332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Сергей Быков » История. Тетралогия (СИ) » Текст книги (страница 18)
История. Тетралогия (СИ)
  • Текст добавлен: 10 ноября 2017, 03:30

Текст книги "История. Тетралогия (СИ)"


Автор книги: Сергей Быков






сообщить о нарушении

Текущая страница: 18 (всего у книги 39 страниц)

   – Ну как-как, смотрю на зверя какого и знаю, вот тут – он коснулся лба – что, он хочет. Голоден он, зол, страшно ему или наоборот, любопытно или он ничего не хочет. Иногда могу почувствовать, даже не видя, например, оленя, если он не далеко. Что делает, куда пойдёт. Могу понять, сидит ли хищник в засаде или нет, особенно хорошо чувствую, если он собирается напасть. С птицами сложнее, у них слишком – он подёргал себя за бороду пытаясь найти правильное слово.

   – Эмоции, чувства, образы? – влез я.

   – Да! Да, образы, чувства! Они слабые.

   – А вот я видел как ты вытащил Ваську из под крыши, после того как к тебе подходили Мод и Лили. Это что было?

   – А-а! Это они попросили меня снять её оттуда, потому что они сами её ни как не могут достать.

   – Попросили достать, говоришь. – Я слегка прифигел. – То есть ты слышишь, как они тебе что-то говорят?

   – Ну не словами, конечно, а так – он неопределённо пошевелил пальцами в воздухе.

   – А ты можешь попросить их сделать что нибудь?

   Вместо ответа он пристально посмотрел на мадамок, которые дремали тут же. Мод и Лили мгновенно повернули головы к Угоху и навострили уши. Потом вскочили, сели возле друг друга и сделали – гав-гав, а потом также дружно легли и положили мордочки на лапы.

   "Бинго!" – пронеслось у меня в голове – "Есть, контакт!". Соле от восторга захлопала в ладоши! Остальные радостно загомонили! Собаки носились и гавкали, разделяя всеобщее веселье. Угох весь был в смущении.

   – Я, это, ну так, с другими зверями не смогу – честно признался он, когда восторги поутихли – С Мод и Лили легко – он погладил мадамок – не знаю почему? А ещё с Васькой!

   – Ну, отчего так, я тебе потом объясню. А теперь слушай, чем ты будешь заниматься. Ты будешь учить собак охоте!

   – Я, учить собак охоте?!! – переспросил пораженный парень.

   – Да! Именно так! Я, конечно, силой не владею, но с ногой твоей, что нибудь придумаю, и поинтересней этих костылей. За косулей, как ты собирался, бегать не сможешь, но ходить без палок – вполне!

   – Я, ходить без палок! – не поверил Угох.

   – Ты не сомневайся – влез Хатак – если Пётр сказал, сможешь, значит, сможешь. Правда, я тоже не понимаю как, но сам всё увижу.

   – Но как я буду учить собак?

   – А вот так! Как сейчас ты показал, а еще кнутом и пряником.

   – Чем?

   – Палкой и мясом, говорю. Слушаются – мясо, ленятся – палка! Только всё в меру, в меру. Если с мясом и переборщить можно, то с палкой ни в коем разе!

   – Но чему учить – всё ни как не мог сообразить Угох.

   – Как чему, читать следы, скрадывать зверя, сидеть в засаде, охранять охотника, нюх-то у собак нечета нашему, да мало ли чему! Ты что, не охотник что ли, сам сообразишь.

   – Кгм!

   – А-а-а! Старый, а я думаю, когда ты со своими комментариями вылезешь!

   – Я знаю, что такое слово "каменнарии" проворчал Хатак – и это отнюдь не ругательство!

   – Да ты и слово "отнюдь" гляжу, знаешь, э?

   – От тебя какой только гадости не нахватаешься!

   – Объясняю! Вот сидишь ты старый в засаде, а стадо косуль все никак к тебе поближе не подходит, сидишь и сидишь, а они, всё никак не походят. И место вроде хорошее, а добросить дротик не получится. Далеко. Так ведь можно и без мяса остаться?

   – Можно – согласился Хатак – а можно и самострел взять, уж я из него .

   – А если меж вами кусты? Заденет стрела ветку и тю-тю умчались косули, лови топот.

   – Вот ты – досадливо хлопнул кулаком в ладонь старый охотник – всегда всё испортишь!

   Все засмеялись и Хатак тоже.

   – А теперь представь – продолжил я – Сидишь ты в засаде, а косули не идут. Тогда ты посылаешь наших мадамок, чтобы они обошли их по большой дуге, уж они-то всяко бегают быстрее, и они этих косуль прямо на тебя пугнут! Э?

   – Кгм! – глубокомысленно изрек Хатак, пощипывая бородку. – А так может быть? – Спросил он меня после некоторого раздумья.

   – Веришь мне?!

   Ничего не ответил Хатак, лишь перевёл задумчивый взгляд на Угоха. Знакомый такой взгляд!

   – Значит, так! Ты – Хатак ткнул пальцем в Угоха – будешь всё объяснять собакам, а учить, будем вместе. Вы тоже – он строго посмотрел на остальную молодёжь – бездельники учиться будете, как работать с собаками. На охоте все, как один человек, должны действовать .

   Ну вот, теперь я за это дело спокоен, уж чего Хатак решил, то будет обязательно. Но что-то ещё цепляло мой мозг, какая-то фраза её, он сказал на Ваську – её!

   – Угох, ты сказал на Ваську – она?

   – Ну, да! А что такого? Ведь Васька – она!

   Так-так-так! Я подтянул спавшего на моих коленях хорька поближе к лицу. Васька сонно посмотрел на меня, лизнул в нос и свесился безвольной тряпкой, мол – посмотрел, положь на место! Это что же, неужели наш Васька, на самом деле – Василиса? Наверное видок у меня был ещё тот.

   – Ая-я-яй! Великий шаман! Какой промах – або иронично глядела на меня. Она знала! Я посмотрел на Крука сидящего с каменным лицом. Он знал! Соле – мерзавка, еле-еле сдерживала смех! Я не веряще окинул взглядом остальных. Ах, вы, мать вашу!!! Они, все, знали!!!

   – Хатак! Ты! Старая жужелица!!! Предатель!

   – Кто! Я!? Не знаю, о чём ты говоришь!

   – Ну, погодите у меня, месть моя будет ужасна – уже под громкий смех погрозил я всем кулаком.

Гл. 9. Покой лишь снится.

   Конец октября тут, самая золотая осень. Без малого два месяца вновь принятые молодые живут в нашем племени. Моментально вписались, будто всегда тут были. Да уже теперь они не Угох и Ша-Ша, а Сильвер и Виктория. Они сами пришли и попросили меня дать новые имена. Мол – нет уже людей из племени Большого Оленя с их непростым прошлым, а есть люди племени Русов, с новой жизнью. Вот и дай имена, шаман, не жмись! И чтобы всё как положено, с обрядом, стрижка, мытьё. Подарки опять же! Да я разве против! Народ откликнулся с большим энтузиазмом, одежда, подарки, то, сё . Подготовили всё в кратчайшие сроки. С Угохом Яр помогал, с Ша-Ша – Соле. Пусть перенимают потихоньку .

   А что касаемо до имён, ну, Сильвер – сами понимаете, каюсь, не удержался. Ногу-то деревянную я ему сделал, и не такое убожество как у киношного. Кожа, войлок, пареное и гнутое дерево усиленное роговыми накладками . Пока сделали, сто потов сошло, но получилось вполне неплохо, хотя, конечно, переделывать ещё придётся – не предела совершенству. А так – да, Сильвер ходит практически как нормальный человек. Мой авторитет у него, на уровне бога. Это даже, где-то пугает! Да!

   Правда, значение имени я объяснил, конечно, по другому. Ведь Сильвер – это, на самом деле, серебряный. Вот я и рассказал, что есть такой металл, цвета Ночного Ока, самый благородный и самый ценный, его боится вся нечисть, и он убивает мелких злых духов живущих в воде. Очень парень впечатлился.

   Ну и Виктория, Вика. Так и сказал – Победа! Над обстоятельствами, над трудностями, над всем, что стояло между ней и её любимым, да и надо всем, что было против её любимого! Короче, Вика и Сильвер.

   Кстати, и Крук, глядя на них, изъявил желание получить новое имя. Да не тут-то было. Я ему напомнил, что вообще-то он тут во исполнении своей давней мечты – стать великим охотником. Он и "шуршит" тут ради этого. И у него, после того как он станет этим великим охотником, были какие-то бо-ольшие планы. Ходит он теперь нормально, Большерога убьёт со своей стороны я обязательства выполню.

   Сильно я его озадачил, сильно! Про великого охотника он как бы помнит. А вот про свои дальнейшие планы он уже и думать забыл. Он уже как бы считал себя членом племени, а тут такое . Вогнал я его в мрачное состояние, однако!

   И нефиг, пусть лучше сейчас, сознательно, расстанется со своей детской мечтой, чем мне потом его ломать через колено. Пора взрослеть, тем более отпускать его никто не собирается.

   Сильвер и Вика живут во вторых апартаментах, в доме вместе с Хатаком и або. У Соле теперь появилась ярая последовательница не только в танцах, но и в Тайбо. И в ансамбле тоже, зажглась новая звезда – барабанщик Сильвер. Барабан-то они сделали, даже два! Как и планировали. Из многослойной клееной бересты получился неплох – лёгкий, звонкий. А вот долблёный глуховат, тяжел – в общем, будут делать новый, а я, неудачный образец под улей – цап-царап, работайте ребята, работайте.

   Зажигательно отплясывать Сильверу не светит, но на барабане он делает вещи. Слух и чувство ритма у него – идеальны. Ему показали кое-что, а через некоторое время он такие импровизации лабает – ух! Глядя на его ладони, так и кажется, сейчас даст посильнее и всё, конец барабану! Ан нет, ни одного лишнего усилья, настоящий мастер. И откуда только, что взялось .?

   Плясать Сильвер не может, а вот помахать шестом – копьём даже отсутствие ноги не мешает. Сулицы, как оказалось, кидает метко и мощно, но недалеко. Метров десять, пятнадцать максимум. С камнем, ещё хуже. Зато с руки дубинкой бьёт, ни дай бог под такой удар попасть. Хатак говорит, что это свойство всех Старых Людей, плохо у них с бросками.

   Собрали консилиум сенсов, просветили, так сказать, плечо виденьем и чуяньем. Сравнили с моим, вывод – чегой-то в нём не так, кости расположены чуть по-другому. Может в этом причина? То-то я заметил, что удар у Сильвера скорее с боку, чем сверху. Надо это вдальнейшем учитывать.

   Пробовал себя Сильвер и с луком, но отсутствие двух пальцев не лучшим образом сказывается на овладении этим нелегким искусством. Он, конечно, пытается пробовать переучиться на правую руку, но в общем посмотрим, терпения и упорства ему не занимать. А вот самострел это его. Придётся озаботится гораздо более мощным образцом. Тот, что есть, для Сильвера слабоват.

   Виктория из лука не стреляет, зато с духовой трубкой-плевалкой занимается с удовольствием. По-моему плевалка, после появления лука, всё больше становится женским оружием. Даже почтенная або балует плевалкой весьма охотно. Может быть, стоит рассказать ей о ядах? Хотя бы не смертельного, а парализующего действия, сунется кто, мало не покажется. Хотя кого я обманываю, скажу ей "А", и Видящая тут же поймёт что, есть таки "Б". Надо подумать .

   Ну, и наконец, мы собрали большой самострел. "Убивец" – так я его назвал! И это очень точно отражает его суть. При испытании он мечет стрелы больше похожие на дротики, производства мастера Хатака, до пятисот метров. Причем до ста двадцати метров он летит строго по прямой, не нужно никаких поправок. Пробивная способность – жуть. На тех же ста двадцати метрах болт пробил весьма не маленького кабана, добытого очень кстати, на вылет, нанеся страшную рану своим широким, с ладонь, листовидным кремневым наконечником. Мощная штука! Да!

   – Ну вот, мой юный друг, теперь ты надолго "пропишешься" возле этого Убивца. Пока не станешь попадать в метровый круг со ста метров. При любой погоде, ветер ли, солнце ли, дождь . Дерзай! – И я хлопнул по плечу озадаченного Крука.

   Разговоры возле вечернего костра . В эти времена, и ещё очень, очень долго, важная и нужная часть жизни племени. Поучительные и занимательные рассказы Хатака, истории мудрой або, приключения Сильвера и Вики, ну и мои заумные разглагольствования. Смешные истории, лёгкий трёп и серьёзные разговоры, меняющие жизнь.

   – Я много думала, сынок, о том, что ты говорил о нужных людях для нашего племени. Ты прав, всегда есть такие, что хотят странного их мало, да. Но они есть. – Светлый Ручей отхлебнула взвара их личной кружки, сделанной на заказ Хватом и расписанной Соле. Все сразу притихли, мудрая або, однако, начала важный разговор. – Вождь говорит – это те, кто будет питать наше племя. Согласна! Но, все ли ищущие странного подойдут для нас? Вот Орлиное Перо. Знаю его, тоже ищет знаний. И это хорошо. Но, слишком он холоден вот тут – або коснулась лба – и маловато сострадания в сердце. И это плохо. Я вижу, я чувствую нельзя идти по пути знания с таким настроем к людям, к окружающему миру. Злобные духи стерегут каждого идущего, на этих запутанных тропках. Гордость, безразличие, высокомерие, жажда власти они кинутся и растерзают неосторожного, неготового. Общаясь с тобой, сынок, я поняла – знания великая сила и давать их нужно осторожно, правильно, а некоторые знания далеко не каждому. Да, не каждому! – Або задумчиво помолчала. – Орлиное Перо не тот человек, которого я хотела бы видеть в нашем племени. Да .

   – Дети да, дети! Вождь сказал – "чистые страницы, на которых мы напишем то, что нужно нам" – теперь я понимаю, что он имел ввиду. Мудро, мудро . В племени Араваро есть девочка, ей сейчас пять лет. Это будущая Великая Видящая. И думается мне, посильнее меня. Я в силе пока ещё, многому могу её научить, многому. И ты, сынок, её тоже многому можешь научить. И будет она воистину Великой, не чета нам с тобой, да! Её нужно забрать к нам!!!

   И тишина . Все вперили внимательные взгляды в меня. Что решит вождь .

   – Э-э-э, уважаемая – наконец разродился я – ты уверена забрать!

   – Да.

   – Они знают, кто из неё вырастет?

   – Конечно, я им сама об этом сказала.

   – И они её так просто нам отдадут?

   – Вам? Нет! Мне, да! Ну и выкуп дадим ещё. Уж с этим, у нас нет никаких проблем, надеюсь?

   – С этим проблем-то нет. А как скоро нужно забрать?

   – Через два года. Да, через два. На Осенней Охоте. Араваро туда всегда приходят.

   – Уф, уже легче! – я несколько взбодрился. Слава богу, нет необходимости бежать прямо сейчас.

   – Но, забрать я должна буду сама. Иначе никак.

   А вот это уже хуже. Я думал обойтись "малой кровью" послав за девчонкой пару "падаванов". Засада!

   – Ничего, – продолжала тем временем або – сколько раз ходила всякими дорогами, пройдусь и ещё разок

   – Я с тобой – влез Хатак.

   – Мудрая, я не позволю себе бросить вас одну – вскинулся Крук.

   – Так стоп! – я хлопнул ладонью по колену – Ну-ка, притихли все! Никто, никуда не пойдёт! В смысле, пойдём, и девочку заберём, раз так сказала мудрая, но всё нужно сделать по уму! Будем думать!

   И думали . Не день, не два, а гораздо дольше. И в конце-концов родился план, самый оптимальный, на мой взгляд, хотя далеко и не самый простой. Не простой, как минимум, но самый перспективный для будущего. Ведь смотреть нужно не только по сторонам и вперёд, в пространстве, но и во времени. Осенняя Охота это то место, куда я всё равно собирался попасть, рано или поздно. А так всё заодно. В общем, отправлять стариков и Крука в годовое путешествие с племенем Правильных Людей, как самый простой вариант я отверг сразу. Мне эти люди и здесь надобны. Да и нечего ноги целый год трепать незнамо где. Идти напрямик самим малой группой, всеми-то не пойдёшь, а это около двух месяцев, через первобытные прерии не-не нам такого драйва и даром не нать! И вообще я попаданец или где? Головой работать должон! Больше чем всем остальным. Да!

   Реки!!! Вот наше всё!!! Как были они, в незапамятные времена дорогами, так и остались. И пока они текут, по ним будут перемещаться люди. Аминь!

   И план, значится, у нас родился такой. Путём долгого мозгового штурма выяснили, что из озера, на котором и происходит сходняк племён для Осенней Охоты, вытекает река, которая предположительно впадает в Волгу. Река, конечно, не как Волга, но тоже не маленькая. Мы делаем чёлн, из многослойной клееной бересты, а этого добра мы запасли много, с надёжным гнутым каркасом правильных обводов, проклеенный и пролаченный, легкий и надёжный. Водружаем его, ну и всё, что понадобится в дороге, на одноосную лёгкую тележку которую потащит Хват. Весной он уходит с Правильными Людьми и к осени добирается до места Осенней Охоты. Там он определится по обстоятельствам и сев в челнок поплывёт вниз по течению домой, вертя головой на триста шестьдесят градусов и запоминая всё важное. А мы, те временем делаем катамаран под парус. Хват приплывает, разузнав дорогу, и вообще, чего, куда и сколько, и мы, на следующий год, ближе к осени плывём за девчонкой. Вот такой, незамысловатый план. Когда он окончательно сформировался я только и смог сказать.

   – Да-а, вкалывать нам ради этого плана придётся не мало!

   – Кгм! – только и сказал Хатак.

   – Да уж! – согласилась с ним Светлый Ручей.

   – Я не подведу! – твёрдо сказал Хват. – Конечно – оч-чень добро, улыбаясь, согласился Хатак – иначе я тебя и из Туманных Долин Предков достану!

   Середина декабря. Уже лёг неглубокий но ровный слой снега, морозец градусов под десять, солнечно и безветренно. Всё мужское население племени уже третий день в походе во исполнении мечты Крука стать Великим охотником. Ну, заодно и мяса набрать, шкуру там, рога. После долгих прений решили что наши женщины вполне пересидят наше отсутствие в тепле и безопасности, не выходя за ограду, да ещё и с охраной из Мод и Лили. И кстати, не такие уж беззащитные наши дамы. Соле из лука пуляет, на тридцать пять – сорок метров белке может в глаз и не попадёт, а вот в саму белку без проблем. Да и плевалки рассказал я про яды Видящей, не сказать что открыл для неё что-то уж совсем сокровенное, про растительные яды она знает и побольше моего, но вот минеральные, а также способы применения ядов в принципе, её очень заинтересовали. Особенно концепция не летальных парализующих ядов. Теперь экспериментирует. А на крайний случай, есть у неё пару нехороших стрелок .

   Зимний поход вообще намного опасней летнего. Оно и понятно, голодновато хищникам, норовят кинуться на всё что шевелится. Но, не смотря на то, что нас всего лишь шестеро, из которых один пацан, а второй вообще калека, схарчить нас за просто так, вряд ли у кого получится. Мы вооружены и очень опасны. Без шуток! вряд ли кто-то сейчас экипирован хотя бы на десятую часть так же как мы. Копья, дротики, духовые трубки, болас, у каждого на поясе нож и смертельно опасный клевец, луки. Моя Прелесть!!! А как же! Сильвер испытывает к ней мистический трепет. Ещё бы, игрушка как раз для него. Но и у него есть особая вещица. Тяжелый ребристый шар на крепчайшей ручке из вяза. Шар из бивня мамонта, пока выточили, семь потов сошло . Я не знаю какой крепости череп медведя или там носорога, но попадать под удар этой колотушки, да от Сильвера, я им крайне не советовал бы. За собой мы тащим троё легких плётеных саней. И не те тяп-ляп, что было раньше, а качественное изделие, на гнутых полозьях, крепкие и грузоподъёмные. На них везём плетёные щиты, по размеру почти римские скутумы. за таким, в стационарной обороне, поди доберись до охотника. Лёгкие кожаные шатры, еда, дрова, оружие, всё на санках. Как сказал Хатак – лёгкая прогулка, чтоб мне всю жизнь так же ходить. А также на них едет Убивец. Частично в разобранном виде.

   И по одежке прикинуты,( каюсь, слово "прикид" прочно прилипло к понятию "одежда"). Мягкие меховые штаны, куртка с капюшоном, лёгкие меховые шапки, ремни и разгрузки. Удобно, качественно надёжно. А главное обувь, не непонятно что, намотанное на ногах как было раньше, а вполне себе современные а ля – берцы из войлока обшитого кожей. Вот когда оценили войлок достоинству, а ведь это только начало .

   Однако, как не опасно идти зимой, всего лишь пару раз пришлось демонстрировать, так сказать, "зубы". Волки . Вот самый опасный хищник для человека. В одной пищевой нише живём, конкуренты мать их! Как не удивительно, но огромных стай в сотни голов, как описывали хроники в средних веках в Европе тут небыло и в помине. Штук десять – пятнадцать, редко двадцать. Возможно добычи хватает, а не как в той же Европе, когда люди считай всё сожрали. Вот и собирались волки в стаи, чтобы устроить конкурентам погоготать! Конечно, волки тут покрупнее будут, но и огня тут зверьё реально опасается. Так что, ночью главное костёр не проспать . Днем пару раз проверили на слабо, с демонстрацией нападения, вздыбленная шерсть, оскаленные зубы, грозное горловое клокотание . Меня, не скрою это сильно впечатлило, а вот старая устрица Хатак ничтоже сумняшеся угостил из самострела самого борзого наповал! И остальные из луков добавили, и я тоже. С первой стаей у нас счёт пять ноль, а со второй три ноль. Восемь отличных волчьих шкур. И всё! Как к бабушке сводили! Умные твари. Больше никаких к нам претензий. Слишком зубастая мы добыча. Тут и более безопасной еды хватает. Так мелькали изредка на горизонте, присматривали мало ли.

   И вот мы всей толпой, аж вшестером, к середине третьего дня достигли цели похода. Небольшое стадо Большерогов паслось в неглубоком распадке. Небольшое стадо по этим временам – это голов сто пятьдесят – двести. Сам Большерог это такой огромный бык, весом тонны три или больше, с густым мехом отрастающем у него на зиму. И рога . Это песня! Метра по полтора длинной и в основании больше чем бедро взрослого человека! Ах, какой ресурс! Считай, каждый самец на своей голове носит ламилярный доспех, или чешуйчатый. Уж напилить пластинок и сварганить доспех из такого материала – это у меня махом, а времена тут тревожные, первобытные, без доспеха никак! И вообще, рог много куда пригодится!

   Сильно не сближаясь, чтобы не тревожить стадо, остановились метрах в ста и не спеша, без суеты стали собирать Убивца. Большероги на нас ноль внимания. Копошатся какие-то букашки вдали, какая от них угроза . Зря это они! Мы, человеки, хуже всех хищников вместе взятых!

   Наконец, все готово. Стадо, за это время, медленно и неспешно перемещаясь приблизилось к нам метров на восемьдесят.

   – Ну, готов? – спросил я сильно волнующегося Крука.

   Парень только сглотнул и судорожно кивнул головой.

   – Тогда выбирай самца и бей под лопатку, где сердце.

   В жизни по-разному бывает. Другой раз тренируешь бросок, к примеру, топора. Раз за разом, пятьдесят бросков, сто и всё в цель. А надо перед публикой пальцы подзагнуть, и понеслась то мимо, то не попал, то топор не вставил. Да не раз и не два подряд. А иногда берешь топор в руки и делаешь вещи. Практика животворящая она завсегда поможет.

   Практики у Крука было много! Хоть и не по живой мишени, но много. Вот и положил он стрелу точно под лопатку огромного Большерога, тот только коротко взмыкнул и упал на передние колени. Постоял так чуть-чуть и содрогнувшись всем телом завалился набок. Чистый выстрел. Хатак аж крякнул.

   Стадо как-то даже и не заметило потери "бойца". Слишком всё тихо прошло, без драйва. Так оно и продолжало неспешно двигаться по своим делам, постепенно отдаляясь от места трагедии. И когда оно отошло метров на пятьдесят Хатак скомандовал.

   – Теперь быстро! Пока пастухи не набежали!

   Пастухи, в данном случае, это различные хищники, идущие за стадом и отщипывающие от него больных, ослабленных или не осторожных. Как правило, за каждым стадом ходят такие пастухи. В основном, это большие кошки. Львы, тигры, махайроды, Большие Полосатые Коты. Захаживают на "огонёк" медведи. На подхвате волки, гиены, ну и дальше по нисходящей. Так что, добыть для хищника кого-либо полдела, это ещё и отстоять нужно. Даже крупная стая гиен вполне может отнять добытое у одиночного льва. Вот мы и побежали, чуть ли не с криками – это наша добыча!!! И правильно! Махайрод к нам не заявился, слава богу, но наглую стаю гиен пришлось дважды отваживать. Пока половину не перебили, те никак не хотели успокаиваться. Эпической эту битву назвать нельзя, в основном перестреляли из луков и перебили дротиками, и лишь я со своей прелестью и Сильвер со своей "волшебной палочкой" прошлись по недобиткам. Ну, у нас с гиенами, так сказать, глубоко личные взаимоотношения.

   А так в основном тяжелая работа по разделке туши. Снятия шкуры, срезание мяса, рога, то-сё. И потом ещё ходу, подальше километра на два, от костяка на котором вполне можно неплохо попировать всякому зверью.

   Зимняя ночь. От места разделки туши до сих пор долетают рыки и визги. Там всё ещё идет делёжка, кому что, и кто главный.

   А мы в безопасности, сыты, обогреты, довольны. Вновь и вновь "перетираем" перипетия прошедших событий. Нам всем хорошо. И лишь Крук сидит весьма смурной. Молчит. Наконец мне надоело его кислое выражение лица и толкнув Хатака в бок и показав бровями на парня, как бы нейтральным голосом поинтересовался.

   – Ну, как? Теперь ты стал Большим охотником! Завалить такого зверя с одного удара, то бишь выстрела, это ого-го! Я таких героев и не встречал! А Хатак?

   – Я про таких даже и не слышал! – охотно поддержал меня старый.

   Никакой реакции. Парень лишь плотнее сжал губы.

   – Ты, кажется не рад, мой юный друг? – участливо поинтересовался я.

   Крук бросил на меня подозрительный взгляд, и тихо, но все-таки ответил.

   – Это было не как я хотел.

   – Что-что, говори громче! – все вокруг затихли, почувствовав в моём голосе нехорошие нотки. Крук молчал нахохлившись. Иш ты, мля, комплексы у него – Ты, кажется, сказал – не так! А как? Молчишь? А давай я угадаю? Ты наверное мечтал что, выйдешь весь такой грозный, с верным копьём в руке и бия себя во грудь могутной палицей сойдёшься, морда к морде с пещерным львом, один на один, и прям там и заборешь его! Или схватишь руками Большерога за рога да и свернёшь ему шею, а то и того хлеще, поймаешь мамонта за хобот раскрутишь над головой да и шмяк его об землю!!! Э? Не слышу?!

   – Это, мой обиженный в лучших чуйвствах юный друг, не героизм и доблесть, а глупость и безответственность. – Я строго смотрел на надутого Крука. – Вот давай спросим Хатака, как долго он размышлял о негероическом использовании Убивца, если бы он был у него под рукой, когда он сражался с Длиннолапым! Скажи, Хатак!

   – Когда я его встречу, а я его обязательно встречу, я именно так и сделаю – старик смачно плюнул – убью издалека!

   – Может, спросим Сильвера, насколько он горит желанием сунуть вторую ногу в пасть гиене, в героической борьбе или предпочтёт приласкать их своей колотушкой, а может чем, типа моей Прелести? И не вступать с ними в ближний бой?

   – Запомните все – я обвёл своих людей пристальным взглядом – охотник должен кормить племя, а не служить кормом для львиного прайда или стаи вонючих гиен. Глупо бодаться лоб в лоб с тем, кого природа сделала изначально сильнее тебя, быстрее тебя, зубастей и клыкастей. Мы люди! И мы сильнее всех в этом мире, но прежде всего умом и сердцем, тем, что мой народ зовёт душой. Я не призываю вас ценить себя выше всего остального, для мужчины – это путь в никуда, а для народа – гибель. В любой момент, каждый из нас должен быть готов залезть тигру в пасть с голыми руками, если возникнет такая необходимость. Каждый из нас должен сражается за своё племя, своих женщин, детей, товарищей. Оружием, руками, ногами, зубами, в конце концов, до полной победы, или до собственной гибели. Так должно! Но запомните, что лучший воин это тот, который заставляет врага отдать свою жизнь за своё племя, а не погибнуть самому за собственное. Поэтому нужно постоянно совершенствоваться в искусстве охоты, войны, да и всего остального. Тренировать тело и ум . А героические приключения сами найдут вас. Вы уж поверьте нам, старым, половина так называемых героических подвигов лучше бы совсем с нами не происходила. Э, Хатак?

   – Да уж! – Покачивая седой головой, подтвердил старый охотник.

   – Короче, я всё сказал – я посмотрел на Крука – Думай

   Зима выдалась мягкой, комфортной и спокойной. Имеется в виду, ни голода, ни холода, ни авралов и погодных катаклизмов, но крайне насыщенной и плодотворной по внутреннему содержанию. Учёба языку, письму и чтению с арифметикой, это само собой. Добавились простейшие уроки по физике, химии и астрономии. География от Хатака и медицина с ботаникой и общей биологией от Видящей с моими подключениями. Учились, короче, все. И отдыхали тоже. Например, ходили на зимнюю рыбалку. В затоне рыбой просто «опузыриливались», такое ощущение, что она сама из лунки на лёд выпрыгивает. Но мелочь-мелочь Что там килограммовый окунь или налим под пятёру, про щуку и леща вообще молчу – сорная рыба, да простят меня истинные рыбаки. Взяли и вылезли на глубины Волги-матушки, умники мля. Оторвали, в момент, две снасти из лески 06 с бесценными тройниками. Кто, что – неясно. Ясно, что скромнее надо быть. Сильвер грозил кулаком, топал ногами. Призывал срочно изготовить мега гарпун, с которым он, как только сойдёт лёд, отправится и добудет речного монстра. Очень ему рыбалка нравится. Азарт, батенька! Родственная душа!

   А ещё я решил праздновать Новый Год. Как раз на двадцать первое декабря, самую длинную зимнюю ночь. С ёлкой, увешанной различными игрушками, в основном из бересты, с праздничным столом и конечно, с подарками. Про подарки и вообще весь смысл празднования нового года я растолковал намного заранее. И что, мол, всё циклично, но спирально, и про сакральный смысл обновления и природы, и человека, и вообще всего . А подарки, подарки – это просто приятно, весело и правильно и пусть будет праздник! Я вам скажу народ подошел к этому вопросу с большим энтузиазмом и очень серьёзно. Не раз и не два и не три мне приходилось консультировать, что должны быть за подарки, кому, какие .

   И Новый Год удался! Три дня мы отдыхали, веселились, ели, пили, пока только взвары да компоты, но в перспективе кто знает. Про стол ничего говорить не стану, только одно – шикарный. Подарки тоже на уровне. Женщины получили, в основном, украшения. Самые искусные, от мастера Хатака, от Ярика скромные, но очень полезные швейные наборы. Понятно, что кое-кто из женщин получил от Хатака самые крутые украшения, но тут уж понятно. Ещё восхитил не только слабый пол, но и меня, Сильвер! Я, конечно, знаю, что человек способен на многое но мать моя – женщина!!! Взять в руки кристалл кварца и монотонно, со всем старанием, можно сказать с любовью, ширкать им об кусок гранита сто тысяч раз равняя грани, добиваясь только одному ему видимой эстетики, а потом ещё и полировать то, что получилось!!! Потом просверлить и собрать из них бусы для всех трёх женщин!!! Это за гранью моих возможностей. Ни один современный человек на такое не способен, как мне кажется . Я не стану утверждать, что бусы прям как от ювелира, конечно нет, но в каком-то смысле они были прекрасны. Ну, и у Вики они почему-то были самые нарядные .

   Мужчины одаривали друг друга более практичными штуками, наконечники, ножи, пряжки, ремни. От женского коллектива перепала, в основном мягкая рухлядь. Шапки, носки, сумочки, мешочки .

   Один лишь я – самый хитрый Великий шаман и заодно вождь, пользуясь своим положением, отделался одним, общим подарком на всё племя. Мол, всех ценю, люблю и обожаю, и потому никого выделять не хочу, а посему нате-ка вам, мои дорогие шахматы! Да-да, они самые! Год, без малого, я неторопливо резал фигурки из липы. Воспользовавшись алхимиком Круком, покрасил один комплект фигур в чёрный цвет, а второй так и оставил, только залакировал, так что, они стали скорее жёлто-белые. Сделал доску. Адаптировал названия. Пешки стали охотниками, король – вождь, ферзь – шаман, слон – так им и остался, конь и в Африке – конь, а тура – мамонт. Правила оставил без изменений.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю