо на дуэль, злости в нем похоже и обиды хватило для нас всех. Ну и, замыкали шествие Гердскольды, пожилая супружеская пара с двумя красавцами мужчинами Рамусом и Тримом, их сыновьями, крепкими около тридцати этакими гусарами. Видимо на них и была объявлена сегодня охота женским контингентом нашего скромного вечера, так как, то одна, то другая барышня под тем или иным предлогом, считала своим долгом перекинутся словом с парнями.

Все было вполне мило, и что несказанно радовало очень вкусно. Да за время моего пребывания в этом мире я еще не пробовал таких изысков. Во время жизни в деревне, перебивались, чем бог пошлет, а, уже став бароном, мне накрывали богатый, но дикий стол, изобилующих чемто мясным, обжаренным на костре. Здесь же чувствовалась настоящая рука мастера, еда не только вкусна, но и обставлена красиво!

По мере смены блюд, народ стал один за другим отходить от стола, ведя неспешные беседы и кучкуясь по группам, сами понимаете Рамус и Трим Гердскольды были оккупированы, так что изза юбок почти было не разглядеть их перекошенные "счастьем" лица.

Борон. Я кивнул Турпу в одиночестве восседающему в кресле у камина.

Барон. Ответил он кивком, плотно сжав побелевшие губы.

Как добрались дядюшка? Легок ли был ваш путь? Я присел в соседнее кресло, поигрывая черной тростью.

Спасибо за заботу Ульрих. Все Хорошо. В его взгляде мелькнуло узнавание предмета в моих руках. Вижу, что в очередной раз я разбит тобою и превзойден на шаг вперед.

Занятный персонаж, этот граф. После паузы рассматривая трость, ответил я. Вам стоило больших трудов вывести эту фигуру из тени.

Да уж. Он поморщился. Мне это дорого обошлось. Не знаю, удовлетворит ли это ваши амбиции дорогой племянник, но я сдаюсь, в этой погоне за вами юноша мое положение в обществе и при дворе очень сильно покачнулось.

Не уж то победа? Хотелось верить, но уж слишком сладким для него был куш.

Вот извольте. Он протянул мне свиток, который достал изза ворота своей куртки. Здесь официально я подтверждаю своей волей любое ваше решение, по управлению баронством. Вы полноправный хозяин, теперь мое согласие не требуется в тех или иных делах. Завтра я отбываю в столицу, на этом наши с вами пути расходятся, если конечно вы не желаете мести.

Один мудрец сказал. Я взял в руки грамоту, развернув и пристально изучая подпись и оттиск печати. Поддавшись мести, копай две могилы, одну для врага, а вторую для себя. Ваши действия барон не понесли мне и моим близким людям непоправимый ущерб. Претензий к вам у меня нет. Да будет мир.

В конце фразы я автоматически показал ему пальцами латинскую V, наподобие, "хиппи". Поверил ли я ему? Однозначно нет. Но вот грамота была вполне официальным документом, а уж если он уедет подальше так это вообще замечательно. Дам ему шанс, последний, к тому же иного выхода кроме как убить его, у меня не было, а убивать людей пусть даже и таких, из холодного расчета я не мог.

Что ж, пойду, попрощаюсь с хозяином, завтра мне в дорогу. Удачи вам Ульрих. Он встал, отвесил мне поклон и, не дожидаясь ответа, ушел, оставляя меня одного, впрочем, не надолго.

Я так понял, ты только что получил вольную? В соседнее кресло плюхнулся Когдейр. Прими мои поздравления по этому случаю мальчик и соболезнования, которые я не смог тебе лично в свое время выразить, в связи с гибелью твоего папочки!

Лицо его исказила гримаса брезгливости ко мне и какогото внутреннего торжества. Не уж то решил поиздеваться над одиноким мальчиком мелкий гад? На мне хочешь выместить все обиды за всю свою жизнь?

Ничего страшного барон. Я вскинул бровь. Все равно в скором времени я собирался посетить ваше родовое имение, где вы бы все мне сказали, по этому случаю.

Угрожаешь мне сопляк? Он говорил тихо, не привлекая к нам внимания. Твой папочка тоже любил при жизни словами разбрасываться, да только где он теперь?

Знаете барон. Я мило улыбнулся, подаваясь к нему вперед. У моего батюшки покойного, был один близкий друг, сэр Самли, они погибли вместе, но у доблестного рыцаря есть два сына, знатные бойцы, говорят они сейчас в Роне, и желают с вами пообщаться.

Братья Самли действительно были гдето в Роне, они еще летом уехали сюда, правда об их намерениях я доподлинно не знал, но вот и Нуггет тоже. Он побледнел, лоб пробила испарина, да Когдейр мог быть подлым и опасным на поле боя, но вот как бы ему помогло это на дуэли? А дуэлянт из него, похоже, еще тот, это ж надо было додуматься прийти мальчишку задирать.

Нуггет, молча вскочил, покидая меня не попрощавшись, к этому супчику у меня будет отдельный разговор, есть у меня долг перед мамой Ишей и стариком Охтой, который я когданибудь предъявлю мелкому гаду с лихвой.

Время подошло для подарков, бароны на свой лад и по своему благосостоянию пытались выделиться, даря графу де Мирту, то коней, то дорогие меха или же, как Нуггет золотые искусные украшения. Граф кивал и улыбался, похоже, все привычно и не ново, еще бы за долгие годы он этого добра насмотрелся и скопил в достатке, моя очередь была последней. Для сюрприза с дозволения самого графа мне предоставили его личные покои, где весь вечер пока мы ужинали, трудились мои слуги, монтируя там шедевр моей мебельной фабрики стенку, шкафы и внося мебель.

Когда пришла моя очередь, к графу Паскалю в кабинет ввалились всей толпой, о моем подарке были все наслышаны, кто ждал со скептицизмом, кто с интересом, а вот сам граф, похоже, был доволен по настоящему.

Еще бы, все эргономично и в то же время создавало образ богатого убранства изза многочисленных узоров, выполненных по моим эскизам. Я не поскупился, захватив и простые резные панели, закрепленные теперь на стенах, каменный саркофаг приобрел уют и тепло, а уж про мягкую мебель и говорить не стоит, барышни охали и вздыхали, пробуя диван и кресла, оббитые кожаными вставками и дорогим бархатом. Массивный стол с ящиками под ключ, кресло за столом в котором жить можно, все это произвело должное впечатление! Не говоря уже о втором дне в ящиках и маленьком секрете в столе, куда мог поместиться хороший кувшинчик с вином, и никто не узнает. Это я уже показывал графу потом не при посторонних.

Сейчас же я пока все в сборе продемонстрировал другое чудо, изготовленное в человеческий рост зеркало, чем вызвал сначала испуг у окружающих, а потом единовременный возглас присутствующих в комнате дам.

Дорогой нам нужно такое!

Папа купи!

Милый мне нужно два!

А уж на беднягу Кемгербальда вообще все мужики смотрели с жалостью, его женский батальон взвыл, так что окна затряслись во дворце. Я был горд тем, что смог "выпендрится" по большому счету больше всех, да и прекрасный пол мне теперь такую рекламу даст, огого!

Дальше, мы были вынуждены мужским коллективом отправляться назад в каминную, так как изза зеркала в кабинете графа был полный аншлаг, дамы, кажется даже не заметили нашего отсутствия. Бедные сколько лет они мучались, вглядываясь в серебряные или медные диски, начищенные до блеска пытаясь в искаженном отражении поправить локоны, а тут такое чудо. Требую себе памятник при жизни, а что, имею право!

В каминной граф уже при помощи своего управляющего, лера Августа Моствела, принимал от нас звонкую монету ведя учет в большом гроссбухе. Здесь уже были финансы и скукотень, верные вассалы выплачивали долг. Расходились уже за полночь, один я отказался от комнат во дворце, взбираясь на своего Уголька и собираясь топать на ночь глядя, в снятое подворье, я был рад, дела улажены, себя показал, можно было завтра и домой отправляться, здесь меня больше ничего не держит.


***

Но уехать следующим утром не получилось, граф видимо под давлением женщин решил задержать меня, пригласив в полдень на обед, а отказать ему, я не мог, хорошим расположением сюзеренов не разбрасываются.

До обеда, просто провалялся в постели, читая литературу, скачанную с библиотеки Дако. Всетаки удобная вещь, не то что бумажный кирпич в руке держать, а уж мой Мак так и подавно, здесь мне даже пальцем не нужно шевелить все с помощью мыслекоманд. Помню лет пятнадцать, двадцать назад, выносил из квартиры у себя на Земле целые стеллажи бумажных изданий, сдавая всю эту макулатуру совершенно бесплатно в районную библиотеку, так там преклонных лет дамочка вздыхала и охала: "да как вы можете со всем этим сокровищем расставаться?!". Я тогда ей свой "ноут" показал, где у меня на "винте" хранилось больше чем во всей библиотеке. Но как же так? Это же неудобно, это дико! Ваши книги не пахнут! Я тогда еле сдержался, чтобы не рассмеяться и не обидеть, старую гвардию, надо же, мои книги не пахнут, да, черт возьми, я счастлив, что они не пахнут и не забирают пол дома от жилой площади, за них не нужно трястись, что замнутся или обтрепаются странички, что друзья не переломят переплет, что не нужно неделю через неделю пыль с них смахивать...Хоть и стало тогда тоскливо немного, словно старые друзья уходят, знаете, так бывает, когда случайно находишь давнымдавно сделанную фотографию еще откуданибудь со студенческой жизни, смотришь на нее, не узнавая, а потом улыбаешься, вспоминая, и вспоминая, как ты корчил на ней рожу, стараясь выглядеть возвышенно прекрасным, и старше чем ты есть.

К обеду во дворец я выехал в приподнятом настроении, так как ничто так не облагораживает человека, подымая его настроение, как утренняя лень и возможность поваляться часок другой в постели. Да прелесть, а не погода стояла на улице, шубу долой! Шапку долой! Легкая прохлада и яркояркое, теплотеплое солнце весны, такое сладкое и вкусное после унылых холодов, что чувствуешь себя в его лучах как будьто, в бочку с медом свалился. Как же прекрасен мир под звук капели! Да я вас всех в такие минуты люблю, и готов расцеловать.

Даже своего друга, засеченного эхолокатором Мака, следовавшего за мной в отдалении как тень, я усмехнулся, помахав трофейной тростью над головой.

Во дворце за столом из вчерашних гостей остался только взвод невест имени Кемгербальда, я ваш почтенный слуга и сам граф, со своими детьми и супругой. Герцогинь не было, хотя я доподлинно знал, что они тут собираются провести почти всю весну и лето, ну не мне забивать голову их хлопотами, тем более что центром стайки девиц стал я. Нравы тут допускали и не такое, на кого родители покажут пальцем на том и женишься, будь то старик, убеленный сединами или же мальчишка как я, впрочем, меч обоюдоострый, коли дадут родители благословление, на брак то и мне мальчонке не целованному пришлось бы идти под венец с бабушкой. Причем уже, после того как мне исполнится двенадцать лет, то есть погибать в самом расцвете сил.

Вполне безвинные разговоры и шутки, меня пытались ненавязчиво раскрутить на подарки в виде зеркал присутствующим дамам, но я лишь вздыхал, говоря, что делать подобные вещи хлопотно и долго, а единственное зеркало уже подарил. Врал, конечно, безбожно, я в Рону завез две санные подводы с ручными зеркальцами, которые уже распродал в плюсе, совершенно не заботясь, о желаниях местных дам.

Мы еще немного посидели после обеда, болтая о пустяках, в основном упрашивали меня еще погостить, но я опять юлил заверяя всех, что сплю и вижу как остаюсь тут, но увы дела, дела, дела...

Уже собираясь откланиваться с досадой внутри и с улыбкой на лице, был вынужден, вновь плюхнутся в кресло, опять с вежливым вниманием кивая словоохотливым барышням, так как графа вызвал слуга, и он спешно удалился ничего не сказав, а уйти, не попрощавшись с хозяином, было дурным тоном.

Барон. Тучный Олаф Кемгербальд, держал одну из младшеньких своих дочерей на коленях, такую же "помпушку", улыбчивую веснушку, с огненно рыжей копной волос. Я слышал, вы проявили заботу о дочке сэра Кофа? Наняли великолепных протеже и отличных наставников в лице баронессы фон Каус и прекрасной графини де Красс. Лучших кандидатур, что бы юные леди выросли в истинных дам, и во всем свете не сыскать!

Да барон. Едрена кочерыжка! Ох, чует мое сердце, чтото сейчас будет.

Я хотел бы обратиться к вам с деликатной просьбой. Ой, мамочки! У меня растет пять прекрасных дочерей, как любящий отец я желаю им счастья и готов предоставить им все, для того, что бы они заняли достойное место в обществе.

Понимаю вас барон, пусть и не как отец и зрелый муж, а как человек не лишенный сердца. Да уж, глядя на него, я действительно видел любящего отца, а не мужчину обремененного какойто непомерной тяжестью. Дочки у него были и вправду ладные, не угрюмые, улыбчивые под стать ему, славные такие рыжулечки.

Я хотел бы вас попросить, принять хотя бы на пол года, в обучение моих дочерей, за ценой я не постою, если это обременит вас. А за взглядом толстячкапросточка, похоже, не простой человек скрывается.

Не стоит беспокоиться о финансах барон Кемгербальд. Конечно, можно было смело стрясти с него неплохую сумму, но я уже прикинул и так коекакую выгоду. Все дело в моей маленькой Ви, девочка откровенно скучала, ей нужны подружки, по старой памяти она тянулась непринужденно ко всем детям не взирая, на то дети это слуг либо же из сословия, а так мне не приучить ее к новой жизни. Вот я и подумал, что это будет неплохая компания и круг общения для нее. Старшие девочки и присмотрят и научат своим премудростям, с младшей Дель, так они вообще одногодки. Не одной монетки я с вас не возьму, более того, каждая из ваших дочерей будет обеспеченна мною всем от и до, и сможет находиться в моих землях столько, сколько потребуется неограниченная какимлибо сроком.

Ээээ... У Олафа отпала челюсть, практика отсылать своих отпрысков для обучения наукам в соседние имения тут практиковалась, но не бесплатно же! Но, как же так?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю