332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Сергей Быков » История. Тетралогия (СИ) » Текст книги (страница 34)
История. Тетралогия (СИ)
  • Текст добавлен: 10 ноября 2017, 03:30

Текст книги "История. Тетралогия (СИ)"


Автор книги: Сергей Быков






сообщить о нарушении

Текущая страница: 34 (всего у книги 39 страниц)

   – Ты вообще молчи – отвесил я Ярику чисто символический подзатыльник – это тебе, да Падавану с Шнырой пока ни с какого боку! Но лично для тебя, мы можем каждую осень на землях Осенней Охоты по невесте брать, а то и по две! Их там мно-ого! Вот ты навеселишся с ними тогда!

   – Не-не, учитель, я молчу! Молчу!

   Все слегка поухмылялись. Я окинул взглядом всех собравшихся ещё раз.

   – Под раздачу у нас не попадают только Артём, как уже отметившийся недавно, и трое бесхозных: Ярик, Падаван и Шныра. Не знаю, как с этим дела обстоят у Хатака, но у остальных я приблизительно догадываюсь – женщины жаждут статусных мулек. Я прав? – Опять со всех сторон послышалась согласная разноголосица.

   – Кгм!

   – Хатак, ты что-то хотел сказать?

   – Уж не думаешь ли ты, что Светлый Ручей позволит мне соскочить!

   – Вона как . Да-а! Дела . Ну, и – я снова окинул всех взглядом – что будем делать?

   – А что, – подал голос Сильвер – я бы надел на Вику и кольцо и браслет, и вообще . Но вот с плясками этими – он постучал костяшками пальцев по деревянной ноге – как Артём не смогу – он тяжело вздохнул – а я б хотел .

   – Плясун и из меня никудышный – проскрипел Хатак – браслеты, кольца – тюфу! Но ведь им и пляску подавай!

   – Да ладно, старый – я хлопнул его по плечу – ты-то что боишься! Скажешь, здоровье мол не позволяет и всё.

   – Ну да, умный ты какой! Значит, мотаться за три-девять земель за солью, плавать на земли Осенней Охоты и таскаться за добычей – позволяет, а разок ногами для любимой пошевелить – не позволяет? Знаешь, кто это сказал?

   – Ты!

   – Хэ!

   – Да ладно! Сама?

   – А ты думал! Но, вообще, раз уж так получилось, я скажу! У нашего племени уже есть один хороший обычай давать новое имя. Там целый обряд. Правильный, красивый. Ещё мы празднуем Новый год. Мистическую цепь смертей и рождений мира. И этот обычай тоже очень хорош. Ты знаешь, Пётр, что во многих племенах очень сильно интересуются нашими обрядами. Тут этого нет ни у кого. А у нас есть! И это хорошо, это правильно . Пусть будет ещё один, весёлый, и правильный обряд в нашем племени. Украшения для наших женщин – он презрительно ухмыльнулся – это, мы-то да не сделаем! Пф! А на счет пляски . Неужели мы что-то да не придумаем! Неужели ты, Великий Знающий, что-нибудь да не сообразишь?

   Со всех сторон послышались одобрительные возгласы и даже не женатики, под шумок выкрикивали всякое-разное.

   – Да и зачем создавать почву для мелочных склок и ненужной зависти среди наших женщин – добавил Хват.

   – Мудро! – похвалил его Сильвер.

   – С двумя-то женами – он ухмыльнулся – тут не захочешь, а помудреешь. – Все негромко засмеялись.

   – Ладно! – Я поднял руку призывая к тишине – Не стану скрывать, я знал, чем грозит свадебный обряд, нам, мужчинам племени Русов, как только я понял, что он у нас состоится. – Я кинул взгляд на не отсвечивающего Артёма. – Поэтому, сразу стал думать, как же нам всё провернуть, с наименьшими потерями. И вот, что я надумал . Мы сделаем так! Ты, сын, сделаешь волынку, я помню, у тебя на ней неплохо наяривать получалось, а ещё нам надо будет сделать деревянные башмаки .

   . – Петя, а о чем вы там говорили?

   – Завтра узнаешь.

   – Ну, Петя-а .

   – Не зуди, Белёнок.

   – Ну, я же умру от любопытства к утру!

   – Утешься, моё счастье, если храбрые и стойкие мужчины племени Русов не сольются своим женам этой ночью, к утру, ты умрёшь не одна!

   – Я тебя сейчас укушу! Нет, загрызу!

   – Тогда ты ничего не узнаешь, не только сегодня, но и завтра .

   На следующий день, собрав вокруг себя всех соплеменников, я обратился к нашим женщинам. Судя по горящим от любопытства глазам, за ночь никто не раскололся. Как и договаривались. Молодцы! По себе знаю, как это было нелегко!

   – Итак! Мы, мужчины племени посовещались, и я решил! Чтобы все замужние женщины прибывали в едином статусе, дабы не было всяких завистливых взглядов и склок, вы получите все положенные украшения, мы устроим свадебный обряд и спляшем свадебную пляску, один раз, но сразу для всех! И сделаем это в конце сентября, когда соберём весь урожай. И впредь будем играть свадьбы только в конце сентября, когда всего изобилие и нет срочной работы. Я сказал!

   Возможно, каждая из присутствующих тут дам и мечтала о свадебном обряде для себя лично, но никто высказывать своё мнение не стал. Женщины племени Русов были очень умные. Пусть будет единый обряд, ладно. Главное, что он будет!

   А может я себе это только напридумывал, что они так думают, всё-таки тут, в палеолите, девушки не такие набалованные. В любом случае наши женщины сказали, это – хорошо! Это – правильно! И вообще .

   С пляской решили просто. Сделали башмаки, деревянный низ кожаный верх, сын сделал простенькую волынку, и мы стали репетировать Ирландский танец. Было дело, у Артёма, ещё в той жизни, была зазноба, которая занималась уж не помню как правильно это называлось, толи джига, толи ещё как, ну там, где мужики, сцепившись руками выбивают ритм, грохоча ногами по сцене. И не только мужики. Когда это же самое делают девушки, а туда старались брать тех, у кого было на что посмотреть, и они выбивали ногами кренделя, у них так подпрыгивали сиськи это надо видеть. Артём и таскался-то туда, как я думаю, только чтобы посмотреть на это. Вот там он и нахватался кое-каких движений.

   Теперь, вот и мы, отойдя подальше, чтоб не было видно и слышно, разучивали этакую чечётку. На музыке у нас были все не женатые, плюс Артём. Он на волынке, Падаван и Шныра на ударных, Ярик на сопелках-гуделках. Сам танец разбили на три блока. В первом выходим все, я, Хатак, Сильвер, Крук, Хват и Батор. Делаем небольшое вступление, потом от нас отходят Хатак и Сильвер, становятся по бокам и притопывая бьют в ладоши поддерживая ритм, а мы зажигаем основную часть, и в третей части снова, все вместе недолго бьём чечётку, завершая танец. Где-то так, как-то.

   Я уже говорил, что у меня такое ощущение, здесь у всех абсолютный слух и чувство ритма. И мне и сыну, слава богу, медведь на ухо тоже не наступил, но у местных это что-то с чем-то. Схватывают всё, практически на лету. Единственное, нам придётся делать деревянный помост. Звук, когда колотишь деревянными тапками по земле, это совсем не то! Но это не проблема, сделаем, уж чего-чего, а дерева тут хватает.

   Чем ещё мы занимались этим летом, помимо обычной рутины? Ну, мы прокатились вниз по Волге километров на сто. Нашли несколько интересных и перспективных мест, в которых нужно было бы пошариться повнимательней. С имеющейся у нас литературой по геологии это теперь сделать проще. Исследовали найденную ранее заводь на предмет болотного железа но, увы . Не даётся оно пока нам в руки.

   Там же, в этой мелководной, заросшей плавнями заводи, мы столкнулись с очередной загадкой этого мира. На нас напала странная змея. Здоровенная такая! Агрессивная – жуть! Мы, как раз, медленно шли по краю плавней и открытой воды, тыкая в дно специальным щупом, стараясь определить, есть ли в илу под нами подозрительные твердые включения, а если есть, то что это. Вот тут, прямо из камышей на наш катамаран и кинулась эта гадина. Целила она, конечно, не в самого "Красавца", а в голую ногу Ярика, стоявшего на самом краю борта. И ведь сообразила, тварь, что съедобно, а что нет! Но и Ярик молодец, не сплоховал. На инстинктах молодого охотника и тренированного бойца Тайбо как только, вдруг, нечто рвануло на него из камыша подскочил на метр вверх и на пару метров в сторону, а змея промахнувшись пастью мимо ноги вцепилась в принайтованный тюк с палаткой, закреплённый на борту катамарана. Там-то она зубами и застряла. Да так плотно, что даже несколько энергичных рывков мощным телом не позволили освободится ей сразу. Ну а дальше подоспела "кавалерия", в виде нас всех, которая в первые секунды пребывала в некотором ступоре. Хатак успел метнуть дротик, который вошёл глубоко в тело. Артём ударил своим копьём с наконечником по типу знаменитого "Шведского пера" и пронзил змею насквозь, чуть ниже головы. Ну, и окончательную точку в противостоянии поставил я, ударив своим новым мощным клевцом из бронзы в голову змеи и пробив её на всю длину ударного шипа! А там сантиметров пятнадцать, как ни как! Всё произошло так быстро, что никто толком, и сообразить ничего не смог. Вот, что-то стремительно кидается на Ярика из воды! Вот он прыгает с места в сторону. Вот массивное тело висит на тюке с палаткой и резко дергаясь, рвёт её в клочья! Вот Хатак бьёт дротиком, а сын с двух рук всаживает копьё! Я же, на каких-то неуловимых инстинктах выхватываю из-за пояса клевец и пробиваю бошку непонятной твари и тут же отпрыгиваю в сторону, не хуже Ярика, оставляя оружие в голове змеи. Несколько минут, эта змея ещё дергалась и содрогалась всем телом, прежде чем окончательно затихла. Остальные, Хват и Падаван и сделать ничего не успели. Да! Вот это выброс адреналинчика! Ярик вообще был весь красный как помидор. Очень, кстати, хороший признак для бойца, во время неожиданной опасности не бледнеть, а наоборот – краснеть. Это означает, что кровь не отливает от мышц, делая их реакцию чуть менее быстрой, а ответный удар чуть более слабым, а наоборот, приливает к ним.

   Уже потом, вытащив на борт, я понял, что это была очень странная змея. Ну во первых, у неё на голове прямо посредине был рудиментарный третий глаз! Да, представьте себе! Ещё, на мощном теле, толщиной больше моей ноги, как минимум в половину и метров пяти длинной, недалеко от головы и ближе к хвосту имелись по бокам, небольшие отростки, оканчивающиеся конкретным когтем. Тело её было какое-то несуразное, прямо от самой головы, идущее по всей длине с одинаковым утолщением и резко сужающееся к кургузому хвосту. Да, мощное, и наверняка очень сильное, но совершенно не гибкое. И ещё, начиная от головы, и до середины туловища у неё шел небольшой, но заметный костистый гребень! Кожа змеи была гладкая и плотная, красивого серо-зелёного оттенка с желтоватыми вкраплениями ромбического узора.

   Похоже, что она была скорей всего не ядовита. Характерных зубов в пасти, раздвигающейся даже шире тела, как у всякой уважающей себя змеи, мы не обнаружили. А зубов там хватало! Длинные, шиловидные, слегка загнутые назад они прочно засели в плотной ткани палатки. Интересно.

   – Это что же за хрень такая, Пётр? – растерянно почесывая бороду, поинтересовался у меня Хатак.

   – Это, мой друг, не хрень такая, а хрень совсем непонятная, конкретная. Какой-то переящер – недозмей! Ты таких видел когда-нибудь, старый?

   – Я даже и не слышал никогда про таких.

   – Столько признаков в одном теле. Непонятно. А третий глаз, вообще не из нашей оперы! Как думаешь, сын, по какому принципу она охотится? Задушить как удав или анаконда у неё вряд ли получиться. Зубы явно не ядовитые. Захватить и удержать она точно сможет, а дальше как? Вырвать кусок из тела так же не выйдет.

   – Может как крокодил? Цапнул и давай винтом крутиться? Гля моща какая! Хвостом долбанёт с ног улетишь только так! Если они вообще целыми останутся.

   – Не, для вырывания кусков, конструкция зубов не та. Если только, как Комодский варан, куснул и кури бамбук, пока жертва не загнется от токсина, имеющегося у него на зубах. Но что-то мне сие сомнительно.

   – Погоди, бать, видел я одну фигню по теле – он осёкся и быстро кинув взгляд на внимательно разглядывающих трофей охотников и быстро поправился – змея так называется – Фигня, которую я видел там, где служил воином. Вот там у неё зубы работали так. Вопьётся в жертву двумя передними клыками, впрыснет яд, и ждет пока она трепыхаться перестанет. А потом вынет один клык, передвинет его немного вперёд и снова вонзит. Потом подтягивает добычу в пасть. Затем другим клыком делает тоже самое. И так, неспеша, всю в себя и втянет.

   – Да, но тут яда-то нет! Жертва трепыхаться долго будет.

   – А может у неё как у ужа, ядовитый зуб в глубине пасти! Да и нужен ли он ей. Смотри, какая здоровенная мышца! Такая трепанёт пару раз и ногу сломает. А если кого помельче, так и позвоночнику конец. Я вообще думаю, что она сегодня не по себе добычу выбрала.

   – Возможно, она не охотилась, а защищала гнездо, например?

   – Возможно. С проверкой в камыши точно не полезем.

   – Ну-ка! – Внимательно слушавший нас Хатак наклонился к змее, вытащил нож и просунув его в пасть пошевелил, поочерёдно, несколько зубов. Они и вправду двигались в полости рта на значительное расстояние.

   – Вона как! – воскликнул Хват – Ты смотри! Точно! Вот так бы она тебя ела Ярик. Поймала за ногу и потихоньку в рот-то тебя и затянула. Гы-гы!

   – У-у, тварь позорная! – Ярик пнул ногой тело змеи – Я из твоей кожи для сестры сделаю новые штаны и куртку!

   – Точно, – подхватил Хват – и моим, тоже надо!

   – Так! Стоп! – улыбаясь, я хлопнул в ладони – Змея маленькая, на всех не хватит! А моя Белая Волчица без красивых сапожек ходит! И вообще надо ещё поглядеть, какая из нее кожа выйдет.

   – Хорошая будет кожа – подал голос Падаван. Он вообще был немногословен – даже отличная!

   – Интересно, – окинув взглядом буйство камышей, осоки, кувшинок и прочей водной и около водной растительности пробормотал Хват – тут ещё такие водятся?

   Потом, в более спокойной обстановке, у вечернего костра на ночной стоянке, мы ещё немного поговорили об этой странной змее.

   – В принципе, каждый отдельный признак, как то рудиментарные отростки по бокам тела, движущиеся зубы или третий глаз встречаются – я пошевелил бровями, чтобы сын понял где – на земле и по отдельности.

   – Третий глаз?

   – Да. Правда у многих пресмыкающихся он скрыт под кожей на голове, но он есть. Во времена, когда первые земноводные пускали пузыри в мелководных заливчиках и лагунах, это, третий глаз, был весьма развит и широко распространён. И было это за долго, долго, очень долго до динозавров.

   – А гребень? Он ей нахрена?

   – Сын, я тебя умоляю! Уж этого добра на всяких рептилоидах полно. Если уж у гадины ноги до конца не отвалились, а ты сам знаешь, в природе нефункционального очень мало, если вообще что-то есть, то гребень ей и вовсе не помеха.

   -Значит, – Артём немного пожевал губами – это змея, одна из тех непонятных зверей, типа Ладожских крокодилов или тайного зверя Индрика, которые недотянули до . И они вполне вписываются в естественный ход истории.

   – Очень может быть. Сколько, при изменении климата и приходом великого оледенения, исчезло видов зверей, нам только можно догадываться. Ты сам видел, что, тут творится с животным миром. Буйство! Я, на что уж подкован на счёт рыб пресноводных водоёмов, а половины попадающихся к нам в сеть опознать не могу.

   – Значит, мы снова возвращаемся туда, откуда начали. Наша реальность или нет?

   – Да, яснее не стало. Стало больше вопросов. Но для меня, сынок, эти вопросы хоть и интересны, но довольно абстрактны. Решать их, теряя штаны и волосы назад, я точно не побегу. Даже если завтра мне на голову сядет летающая тарелка и оттуда выйдут зелёные человечики с воронками вместо носа и ушей, и скажут – "Братан! А эта земля-то, не ваша!" или "Разумный, не раздави бабочку, это именит будущее твоего мира!" – моё восприятие окружающего не упростится и не усложнится. Так, только если трохи! Тильки для сэбэ. Как говорил мой армейский старшина, классный мужик, родом из Макеевки. После переноса и моего омоложения меня, чем либо, удивить сложно. Вот если только, тем, что мне на голову мой сын свалится! Хе-хе .

   – Надо же, слово-то, какое употребил – свалится.

   – Хе-ехе

   – Главное, отец, чтобы на твою голову, вслед за мной, не свалилась моя мама и твоя бывшая жена! Будет тогда тебе – хе-хе.

   – А вот эта шутка была очень несмешной, сынок!

   – Да ну! А, по-моему, очень классной! Гы-гы!

   Ещё мы этим летом, благодаря принесенным сыном книгам, сделали обливную керамику и стекло. И если обливная керамика получилась сразу, то стекло выходило, пока, я надеюсь, зеленовато-мутным и довольно пузыристым. Но всё же это было стекло! Дальше лишь опыт и упорство, и будут у нас окна и банки под солёные огурцы и помидоры, а винцо будем попивать из хрустальных бокалов . Бусами «дикарей» вообще теперь завалим! Ну, а пока пытаемся дуть колбы и пузырьки для лечебных настоек и мазей, которые «мутят» або с учениками. Плотно они присели на медицинскую литературу. Штудируют её, изучают. Мне и сыну, то и дело приходится выступать в роли толмачей написанного в книгах. И не только в медицинских, где, слава богу, написано понятным и доходчивым языком, как говорится, для «чайников», но и в остальных тоже. Но помаленьку-потихоньку дело движется. Вот, например, Хатак и Сильвер занимаются изготовлением более совершенных моделей арбалетов, конструкции которых были у сына с собой, а также облизываются на изображения нескольких парусников в журнале «Моделист-конструктор». Женщин очень заинтересовало вязание на спицах, тонкую книжицу по этому делу Артём захватил тоже. «Не знаю, взял и всё! Чтоб было!» – пожал он плечами в ответ на вопрос – «Зачем?». А вот пригодилось, и очень! Теперь сидят, рассматривают картинки и под чтение-объяснение Соле дружно ковыряют, сделанными мужиками спицами, какие-то нитки. В общем, жизнь кипела. Так и докатилось время до конца сентября .

   С украшениями мы поступили просто. Сделали каждой по комплекту с небольшими различиями в узорах, в форме и размерах, но придерживаясь единого стиля. Печатки на палец, мужчины тоже любят блестящие мульки, сделали в едином стиле. Как у Артёма. Чтоб не усложнять .

   – Это что же – довольно рассматривая, на вытянутой руке, два одинаковых перстня произнёс Хват – это, если ещё одна жена у меня появится, то и третий перстень у меня на пальце красоваться будет?

   – Конечно! А если пять, то как заслуженному многоженцу мы тебе ещё и специальное кольцо в нос вставим. – подмигнул я сыну – Традиция такая.

   – Что, правда что ли?! – Не поверил Хват.

   – Точно! – поддержал шутку сын – У авторитетного быка-произволителя завсегда в носу кольцо должно быть.

   – Мда пожалуй стоит остановится на четырёх. – задумчиво пробормотал Хват теребя нос – Если что .

   И вот, наконец-то, настал день, обещанный нашим женщинам. Мы собрали деревянный помост, на котором будем отплясывать джигу. Наши дамы наготовили угощений, нарядились как можно более креативней, обвешались красивыми побрякушками и приготовились внимать .

   – Наши прекрасные и любимые женщины – начал я торжественную речь – дабы выказать вам своё восхищение и преклонение, мы, мужчины племени Русов, единственные из всех других мужчин, живущих на земле, дарим вам свадебные подарки и свадебный танец. Не скрою, сравнится с вашей грацией и изяществом нам не дано по своей сути, поэтому мы спляшем так, как сможем и, не судите нас слишком строго. Но сначала

   – Уважаемая або Светлый Ручей! Вы мудрейшая и самая старшая в совете матерей всех племён, а также лучшая из всех женщин для одного, всем известного ходока, Великая Видящая и мать для всех нас. Подойдите, пожалуйста . Хатак, давай!

   Когда або приблизилась к нам, торжественно и важно, легко опираясь на посох Великой Видящей, Хатак, надел на неё повязку с височными кольцами, кольцо на палец и браслет.

   – Это тебе, мой Ручеёк. – чуть слышно пробормотал он ей.

   – Спасибо, мой Зайка! – так же тихо ответила она.

   – А это – Хатак достал печатку – знак того, что не только ты моя, но и я твой.

   Або взяла своими сухенькими пальцами печатку и молча надела его на заскорузлый палец Хатака.

   – Мой! – припечатала она.

   – Счастья вам, здоровья и всего-всего .

   Народ разразился приветственными криками и аплодисментами.

   – Вика! – продолжил я, когда все немного подуспокоились – Победительница обстоятельств! Храбрейшая и вернейшая из женщин! Свет, надежда и радость, могучего Сильвера! Подойди . Сильвер давай .

   Так и пошло. Всем я сказал несколько приятных слов, пожелал удачи, здоровья, детей! Ну, как водится, девушки поплакали от избытка эмоций, пошмыгали носами, но это нормально. Только своей Волчице я сказал просто и незамысловато.

   – Это твоё, моя маленькая! – Но по её светящимся глазам я понял, и этого более чем достаточно.

   – А теперь! – крикнул я – Свадебная джига!

   Мы напялили специальные башмаки, так-то в них особо не походишь, подхватили друг друга под локотки и выстроились в линию. Замерли. Я кивнул головой и Ярик начал нудеть в сопелку. Через десяток секунд к нему присоединились ударные. Грох! – Ударили мы первый раз деревянными башмаками об помост. Некоторые, особо впечатлительные представительницы женского полу, даже вздрогнули. Грох! – Ударили мы снова, поддерживая ритм. Грох! Грох! Грох! И тут вступила волынка! Да уж! Для тех, кто её слышит впервые, она, как правило, производит неизгладимое впечатление.

   Так и пошло. Музыканты наращивали ритм, мы грохотали башмаками, выделывая всякие кренделя ногами чётко держа строй, девушки визжали "и в воздух чепчики бросали"! И как только мы закончили, на нас, запыхавшихся и потных, полезли целоваться и обниматься наши жёны. Або конечно не полезла, лишь несколько слезинок скатилось у неё по щекам. А вот Тёплый Камушек, неожиданно, дала рёву!

   – Что! Что случилась, маленькая! – всполошилась або.

   – Я – у-у-у – тоже хочу-у, чтобы для меняа-аа, так плясали! – размазывая по щекам слезы, всхлипывала она.

   – Конечно! – або с улыбкой прижала к себе ревущую девочку и стала гладить её по голове – Конечно! Однажды и для тебя кто-то спляшет не хуже!

   Амазонка лишь косо посмотрела на эту сцену и только плотно поджала губы. Уж для неё точно, кто-то, все ноги изломает в коленцах, отплясывая с фанатизмом! И никак иначе! Поэтому все эти рыдания, пустая трата времени.

   Ну а потом был пир!

   В своё время сплавали на земли Осенней Охоты. Так, порешать вопросы, потолковать о том, о сём. Потрещать о своём, о шаманском. Поторговать. Я отпустил молодёжь вместе с сыном на загонную охоту, пусть хапнут адреналинчика. Артём вернулся с охоты весьма впечатлённым и задумчивым. Масштабное и, по сути, бессмысленное убийство множества животных, значительная часть которых просто протухнет, сильно его покоробила. И это с учётом того, что сейчас, с применением соли, которую стали использовать всё больше и больше, ситуация чуть улучшилась. Что-то успевают съесть, что-то коптят, что-то вялят, но, положа руку на сердце, пока этого мало. Хранение добытого, всё так же одна из главных проблем охотников палеолита.

   А в целом поездка прошла тихо и спокойно. Также как и последующая зима. Тренировки, рукоделие, учёба, охота без надрыва и авралов. Что нужно ещё человеку для счастья? Наверное, чтобы это длилось как можно дольше! Да разве так бывает?

Гл. 13. Тревожное время.

   Весна в этом году пришла как обычно, без каких-то аномальных потрясений. Пригрело солнце, стаял снег, пришла великая Тёмная Вода. Постояла, и медленно начала возвращаться в свои берега. Скоро, уже совсем скоро мы дружно возьмёмся за лопаты и кетмени и примемся рыхлить землю, сдобренную новой порцией жирного ила. Посевная страда. День – год кормит.

   Всё случилось в один из тёплых дней ранней весны. Мы сидели в длинном доме и готовились к ударным огородным работам. Мужики осматривали сельхоз инструмент, что-то подточить, что-то поправить, а что и обновить. Бронзовая лопата, тяпка или грабли какие потяжелей, чем из железа конечно, но со своими функциями справляется не хуже. Сенсы же перебирали посевной материал. Первый раз они это делают ещё осенью, перед закладкой на хранение. А сейчас проверяют как зёрна, клубни и семена перенесли зимовку. Удивительное зрелище. Особенно для Артёма, я-то попривык уже. Сидит, например, Соле перед ровно разложенной горстью гороха и, закрыв глаза, ведёт над ней ладонью. Словно сканер. И если попадается какая подозрительная горошина, ослабленная или заболевшая, она её в сторону. Если в какой горошине сомневается, отдаёт або, а та как самая сильная уже выносит окончательный вердикт, годится или нет. Рядом с або сидят Амазонка и Тёплый Камушек, две будущих Великих Видящих, и Светлый Ручей натаскивает их, давая сравнить плохое зерно и хорошее, повреждённое или червивое. Девчонки внимательно слушают пояснения, старательно водят ладошками над горошинками, закрыв глаза, прислушиваются к своим ощущениям – учатся. Уж не знаю, какими энергиями они тут все оперируют, ментальными, астральными или ещё какими, но результат на лицо – урожаи у нас ого-го! Таким же способом они, иногда, отбирают зёрна чем-то не похожие на остальные. И тогда они уже медитируют над ним все вместе. Або, Крук, девчонки, Соле, а бывает, даже Сильвер и Падаван. Иногда медитация выливается в бурную дискуссию, по результатам которой это зёрнышко, семечко или горошинка откладывается в сторону для посадки на специальной грядке. Значит, нашли что-то интересное, необычное, отличающиеся от стандарта. Так у нас идёт селекция. Теперь, с наличием специальной литературы, многие интуитивные изыскания можно будет вести более целенаправленно. Моя Волчица пока только внимательно наблюдает как и что, и мотает на ус.

   – Плот в Заводи! – в длинный дом с криком ворвался Ярик. – Мы со Шнырой хотели сплавать потрясти верши, подошли к пристани, смотрим – а там плот! И на нем люди!

   – Кто!? – чуть ли не вместе выкрикнули с Хатаком.

   – Далеко, не видно пока!

   – Артём, бинокль! Девочки сидите! Берём дротики и луки! Щиты прихватите

   Очень быстрым шагом мы отправились на пристань, где было пришвартовано две лодки. Наша первая плоскодонка и, не совсем удачный, корпус от катамарана. Сам катамаран ещё стоял на стапелях, на воду мы его пока не спускали.

   Люди на плоту? Интересно, кто бы это мог быть! Кто тут такой креативный?! Чужие?! Или это кто-то, кого мы знаем, кто-то, кто мог с нас собезьянничать. Но зачем они тогда плывут на плоту? Сейчас не лучшее время для экспериментов. Что-то тревожно на душе как-то .

   Мы всей гульбой вывалили на пристань. Действительно, вдалеке, в устье Щедрой виднелся плот с небольшой группой людей. Я навёл бинокль. Двое парней вяло гребли какими-то убогими подобиями вёсел, остальные сидели, кто-то даже лежал. Я видел несколько женских лиц и даже детских. И вид у них был . Чёрт, мне кажется знакомы эти люди.

   – Ну-ка Ярик, посмотри! – я протянул парню бинокль. Он ловко приставил его к глазам, слегка подкрутил .

   – Это Большой Ёж! Сарыч! А вон та – Чёрная Сойка! Это Степные Псы!

   – Б дь! – Хатак ударил кулаком в ладонь. – Ох не нравится мне всё это!

   – Ярик, Шныра, в одну лодку, Батор, Хват в другую! Летите на вёслах как ветер!

   Охотники тут же кинулись в лодки и схватив вёсла мощными гребками погнали лодки к плоту. Я стоял и смотрел в бинокль как заметив приближающиеся к ним лодки парни совсем перестали грести и устало опустили руки. Плохо, очень плохо. Это точно не группа экстрималов от Степных Псов, любителей сплавиться по весенней реке на плотах. Что-то случилось! Что-то очень плохое случилось!

   – Бля, сука! Ух, как мне всё это не нравится! – Ещё раз выругался Хатак.

   Да, Хатак был прав! Не зря он матерился, ещё не зная даже, что произошло! Как скоро выяснилось, Степных Псов постигла печальная участь, на них напали Старые Люди. Двое парней лет 18-20, три девушки приблизительно таких же лет, ещё мальчик лет двенадцати и две девчонки годиков под десять. Усталые, измученные, осунувшиеся, с тёмными кругами под потухшими глазами и опущенными плечами. Вот и всё что осталось от большого, всего год назад, племени. По сути, Степные Псы исчезли. Были, и нет .

   Мы, конечно, сразу приступили к переодеванию людей в сухую одежду, организовали горячее питьё и еду, або и остальные сведущие быстро просмотрели прибывших на предмет травм и болячек. Слава богу, кроме синяков, глубоких царапин да ссадин ничего серьёзного не обнаружилось. Только сильная усталость, голод и апатия . Тоже не лучший букет. По-моему ребята ещё не до конца поверили, что они добрались до нас живыми. Або, прежде чем кормить, напоила всех укрепляющими настойками.

   Историю, которую поведал нам Большой Ёж, старший среди оставшихся, слушать было и тяжело и необходимо.

   Перезимовали Степные Псы удачно. Возможно, это была самая удачная зимовка в жизни племени. По крайней мере, так сказал Чёрный Лис. Да и сам Большой Ёж, впервые в своей жизни, не голодал этой зимой, как и все остальные. Соль, позволившая закоптить и засолить много мяса, птицы и рыбы. Горшки, в которых удалось сберечь от сырости и грызунов различные засушенные ягоды и орехи. Мощный самострел, который я всё же дал Степным Псам, под будущие преференции, им добыли несколько больших быков во время зимовки, обеспечивших племя свежим мясом. Хорошее оружие и так, по мелочи, ещё много чего подсмотренного у нас Чёрный Лис с оптимизмом смотрел в будущее. Ждал весны, чтобы начать запланированные посадки, думал о новом походе за солью. Даже пытались смастерить по нашему образцу нечто подобное нашим повозкам. Планировал поймать несколько собак, которые, экие продуманы, снова подтянулись к племени, как только почувствовали изменение обстановки. Собаки-то и предупредили о беде .

   Как-то под утро, они, вдруг, всполошились бешенным лаем и завыванием, давая понять – появился кто-то чужой. И это не зверь. Так они реагировали только на человека. Была ещё практически ночь, все спали и лишь тройка дежурных бдила в полудрёме у племенного костра, в глубине просторной и тёплой пещёры. Все моментально вскочили. Похватали оружие и заранее припасённые факела, кинулись на выход. И увидели ужасную картину, из утренних сумерек, на зев пещеры скорым шагом надвигались Старые Люди и было их много. Если бы не собаки, скорее всего, они застали б Степных Псов совсем врасплох! Но, не случилось.

   Испытания и невзгоды, выпавшие на долю Степных Псов, выбило из их рядов всех робких, нерешительных и слабых. Как телом, так и духом! Охотники пребывали в ступоре не долго, всего несколько секунд, а потом дали залп дротиками в надвигающиеся фигуры. Некоторые из них повалились назёмь. Первая кровь была за Степными Псами. Поняв, что их обнаружили, Старые Люди заорали, метнули свои дротики и камни, и резко ускорились. Прилетевшие по Степным Псам булыжники и корявые копья не попали ни в кого, от слова – совсем. Понимая, что против массивных Старых Людей его охотникам, лоб в лоб не устоять, Чёрный Лис быстро отвёл своих в узкий проход соединяющий смежные пещеры. Там сильно не развернешься, а используя знакомый с детства рельеф каменных надолбов, да в почти в темноте, можно было задержать нападающих прилично. Как раз на то время, которое нужно для того, что бы собрать необходимое для быстрого бегства. У каждого уважающего себя лиса, всегда есть запасной выход из норы а то и два! У Чёрного Лиса тоже был такой! Если пройти через тёмную анфиладу природных пещер, протиснутся через пару узких щелей, кое-где, старательно подтёсанных каменным рубилом, то можно выйти в неприметный овражек, уводящий далеко в сторону от основного входа .


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю