332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Сергей Соколов » Империя. Часть вторая. Завершение (СИ) » Текст книги (страница 7)
Империя. Часть вторая. Завершение (СИ)
  • Текст добавлен: 1 июля 2017, 04:30

Текст книги "Империя. Часть вторая. Завершение (СИ)"


Автор книги: Сергей Соколов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 19 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

– Командору все известно. Ключ к шифру у него также имеется.

– Что ж... – хмыкнул Зерран. – У вас есть, что еще сказать, госпожа Веларес?

– Вам – ничего, – ответила она. – Просто передайте своему командору эти файлы. Он знает, как ими распорядиться. И скажите ему еще одно. Что бы он ни собирался делать – время пришло.

* * *

– Переход завершен благополучно, – красивым, но безэмоциональным синтетическим сопрано сообщил корабельный компьютер. – Все системы функционируют в пределах допустимых параметров. Ведется оценка координат. Смещение от расчетной точки выхода: 260 километров.

– Прекрасная работа, господа, – оценил Роланд. Это был действительно впечатляющий результат – даже небольшое отклонение от намеченной точки перехода в Бездне могло привести к смещению в миллионы километров в обычном космосе. Переход с погрешностью в жалкие несколько сотен километров считался идеальным.

– Благодарю, контр-адмирал Корвин, – отозвался капитан курьерского звездолета.

Капитан, его помощник и навигатор занимали амортизационные кресла за пультами, Корвин, за отсутствием четвертого сиденья, стоял позади капитанского кресла и рассматривал графики на радарных экранах. Рубка была настолько низкой, что, выпрямившись в полный рост, Роланд почти чувствовал, как касается макушкой потолка. Курьерские корабли строились для скорости и дальности, но не для комфорта.

Рубка была погружена в голубоватый полумрак. Освещение создавали только дисплеи на пультах управления и трехмерная карта окружающего пространства перед капитанским постом. На большом обзорном экране, целиком занимавшем фронтальную стену, царила непроглядная тьма, нарушаемая лишь светом далеких звезд. Незнакомые созвездия сливались в причудливый ажурный узор на темном полотне. Центральное светило системы Мирра отсюда казалось всего лишь еще одной желтовато-красной звездой, немного больше и ярче остальных.

Курьер развернулся и взял курс к планете, которая была почти не видна на экране – лишь огромная тень там, где она закрывала звезды. Вскоре Роланд увидел новые огни – десятки и сотни белых, зеленых, голубых светлячков роились в пустоте. В отличие от неподвижных звезд, эти огоньки неспешно смещались, узким кольцом опоясав планету по экватору. Система Мирры включала в себя десять планет. Обитаемой была вторая, и там же, возле двух ее лун, размещались военные базы Императорского Терминианского Флота в Трайонском Доминионе. Основная база преторианцев находилась в системе Легранта, примерно в полутора сотнях световых лет от Мирры. Возле Легранты собирались войска для наступления на Нейтральную зону, но Восьмая ударная Флотилия Роланда Корвина дожидалась возле Мирры-10 – достаточно далеко от обитаемых планет и лун системы, чтобы не привлечь ненужного внимания. И не только она – в предстоящей кампании Восьмая Флотилия должна была действовать вместе с маллурианским соединением "Тайра" под командованием самой Джалайны Наэли. Маллурианцы тоже были здесь. Сотни кораблей кружили на ближней орбите возле Мирры-10 – небольшой, безжизненной планеты, где царит вечная ночь, а от холода даже атмосфера из азота и инертных газов смерзлась в снег.

– Контр-адмирал! – нарушил тишину в рубке помощник капитана. – Поступил вызов с "Императора Гайтона".

Линкор "Гайтон II" был флагманом Восьмой Флотилии и новым кораблем Роланда Корвина. Его прежний корабль, линейный крейсер "Венатор", не предназначался для роли флагмана соединения. Впрочем, "Венатор" тоже был здесь – по настоянию Роланда, его включили в состав одного из штурмовых дивизионов.

Тьма на главном экране уступила место изображению с мостика флагманского линкора. Широкоплечий мужчина с резкими чертами загорелого лица отсалютовал коротким, четким движением.

– Контр-адмирал Корвин. Я – командор Алвин Ледерс. Возглавляю штаб Восьмой ударной флотилии. Рад видеть вас, контр-адмирал.

Роланд вернул салют.

– Рад познакомиться, командор. Господа, – он кивком приветствовал остальных штабных офицеров, кто стояли за спиной Ледерса. Среди прочих он заметил Эрина Ноларта, своего прежнего старшего помощника и нового капитана "Венатора". – Вольно. Капитан Ноларт, поздравляю с повышением.

– Благодарю, контр-адмирал, – с приличествующей случаю помпезностью ответствовал тот.

"Н-да, оба мы делаем быструю карьеру, – подумал Корвин. – За считанные месяцы перепрыгнули через несколько рангов. Ну, что же – очень скоро мне предстоит доказать, что Императрица не ошиблась с выбором", – молодой астренец не мог отрицать, что в глубине души он чувствует прилив энтузиазма. Он не мечтал об этой войне, но она началась, и этим уже ничего нельзя сделать. Настало время Преторианскому Флоту доказать, что его слава не померкла за долгие годы почивания на лаврах.

– Как прошел перелет, контр-адмирал? – осведомился Ледерс с нарочитой вежливостью. – Курьерские корабли не слишком-то комфортабельны.

"Для столичного хлыща? – мысленно завершил фразу Роланд. – Ледерс не похож на аристократа. "Черная кость", младший офицер, дослужившийся до командора и начальника штаба флотилии. Такие, как он, обычно не жалуют командиров из знатных".

Что ж, таково первое испытание для любого командира – наладить отношения с собственными подчиненными. С таким отношением Роланд Корвин успел столкнуться еще тогда, когда командовал крейсером в Терминианском Флоте, и не был удивлен.

– Небольшая цена за скорость, командор, – усмехнулся он.

– На "Императоре Гайтоне" все готово к вашему прибытию. Мы уже выслали катер, контр-адмирал, – в голосе Ледерса Роланд уловил намек на любопытство. Начальник штаба, конечно, понимал: что-то намечается, но не был посвящен в детали и рассчитывал, что новоприбывший командующий флотилией расскажет больше.

– Благодарю. Дальнейшее мы обсудим на месте. Конец связи.

– "Император Гайтон", конец связи, – командор Ледерс пропал с экрана.

– Еще один сигнал, господин контр-адмирал, – сказал пилот. – На этот раз – с "Интры".

– О... Сама Джалайна Наэли, – Роланд криво улыбнулся. – Надо же, как много людей жаждет меня поприветствовать. Хорошо, принять.

Теперь на том же экране появилась командующая соединением "Тайра". Маллурианка смерила Роланда оценивающим взглядом. Легкая, почти незаметная улыбка тронула ее тонкие губы.

– Контр-адмирал Корвин, – она склонила голову, соблюдая вежливость. – Поздравляю вас с назначением.

Корвин ответил столь же церемонным поклоном.

– Контр-адмирал Наэли. Благодарю вас.

– Думаю, лучше будет, если мы обойдемся без чинов, – хмыкнула женщина. – Право, это звучит немного, хм, забавно.

– Как скажете... Джалайна. Рад убедиться, что вы в добром здравии. Ваш рейд по Нейтральной зоне, насколько я знаю, прошел без неожиданностей?

– Императрица Дамира уже выразила мне свое неодобрение, Роланд, – ответила маллурианка. – Нет нужды напоминать об этом. Я понимаю, что превысила свои полномочия. В сложившихся обстоятельствах мне это представлялось разумным. Сожалею о том, что доставила неудобства Ее Величеству, – она говорила с нарочито беззаботным видом, к которому Роланд Корвин уже почти привык, пока общался с Джалайной в Астрене. Казалось, все происходящее было для нее не важнее, чем очередная скучная придворная церемония в Аметистовом Дворце.

Корвин сам не знал, как он относится к Наэли. Маллурианка была бесстрашна и изобретательна. Вместе с Джалайной они сражались при Офелии, что предрешило исход битвы. Если бы крейсеры Джалайны не пришли ему на подмогу в тот день, едва ли Роланду удалось бы опрокинуть эскадру Ассамблеи. Но не мог он забыть и того, с каким хладнокровием Джалайна предала и убила Келиона Аргениса – сына Императрицы, которой Маллурия служила двадцать лет и была обязана столь многим. Да, она воистину была дочерью своего народа и не признавала личных привязанностей. Для Звезды Наемников только выгода имеет значение – и в чем же видят свою выгоду Джалайна Наэли и ее хозяева на родной планете? Маллурианцы не нарушают условий сделки, но иной раз интерпретируют их своеобразно.

– Не мне вас упрекать или оправдывать, – произнес он. – И я не имел в виду ничего подобного. Простите, если в моих словах прозвучал намек, Джалайна. Это было непреднамеренно.

Она негромко хмыкнула, тряхнула головой, отбросив назад гладкие черные волосы.

– Нет необходимости извиняться, Роланд. Я понимаю, что мой вызов прозвучал слегка некстати. Вы только что прибыли на место и должны принять командование флотилией. У вас много дел, но, когда с ними будет закончено, я должна встретиться с вами и кое-что обсудить. У меня есть кое-какие соображения, которыми я бы хотела поделиться.

– Вот как? Вы меня интригуете, Джалайна. Я рад буду встретиться с вами на борту "Императора Гайтона".

– Я прибуду так быстро, как смогу, – обаятельно улыбнулась командующая "Тайры". – Во время упомянутого вами рейда по пиратским базам я узнала нечто интересное. Конечно, мне неизвестно, какие приказы вы привезли из Астрены, Роланд, но думаю, что мои сведения в любом случае будут для вас небесполезны.


ГЛАВА 24

Командор Теллар Вейн пристально рассматривал таблицы и графики на дисплее. Айдар Зерран в молчании ждал, пока командор обратит на него внимание. То, что он видел на экране, представлялось полнейшей бессмыслицей – нечитаемыми столбцами букв и цифр, какими-то замысловатыми рисунками – но Вейн выглядел довольным. Закончив изучать файлы, командор улыбнулся.

– Неплохо, – произнес он. – Прекрасная работа, Айдар.

Тот пожал плечами.

– Я был всего лишь курьером.

– Но ты сделал все, что от тебя требовалось. И наши, хм, новые друзья тоже превзошли себя. Я не предполагал, что Ассамблея Династий способна даже на такое.

– Вот как? – нахмурился Зерран. – Что это за файлы, командор?

– Ничего особенного. Кое-какие данные, которые нужно разместить в компьютерной сети Централи – разумеется, так, чтобы об этом никто не узнал раньше срока. Кому бы ты это поручил, Айдар?

– Лейтенанту Тероне Фарис, – подумав минуту, предложил тот. – Она – старший диспетчер центрального поста наблюдения и имеет полный доступ к сети. Но, командор...

– Не нужно, Айдар, – перебил тот. – Я понимаю, что ты хочешь сказать. Нет причин для беспокойства. Эти файлы не представляют опасности для Централи. Это не вирус или что-то подобное. Просто некая информация, которую мы в нужный момент "случайно" обнаружим и распространим по станции.

– Информация, командор?

– Да, кое-какие сведения, которым, скажем так, помогут выставить Круг Командоров в неприглядном свете. Здесь доказательства того, что Рилас Эльвер и Зейон Алерис поддерживали связь с астренцами. Больше того, с этими данными мы можем доказать, что эти двое причастны к гибели Латены Шанн.

– И кто в это поверит?

– Если грамотно распорядимся информацией – все. По крайней мере, достаточно многие, чтобы голос остальных не имел веса. Люди напуганы, Зерран. Эти нападения, а теперь еще и гибель Шанн, которая была старейшей и самой уважаемой из командоров, переполошили Гильдию. Все хотят найти причину, а еще лучше – виновников происходящего. И когда мы дадим Странникам то, что им нужно, никто не захочет задавать лишние вопросы.

– Видимо, это вам тоже предложила Веларес, или как там ее зовут на самом деле? – догадался капитан.

– Можно и так сказать, – не стал спорить Вейн. – Как бы мы к этому ни относились, Айдар, у нас мало опыта в делах подобного рода, чего не скажешь о тайной службе Ассамблеи. Говоришь, Веларес предупреждала, что мы не должны терять время? Что ж, в этом я с ней согласен. Уже слишком поздно для сомнений, – командор встал, сжимая кулаки. – Давно уже поздно. Теперь нам осталось только идти до конца. Слава или гибель, третьего не дано.

Зерран промолчал, и Теллар Вейн смерил его острым взглядом.

– В чем дело, Айдар? Ты боишься? Хочешь отступить?

– Нет, командор, – капитан "Леды" мрачно усмехнулся. – Вы сами сказали – слишком поздно для отступления. Кровь уже пролилась.

– Рад, что ты это понимаешь, – жестко сказал Вейн, и, вздохнув, добавил. – Поверь, я тоже этого не хотел. Если бы только можно было добиться цели, не прибегая к крайним мерам, но... – он покачал головой. – Ты же знаешь, как долго я пытался убедить Круг делать хоть что-то! Все было бесполезно, и, по правде говоря, я даже не могу винить командоров. Они просто идут путем, который Гильдия проложила еще полторы тысячи лет назад. Мы застряли на этом пути, Зерран, застряли так крепко, что по собственной воле никогда бы с него не свернули. Гильдии нужно потрясение – по-настоящему сильное потрясение! – чтобы начались перемены. А что до крови... кровь лилась и раньше. Просто на это закрывали глаза. Ты же помнишь Данаю.

– Да, командор Вейн. Не нужно было напоминать. И я помню, чем обязан вам. Не нужно беспокоиться на мой счет. Кажется, я уже доказал, что на меня вы всегда можете положиться.

– Я знаю, – сухо сказал Вейн. – И я рад, что ты на моей стороне.

Командор выпрямился в полный рост, нервно сцепил пальцы.

– Больше мы не будем выжидать. Действовать придется быстро, не давая нашим врагам возможности реагировать. К тому моменту, как Странники осознают, что происходит, все должно быть уже кончено. Когда Централь окажется полностью в наших руках, сопротивление будет бесполезно. Это лучший путь, Айдар. И самый бескровный. Чем быстрее мы все проделаем, тем меньше будет жертв. Право, я предпочту решить дело без лишнего шума.

– Да, командор.

"Враги? – подумал Зерран. – Как давно Странники говорили так друг о друге? Пожалуй, никогда. В хрониках не упоминалось ни о чем подобном – разве что в эпоху зарождения Гильдии!"

Неурядицы, конечно, иногда происходили. Летописи Странников упоминали об этом вскользь и сухо, но ясно, что за восемнадцать веков существования Гильдии в ней не могло не возникнуть разногласий. Командоры довольно часто не ладили между собой, и порой их соперничество принимало жесткие формы. В отдельных случаях неугодных даже устраняли – об этом, конечно, не говорили вслух, но, читая некоторые секретные файлы, нельзя было прийти к иному выводу. Но вооруженный переворот? Вряд ли кто-то в Гильдии даже задумывался о такой возможности.

"Да, Вейн очень далеко пойдет... или провалится в небытие вместе со всеми, кто был рядом с ним. Он сказал правду: слава или гибель! Впрочем, плевать я хотел на славу. Чего бы ни желал для себя командор, у меня свои счеты с Кругом".

Хотел бы Айдар Зерран не становиться перед таким выбором, но, увы... Некоторые долги невозможно не платить, и тот, что связывает его с Телларом Вейном – из их числа. Все случилось двадцать лет назад, когда Зерран был еще юнцом – начинающим разведчиком, непоколебимо уверенным в собственном блестящем будущем. Для него это был четвертый разведывательный полет – для него и Данаи. Даная тогда была его наставником – молодая, всего двумя годами старше самого Айдара, но невероятно талантливая Искательница, в свои двадцать три уже заслужившая звание разведчика первого ранга. То, что он чувствовал к ней, было больше, чем страсть, даже больше, чем любовь в том смысле, какой большинство людей вкладывает в это слово. Тогда она была для него... всем.

Тот полет едва не стал для них последним. Они недооценили угрозу, и "Серебряная птица" подошла опасно близко к мощной аномалии. Волна искажения ударила по дименсионному полю корабля. Искатель уцелел чудом, но двигатели и система навигации были полностью выведены из строя. Звездолет не мог даже пробить межпространственный тоннель, все, что им оставалось – беспомощно дрейфовать посреди Бездны.

Наверное, было бы даже нечто романтическое в том, чтобы умереть вместе – исчезнуть навеки в мертвой пустоте иного измерения – но ни Айдар, ни Даная почему-то не думали об этом в тот момент. Не позволяя себе смириться с неизбежным, они делали все, что могли, лишь бы вернуть к жизни двигатели. Разумеется, то были заведомо безнадежные попытки. Корабль был обречен, так же, как и они. Зерран и Даная понимали – это конец, просто не желали сами себе признаваться в собственном бессилии.

Спасение пришло воистину в последний момент, как бывает только в красивых легендах – когда деструктиума для реакторов оставалось всего на несколько часов, на датчиках появилась другая "Серебряная птица". Это казалось невероятным – по правилам Гильдии Странников, за пропавшими без вести не отправляли спасателей. Всем известно, что невозможно отыскать корабль, сгинувший в Бездне, а раз так, стоит ли пытаться, ставя под угрозу жизни опытных пилотов, которых в Гильдии не так уж и много? Это было разумное правило, но капитан Теллар Вейн уже тогда не питал уважения ни к каким правилам, сколь бы здравыми те ни были. Вейн страшно рисковал, отправляясь в поиск – промахнись он, потрать слишком много топлива, и просто не смог бы вернуться назад, исчез бы в метапространстве, как и те, кого он искал. Но Вейну повезло, как и паре молодых разведчиков...

Тот самовольный поиск здорово разозлил Круг и стоил Теллару Вейну разжалования – прошло несколько лет, прежде чем ему вернули капитанское звание. Зеррану и Данае это подарило еще десять лет вместе. Десять лет до того дня, как смерть, однажды упустившая добычу, взяла свое. Пиратский клан из Нейтральной зоны наткнулся на одну из вспомогательных станций Гильдии и устроил набег. По роковому совпадению, Искатель Данаи прибыл к станции для дозаправки незадолго до того, как появились пираты. Когда корабли Гильдии прибыли на сигнал бедствия, все уже было кончено. Стражи проследовали за пиратами до их логова и разнесли его в плазму, но воскресить погибших это, разумеется, не могло. Вскоре Айдар Зерран ушел из разведчиков и перешел в Гвардию – под командование Теллара Вейна, который недавно сделался командором.

– Значит, Терона Фарис... – задумчиво кивнул Вейн. – Разумно, Айдар. Терона надежна. Она справится.

– Что делать мне?

– Ты все знаешь. Просто собери людей. Предупреди, чтобы все были наготове и ждали сигнала.

– Когда мы начнем действовать?

– Скоро, Айдар. Скоро. Ты не боишься?

Зерран сухо улыбнулся. Боялся ли он? Нет. Но, по правде, он сам не был уверен в том, чего больше хочет – преуспеть или проиграть.

"Если бы я верил в загробную жизнь, я бы сейчас, наверное, чувствовал вину, – подумал он. – Я знаю, что Даная никогда не одобрила бы того, что мы делаем. Но я просто не могу иначе. Кто-то должен ответить за все, что случилось. За всех, кто погиб из-за того, что Гильдия не считала нужным рисковать ради их спасения. И мне плевать, если потом меня назовут изменником. В конце концов, правда в том, что мы и есть изменники – просто иногда изменники становятся героями..."

– Я не боюсь, командор, – заверил он.

* * *

– Мы прибыли по указанным координатам, – сообщил капитан Эрин Ноларт.

После тридцатичасового перехода "Венатор" вышел из метапространства в безымянной "пустой" системе, где не так давно базировался маллурианский флот. Здесь Джалайна Наэли назначила встречу тельвенцам. Небольшой отряд Сил Обороны, переживший сражение у Акерона-4, продолжал воевать против Вольного Флота. Конечно, несколько тельвенских кораблей не могли сколько-то серьезно угрожать Дауэну, но Корвину новость показалась достойной внимания – особенно с учетом того, какое задание поручила ему Дамира. Рассказ Джалайны настолько заинтересовал Роланда, что он решил лично отправиться на встречу вместо маллурианки, благо, время до выступления флота еще оставалось. Когда придет приказ, тельвенцы-мятежники могут быть полезны.

– Отправьте сигнал, – велел Корвин связисту. – Думаю, они должны быть уже здесь.

Если, конечно, Рэймин Тирс вообще согласился на встречу. Впрочем, Роланд был уверен, что командир мятежного отряда не упустит возможность переговоров с потенциальным союзником. Тельвенцы не могли сами отбить родной мир у пиратов, и союз с Астренской Империей был для них жизненно необходим. Империя не меньше нуждалась в Тельвене с его сетью метапространственных трасс, соединяющих вместе десятки звездных систем Нейтральной зоны. Это делало союз естественным, да и просто неизбежным.

Неспешно двигаясь по орбите газового гиганта, "Венатор" передавал в эфир кодированный радиосигнал. Минуты сменяли одна другую. Корвин терпеливо ждал. Наблюдатели на своих постах следили за окружающим пространством. Пока что радары и детекторы не обнаружили чужих кораблей в округе. "Венатор" был один, не считая немногочисленных метеороидов, захваченных гравитацией огромной планеты. Прошло больше получаса, прежде чем радиостанции линейного крейсера поймали ответную передачу.

– Все-таки они здесь, командир, – заметил Ноларт. – Я уже думал, что из-за Наэли мы совершили напрасную прогулку по Нейтральной зоне.

Корвин только усмехнулся в ответ. Вскоре неопознанный корабль появился на радарах. Это оказался небольшой, быстроходный звездный клипер. Его изящный, гладкий корпус отсвечивал серебром в солнечных лучах. Корабль был красив, и когда он показался на обзорном экране, Корвин сразу узнал его.

– "Сагита"... – пробормотал он себе под нос. – Я не удивлен.

Клипер сбросил скорость и лег в дрейф в нескольких сотнях километров от имперского крейсера. На световом экране посреди мостика "Венатора" возникло изображение. Камера видеокома захватила кусок рубки "Сагиты" и несколько человек. Среди них сразу бросался в глаза очень высокий мужчина со следом от ожога на скуле.

– Приветствую вас с борта "Венатора", господа... и дамы, – сказал Роланд.

Невысокая рыжеволосая женщина, едва заметная в тени великана, обаятельно улыбнулась. Женщина была очень хорошенькой – с короткой, встрепанной прической и большими изумрудными глазами, она походила на проказливого подростка. Роланд сразу узнал ее по рассказам Дамиры и Джалайны. Линетт Кейдис была пилотом "Сагиты", а здоровяк, очевидно – нынешним командиром отряда. Его звали Мейз. Среднего роста брюнет с длинной физиономией, видимо – корабельный инженер Ортис. Еще двоих Роланд не узнал и предположил, что они и есть тельвенские офицеры.

– Вы очень любезны, сударь, – заявила Линетт. – Рады приветствовать вас с борта "Сагиты", кхм... капитан?

– Контр-адмирал, Линетт, – проворчал гигант Мейз, бросив на миниатюрную женщину хмурый взгляд из-под густых бровей. Линетт потупилась и отступила назад – смущенной, впрочем, она при этом не выглядела.

– Простите мою неграмотность, контр-адмирал, – поправилась она. – Надеюсь, я вас не оскорбила?

Роланд сдержал ухмылку. Да, рассказы Дамиры про ее бывших подчиненных не приукрашивали действительность.

– Нисколько, госпожа Кейдис. Я – Роланд Корвин. Командующий Восьмой ударной флотилией преторианцев.

– Мы знаем вас, сударь, – с прохладцей заметил Рин Мейз. – Мы уже встречались на Тельвене. И позднее, в системе Келанда. Тогда вы были еще капитаном.

– Я помню, капитан Мейз. Я догадываюсь, что у вас много вопросов, и отвечу на них позднее, но сейчас предлагаю перейти к делу. Контр-адмирал Наэли сообщила, что ваш независимый отряд сотрудничает с эскадрой тельвенских Сил Обороны. Я здесь, чтобы поговорить с командиром тельвенцев.

– Это я, – высокий, худощавый мужчина выступил вперед. Он был примерно одних лет с Роландом – темноволосый, с серо-голубыми глазами и истощенным лицом. Видно было, что в последнее время у этого человека оставалось немного возможностей для отдыха.

– Командор Рэймин Тирс, – представился он и невесело усмехнулся. – В настоящее время – исполняющий обязанности главнокомандующего КСО звездной системы Тельвен. Чем я могу быть полезен контр-адмиралу Преторианского Флота?

– Я буду говорить прямо, командор Тирс. Императрица намерена помочь Тельвену вернуть свободу. Моей Восьмой флотилии приказано выбить пиратов из Тельвенской системы. Я предлагаю вам присоединиться ко мне, командор.

Корвин внимательно следил за собеседником. Тельвенец не выглядел удивленным. Было ясно, что услышанное не стало для него неожиданностью.

– Значит, вы не преувеличивали, Старроу, – проговорил он, обращаясь к другому человеку. Тот не ответил, и Тирс снова перевел взгляд на астренца.

– Итак, Империя планирует вторжение в Нейтральную зону, – сказал он. Это не прозвучало как вопрос – тельвенский командор констатировал факт.

– Мы не могли оставить без внимания нападения Вольного Флота на наши пограничные колонии, – ответил Корвин. – Императрица Дамира считает, что Изгои должны получить такой урок, который они не смогут забыть.

Линетт Кейдис фыркнула из-за спины Мейза.

– Да уж, Дамира никогда не разменивалась на мелочи. Ей всегда нужно было все и сразу!

Инженер Ортис раздраженно скривился и цыкнул на нее, что не произвело на девушку особого впечатления. Корвин предпочел не обратить внимания не ее слова.

– Командор Тирс, подумайте над моими словами. Возможно, вам нет дела до забот Астрены, но без нашей помощи вы никогда не освободите родной мир от власти Ленга Дауэна.

– Я понимаю, – без выражения ответил молодой тельвенец. – Это очень благородный жест со стороны Астренской Империи... и Императрицы. И все же, я обязан задать вопрос: о чем попросит Астрена взамен?

– Резонно, – кивнул Роланд. – Этот вопрос я должен был обсуждать с вашим правительством, но, поскольку вы – единственный представитель тельвенского военного командования, с кем мне удалось связаться, я не нарушу приказ Императрицы, передав ее предложение вам. Астрена не претендует на независимость Тельвена, если это вас беспокоит. В прошлом Тельвен был частью Астренской Империи, но Императрица Дамира решила пересмотреть статус вашей родины, командор. Взамен на помощь в борьбе с Вольным Флотом Тельвенская система сохранит суверенитет и останется независимой республикой со всеми подобающими правами.

– Под имперским протекторатом, разумеется, – сказал Тирс.

– Разумеется. Вы не хуже меня понимаете: без нашей поддержки Тельвену не выстоять. Такова реальность. Но у вас останется право на самоуправление, право собирать торговые налоги с метапространственных трасс, проходящих через Тельвенскую систему, и даже право иметь собственные военно-космические силы. Конечно, новый статус Тельвенской системы еще предстоит обсуждать с вашим центральным правительством. Мы с вами не политики, а военные, Тирс. Оставим бюрократию дипломатам, а наша цель – вышвырнуть Вольный Флот обратно на Стивею.

– Благодарю, что напомнили мне о моей задаче, контр-адмирал, – хмуро произнес Рэймин Тирс. – Я хорошо представляю, в каком положении сейчас находится Тельвен. Но чем я могу вам помочь? Под моим командованием всего несколько кораблей. Едва ли они хоть что-то добавят к военной мощи Преторианского Флота.

– Зато вы как никто другой знаете тайные пути к Тельвенской системе. С вашей помощью мы застанем пиратов врасплох. Кроме того, как я сказал, Империя желает заключить с тельвенцами союз, а не подчинить их. С этой точки зрения, участие Сил Обороны в освобождении родной планеты будет иметь большое значение.

– Мне следовало об этом подумать, – хмыкнул командор. – Ну, что ж... Мы принимаем ваше предложение, контр-адмирал Корвин.

"Еще бы, проклятье! – подумал Роланд. Если у тельвенцев есть лишь один выбор: между Астреной и Стивеей – фактически, никакого выбора и нет. Ты подчинился бы, командор, чего бы мы от тебя ни потребовали взамен. На мой взгляд, Дамира решила обойтись с тельвенцами слишком мягко, – он усмехнулся. – Все-таки она больше склонна к сентиментальности, чем хочет показать".

– Итак, когда мы выступаем? – осведомился Тирс. – Если мне разрешено задавать такие вопросы.

– В данный момент я не могу ответить, командор. Но я предлагаю вашему отряду присоединиться к моему флоту. Тогда мы обсудим все подробности предстоящей операции.

Тельвенец слабо улыбнулся, давая понять, что оценил деликатность собеседника. В устах имперского контр-адмирала любое предложение для него отныне означало приказ, и Рэймин Тирс это понимал.

– Еще одно, контр-адмирал Корвин, – вперед выступил другой человек, на которого Роланд прежде обратил внимание. Это был поджарый брюнет с сухим, узким лицом.

– Возможно, вы знаете меня под именем "Лучник", господин контр-адмирал, – представился он. – Прежде я, хм, выполнял деликатные поручения особого рода на Стивее.

– Ах, да. Я наслышан о вас. Рад встрече, – сказал Роланд. – Чем могу быть полезен?

– Я бы хотел перейти на ваш корабль, – ответил агент. – У меня есть кое-какие сведения, которые могут вам пригодиться в предстоящем деле.

– Что ж, не вижу препятствий. Я отправлю за вами катер. Командор Тирс, вы также можете присоединиться к нам на борту "Венатора". Тем временем "Сагита" доставит указания вашим подчиненным.

Рэймин пожал плечами.

– Как пожелаете, контр-адмирал. Я и моя эскадра всецело в вашем распоряжении.

* * *

– Терона! – позвал Айдар Зерран. Ответа не получил и повторил снова. – Терона, как слышишь? Отвечай, проклятье!

После нескольких секунд напряженного ожидания в браслете затрещало, и женский голос сдавленно откликнулся:

– Я здесь, Зерран.

– Что случилось? Возникли проблемы?

– Нет, – женщина говорила неестественно быстро, слегка сбивчиво, проглатывая окончания слов. – Никаких проблем. Просто удобный момент представился не сразу. Теперь все сделано.

– Хорошо. Тогда впусти нас.

– Да... – спохватилась Терона. – Открываю дверь. Можете входить.

Массивные металлические створки разошлись в стороны плавно и почти беззвучно. За ними находился просторный зал, залитый неярким светом. Многочисленные экраны и объемные схемы мерцали в воздухе. Вдоль стен протянулись приборные панели, расцвеченные огоньками индикаторов. Из главного командного пункта велось наблюдение за всей Централью, и отсюда же, при необходимости, можно было управлять гигантской космической станцией.

Зерран первым переступил порог. Немногочисленный отряд последовал за капитаном. Люди нервно озирались, двигались резкими, дергаными движениями. Кое-кто вытащил иглопистолеты. Все были явно на взводе, и Зерран не мог их за это осуждать, но спокойствие командира помогало остальным держаться.

Терона – худощавая, большеглазая брюнетка в светло-бежевом комбинезоне с эмблемой службы наблюдения – стояла посреди зала и тяжело переводила дыхание. Ее лицо, обычно загорелое, сейчас напоминало цветом старый пепел, и она тоже сжимала в руке оружие. Она была единственной в командном центре, кто еще стоял на ногах. Оглядываясь по сторонам, Айдар Зерран насчитал восемь тел. Четверо сотрудников службы наблюдения в таких же, как Терона, костюмах лежали возле пультов управления, двое – возле огромного трехмерного плана Централи, и еще двое – возле видеокомов.

– Значит, никаких сложностей? – повторил капитан. – Ты уверена, Терона?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю