332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Роман Прокофьев » Архонт (СИ) » Текст книги (страница 11)
Архонт (СИ)
  • Текст добавлен: 31 декабря 2020, 12:30

Текст книги "Архонт (СИ)"


Автор книги: Роман Прокофьев






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 19 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Я вдруг понял, что он говорит о нейропломбах. Мора рассказала мне об Инке-отступнике, а уже потом, после получения легатского доступа я прочел доступные файлы о «Черной Розе» и ее забытом, но куда более грозном предшественнике, культе «Черной Королевы».

– Черная Королева, – сказал я медленно, – Твои эксперименты, дерьмо Ангела, закончились Красной Тревогой.

«Черной Королевой» звали «Лилит», А-Тварь, вызванную из Грани усилиями группы Инков, которых возглавлял Левша. Он тогда, правда, носил немного другое имя, но почерк прослеживался четко – культ «Черной Королевы» обладал армией генетически модифицированных гигантов и десятками тысяч фанатично преданных последователей. Кровавые жертвоприношения, кошмарные ритуалы, призывы с А-сущностей. Сама «Королева», жутчайшая тварь, имела почти божественные способности. В доступных отчетах большинство имен и подробностей, а также информация о способе, которым ее ликвидировали, оказалась удалена во избежание. Дело закончилось Красной Тревогой, масштабным Прорывом и угрозой создания А-Зоны колоссальных размеров. Даже после победы Первый Легион расхлебывал последствия много лет – призванные А-твари успели расползтись на все три африканских суб-континента, терроризируя местное население.

– А ведь мы стояли в одном шаге от открытия, – ответил Левша, – Говорил тогда и повторю сейчас. Не научившись работать с Гранью самостоятельно, получать силу и информацию напрямую, мы останемся заложниками Стеллара, и никогда не узнаем истину. И тем более, не сможем противостоять тем, кто создал Черную Луну.

– Исследования Грани уничтожили цивилизацию Бина Ши. Они смертельны опасно, поэтому и запрещены.

Левша вздохнул. Как будто мы вернулись к давно прерванному спору, в котором уже были расставлены все точки.

– Так говорит Архив Стеллара, верно? А ты знаешь, кто стоит у его истоков? Кто создавал систему Стеллара, кто запускал «Инкарнацию», и самое главное, с какой целью? Слышал о Сибирском Инциденте?

– Нет.

– Ну естественно. Архив почищен, а Прометей забыл поделиться информацией. Тебе мало что известно, Грэй, но ты повторяешь выученные мантры системы Стеллара.

– Подтверждений, что контакты с А-сущностями невероятно опасны, множество. В числе доказательств – твоя собственная история.

– Не находишь, что достаточно странно слышать такое от Инка, который умеет поглощать чужие души? – спокойно возразил он, – Двойные стандарты в действии? Получить такие способности ты мог только от А-сущности, причем невероятно могущественной. Других способов нет, я-то знаю наверняка. Прометей воспользовался моими наработками, чтобы изменить свою аниму, а ты, скорее всего, просто прошел по его следам. Интересно, кто это сделал? Супермонада? Один из осколков Сфирот? Скульптор Реальности? Или Червь из Багрового Разлома?

Я вздрогнул. Он говорил о Даре. О Даат, которому я повторил старую клятву Прометея. Он подозрительно много знал о многодушие и его первопричине. Он предвидел нашу встречу и наш разговор, и возможно, предвидел, что я….

Я отогнал ненужную мысль. Левша слегка улыбнулся.

– Значит, Червь. Ты же побывал в Багровом Разломе. Старый слизняк хорошо себя чувствует?

– Он не передавал тебе приветов, – ответил я.

– А если это был Даат, выходит, что… – мой собеседник улыбнулся еще шире, – Прометей ведь достроил Звездный Выстрел? Ты ведь знаешь, где он находится, Грэй?

– Понятия не имею, о чем ты говоришь, – спокойно ответил я. —

– Знаешь, – уверенно сказал Левша, – Хорошо, оставим этот старый спор. Я надеюсь, хотя бы в этот раз сможем удержаться от драки и придти к соглашению. Я очень надеюсь на это, Грэй. А ты?

– Я тоже хочу решить все миром. Расскажи, чего ты добиваешься.

– Это так скучно, Грэй. Ты ведь знаешь все сам, догадаться нетрудно. Да, мне нужен Город. Нужен Куб, там есть кое-кто, с кем я не откажусь перемолвиться словечком. Нужен Космодром, чтобы наконец-то покончить со Звездой. И, самое главное, Стеллар. Ядро.

Удивительное дело. Он говорил страшные вещи и при этом казался совершенно обычным человеком, сразу располагающим к себе. Собственное обаяние или А-способность, вроде моего «Повелителя Стаи»? Мы не без приятности трепались, как два старых приятеля, а демоническая тварь как будто юркнула в норку.

– Это совершенно неприемлимо, – твердо ответил я.

Левша опять вздохнул. На этот раз тихо, печально.

– Я не хочу загонять тебя в угол. Но вы проиграли, ты наверняка знаешь расклад сил. Ты можешь минимизировать ущерб. Кто-то погибнет, конечно, мир не изменится безболезненно, но, если мы придем к согласию, сможем избежать массовых жертв.

– Ты предлагаешь мне, Городу, Инкам Стеллара просто капитулировать? – усмехнулся я. – Поверь, у Легиона еще достаточно сил, чтобы надрать немало задниц.

– Более чем уверен, – кивнул Левша, – Чтобы сохранить задницы, и наши, и ваши, я расскажу и покажу тебе кое-что, Грэй. Может, это перевернет твой мир. Может, нет. Но в любом случае ты должен знать. Договорились?

– Я готов тебя выслушать.

– Это уже прекрасно. Итак, несмотря на прямые запреты таких как ты, такие, как я, сумели раскопать кое-что интересное. Это касается того, как Инки вообще появились на свет. Смотри!

Над столом вспыхнула голограмма…

Глава 15

– Стеллар. Смертельно опасный ксеноартефакт, – произнес Левша, – Сама история его находки и изучения похожа на научно-фантастический триллер. Ты знаешь, что первая команда исследователей, высадившаяся на борт Синей Птицы, мгновенно погибла. Вторая партия, оснащенная всеми возможными защитными средствами – тоже.

На трехмерной проекции появился Стеллар. Вернее, Ядро – во всех подробностях, золотая многовыпуклая сфера, покрытая невероятно сложным рисунком. Оно медленно вращалось перед нами, и вновь бросилось в глаза сходство с эффектором из сердца Сциллы. Если его автором действительно был Левша, то он творил по образу и подобию.

– По какой причине? Автоматическая защита? Антиабордажный модуль?

– Нет. Они просто умерли, и все. Всех, кто входил на борт Синей Птицы, постигала та же участь. Загадочная смерть. Экспертиза нескольких тел, которые удалось вытащить, не выявила никаких объективных причин. Всерьез рассматривался вопрос инопланетной агрессии и полного уничтожения Синей Птицы. Но затем произошло чудо. Один из исследователей, а также техник из команды спасателей внезапно ожили. На борту, после диагностированной датчиками скафандров смерти.

Я вдруг понял, что произошло там. И похолодел от этой мысли.

– Да, – улыбнулся Левша невысказанному вопросу, – Так появились первые Инки. Вернее, не Инки – ведь когиторы и система контроля инкарнации были разработаны много позже, а первые люди, одушевленные Стелларом с помощью онтоприонов. Они стали человеческими посредниками, способными взаимодействовать с Ядром. Частично, конечно. Ведь тогда никто не понимал, что происходит, и не знал, что делать. Тебе интересно, Грэй?

– Да. Я не слышал эту историю, продолжай, – по большому счету, я прибыл сюда не слушать непроверенные байки, но любопытство взяло верх. В конце концов, время сейчас работало на меня. Пусть рассказывает.

– Человеческая жажда знаний победила страх. Уникальные системы корабля Ши и само Ядро требовали детального изучения. Было ясно, что предстоит многолетняя работа. Корабль было решено переместить на Землю, тем более «смертельная зона» ограничивалась самой Синей Птицей. И тогда случился так называемый Сибирский инцидент.

Левша сделал паузу, выразительно глядя на меня.

– В Архивах Стеллара нет этих данных. Но в свое время происшествие наделало много шуму. Как только Синяя Птица оказалась на земной поверхности – это был один из специально подготовленных космодромов, Ядро неожиданно увеличило «смертельную зону». В радиусе сотни миль погибли все люди. Встречающая делегация, персонал космодрома, население ближайших городков. Свыше двадцати тысяч жертв. Мужчины, женщины, дети, такая же немотивированная загадочная смерть. И снова чудесное воскрешение, чуть менее трехсот человек. Ты, наверное, уже понял алгоритм?

– Да. Стеллар забирал их души, – медленно произнес я, вспоминая содержимое загадочного Ядра. – Потом выпускал их, но для инкарнации требуется Источник, поэтому оживала лишь малая часть.

– Да, все верно. Смотри, как это работает, – Левша чуть изменил голограмму, и ядро вдруг выпустило сотни, если не тысячи тончайших щупалец. Они протянулись к схематичным человеческим фигуркам вокруг, и от каждого к ядру скользнула яркая синяя искорка. Само Ядро стало прозрачным, и я увидел, как синие точки внутри атакуются желтыми звездочками. Мой собеседник увеличил одну такую «звездочку» и я вдруг увидел, что она в миниатюре напоминает сам Стеллар. Они захватывали искорки, оплетая их цепкими щупальцами, и сливались, постепенно превращаясь в единое целое.

– Онтологический прион, – произнес сосредоточенный Левша, – Получил свое название по аналогии с биологическим инфекционным патогеном. Азур-паразит, или симбионт, если хочешь, до конца неизученной природы. Предположительно невоспроизводимая А-технология Бина Ши. Ядро Стеллара содержало сто сорок четыре тысячи таких онтоприонов. Мы не знаем, почему именно столько. Их ключевая функция – удержание А-сущности, в нашем случае человеческой анимы. Захваченная онтоприоном сущность становится пленником Стеллара и не может вернуться в Грань. Также среди выясненных функций – возможность модификации тел-носителей с помощью А-воздействия и обратная связь с Ядром. Смотри…

Синие искорки, символизирующие аниму, уже сплетенные с желтыми звездочками онтоприонов, на голограмме заскользили по ниткам-щупальцам из Ядра – обратно к лежащим человеческим силуэтам. Фигурки встали, вокруг каждого разлилось неяркое голубое свечение. Но связь – тоненький канал между Стелларом и человеком, никуда не исчез. Марионетки на веревочке, вот что он хотел мне продемонстрировать.

– Так работает Стеллар, – произнес Левша. – Изменяет анимы. Происходит привязка к Ядру. Появляется преданная гвардия Стеллара. А-Люди. Инкарнаторы. Сейчас, изучив социум Бина Ши, мы понимаем, что Стеллар выполняет роль искусственной квази-матки, создающей бессмертную формацию для нового роя.

Выглядела вся эта картина не очень. Я вспомнил, как стоял перед Ядром, и видел своим «азур-зрением» эти нити, уходящие за пределы обиталища Стеллара, как будто он был центром гигантской паутины. В словах Левши имелось зерно истины, но, подходить к его рассказу следовало критически – он наверняка излагал все под определенным углом зрения, чтобы подтолкнуть меня к «единственно верным» выводам.

Тем временем на голограмме произошло изменение. Одного человечка окутало алое сияние. Смерть? Он вновь распластался, синяя искорка радостно скользнула прочь, исчезая, а желтая звездочка вернулась в Ядро по связывающему каналу.

– Разорвать связь онтоприона и анимы можно мощным А-воздействием, – прокомментировал Левша, – Так сейчас можно уничтожить Инкарнатора. Анима уходит в край вечной охоты, а онтоприон возвращается в Ядро. Стеллар пожирает свежую душу, заражает ее онтоприоном и выпускает нового бойца. Тот находит тело, и…. Потеря восполнена. Круговорот душ и бесконечная фабрика бессмертных защитников.

– Подожди! – прервал его я, – То есть, онтоприоны после смерти возвращаются в Ядро? Получается, Инки в принципе бесконечны, их всегда сто сорок четыре тысячи?

– Теоретически да, – улыбнулся Левша, – Так должно было быть. Это обеспечивает устойчивость системы.

– Но Инки умирают. И новых не появляется. И в Ядре, – я поколебался, прежде чем говорить, – Нет большого количества свободных онтоприонов.

– Все верно, Грэй. Давай отмотаем время немного назад, к Сибирскому Инциденту, – спокойно ответил Левша, – История Стеллара, и того, что происходит сейчас, ведь ведет свои корни оттуда.

Я кивнул.

– Как ты понимаешь, после массовой гибели людей был огромный скандал. Паника. Никто не мог гарантировать, что «зона захвата душ» не увеличится еще больше – запахло глобальной катастрофой. Я не знаю, чего тогда стоило сохранить Стеллар от уничтожения. Но в итоге опять победила жажда знаний. Инцидент строжайшим образом засекретили, Синюю Птицу законсервировали, перенесли в безлюдные районы Гренландии, построили над ней секретный бункер.

– А что с теми, кто ожил?

– О, это тоже интересная история. Их всех отловили, конечно. Большинство стали подопытными кроликами. Многие вошли в состав исследовательской команды. Они же были единственными, кто мог беспрепятственно работать с Ядром. Первые жертвы Стеллара почти не отличались от обычных людей, на Земле тогда не было Азур, поэтому развить способности или модифицировать носитель они не могли. Однако механизм инкарнации был изучен благодаря им. Люди открыли само понятие А-энергии, а следом азур-инженерию, азурологию и аниматургию.

– Это я уже знаю, – пробормотал я. – Переходи к сути!

– Я уже подошел к самому главному. Как ты понимаешь, защитный саркофаг вокруг Ядра Стеллара был создан не для сохранности Стеллара, а для защиты от него. Ядро оказалось смертельно опасно для людей. Поэтому его отгородили от внешнего мира. Изучение длилось свыше двухсот лет. Те, первые Инки, научились управлять функциями Ядра, получили информацию о Ши, их технологиях, о Шарде. Сценарий глобальной гибели человечества приобрел реальные очертания. Информация была воспринята всерьез, началась подготовка. Были созданы несколько проектов…

– В том числе «Инкарнация»?

– Да. Самое интересное, что «Инкарнация» была запасным вариантом, – вновь улыбнулся Левша, – Некоторые об этом и слышать не хотели. Это же означало использовать на полную катушку опаснейший ксено-артефакт, сняв ограничения. Огромный риск. «Инкарнация» разрабатывалась исключительно как сценарий, если цивилизация будет полностью уничтожена и не останется никаких других вариантов. Считалось, что это вариант на самый крайний случай. Последний шанс человечества.

– Но его разработали, затратив огромные ресурсы.

– Да. Его разработали, несмотря на проблемы этики, религиозные догмы и множество противников. Хотя были более перспективные «Ной», «Аврора», «Космо». Тут долгая история, Грэй. Я не буду вдаваться в подробности, иначе рассказ займет много времени. Существовала группа, которая лоббировала проект «Стеллар». Она частично состояла из первых Инков, частично из сочувствующих. Именно они разработали адаптивный интерфейс, систему рангов, создали единое хранилище и терминалы Стеллара по всему миру. Они нашли способ модифицировать онтоприоны, снабдив их виртуальным когитором премиального класса. Знаешь, когда я изучал материалы – по обрывкам, по архивам, по датам, сложилось впечатление, что эта группа, прямо или косвенно, готовилась к захвату власти на Земле. Потому что система терминалов во всех крупных городах и система ретрансляторов Звезд в момент запуска «Инкарнации» создавала всеобъемлющую сеть Стеллара. В ее рамках сто сорок четыре тысячи Инков стали бы полностью бессмертными и непобедимыми.

– Система Тревог, наград и директив тоже была разработана ими? Она выглядит крайне странно.

– Игровая составляющая? – понимающе улыбнулся Левша, – Ну, тут все просто. Такой вариант был выбран для лучшей адаптации новых Инков. В конце Утопии огромная часть населения проводила в виртуальных играх больше времени, чем в реальности. Поэтому система была сделана по игровым стандартам, чтобы обеспечивать максимально интуитивную понятность с первых минут пробуждения.

– Хорошо, это понятно. Но почему Прометей создал Куб, не возвращал онтоприоны в Ядро, не запускал новый цикл возрождений?

– Вот ты и приближаешься к пониманию, – усмехнулся Левша, – Немногие Инки знают это, некоторые догадываются, но молчат. Да, Ядро специально заблокировано, помещено в экстрамерность, связь с ним возможна лишь в определенных точках. Там, где есть терминалы. Если ты обратил внимание, эти места тоже тщательно экранированы от внешнего мира. Поэтому Инки в целом способны действовать без присмотра Стеллара. Единая система отсутствует, связи с Ядром нет, онтоприоны не возвращаются в Ядро.

– Потому что при возвращении и накоплении онтоприонов Стеллар опять начнет поглощать души, – медленно произнес я, – Для создания новых Инков.

– Абсолютно верно, – кивнул Левша, – Но неизбежные человеческие жертвы, это далеко не единственная проблема. Пойдем, покажу тебе самое главное…

Голограмма погасла. Мы прошли в центральную часть лаборатории. За тройными гермовратами скрывалось большое помещение, потолок которого представлял собой куполообразный свод из знакомого черного камня, пронизанного синими узорами. А-излучение здесь заметно усилилось, шкала накопления Азур уже подползала к финишу.

В центре находилась необычная конструкция. Нечто вроде большого усеченного конуса, испускающий столб прозрачного голубоватого света. Ярко-синий металл, из которого была изготовлено устройство, был мне хорошо знаком – Синяя Сталь, обшивка Синей Птицы. Сколько же тонн ее ушло сюда?

– Осторожно, Грэй, – произнес Левша, не оборачиваясь. – Пожалуйста, ничего не трогай. Это может быть опасно.

– Что это такое?

Он отключил защитное поле. Вокруг усеченного конуса виднелись странные устройства, подключенные к нему витками прозрачных кабелей. Они немного походили на регенерационные капсулы медкомов, но казались более древними и массивными, как будто должны сдерживать то, что содержится внутри. Верхняя часть была выполнена из поляризованного стекла. Левша коснулся одного, убирая непрозрачность – и я увидел человека.

Вернее, Инкарнатора. Система Стеллара мгновенно опознала его – Фокусник, лидер боевой группы «Стеклодувы», захваченной Одержимыми в Нео-Арке. Он казался мирно спящим, но руки, ноги и горло прочно удерживали бериллиевые захваты. Я осторожно попытался прощупать пси-полем – и мгновенно наткнулся на невидимый, но непроницаемый панцирь, защищавший саркофаг. В остальных шести капсулах, наверняка, находились другие пленные Инки. Что он собирается с ними делать?

– Их судьба целиком и полностью зависит от тебя, Грэй, – ответил Левша, – Если мы договоримся, ты заберешь их. Если нет – использую по своему усмотрению.

Он хищно улыбнулся и я вновь ощутил, насколько Левша опасен. Та сущность, которая сидела в нем, подчиненный «Ахриман», опять окатила волной дьявольской злобы. Его эксперименты над Инками – подобные тому, что проделали на Алисой, явно не сулили пленным легкой судьбы.

– Даже жаль, что ты ничего не помнишь, Прометей бы оценил, – пробормотал Левша, приближаясь к странному конусу, – Мы говорили о онтоприонах. Проблема в том, что создание новых Инков – достаточно сложный процесс, технология которого считается утерянной. Сам Стеллар, грубо говоря, производит лишь сырой полуфабрикат, для полной эффективности требуется встроить в А-сущность Инкарнатора интерфейс и снабдить его когитором. Эта штука называется Котел. Или Жерло. Стоило большого труда найти оригинал и починить его… Творцы «Инкарнации» использовали Котлы, что сплавить воедино аниму, онтоприон, интерфейс и когитора. Для доведения до ума того, что выходило из Ядра. Грубо говоря, в таких штуках и рождались Инки в существующем виде. Да. Ты правильно догадался. Обладая таким Котлом, можно создавать новых Инков.

– Ты подозрительно уверенно говоришь об этом, – сказал я, – Откуда такая достоверная информация? Или ты говорил с теми, первыми, предшественниками Инков?

– Да, говорил, – медленно произнес Левша, – Например, с тобой.

Подсознательно я ожидал нечто подобное, поэтому не очень-то и удивился. Значит, Прометей, по версии Левши, входил в число основателей-создателей Стеллара. А где же все остальные, куда они делись? Меня вдруг вновь укололо нехорошее предчувствие, потому что собеседник, вновь прочитав мои мысли, удовлетворенно улыбнулся:

– Нет, я не буду сейчас говорить с тобой о других создателях Стеллара. Рано раскрывать все карты. Если мы придем к соглашению, ты узнаешь о них.

– Хорошо. Благодарю тебя за информацию, – сказал я, – Мы славно поболтали, но давай перейдем к сути. Чего ты хочешь от меня, Левша? Какого соглашения?

– Мне не нужна твоя смерть. Город и Звезда тебя предали, ты видел сам. Мы все равно уничтожим их, вопрос цены. Я предлагаю союз. Ты можешь возглавить Одержимых, убедить Инков Стеллара прекратить сопротивление, сдать нам Город. Мы вместе войдем в Ядро и узнаем истину.

– Какую?

Он обезоруживающе улыбнулся и взмахнул рукой, создавая новую голограмму.

Точно такое же Ядро Стеллара. Масштаб трехмерного изображения уменьшался – Ядро, окутанное ворохом щупалец, превратилось в точку, и я увидел, что оно связано незримой нитью, с еще одним, более крупным центром, таким же Стелларом, только планетарного масштаба. Перед его размерами наше Ядро казалось просто песчинкой, как прочие Ядра, удерживаемые тысячью нитей. Картина поразила своей грандиозностью – получалось, что наш Стеллар был лишь небольшой частью огромной системы, раскинувшейся сквозь время и пространство. И одновременно стало жутковато – слишком все это напоминало клеточную структуру какого-то исполинского живого организма.

– Шард, – сказал я.

– Да. Главное звено. Мега-Стеллар, создавший Черные Луны и Тьму.

– Не понимаю, какова их роль в этой системе.

– Ну, с Тьмой все просто. Одержимые отдали мне уцелевшие записи и материалы группы Сумрака, там достаточно информации. Онтологический прион несовершенен. Он способен работать только с А-сущностями, у носителя необходим Источник, не блокирует собственную волю… В сущности, это легко объяснимо, он предназначен для Ши, а не существ совершенно иной природы. Тьма же – если можно так выразиться, продвинутая версия, модификация онтоприона, способная одушевлять в том числе и материю. Она более универсальна, и совершенно, очевидно, предназначена для активной экспансии. Что насчет функции Черной Луны… На эту тему сломано очень много копий, единого мнения нет.

– А в чем истина? Как считаешь ты сам? – спросил я.

– Истины не знает никто. Вся информация получена от посредников. Есть только один способ узнать правду, Грэй, – медленно сказал Левша, неотрывно глядя на меня.

– Какой?

– По легенде Бина Ши, война началась, когда Шард стал одержим сущностью из Грани. Очень могущественной сущностью, – в его взгляде опять почудилось что-то голодное, жадное, я вновь ощутил ауру безумного дракона, накатывающую с такой силой, что она вызывала дурноту. – Сфирот. Стеллар, помимо прочего, это азур-ретранслятор, способный передавать сигналы через А-пространство. Через Грань. Помимо прочего, он нужен мне, чтобы подтвердить теорию о связи Стеллара и Шарда. Мы сможем узнать правду.

Он не смог сдержать почти животного вожделения, прорвавшегося из-под маски. Вспышкой, озарением, интуицией я осознал, что он лжет. Наконец-то сопоставил пленных Инков в Колыбелях, его рассказ и декларируемую цель.

Я догадался, зачем Левша хочет овладеть Стелларом.

И понял, чем является он сам.

Мико, все это время притаившаяся в уголке интерфейса, встрепенулась и произнесла:

Мико: Состояние Синей Тревоги, Грэй. Формирую директиву на уничтожение…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю