332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Сергей Мельник » Попаданец. Гексалогия (СИ) » Текст книги (страница 2)
Попаданец. Гексалогия (СИ)
  • Текст добавлен: 20 сентября 2016, 18:25

Текст книги "Попаданец. Гексалогия (СИ)"


Автор книги: Сергей Мельник






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 65 страниц) [доступный отрывок для чтения: 23 страниц]

Корыта мне загрузить спорами с рыхлой почвой и лесным перегноем, удалось за пол дня, а когда через полторы недели показались пока еще маленькие, но многочисленные головки бусинки первого урожая моей подземной фермы, вся деревня по два три человека, но посетила мою плантацию, с удивлением качая головами и цокая языком.

За трех недельный цикл я со своей фермы собрал больше чем вся деревня за пол года. Конечно, не скажу что это труд не бей лежачего, но и в сравнении с лазаньем по лесу, два раза спустится под землю для полива в день и периодически вентилировать отдушинами помещение, гораздо лучше и главное продуктивней в разы, и... практически не напрягает, меня человека изнеженного цивилизацией.

Как я уже говорил, лень двигатель прогресса.


***

Два месяца по тридцать дней я уже тут. Дни пришлось отсчитывать, делая зарубки на стене сарая, так как местный народ слыхом не слыхивал ни о каких месяцах. Здесь была зима, весна, лето и осень. Ну, или на крайний случай «перстница», как можно догадаться, если распознать слово перст, то есть палец, это пять дней, пять загнутых пальцев на руке.

Варвары проклятые, мне не чего было почитать в туалете! Это кошмар.

С рассветом подъем на работу с заходом солнца спать.

Вы думаете в связи с тем, что я изобрел, самоловы для рыбной ловли и завел грибную ферму, меня минули труды повседневные тяжкие, на меня обрушилась слава всенародная, и я теперь сижу деньденьской в шезлонге на пляжу подсчитывая дивиденды и прибыль от патентов на изобретение?

Ага, как же, шиш мне на постном масле. Как горбатился с дедом на пару, так и продолжал. Иша, моя мама была женщиной одинокой, вся семья я да дед, мужа, моего отца, еще до моего рождения зверь в лесу задрал, не вернулся с охоты. А скотины у нас было порядочно, три козы и пяток фазаних с двумя петухами. Вы не представляете, как жрут козы. Это чтото с чемто, просто машины смерти по уничтожению травы, и соответственно все, что в них входит через ротовое отверстие, потом обязательно выйдет из другого отверстия, причем как я стал подозревать в увеличенном объеме.

А еще в деревне царил полный коммунизм. Затарил ты закрома, набил чуланы, остальное будь добр отдай в общак. Правда и нам перепадало от общины, то шкуры, то ткани кусок, а если будем участвовать в возделывании полей то и пшена отсыпят мешочек на хлеб, зимой.

Все вроде помогали всем, в общемто, и я не ворчал, когда моя грибная ферма ушла в общак вместе с большей долей рыбного улова. Вопервых, потому, что за фермой нужно постоянно следить и дежурить там, следя за влажностью и свежим воздухом, а вовторых, денег в деревне ни у кого не было. То есть совсем. Никаких.

Нет, о деньгах люди, конечно, знали, в королевстве ходила чеканная монета, трех номиналов по цене изготавливаемого материала. Это медь, серебро и золото. Но вот в деревне не нашлось ни одной самой захудалой монетки. Все натуральным хозяйством, либо же трудом, ты мне помог я тебе.

Наша семья благодаря моим трудам приподнялась, нам помогли перестелить крышу в доме, вкопали новые столбы взамен сгнивших под ограду, дали три глиняных горшка и один такой же горшок под печь. Благодаря проклятым козам было молоко, на которое мать выменяла теплые шкуры, чтоб к зиме пошить теплую одежду. В кладовой весь потолок был увешан гирляндами сушеных грибов и вяленой рыбы. Мы теперь были побогаче некоторых в деревне.

Тихий ужас.

Как, вот скажите мне как, они выживают в таких условиях? Это уму не постижимо! Это не жизнь, это какоето существование, бесконечная борьба за выживание. У них нет ничего! Я уже второй месяц ем какието вываренные корни и рыбу. Нет круп, что бы сварить кашу, мясо, приносимое охотниками, к нашему столу не доходило практически, так как съедалось в лет. Даже пшеницу никто не молол на хлеб, так как ее осталось ровно на посев, что бы к зиме собрать, часть урожая, отдав барону в уплату долга. Какого долга? А кто его знает? Вот люди в деревне не знают, а платят. Почему? Да потому что иначе приедут стражники и всех плетьми изобьют.

Как сказал Охта, от города Касприв, до Северных гор по Дикому лесу, вдоль речки Быстрянки, вся земля принадлежит барону. Соответственно три деревни Ближняя, Речная и наша Дальняя со всем населением является собственностью, бесправной скотиной господина. Как он повелит, так и будет, сказано по весне и по осени, два долга привозить к нему в замок, значит, будьте добры, привозить иначе изобьют, или вообще убьют за не подчинение.

С нас с Дальней требовали в основном шкуры богатые да красивые пушного зверя, так как земли пахотной нет почти, и живем мы в основном охотой.

Конец весны, первый долг отдали, за первые два месяца все кладовые в деревне были уже под завязку набиты рыбой и грибами, дни становились жаркими, лес зарос зеленью, так что иной раз и мне верткому худому мальчишке было не пройти. Народ собрался распахивать поля. Шумно, толпой, мужики выдвинулись к вырубкам подчищая поросль и в ручную используя деревянные лопаты, стали перекапывать два небольших участка земли под посев.

Мы с дедом и вечной нашей спутницей Ви, пристроились в хвосте, следуя за всеми и так же перерывали землю, словно кроты деревянными веслами, которые почемуто все упорно считали орудием труда, а не пытки.

Думаю не стоит хвалится тем, что уже после полу часа такой гребли без байдарки, мои руки превратились в один сплошной кровавый мазоль.

Деда Охта, деда Охта! Ви юлой крутилась возле нас то и дело, приставая, то к одному, то к другому. А у Уны вава, бо!

Ась? Дед с трудом понимал ее, так как малявка еще плохо говорила, но зато много и зачастую недоговаривая окончания слов. Уна, что она ко мне пристает?

За муж за тебя, хочет. Настроение было не к черту, руки болели адски, посему и шутки получались плоскими.

Хехе, ага, как же. Он с прищуром поглядел на Ви. Эта "чиплия" от тебя ни на шаг, ох и достанется тебе, когда она подрастет, шелковым будешь у нее в руках.

Уйду я от вас, злые вы. В дополнении к рукам стала побаливать и спина.

А ну покеж, что она там у тебя разглядела. Дед повернулся ко мне, после того как Ви стала дергать его за штаны. Иначе завалит меня, под ноги сунувшись. Ох, ну и дырищи ты на руках на мослал! Не, внучек так не пойдет, идика ты отседова.

Да ниче дед, я уже приноровился. Бросать работу не хотелось, совестно както было бить баклуши, когда все пахали не разгибаясь. У меня уже почти и не болит.

Идииди, болит, не болит, а как гной пойдет, можно и без рук остаться! Дед притопнул ногой. И не перечень мне, а то сейчас сорву хворостину, в другом месте заболит.

Спорить было бесполезно, нравы тут были еще те, не долго спрашивают, зато быстро штаны спустят и жопу надерут. Мне признаюсь к своему стыду, уже перепало от деда так сказать, в профилактических целях один раз. За язык длинный аки у гадюки кусучий. Ну да я не в обиде, дед мужик толковый, не в злости зад драл, науки ради.

Ви! Дед поймал крутящуюся девочку за руку. Отведи Уну, к знахарке, смотри, чтоб никуда по дороге не сворачивал! Следи за ним глаз да глаз!

Ну, дед спасибо! Вот уж действительно пошутил, так пошутил, девчонка же теперь с меня вообще не слезет, она и так за мной даже в туалет бегает, теперь же вообще страшно представить что учудит.

Хаха, ой, не могу! Он откровенно ржал, смотря как малявка, пихает меня в спину, чтото наставительным тоном мне, выговаривая и грозя пальцем. Ну, девчонка будет! Огонь! У такой жены не забалуешь!

Все поле провожало меня дружным хохотом, все друг друга знают, а уж о моем хвостике и подавно. Варвары. Мы еще дети малые не разумные, а они уже сватают мне эту маленькую пигалицу. Даже родители Ви, уже просто улыбаются и разводят руками, мол, что тут поделаешь, она считай уже, у вас живет, мы ее практически и не видим.

Взяв девочку за руку, чтоб не отставала, пошел назад в деревню искать местного врача, знахаря. Признаюсь, мне как терапевту с не малым опытом было очень даже интересно понаблюдать методы работы своего доисторического коллеги. Работы то тут кот наплакал, всего лишь волдыри слезли, нужно промыть все, неопытного специалиста может испугать сукровица, но это ерунда. Ошметки кожи подровнять, легким спиртовым раствором подсушить и в принципе дальше просто периодически поглядывать за тем, что бы не попала инфекция, меняя перевязку.

Дошли до дома бабы Априи, исполняющей роль участкового врача, не скоро, старушка жила на окраине деревни, особняком, почти на границе с лесом. Щупленькая, маленькая старушка, с мимическими морщинками улыбчивого человека у глаз, встретила нас во дворе, вытирая руки о серый передник, так как ковырялась на грядках в траве высаженной на ее участке.

Ай, детки мои! Ай, до чего ж хорошо вы голубочки смотритесь! Заголосила Априя, увидев нас. Ай, вы мои хорошие! Нука идите ко мне я вам молочка налью!

Ты б коньячку бабка мне накапала лучше. Пробурчал я тихо себе под нос.

Коньбячку! Тут же во весь голос скомандовала маленькая Ви, услышав меня.

Цыц. Одернул я ее, проходя во двор и подходя к дому.

Бабка Априя, чтото ворковала, ей вторила Ви, я же сидел в углу на лавочке, оглядывая покои местного эскулапа, впечатленный увиденным.

Покои старушки напоминали сеновал и лавку таксидермиста одновременно. Кругом куда не посмотри, висели, лежали, стояли, различные пуски трав, корешков, веточек, какойто коры, целая куча мумифицированных трупиков различных мелких тварей, от жаб до летучих мышей. Все это дополнялось кучей горшков с различными отварами, обдающими чуть ли не радиационным фоном, стойко разнося прогорклый запах по дому.

Что внучек, интересно? Бабка внимательно меня осматривала, вполне адекватным и пристально умным взглядом. Уж не напуган ли ты часом?

А? Что? С чего это? Я с трудом перевел взгляд с ее запасов на саму хозяйку. Просто любопытно, что можно с жаб сухих извлечь?

А ты что внучек знаешь, что не из сухих можно извлечь? Бабка подошла поближе, буквально буровя меня взглядом.

Признаюсь, от постановки ее вопроса я немного смутился, дело в том, что я действительно знал, что можно получить за вещество с жабы. Буфотенин, сильный алколоид сходный с такими известными алкалоидами, как: кофеин, морфин, кокаин или никотин.

У меня были даже на практике, пара пациентов наркоманов, которых привезла в полном "неадеквате" милиция. Парни до того были под кайфом, что просто шли по улице, по среди белого дня каждый с лягушкой в руке и облизывали их как мороженное, или леденец на палочке. Один потом пол года в реанимационном отделении пролежал с сильнейшим отравлением.

Эмм. Эээ... Спутавшись мыслями, невольно затянул с ответом, понимая, что скорей всего безбожно как говорят в народе "палюсь", от чего ощутил, что щеки наливаются румянцем. Не. Не знаю.

Вооот, значит как. Априя лукаво мне подмигнула. А скажика мне милочек, откуда ты "не знаешь", что с этих тварей можно получить? А заодно просвети старушку, про земляночку свою чудную, да про жизнь свою непростую, а после случаято, чудного с тобой в городе произошедшего.

Ну, бабка! Ну, дает! Я сидел, хлопая ресницами гадая то так, то эдак, что ей известно и о чем она может догадываться. Неужели всю мою конспирацию раскрыла старая бабка, которая зашептывает болезни и сушит жаб? Быть того не может! Признаться честно я уже сжился и свыкся со своим телом и своей новой семьей. Только представив на минутку, что может случиться, если Иша узнает, что ее сына уже нет, а в его теле сидит какойто неизвестный мужик, мне стало горько и страшно как за нее, так и за себя. Нет уж, бабушка правды ты от меня не добьешься, если о чем догадываешься, все останется при тебе, иначе ведь нельзя, здесь на кону моя жизнь, пусть и взятая у другого, но куда ж мне деваться?

Априя сыпала вопросами, улыбалась, подшучивала, только мне было не до смеха, я по большей степени отмалчивался, или отвечал односложно весь напряженный и внимательный к ее терминологии.

Баба, кака! Неожиданно выдала Ви, до этого молча смотрящая за нашим диалогом и вдруг сорвавшаяся с места и заключившая меня в свои легкие детские объятья, словно защищая меня.

Ты смотрика! Знахарка удивленно вскинула брови. Видишь Уна, девочка чувствует, что я тебе со своими вопросами поперек горла встала.

Ну почему же поперек. Я успокаивающе гладил девочку по голове, при этом оставаясь внимательным и собранным. Я просто устал, да и руки болят, стер до крови.

Ах, я старая! Заголосила она подскакивая. Набросилась на тебя с расспросами, позабыв про все на свете! Ой, внучек, прости, совсем одичала я. Живу тут на отшибе, людей не вижу, вот и позабыла про все на свете, вопросами тебя засыпала.

Я кивал ее причитаниям, наблюдая за вполне адекватными действиями, этой древней медички "гербалистки". Она быстро осмотрела мои руки, после чего подошла и села рядом, приготовив куски ткани, пару кувшинов со своими отварами и широкий нож, из черного каленого, грубого куска железа, первый металлический предмет увиденный мною в деревне.

Иииии! Испуганно заревела Ви, вновь обхватывая меня руками, видимо испугавшись ножа.

Ну что ты девочка. Ну не надо, успокойся. Бабушка помочь мне хочет. Мне вновь пришлось ее успокаивать, поглаживая и шепча всякие глупости ей на ушко. Ну же маленькая, успокойся, все будет хорошо. Вот сама смотри ну ничего страшного.

Вдвоем с Априей мы битый час пытались оторвать от меня напуганную Ви, горой вставшую на мою защиту. Девочка, решила умереть, но мою тушку спасти любой ценой.

Так, Ви! Я усадил ее себе на коленки, рядом с приготовленными Априей перевязками и горшками. Раз другим не даешь, сама будешь лечить!

Буууду! Все еще всхлипывая, протянула она.

Бабка села на лавочку за стол, подперев скулу рукой и с интересом слушая и рассматривая нашу перепалку.

Подай мне горшки, я понюхаю. Первый же горшок оказался, простой водой. Отлично! Бери кусочек тряпочки и аккуратно вымой мне руки. Смой кровь.

Девочка усердно принялась, обмывать мне ранки, каждый раз вздрагивая при прикосновении ко мне и чуть ли не каждые две секунды заглядывая в лицо, как бы вопрошая: "Все нормально? Тебе не больно?

Молодец, умница. Подбадривал я ее. Вот, так, дада и тут тоже. Все хорошенечко вымыть нужно, запомни маленькая, все болезни от грязи. Ну все хватит. Промокни воду с ладошек и сама руки вытри.

Априя подхватила и унесла мокрые тряпки, поднося новые, при этом мне, подмигивая, как бы намекая: "Что мол, бабку дурить мастак, а девочка утерла нос умнику?"

Так, давай следующий кувшин. Втянув носом, травяной запах, понял, что там намешано всего и много, определить компоненты мне не по силам. Давай другой.

А вот следующий запах мне был знаком. Черемуха. Похоже, Априя замочила в этом кувшине все подряд и кору, и листья и цветки, впрочем, мне без разницы, главное в черемухе это фитонциды, то есть образуемые растениями биологически активные вещества, убивающие или подавляющие рост и развитие бактерий, микроскопических грибков. Сам термин был введен еще в Советском Союзе, посему нам еще студентам, в институте рассказывали о фитонцидах целом учении, разработанном профессором и доктором наук Токиным Борисом Петровичем, в частности заметившим, что в гражданскую войну многие раненные использовали черемуху как противовоспалительное средство, от нагноения ран.

Собственно откуда мне столько известно, доктору медицинских наук обо всех этих травах? Все очень просто. Я терапевт, если остальным врачам достаются те или иные части тела, то я вынужден знать человека от головы до ж... и даже дальше. Сотни и сотни прошли через меня, день за днем, а особенно старики, обделенные финансами в нашей стране. Что мне прикажете врачу делать, если субстрадированные медикаменты и активные химические вещества стоят за курс, подчас больше чем вся пенсия старого больного человека?

Правильно, выслушать всю эту "белеберду" от страждущих, о настоях, травках, примочках, а потом закопаться в литературу, чтобы понять, не сделают ли они себе этими травками только хуже. "Положение обязывает", за налетом моего профессионального цинизма есть человек способный сопереживать и сочувствовать. Вот и приходилось мне давать рецепты на те или иные травяные сборы, или рассказывать страждущим, что заваривать и как пить. Да уж, приходилось экономить на здоровье людей.

Смотри Ви. Я поднес горшочек к девочке. Помнишь, ты целую охапку мне черемухи принесла, и пока я спал, закидала меня ею?

Да, на днях она учудила, наломав черемухового цвета, обложила меня им, пока я спал. У меня потом пол дня голова болела, и еще неделю народ потом с меня хохотал, называя принцессой, у них тут была аналогия с нашей сказкой, про спящую красавицу, только вместо хрустального гроба в их интерпретации был волшебный вечно цветущий луг.

Да! Она интенсивно закивала, улыбаясь мне. Уна, спля принцесса!

Дада. Я поспешно перебил Ви, заслышав смешки старушки, которая явно была в курсе тех событий. Так вот Ви. Черемуху надо как, бабушка Априя в кувшинчик сложить. Тогда получится вот такая водичка, ей ранки промываешь, и тогда ранки не гноятся. Тебе понятно?

Та вновь кивнула, уже без подсказок обрабатывая знахарской настойкой мои руки, при этом чтото воркуя на своей детской тарабарщине, уже полностью успокоившись и похоже находя это действие забавным.

Вот так, молодец девочка. Подбадривал я ее. Умница. Все, а теперь видишь, бабушка ножик принесла? Им нужно аккуратненько срезать вот эти "ошметки" кожицы по краям.

Уна, бо! Она испуганно встрепенулась.

Ну что ты маленькая, совсем не "бо"! Я старался говорить мягко, чтоб не напугать ее. Мы можем ее оставить, ничего страшного, только тогда под ней будет всегда мокреть, и будет долго заживать.

Подключилась Априя, так же давая советы, на пару со мной, девочка боязливо каждый раз вздрагивая, провела первую операцию в своей жизни. Маленькая заноза упрямо не слазила с меня целиком, и полностью оккупировав мои колени и не отпуская руки.

Фух! На пару с Априей выдохнули мы.

Теперь все, заматывай и тащи свою принцессу домой! Сказала знахарка, подмигнув мне. Умотали вы меня детки, старую! И еще, у девочки талант, спокойная, не пугливая, ты Уна, позови, как будешь в деревне ко мне ее отца, хочу девочке ремесло передать.


***

Вот так мне прибавилось головной боли. Казалось бы простая просьба знахарки, а столько хлопот мне. Априя быстро договорилась с родителями Ви, а вот с упрямой малявкой кто будет договариватся? Ага, правильно, Уна, ему то делать как раз нечего после утренней кормежки скота, проверки рыболовных корзин, работ в поле и на грибной ферме.

Всем конечно было смешно, всем весело, а у меня послеобеденный сон накрылся медным тазом.

Эта мелкая заноза устроила целый концерт с заламыванием рук, слезами и криками, вынь да положь ей Уну. Ее вроде бы даже отец выпорол хворостинкой, а она бестия с дому тикать и куда бы вы думали? Под мою кровать спряталась.

В общем решили, что я буду отводить Ви к Априи и сидеть с ней там, пока она не привыкнет к старушке. Тут уже я попытался взбрыкнуть, но увы, вынужден был срочно ретироваться когда дед намекнул на стимуляцию моего нижнего полушария палкой. Знахарь в деревне человек уважаемый, а уж если Априя еще и ученицу себе пожелала, то деревня в лепешку разобьется, но ученица будет.

Вернувшись с дедом после проверки самоловов, быстро перекусил, и сбегал к колодцу умыться. Через пол часа, взяв за ручку, прыгающую от счастья девочку, направился к дому Априи, рассеянно кивая детскому лепету и периодически машинально поддакивая ее вопросам. Дни наступили уже по летнему теплые, деревья и кусты отцвели весенним цветом, поле с горем пополам засеяли и жизнь, дала немного расслабится, выделяя мне иногда минуты, часы, а порой и целые дни покоя и сладкого ничего неделанья.

Дошли быстро, задерживаться не стали, так как сегодня вместе со знахаркой собрались в лес, травы собирать, да постигать науку.

Еле заметная тропинка, быстро уводила нас прочь от деревушки, пели и щебетали птички и маленькие девочки, хихикали и загадочно улыбались бабушки, все были такими милыми, что даже я не ворчал, шагая легко, вдыхая полной грудью сытный и такой терпкий воздух леса.

После весеннего буйства природы, лес дарил нам находки щедрым хозяином, дав нам буквально за какихто два с половинкой часа, богатый сбор трав, которые мы увязали в заплечный мешок, врученный мне по праву всех мужчин, таскать тяжести за слабым полом.

Давайте детки, посидим. Априя устало примостилась на поваленное дерево. Тяжело мне за вами угнаться.

Скинув с плеч мешок сел рядом с ней наблюдая с бабкой за неугомонным маленьким торнадо, носящимся по "куширям" с щенячьим азартом и приносящим периодически пред наши умудренные опытом очи, свои изыски.

Белоцвет. Давала бабка заключение поднесенной девочкой травке. По лету бесполезен, в начале весны можно корень его выкопать и запарить от мук испытываемых животом.

Это еще что за нежности? Возмутился я всунутой мне волосы ромашке. Хотя стой мелкая! Стой спокойно, кому говорю? Это ромашка, ее, если как чай заварить, можно пить как закрепляющее при диарее или для снятия метеоризмов. Еще ей женщины голову моют.

Что такое, дирея? Спросила бабка, удивленно раскрыв глаза. И что за страшные ризьмы снять может и зачем ей голову мыть?

Агась! Тут же запрыгала девочка, умудрившись всунуть мне в волосы еще с пяток цветочков.

Ну... Протянул я, собираясь с мыслями. Диарея это когда, эмммм... ну жиденько когда с попы льется, а метеоризм это когда к первому еще и со звуком.

Фууу на тебя. Махнула Априя в мою сторону рукой.

Фууу тя! Тут же поддержала Ви знахарку.

А ты мелкая не "фукай", а запоминай. Серьезным тоном, пригрозив пальцем, продолжил я. Ромашка разная бывает, и пользуют ее поразному, я уже сказал, от каких недугов помогает, а теперь скажу еще, что девушки ей голову моют, от нее волос сальным и свалявшимся не становится долго, и кожу протирать хорошо, зуд там снять али царапины ноют.

Так мы и учились, при чем, говоря, мы я имею в виду всех троих. Ви узнавала все обо всем, а мы с Априей то и дело пополняли свои знания, выдавая то один, то другой чтото про какуюлибо, из принесенных девочкой травинок.

Время далеко за полдень, солнышко прошло зенит, взяв прицел на еще пока не скорый, но такой неизбежный закат. На скорую руку перекусили не хитрой снедью, вновь отправляясь в путь, но уже обратный.

Уна, ты странный мальчик. В очередной раз завела свои речи Априя, плетясь следом за мной. Скажи, откуда ты все это знаешь?

Уна, ой! Пролетела мимо неугомонная Ви.

Магия бабушка, знания вроде сами собой выскакивают из меня. В очередной раз стал врать напропалую я. А что? Удобно. Можно любую ахинею нести, а потом, закатив глаза пощелкать пальцами, и загадочно наморщив лоб произнести: "Магия!".

Народ здесь не пуганный, дикий, до сих пор верит во всю эту белеберду, время здесь застыло, где на уровне средневековья, не всякий крестьянин знает, что такое плуг, в чем мне удалось, самолично убедится, чуть ли не по плечи, стерев руки о лопату. Главное как я понял не переусердствовать, а то мало ли вдруг, объявят меня каким убивцем да сожгут на костре в лучших традициях святой нашей матушки инквизиции.

Первозданный чистый мир незамутненный вседозволенностью цивилизации, ее распутностью и семимильным шагом железного сапога мануфактур и заводов, так страшно попирающего в мое время природу.

Хотя минусов тоже масса для тех, кто попробует оспорить, у меня есть жесткий аргумент, бьющий все их козыри. Думаете медицина? Образование? Неа. Это туалетная бумага. Поверьте мне естествоиспытателю, только ради нее стоит вырубить к чертовой матери все эти леса! И плевать мне на всех белочек и бурундуков, так как их так сказать, к делу не пристроишь.

Мир вам и вашему дому люди! Вдруг вывел меня из мыслей тягучий голос, выскользнувшего на тропу из тени деревьев человека. Если путь свой держите, в селение, именуемое родом человеческим Дальним, то о беде хочу вас предупредить!

Ольф! Пискнула восторженно маленькая Ви.

Господин эльф! Поклонилась старая знахарка незнакомцу.

Ну не ... себе! Воскликнул я, роняя отвалившуюся до земли от удивления челюсть и выпуская из рук мешок с травами.


***

Когда я был маленький, я верил в Деда Мороза. Если уж совсем откровенным быть, то я очень долго в него верил, так как организм мой практически полностью не приемлет ночных бдений, изза чего папу с подарком крадущегося к елке я поймал на месте преступления уже годам к двенадцати.

Теперь же я чувствовал себя, как если бы меня поймал Дед Мороз, когда я у него пытался стырить из мешка подарок. Вы только представьте себе, я сидел в двух шагах от самого натурального эльфа и даже при желании мог ткнуть в него палочкой, такой он был настоящий и "всамоделешный".

Не скажу что высокий, скорее среднего роста, с хрупкой подвижной фигурой, словно у балерины. Большие глаза, в которых почти не видно белка изза огромной радужки, ну и как знак качества, в дополнении картины, заостренные ушные раковины, выходящие росчерком крыла изпод светлых волос.

Такой утонченный, женственный и в то же время, чувствовалась что все это грация хищника.

Вестником беды вынужден я стать для вас. Он сидел на земле, скрестив ноги. Я Леофоль из рода Темной Ели, мой путь лежал с северовостока Дикого леса по реке вниз. На том берегу, барон Когдейр выступил со своим войском в боевой поход против вашего барона Рингмара.

Ох, сохраните нас духи предков! Воскликнула старушка, хватаясь за сердце. Нам нужно срочно в деревню! Нужно людей уводить в лес!

В чем дело? Признаться, червячок тревоги шелохнулся у меня в груди.

Если Когдейр пошел войной, то сожжет дома в деревне и народ погубит, во зло Рингмару! Пояснила старушка, заливаясь слезами.

Дальнейшие слова были ни к чему, ноги сами меня подхватили неся по тропе назад, не чувствуя усталости, лишь бешеный воздух вырывалось из груди хрипом: "Успеть! Только бы успеть!".

Иша! Женщина в глазах которой столько боли и любви изза меня, старик Охта, люди ставшие для меня семьей, моей половинкой в этом чужом и незнакомом мире, душа наливалась свинцовой тяжестью тревоги и страха.

Я не успел. Гарь прогорклого дыма и его сизые клубы, мохнатыми столбами в безветренном воздухе, стали видны мне еще задолго до того, как я выскочил из подлеска, падая и спотыкаясь загнанной лошадью вываливаясь к крайнему дому Априи, еще ярко пылающему диким жаром пожарища.

Стой. Чьито руки обхватили меня сзади за пояс, настойчиво уводя назад в лес. Сделать все равно ничего не сможешь, а вот погибнуть, вполне.

Эльф буквально нес меня на руках, впрочем, это было лишним, разум мой работал четко, эмоции хоть и зашкаливали, но поддаваться им было не в моих правилах. Предупредить, возможность уже упущена, а вот помочь нужно, но не мальчишке же кидаться на баронских солдат с голыми руками?

Поставь. Эльф остановился, всматриваясь в мое лицо. Все нормально, я не собираюсь делать глупости. Нужно оглядеться, по подлеску пройдем на возвышение по восточной стороне, там с холма нам будет все видно, и пройдем незамеченными, все заросло терном.

Больше не говорили, эльф бесшумно двигался, впереди скользя словно кот, мягкими движениями, перетекая из положения в положение. Мне двигаться за ним было не тяжело, вопервых, изза маленького роста, вовторых, изза маленького веса, впрочем, и опыт "скрадывания" по лесу у меня был не маленький.

С холма на отдалении не более пятисот метров, хорошо просматривалась деревня. Вид был плачевный. Не одного не тронутого дома не осталось, какието еще догорали, остальные же уже едва дымили, пестрея черными прогалинами выжженной земли. Кругом носились конные разъезды стражи, закованные в металл доспехов, впрочем, видно без особой суеты и опаски. Никто не опасался крестьян, к тому же большая часть населения деревни была собрана на небольшом пяточке возле колодца, под охраной спешившихся солдат.

Старушка с девочкой? Тихо спросил эльфа я, кивнув на лес позади.

Будут, ждать нас, сюда не пойдут. Не оборачиваясь ответил он.

Как думаешь, сколько они здесь пробудут, и что будут делать с людьми? Мы залегли на холме, продравшись через густой кустарник, оставаясь прикрытыми его зеленью.

Думаю, до утра. До следующей деревни переход до темна, не успеют совершить, останутся на ночь здесь. Эльф задумчиво на меня посмотрел. Если кого решили убить, уже убили, остальных так и продержат до выхода по утру. Сейчас соберут провиант, часть скотины угонят назад через реку, вон видишь возле реки, шатры ставят?

Да. Я уже тоже заприметил возводимый отрядом барона Когдейра, лагерь.

Будут ночевать. Эльф выжидательно, смотрел на меня. Нам надо уходить, здесь мы ничего не сделаем и ничем не поможем.

Иди. Я кивнул ему в сторону леса. Присмотри за девочкой и знахаркой, я с наступлением ночи, спущусь, меня не заметят, вольюсь в толпу пленных, узнаю, что к чему.

А если, решат всех... Он недоговорил, отвернувшись.

Ты прав. Я еще раз осмотрел деревню. Могут и решить всех под нож.

Иллюзий по поводу всеобщей любви, всепрощении и человеколюбии я не испытывал. В моей прошлой жизни цивилизация пестрела моральными уродами, а уж тут вседозволенность диких времен могла не оглядываться ни на что, позиция сильнейшего не нуждается в одобрении.

Единственным верным решением будет оставить все как есть, и уйти, до полудня следующего дня. Он был прав, это было разумно, но вот совесть бешеным псом металась внутри груди с пеной у рта крича, что там люди, которые думают обо мне, там люди, которым я не безразличен и им нужна помощь.

Уходим. Тихо произнес я и уже тише, так, что сам себя еле услышал, добавил. Простите.


***

Ночь в лесу прошла спокойно, выбрав одну из опушек, стали лагерем. Априя беззвучно глотала слезы, Ви разрывалась между желанием немедленно бежать домой к родителям, и желанием остаться со мной. Настроение у всех было паршивым, лишь эльф в нашей компании выглядел невозмутимым, впрочем, о его эмоциях судить сложно, он немногословен.

Уже за полночь сдалась старушка, свернувшись на подстеленном лапнике и проваливаясь в тревожный сон. У костра остался я и эльф, Ви пристроив голову у меня на коленях, давно спала, словно щеночек, вздрагивая всем телом.

Ты странный ребенок, Уна. Леофоль буровил меня своими глазищами, подбрасывая веточки в костер. И не кори себя, есть вещи, которые выше понимания и наших желаний. Все сделано, верно, ты поступил верно, нельзя остановить лавину взглядом.

Я понимаю. Я погладил по голове девочку, от чего она улыбнулась во сне. Но разве от этого понимания, будет легче? Нет.

Вскоре я и сам уснул.

По утру, встали с предрассветным туманом, вновь раздув, потухший костер за ночь, подкрепились из припасов эльфа. Помятые, не выспавшиеся, немногословные и подавленные мы ждали, когда светило взойдет в зенит.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю