332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Роман Прокофьев » Архонт (СИ) » Текст книги (страница 6)
Архонт (СИ)
  • Текст добавлен: 31 декабря 2020, 12:30

Текст книги "Архонт (СИ)"


Автор книги: Роман Прокофьев






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 19 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

– После того, как Город пал, она изменилась. Очень сильно. Впрочем, мы все… стали другими. Ожесточились.

– Почему она стала служить Шепоту?

– Она всегда была очень… – Ворон чуть помедлил, подбирая нужное слово, – Амбициозна. Всегда хотела управлять, держать ниточки власти в своих пальчиках. Не стеснялась в средствах, шла по головам. После удара по Городу Одержимые распространили дезинформацию, что именно Немезида убила тебя на Совете, чтобы не дать отменить директиву Стеллара. И, хотя их ложь разоблачили, осадок остался у многих. Она была опозорена, некоторые ее откровенно ненавидели. Ей пришлось уйти в тень, стань невидимкой. Что ей оставалось делать? Шла война, Город наводнили вражеские шпионы. Немезида удачно их раскрывала, внедрялась, у нее был отличный нюх. Еще мне кажется, что Шепот…

– Продолжай, – велел я.

– Приворожил ее с помощью своего золотого Генома, – усмехнулся Ворон, – Он ведь был мастер таких штучек. И еще, она была очень разочарована тобой. После тех событий на Совете. Она считала тебя предателем. А женщина с разбитым сердцем, это самое опасное существо во вселенной.

После тех событий на Совете… Существовало две версии произошедшего: Города и Одержимых, и обе стороны обвиняли друг друга в фальсификации данных. «Абсолют», разрушивший Город, прилетел либо с одного из звездных кораблей, либо со Звезды. И если запись, сохранившуюся у городских Инков, (я сильно подозревал, что ее источником была сама Немезида или Шепот) можно найти в Архиве, нужный доступ уже имелся, то доказательства Одержимых, судя по всему, сохранились лишь у них самих. Что ж, интересно будет взглянуть на ту судьбоносную встречу. Корни вражды растут именно оттуда, и чтобы изменить будущее, я должен разобраться в прошлом…

– Что ты думаешь о Звезде? Могла ли она, как утверждают Одержимые, ударить по Городу?

– Чушь! Звезда всегда была союзником Города! – фыркнул Ворон, – Зачем это им? У космо просто нет мотива, без нас они не выживут. Я скажу тебе больше – космо были первыми, кто помог разобраться с адом, что творился в Городе первые дни после удара. Они уничтожили «Сиятельный», отогнали «Мстящий», их спасательные партии прибыли почти сразу после катастрофы.

– Вот как? – я удивленно поднял бровь. С учетом нашего недавнего разговора с координатором Звезды и его требований расклад выходил очень интересным. Значит, космо уничтожили конкурентов и прибыли на руины Города… Чтобы помочь выжившим или чтобы забрать Ядро Стеллара? И почему они не сделали этого, ведь помешать было некому? Так, так, так, сомнения все больше одолевали меня.

– Да. А вот Одержимые сразу заявили, что их цель – уничтожить Стеллар. По странному совпадению, такова же цель всех инфицированных Тьмой. Везде и всегда. Когда мы столкнулись с этой дрянью здесь, в Нео-Арке… Помнил бы ты ту бойню, не задавал бы такие вопросы.

– Я слышал о битве за Нео-Арк. Ты участвовал в ней? Что тут произошло, расскажи вкратце?

– Поучительная история. В А-зону упал крупный Осколок, несущий Тьму. Может, Копье с зараженными Ши, может, Саркофаг. Мы не знаем точно. Важно то, что этой дряни оказалось достаточно для самоорганизации. И зараза начала расползаться. В Нео-Арке тогда жил сильный независимый клан. У них были свои Инки. Они пытались бороться, но безуспешно. У Тьмы уже появилась управляющая сущность…

– Эффектор?

– Да. В общем, когда Нео-Арк запросил о помощи, было слишком поздно. Тьма, когда у нее появляется собственная воля, может самовоспроизводиться, в слабом варианте, но его вполне достаточно, чтобы инфицировать миллионы существ. Стеллар объявил сначала Синюю, а потом Оранжевую Тревогу, Элейна подняла Первый Легион. Тварей, подобным тем зараженным, я не видел ни до, ни после, это просто край. Основную массу перемололи орбитальной бомбардировкой и авиацией, но и тех, что вошли в Нео-Арк, хватило, чтобы отправить за Грань немало наших. Жуткое месиво, просто бойня. Полгорода разворотили. «Абсолюты» горели как спички. Белая Звезда погибла. Один наш «Титан» просто сожрали. В общем, стоило большой крови зачистить эту дрянь, и то, только когда грохнули всех эффекторов.

– Значит, поэтому, если где-то замечена Тьма, ее сразу выжигают оружием с А-фактором, – произнес я медленно, припомнив обстоятельства своего прибытия с Черной Луны.

– Да, чем раньше – тем лучше, – кивнул Ворон, – Тьма может сожрать всех. Понимаешь, почему мы не доверяем Инкам, которые ее себе привили? Эта штука разумная, а в определенном количестве – разумная в квадрате.

– Он прав. Тьма… – лицо Алисы исказилось от отвращения, – Враг. Одержимые – сломанные. Испорченные. Плохие. Только убивать.

Я глубоко вздохнул. За кем правда, и так ли опасна измененная Сумраком Тьма, ставшая основой Одержимых – неизвестно. Но, убивая друг друга, мы не приблизимся к пониманию. Мой предшественник наверняка что-то знал на этот счет. Недаром же в Саркофаг, на котором я прибыл, грузили запас Умбры для отправки на Землю. Инки Черной Луны к чему-то готовились, и не просто так Прометей с помощью нейропломбы изменил директиву «Одержимые», вычеркнув зараженных Умброй из списка врагов. Взаимную ненависть и старые обиды придется преодолеть, чтобы исполнить задуманное. Я отдавал себе отчет, что встреча с Одержимыми – дело крайне рискованное, и может стоить нам жизни. Но легких путей тут не имелось. Они должны поверить мне, как поверили Инки Города.

– Ворон, Алиса. Я все равно должен встретиться с ними. Вы пойдете со мной? Ты, Ворон, будешь прикрывать издали. Ты, Алиса – поможешь вблизи, если все вдруг пойдет не по плану.

– Если все пойдет… не по плану, нам ничто не поможет, – усмехнулся Ворон.

– Да, – ответила Алиса без колебаний. Я перевел взгляд на Ворона.

– Завтра неплохой денек, чтобы сдохнуть. Ничем не лучше любого другого, – произнес убийца Одержимый. Он встряхнул «Звездную Иглу» и добавил, хищно улыбнувшись, – Я забрал у Стрелка парочку интересных штучек. Ты выбрал для встречи то место, что я показывал?

Через несколько часов наблюдатель-легионер сообщил, что далеко на горизонте, там, где в тумане за медленными перекатами зеленых волн тонуло побережье Города Смерти, настойчиво замигал алый огонек. Одержимые приняли мое предложение о встрече – она должна была состояться на рассвете. Времени у нас оставалось мало. Пока я нахожусь здесь, Кастор не решиться применять оружие массового поражения, но испытывать терпение Города бесконечно тоже нельзя.

Алиса. Она подошла, присела рядом. Тихо вздохнула. Почти робко дотронулась до плеча, потом я увидел черный куб криптора, появившийся возле ее предплечья.

– Грэй. Возьми. Это поможет. Ты должен. Стать сильнее.

Она одну за другой доставала из экстрамерного хранилища сияющие цилиндры азур-конденсаторов, выставляя их передо мной. Пять штук, маскимального номинала, по сто тысяч, заполненные Азур до предела. Где она взяла это богатство?

– У Левши. На базе. А-излучение. Очень сильное, – объяснила Лиса, виновато улыбнувшись, – Больше не смогла. Не было батареек. Бери. Это тебе.

– А ты?

– Предел, – решительно покачала головой девушка, – Я Воин. Третья эволюция. Дальше – не хочу. Буду… не как человек.

Я понял, прочитав ее эмоциональный фон. Эволюционные метаморфозы Воинов гораздо больше отражались телесно, нежели у Заклинателей и Техномантов. Они же в первую очередь прокачивали организм, а не разум или дух. Я вспомнил Фурия, Пороха, Эреба и понял, что Алиса опасается потерять ту немногую женственность, что у нее сохранилась. Она недавно освободилась от Зверя и не могла так просто расстаться с тем, за что долго боролась. Со своей человеческой природой.

– Тебе нужно. Ты Заклинатель. Бери, – настаивала Алиса. От ее почти материнской заботы где-то внутри защемило странное чувство, и я обнял за плечи, привлекая к себе, безо всякого подтекста, просто выражая свою признательность. Азур для каждого Инкарнатора драгоценный ресурс, даже в Городе, где имелись «фермы» и осколки-излучатели, было не так просто получить к ним доступ.

Возможно, завтра мне очень пригодится любое усиление. Пятьсот тысяч А-энергии, это значительно ускоряет план развития, давно намеченный Мико. Я проглотил Азур из четырех батареек, а пятую убрал, на всякий случай. Всегда должен быть неприкосновенный запас.

Это позволило сформировать пять новых Нейросфер. Шкала Азур замигала на отметке 51600/79200. Вместе с теми тремя сферами, что я получил днем из запасов Стрелка, теперь имелось восемь, а это уже кое-что. Когитор деловито показывала на схеме, куда я должен их использовать.

Итак, Разветвление Источника. Следующий этап развития Заклинателя, вроде бы не дающий новых возможностей, но, тем не менее, очень важный. Один за другим я вложил четыре сферы в этот апгрейд, доведя его до максимального, пятого ранга. На проекции моего тела Источник, уже получивший первое разветвление во время эволюции, словно пускал новые отростки, ветвясь по организму подобно второй нервной системе. Азур-структура, энио, связывающий тело и душу, необратимо менялся, усложняя свое плетение, проникая во все члены тела множеством незримых стежков.

Мико: Теперь, Грэй, наш энио гораздо труднее повредить. Убить тебя ударом в Источник уже не получиться, врагам придется повозиться, чтобы разорвать связь анимы и тела. Поводок свободного перемещения анимы тоже удлинился, и мы наконец-то можем полноценно использовать азур-каналы организма. Самое время имплантировать Матрицу Эффектора!

Мы давно шли к этому Геному. Вернее, к Матрице, ведь этот ксеногенетический материал был извлечен из того самого эффектора, самоорганизующегося существа, повелевающего ксеноцитом. Звучало устрашающе, но и аффикс был крайне необходим для Заклинателя.

«Азурические Манипуляции» – энергетическая способность, позволяющая контролировать и манипулировать азур-энергией, создавая парафизическую систему управления. Сила и чувствительность воздействия зависит от мощи Источника.

Пассивная способность. Требует: Эволюция (1), Источник (15), Разветвление Источника (5), Неокортекс (5), Нейроядро.

Я сформировал Нейроядро из трех сфер. И решительно имплантировал Матрицу в свободный слот модификации. Пережив мгновенный экстаз, вздохнул, сосредоточился, прислушался к себе. И… не ощутил никакой разницы. В чем заключается смысл так яростно предлагаемой нейросетью способности?

Мико: Грэй, «Манипуляции» – это возможность дистанционного оперирования А-энергией, управления ей с помощью индивидуального виртуального интерфейса, который я сейчас пытаюсь создать и настроить. Очень редкая и невероятно вариативная способность. Все ее грани откроются, когда ты разовьешь разветвление, средоточия и меридианы Источника, но и сейчас уже… Вот, смотри.

Я взглянул на Десницу Прометея. В глубине ее конструкции, на мгновение ставшей прозрачной, неярко отсвечивали голубоватые искорки. Внезапно я понял, что это те крохи, несколько тысяч Азур, что содержал накопитель артефакта. «Азурическое Зрение» и ранее позволяло видеть в этом диапазоне, но теперь я четко видел – и улавливал потоки самой А-энергии. Ее биение. Ее всепроникающую мощь. Даже сейчас, я видел слабые огоньки, исходящие от поверхности воды далеко внизу – слабое, остаточное А-излучение, приносимое штормами из глубин, чувствовал Азур, содержащийся в кулоне накопителя на груди Ворона и упругий клубок силы, бьющийся в полупрозрачном кристалле «Звездной Иглы». Я видел наполненность Источника Лисы и ауру мощного, до предела заряженного азур-конденсатора в своей ладони. Убрав его в криптор, я достал другую батарейку, почти пустую, содержащую всего 2300/50000 Азур, поставил ее на пол, отошел на пару шагов, выполняя неслышную команду Мико.

Сосредоточился, пристально глядя на батарейку.

Извлечь Азур?

Нейросеть, трогательно хмурясь, подстраивала «парафизический интерфейс». После того, как я выбрал – «да», между мной и конденсатором возник светящийся канал, и А-энергия небольшими дозами начала вливаться в мой Источник.

Вы получаете 200 Азур… Вы получаете 200 Азур… Вы получаете 200 Азур…

Голубой огонек на торце хранилища погас. Я успешно перекачал всю А-энергию, пополнив свой внутренний Источник. Сейчас текущее количество равнялось 53900/79200. Получилось. Выходило, теперь я мог извлекать Азур из предметов и жертв, не касаясь их, на расстоянии. Причем, не только из своих артефактов, но и из любых, находящихся в зоне досягаемости. Можно устроить очень неприятный сюрприз для врагов. Да, для Заклинателя, постоянно испытывающего дефицит в А-энергии, действительно, необходимое улучшение… А что будет, если я попробую, к примеру, присосаться к осколку Черной Луны? Например, к тому, что сейчас на Вороне?

Не вышло. Артефакт-накопитель Ворона, который Гелиос передала мне, а я – вернул прежнему владельцу, оказался крепким орешком. В виски стрельнула острая боль, когда я попытался забрать что-то сверх его небольшого излучения. Я напрягся, продолжая «подключение».

Внимание! При попытке извлечения Азур артефакт будет разрушен с непредсказуемыми последствиями. Продолжать?

Мико: Грэй, к сожалению, сейчас мы не можем извлекать энергию из подобных излучателей. Это крайне опасно, может произойти мощный азур-выплеск. Но, потенциально, развивая Источник и его модификации, мы сможем выйти на уровень, когда такая манипуляции станет возможна…

Понятно. Значит, с открытыми артефактами азурические переливания возможны, а с закрытыми, типа осколков, которые сами являются концентратом, излучателем А-энергии, пока нет. Продолжая эксперименты, я связал азур-каналом свой Источник и Десницу и с помощью простой команды перекачал в ее накопитель 1000 собственной Азур. Прекрасно, значит, пополнить запас Перчатки я все-таки смогу. Главное – найти подходящий источник энергии…

Семь Нейросфер использовано, оставалась восьмая. Несколько секунд я боролся с искушение тоже вложить ее, например, усилив одну из А-способностей Источника. Однако, как и Азур, требовался резерв на случай ситуативного усиления. Поэтому, вздохнув, отказался.

Благодарно сжал плечо Алисы, все это время находившейся рядом и заворожено наблюдавшей за моими манипуляциями.

Завтра будет сложный день. Хорошо бы поспать.

Глава 9

Пахло водорослями и гнилью. Серый песок противно скрипел под ногами. Надрывно кричали огромные чайки, кружащие над зелеными гребнями волн, сотнями белых точек усеявшие обглоданные скелеты небоскребов. Множество птиц означало хорошую пищевую базу. Здесь вода переходила в сушу, уйма странных ракообразных копошились в болотистых впадинах и лужах между пологими барханами нанесенного приливным волнением мусора. Подобно бесконечному каменному лесу, черные здания-призраки Нео-Арка тянулись дальше вглубь побережья, утопая во влажном тумане.

Место встречи выбирал Ворон. Хаотичные руины и обилие живности вокруг делали район неудобным для внезапного нападения. А мой напарник, хорошо знающий местность, мог заранее занять подготовленную позицию. Если что-то пойдет не так, он сможет подстраховать меня и Алису. Конечно, гарантии безопасности так себе, но других не существовало. Естественно, противники тоже предпримут нечто подобное. За десятилетия вражды Одержимые и Город растеряли последние крохи доверия, любые переговоры априори воспринимались как ловушка или военная хитрость.

Узкий, отливающий зеркальным блеском обшивки флаинг появился внезапно, как призрак. Треугольный, острый, похожий на отточенный наконечник копья, он почти бесшумно вырвался из лабиринта развалин, и, сделав вираж над нами, ловко приземлился в нескольких десятках метров. Армейский «Кречет», модификация «Туман», гост-технология, старый, потерянный артефакт эпохи «Утопии». Такими комплектовали корабли Звездного Флота. Опознавательных знаков на корпусе не имелось, но мое пси-восприятие четко уловило, что внутри находятся трое Инков. И один из них обладает крайне мощным Источником.

Мико: Если экстраполировать данные, то перед нами неопознанный Заклинатель как минимум четвертой-пятой эволюции. Будь осторожен, Грэй.

Одержимых прилетело трое. Зашуршал песок, они подошли ближе, остановились в нескольких шагах, молча разглядывая нас с Алисой.

Впереди стояла женщина. Немолодая и недобрая. Ветер трепал серо-белые пряди ее остриженных до плеч волос. Суровое, выразительное лицо, высокие скулы, скорбные морщинки в уголках рта, длинный шрам, перечеркивающий щеку. Злые и холодные, как у змеи, нечеловечески светлые желто-зеленые глаза. Она мгновенно оценила и взвесила Алису, и со звериной проницательностью вцепилась взглядом в меня.

Это она была тем Заклинателем в черном плаще, скрутившим меня в бараний рог возле «Титана». Это от нее веяло безжалостной мощью, как ледяным ветром, пронизывающим до костей. Мое азурическое зрение и восприятие мгновенно высветило артефакты, источающие А-энергию. Изящный серебристый обруч, инкрустированный алым камнем сущностного кристалла – диадема-амплификатор. Осколок Черной Луны в кольце на левой руке, поверх перчатки. И нечто вроде «Бича Пустоты», похожая штуковина, скрытая под одеждой на поясе. Мико мгновенно опознала Одержимую:

Тирея «Ведьма» Мун

Инкарнатор. Заклинатель. Одержимый.

Инфицирована. Стадия заражения неизвестна.

Обнаружены неизвестные генетические и азурические модификации.

Тип Источника – неизвестен.

Класс опасности – красный (смертельная угроза)

Ого! Седая ведьма оказалась Тиреей Мун, ранее известной как «Чудесница». Почти легендарная Заклинательница, единственная женщина-легат Первого Легиона, дожившая до наших дней. На Черной Луне она командовала крупным подразделением Инков и входила в военный совет Первого Легиона наравне с Фениксом, Сигурдом и Талией Винтер. Во время войн с Городом Тирея играла крайне важную роль, будучи одним из идейных лидеров и стратегов Одержимых. И одновременно – опаснейший враг! Ее трио «Ночные Странники» сеяло страх, смерть и разрушения, появляясь и уходя, словно призраки.

Чуть сзади остановились двое мужчин. Оба громадные настолько, что я удивился, как они при своих чудовищных габаритах уместились в небольшой флаинг. Я невольно поежился – пожалуй, на их фоне Оскал и Ивил выглядели бы невинными щенятами.

Мико: Полная идентификация. Слепки совпадают с Архивом Стеллара.

Инкарнатор справа явно был Техномантом. Его тело большей частью состояло из металла и кибернетических аугментаций, как у Гнозиса или Оскала. Но при этом габаритами он почти не уступал Воину, и выглядел не менее жутко – лицо заменяла чудовищная трехглазая маска, от которой тянулись гибкие шланги, за спиной виднелись сложенные дополнительные конечности, делающие его похожим на паука. Длинная синяя накидка лишь местами прикрывала кибернетические протезы и имплантаты, полностью заменившие натуральные члены тела. Машина, а не человек. Как на посох, он опирался на длинную, зубчатую техносекиру, источающую А-энергию.

Моргот. Лидер «Черного Братства», ударной группировки Одержимых. Судя по лаконичным описаниям – позаимствовал многое у А-механизмов, став почти неуязвимой и смертоносной боевой машиной. Настоящий монстр, и выглядел он соответствующе своей репутации.

Я уже видел подобных ему киборгов-Техномантов. Каждый раз это производило отталкивающее впечатление – ведь они отказались от всего, что делает Инков людьми. Зачем добровольно уродовать себя? Даже в этом направлении развития существовал иной путь – ведь сам Прометей, считавшийся величайшим из Техномантов, сохранил человеческий облик. Никакая сила, никакие возможности не стоили подобной жертвы.

А вот второй Инк был мне знаком. Громадный Воин в панцире зазубренной, шипастой черно-фиолетовой брони, делающей его похожим на огромного моллюска. Это не Доспех, а его собственная генетическая модификация, причем старая – с Черной Луны, я видел подобных Воинов, и, главное, его самого на видео, которое показала Арахна.

Передо мной стоял тот самый Инк, говоривший с Заком и угрожающий загнать их на корабли в виде Умбры. Изменился, конечно, но даже если другой носитель – фенотип остался прежним. Мико идентифицировала его без проблем.

Эрлинг Винтер. Помощник Феникса, один из «Стражей». Известный в Городе как кровожадный Каннибал, убийца десятков Инков и сотен людей. Из выживших Одержимых он считался одним из наиболее опасных вражеских бойцов. Единственный из троих, Каннибал не скрывал свою Тьму, она маслянисто блестела в его глазах, струилась, пронизывала азур-доспех подобно кровеносной системе.

Все трое – известные, яркие лидеры, главы уцелевших вражеских группировок. По подсчетам Города, всего Одержимых оставалось меньше сотни, поэтому я не сомневался, что на встречу пришли те, кто представляет большую часть выживших. Это хорошо, к моему предложению отнеслись серьезно, однако, я ни на секунду не забывал, что есть еще Левша, который, скорее всего, стоит за всей готовящейся против Города грандиозной операцией.

Паук дергает за ниточки. Победить его можно, только одно за другим разрывая узлы сплетаемой железной паутины. И первое звено – передо мной.

Посланники Одержимых выглядели угрожающе, от них исходила явная враждебность. Меня коснулось, бесцеремонно пытаясь продавить, невероятно мощное пси-поле Заклинательницы. Несколько секунд мы мерялись силой, затем я отступил, фокусируясь на защите сознания. Рядом, приподняв губу, едва слышно зашипела Алиса, собранная и звенящая, как натянутая струна. Я ласково коснулся ее «Повелителем», успокаивая. Мы пришли говорить, а не драться.

Седая Ведьма нарушила тишину первой. Голос у нее оказался низкий и глубокий, бархатисто-завораживающий, и по тону ощущалось, что она привыкла командовать:

– Отключите когиторов! Это наше условие.

То же самое, что Зак, что Оскал. Они опасались наших нейросетей. Одержимые утверждали, что когитор – шпион, мина Стеллара в голове каждого Инка, но существовало мнение, будто они таким способом просто пытаются нивелировать преимущество, которое предоставляют Инкам вычислительные мощности нейросети. У них самих-то, инфицированных Тьмой, виртуальных помощников больше не было…

Что ж, я ожидал этого. Кивнул вопросительно взглянувшей Алисе и одновременно отключил Мико, застывшую со страдальческой гримасой. До свидания, Мико. Некоторых вещей тебе лучше не знать и не видеть.

Ведьма каким-то образом отслеживала симбиотическую активность, потому что тут же произнесла:

– Хорошо. Теперь следующий вопрос. Где Ворон?

– Ждет в надежном месте, – ответил я спокойно.

– Вот как? Я знаю, что он спрятался где-то поблизости, – Заклинательница медленно обвела взглядом черные скелеты небоскребов за нашими спинами, и я ощутил, как ее пси-восприятие устремляется туда, прощупывая все укромные местечки, где может затаиться снайпер, – Учти, если вы задумали подстроить ловушку, мы тоже подготовились.

– Мы пришли говорить. Нет никакой ловушки. Ворон выполняет мои приказы.

– Ворон? И приказы? – губы Тиреи Мун презрительно искривились.

– Теперь он в моей команде и подчиняется мне. Вы о Вороне хотите поговорить? Я пришел сюда не за этим.

– А зачем? Кто ты вообще такой? И кого представляешь? – спросил Моргот. Его голосовые модуляторы воспроизводили звук немного странно, металлически-гудящим, как басовитый удар колокола.

– Думаю, вы обо мне уже слышали, – произнес я, поднимая руку так, чтобы они увидели Десницу, – Сейчас меня зовут Грэй. А говорю я от имени Города и всех Инков Первого Легиона.

– Что? Смелое заявление. А Город знает, что… – впервые заговорил Каннибал. Я почувствовал волну неясного беспокойства, исходящую от него, от всех троих. Несомненно, Десницу они знали, этот предмет был хорошо им знаком – как и его прежний владелец. И не сказать, что они сильно обрадовались, увидев ее снова, скорее – наоборот.

– Мы слышали, да. И видели твое послание к кланам, – прервала его на полуслове Ведьма. Она вновь пристально разглядывала мое лицо, – Мы все лично знали Прометея. Ты на него не похож.

– Прошло мало времени, анимафикация в процессе, – ответил я, – И еще, есть нюанс.

– Какой?

– Арахна вам не рассказала? – спросил я чуть удивленно, – Она знает подробности.

– Арахны здесь нет. У нее своя миссия, – прищурилась Тирея.

– Да и что она может подтвердить, астра фатида? На Черной Луне с нами не было Прометея, – раздраженно произнес Каннибал, – Кто бы там ни был, ты просто лжец, если пытаешься выехать на его имени. Все эти сказочки про Саркофаг и эфемера рассчитаны на наивных дурачков, не бывавших на Черной Луне.

– Там были тысячи Инков. Ты помнишь их всех по именам? Я отправился инкогнито, под чужой личиной, чтобы не нарушать клятву. Отправился, чтобы спасти Первый Легион. И остался там, с ними, когда вы улетели на исправных кораблях.

– И что, спас? – насмешливо фыркнул Каннибал.

– Да, – сказал я. – Спас. По крайней мере, многих – возможно, кто-то еще остался там. И вернулся. Прошел по своим старым следам, забрал Десницу и восстановил власть над Городом. Теперь я прибыл к вам, чтобы прекратить вражду.

– Прекратить? С какой стати? Мы – враги Стеллара.

– Я вошел в Ядро и изменил корневые директивы с помощью нейропломб, которые Прометей заложил на Черной Луне. Красная Тревога и Синяя Тревога теперь имеют иные приоритеты, а вы вычеркнуты из списка врагов. Можете ознакомиться с ними. Стеллар должен покинуть Землю, и на Черной Луне отправиться в небытие.

С этими словами я переслал им информацию о новых директивах Стеллара. И небольшую нарезку видео, из тех моментов, что помогли склонить на свою сторону Инков Города. Допрос и обнуление Аурелии, присягу Легиона на Эспланаде, вход в Ядро, и, как вишенку на торте – часть видео Прометея с Черной Луны. Тот самый объект, уничтоженное Ядро Стеллара, найденное в экстрамерных глубинах выжившими Инками. Да, данные были секретными, а они врагами, и Мико могла бы заблокировать отправку, но других вариантов убедить Одержимых я не видел. Сейчас на кону стояла наша жизнь, и не только наша, жизнь и благополучие миллионов жителей Города. Пришла пора заходить с козырей, взрывать все информационные бомбы, что имелись у меня в запасе.

На некоторое время они застыли, переваривая полученные данные. Затем Тирея Мун, закусив губу, со странным выражением лица произнесла:

– Ого. Ого…

– Видео может быть фальшивкой, – сказал Моргот, – Подделкой. Как и Десница. Обнуленной Немезиды мы не видели, возможен простой спектакль. И насчет Черной Луны… Если ты действительно там был и спас остальных, где же они?

Я медленно коснулся солнечного сплетения и произнес:

– Считай, что разговариваешь со всеми ними. Я принес их души. Внутри своей.

Одержимые не шевелились, но общий эмоциональный спектр изменился. Ведьма задумалась, она замкнулась в непроницаемом коконе, от Моргота исходило угрюмое, тревожное сомнение, а враждебность и неприязнь Каннибала сменилась глухим раздражением. Сама мысль о событиях на Черной Луне доставляла ему дискомфорт. Я внутренне отметил, что двигаюсь верным путем – реакция Одержимых была предсказуемой. Мне удалось заставить их задуматься и зародить сомнения. Очень, очень хорошо.

– Как это возможно? И чем ты можешь это подтвердить?

– Долгая история. Спроси Арахну. Она расскажет.

– Спросим, конечно, – серьезно кивнула Ведьма, – Это очень важная информация, которая многое меняет. Скажи, зачем ты убил Айса и Иви?

– Айсберг узнал, кто я такой, раньше всех, раньше меня самого. Он решил меня инфицировать Умброй, сделать одним из вас. У меня же были другие планы. Я не хотел его убивать, но иначе он прикончил бы меня. Что до Ивил… Я скажу откровенно, многие из вас, что среди вас, что в Городе, стали настоящими людоедами. А этого нельзя терпеть, мы ведь – защищаем людей.

Каннибал снова хотел что-то сказать, но Ведьма перебила его, резко вскинув руку:

– Подожди. Что насчет Тьмы? На Луне все были инфицированы. Как ты сумел очиститься?

– Это… возможно, как оказалось. У меня есть дар. Но цена – полное обнуление. Поэтому я и вернулся чистым листом.

– Дар, значит… Хорошо, допустим, мы тебе поверили. И что ты теперь предлагаешь? – спросила Тирея Мун, мысленно успокаивая своих компаньонов точно так же, как я несколькими минутами ранее – Алису. Она явно была лидером в этой троице, и именно ее необходимо склонить на свою сторону.

– Я же сказал – прекратить войну. Понимаю, что накопились старые счеты и вы ненавидите Город. Я не призываю вас прощать. Я хочу, чтобы мы все остановились. И выполнили то, для чего предназначены Инки. Уничтожили эту штуку!

Я указал в сторону Черной Луны, огромным горбом вырастающую из-за горизонта.

– Легко сказать, астра фатида! – бросил Каннибал с насмешкой, – Это не удалось Прометею и Первому Легиону.

– Они ценой своих жизней выяснили, что нужно для этого сделать. А нам предстоит довести дело до конца.

– Мне не внушает доверие эта идея, – прогудел Моргот, – Ядро Стеллара как управляющий контур на Черной Луне может привести к непредсказуемым и необратимым последствиям.

– Какова ваша конечная цель? – спросил я, – Судя по тому, что я слышал от Айсберга, вы хотите уничтожить Стеллар?

– Да. Покончить с ним. И заодно навсегда поквитаться кое с кем в Городе, – прошипела Ведьма. – Нам там многие изрядно задолжали.

– Моя цель – уничтожить Черную Луну, Стеллар будет использован для управления, и погибнет вместе с ней. Наши цели теперь совпадают. Что касается Города… Прежний Совет Архонтов низложен. Шепот и Фурий мертвы. Немезида обнулена. Орфей, Мора и Эор вскоре предстанут перед судом Легиона. Кому еще вы хотите мстить? Обычным людям? Они не имеют отношения к старым сварам.

– О, в нашем списке побольше имен, чем ты назвал, – холодно произнесла Тирея, – Намного больше. Как насчет Звезды, ваших легатов, или, по крайней мере, Ворона?

– Если говорить о старых обидах, мне тоже будет что вспомнить, – ответил я, выдержав ее взгляд, – Начиная с вашего внезапного отбытия с Черной Луны. Месть бессмысленное занятие, вы должны понимать это. Всем придется пойти на уступки, и Городу, и Одержимым. Наилучшим выходом будет взаимная амнистия.

Выстрел попал в яблочко, как я и рассчитывал. Бегство Одержимых с Черной Луны – та болезненная рана, в которой они стараются не ковырять. Да, прошло много лет, но Инки бессмертны, и память должна преследовать их все сильнее. Если появится возможность искупить свою вину, они должны уцепиться за нее, как за спасительную соломинку. И еще одно – Одержимые, в отличие от Города, не были едины. Разбитые когда-то возрожденным Легионом, они так и не сплотились вновь, превратившись в несколько больших и малых групп, объединявшихся вместе лишь ради ситуативных союзов. Одержимые не могли не понимать, что у них нет будущего, ни в случае победы над Городом, ни, тем более, при ином исходе. Единственное, что поддерживало их на плаву – задача уничтожения Стеллара и старые счеты.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю