332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Роман Прокофьев » Архонт (СИ) » Текст книги (страница 5)
Архонт (СИ)
  • Текст добавлен: 31 декабря 2020, 12:30

Текст книги "Архонт (СИ)"


Автор книги: Роман Прокофьев






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 19 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Мико: Грэй, здесь. Сигнал поступал отсюда.

Указания нейросети вывели нас на крышу одного из строений. Тут когда-то была устроена защищенная посадочная площадка, прикрытая чем-то вроде угловых дотов с узкими амбразурами и остатков зенитных орудий на поворотных платформах. Хорошее, удобное место для организации обороны, логично, что бойцы Легиона выбрали именно его.

Мы наконец-то увидели их следы. Ох, дерьмо Ангела… «Клюван» замер покосившейся, обугленной грудой металла, полностью выгоревший изнутри, вокруг него, и под прикрытием ограждений виднелись распластанные мертвые тела в знакомых серебристых «Гардианах». На них во множестве пировали изоподы, брызнувшие во все стороны при нашем появлении. Засохшие кровавые кляксы, море раскиданных унитарных гильз, опалины и следы взрывов свидетельствовали об ожесточенном бое, в котором удача оказалась не на стороне Легиона.

Я сделал шаг вперед, но Ворон неожиданно удержал меня, схватив за плечо. Его голос, прозвучавший по внутренней связи, был подозрительно серьезным:

– Не двигайся, Грэй! Здесь что-то не так…

Глава 7

– Что такое, Ворон?

Наши переговоры велись на вокс-канале – шлемы вингеров полностью закрывали лица, делая голосовое общение невозможным. Ворон не опускал руку, не давая мне выйти на открытую площадку – туда, где лежали растерзанные трупы и змеи перебитых, обугленных кабелей тянулись от винтокрыла в одну из укрепленных башен. Возможно, передатчик был установлен именно там…

– Стой. Не шевелись. Замри.

В его тоне слышалась зловещая серьезность.

– Они лежат… неправильно. Не так, как должны.

На мой взгляд, расположение мертвых легионеров казалось абсолютно естественным. Одни замерли у амбразур, до сих пор сжимая оружие, другие валялись в самых неожиданных позах – так, как застала их смерть. За прошедшие двое суток, птицы и изоподы кошмарно обезобразили трупы, не оставив на них живого места. Я не мог понять, что не нравиться Ворону, но послушно замер. К его чутью следовало прислушиваться.

– Похоже, что их привезли сюда, уже мертвых или тяжелораненых, – продолжил Одержимый, – И разложили так, чтобы со стороны показалось, будто они сражались и умерли здесь. Их прикончили не Ши. Ши почистили бы за собой.

– Но зачем?

Непроницаемое забрало «Икара» повернулось в мою сторону.

– Однажды я ликвидировал одного из главарей Одержимых. Пепла. Твой дружок Корвин его хорошо знал. Я напал на его… людей. Перед смертью заставил вызвать его. А сам занял нужную позицию. Пепел пришел. И я его убил.

Против ожидания, зловещего удовлетворения от Ворона не чувствовалось, он просто констатировал факт. Убийца Одержиых погладил «Звездную Иглу» и я ощутил, как его губы под шлемом исказила кривая усмешка.

– Простой трюк. Надежда. Люди, Инки, все еще верят, что могут помочь своим друзьям. Это ловушка Одержимых, Грэй. Нас здесь ждут. Одержимые знали, что на помощь Легиону Город пришлет команду Инков. Хорошая добыча…

– Я ничего не чувствую, – возразил я, пытаясь пси-полем прощупать окрестности. Пусто, никого, кроме птиц и мелких тварей.

– Они тоже умеют маскироваться. Это место хорошо простреливается вот отсюда…

На карте загорелась точка, означающая верхушку соседнего небоскреба, обломанным клыком чуть возвышавшейся справа. Пунктирные линии связали нашу позицию и эту отметку, отмечая вероятные траектории обстрела.

– Проверим, Грэй? – Ворон коснулся наплечника, вынимая свой жезл центуриона. – Медлить нельзя.

Голограмма? Жезл – хитрое устройство, позволяющее создать виртуальную проекцию, чего угодно, в том числе и двойника. Технологии Утопии делают объемные изображения почти неотличимыми от оригинала, а самые продвинутые способны передавать не только цвет, но и физические характеристики, в том числе структуру, температуру, плотность, запах. В данном случае этого не требовалось – невидимый наблюдатель, если он существовал, находился далеко и мог полагаться только на зрение.

Два наших голографических двойника вышли на посадочную площадку. Мой присел на колени, осторожно изучая ближайшие трупы, Ворона двинулся к сгоревшему винтокрылу, а потом, осматривая кабели – к месту, где мог находиться ретранслятор, передающий сигналы. Секунды шли… ничего не происходило. Я почти уверился, что Ворон ошибся, перестраховка не имела смысла, тут никого нет…

Мико: Назад! Активирую щит!

Синяя вспышка мелькнула в скелете соседнего здания, превратившись в ослепительную молнию. Она ударила точно в моего виртуального двойника, и все вокруг него стало гудящим огнем. От его синей, пронзительно-яркой сердцевины, на глазах пожирающей само пространство, рванулось яростное рыжее пламя, сметая все на своем пути. Мертвые тела швырнуло в стороны, черная туша винтокрыла лопнула, разлетаясь на куски. Взрыв был настолько силен, что верхний этаж небоскреба превратился в клубящийся фонтан огня и дыма, извергающий град обломков. Мой двойной силовой щит мгновенно сгорел, взрывной волной нас отбросило вниз, хороня под водопадом падающих камней – перекрытия рушились, не выдержав удара. Кроме всего прочего, взрыв явно имел азур-поражающий фактор. Мой интерфейс мигал и двоился, также как иконка Мико, на несколько секунд утратившая синхронизацию. Неизвестный враг готовился убивать именно Инков, и попади он в цель, мы бы уже погибли.

Мы? Ворона рядом уже не было, боковым зрением я увидел крылатую тень за миллисекунду до обрушения вынырнувшую в оконный проем. В ушах стоял его крик:

– Грэй, отсеки его снизу!

Несмотря на то, что я внезапно оказался под грудой обломков, серьезных повреждений не имелось, все системы вингера работали нормально. Преодолевая секундное головокружение, я выпрямился, разбрасывая каменную груду. Вокруг все горело, дымило и продолжало обваливаться. Мико сигнализировала об опасности – верхние этажи небоскреба складывались, как карточный домик.

Несколько секунд, чтобы выбраться и рассчитать оптимальный маршрут – а в соседнем доме, там, где засел снайпер, уже шла схватка. Внутри сверкали вспышки и прогремело эхо нескольких взрывов, сопровождаемые оглушительным свистом. Зеленая точка Ворона на трехмерной схеме, мгновенно построенной когитором, преследовала ярку-алую, мне оставалось лишь последовать указаниям, не дав противнику уйти в лабиринт нижних этажей. Враг, судя по отметке, был всего один.

Крылья отлично подходили для маневрирования в ограниченном пространстве и давали преимущество в скорости и выборе позиции. Противник, судя по всему, не умел летать – он двигался исключительно внутри здания. Бежал вниз, очень быстро. Ворон преследовал сверху, а я перехватил его через два этажа – в огромном, пустом прямоугольном зале, поддерживаемом рядами выщербленных колонн.

Скользящий человеческий силуэт. Черная, зеркально блестящая броня облегала его, как вторая кожа. Хайвер? Или А-модификация? Он двигался скачками, то появляясь, то полностью исчезая из всех диапазонов восприятия. Еще один невидимка, совершенная маскировка, которую нарушал шлейф дыма и искр – мой напарник каким-то образом сумел подпалить снайперу задницу!

Мико: Неопознанный Одержимый! Грэй, внимание, А-способность!

Инфразвук! Низкий, невыразимо грозный рык пронесся по залу искажающей волной, настолько мощной, что она дробила стены, сносила колонны и превращала перегородки в летящие облака обломков и пыли. Вражеский снайпер, на секунду обернувшись, как будто выдохнул ее, мгновенно превращая в непреодолимый завал все, что оставалось сзади него. Он явно пытался задержать Ворона, но не принял в расчет, что я уже здесь.

«Солнечный Импульс» высветил полусферу силового щита, окружавшую Одержимого. Моя атака застала врасплох, но не причинила вреда. В ответ, не останавливаясь, враг ударил звуковым импульсом и алыми энергетическими молниями. Первое должно было смести меня с пути, погрести под завалами и рухнувшими перекрытиями – подобным криком враг наверняка мог разрушить дом средних размеров, второе – прожечь насквозь. Оба выпада не прошли, но мне пришлось активировать «Протуберанец», чтобы стопроцентно парировать их. Отброшенные обломки огненным градом брызнули во все стороны, от энергии столкновения каркас здания задрожал, ближайшие несущие колонны лопнули, рухнули балки и перекрытия, погребая Одержимого под собой. Он мгновенно выбрался из-под обвала, ловко избегая как падающих стен, так и каменных глыб, которые я метал в него одну за другой, используя «Психокинез». Очень быстрый и ловкий тип, но он не мог видеть и реагировать абсолютно на все!

Синий взблеск – плазменный импульс откуда-то из клубящейся пыли. Правая лодыжка Одержимого ниже колена исчезла в огненной вспышке, он на ходу с размаху споткнулся и упал, потеряв равновесие. Ворон просто-напросто отстрелил ему ногу!

Враг мгновенно инкарнировал, восстановил целостность, но промедление стоило нескольких драгоценных секунд, которыми я воспользовался сполна. Все-таки Кай сделал мне хорошую пушку. «Крыса» с начала боя была в левой руке, сейчас я просто поливал противника огнем с двух стволов. Несколько гелиотермических импульсов сожгли щит, а выпущенные в упор «Токсичные Пули», сопровождаемые резким «Визгом» и усиленные для убойности энергией Ра, развернули и опрокинули Одержимого на спину.

Он умер, инкарнировал снова – и еще раз погиб, «Солнечный Импульс», выпущенный в упор – это далеко не шутка. Высокотемпературный термический взрыв с азур-поражающим фактором, не уступающий по убойности попаданию фугасного боеприпаса. Дымящееся тело замерло в обугленном пятне, его маскировка полностью слетела, и мое пси-восприятие наконец-то уловило сигнал его сознания – слабый, но еще бьющийся.

– Ну! Говорил я тебе! Засада! Эти уроды копируют мою тактику! – возбужденно крикнул Ворон, появляясь их клубов пыли, – Что с ним?! Готов?

– Живой. Азур-шок.

Из рук Ворона выстрелили серебряные кинжалы. «Тлен», «Отчаяние», «Горесть», «Отрава» и «Агония». Я испытал их действие на себе в Башне Пустоты, хорошо помнил, как парализующий некроз обездвиживает тело. Сейчас они пригвоздили руки и ноги оглушенного врага, намертво прибив его к обугленному полу. А из руки Ворона выстрелила синяя плеть молнии. А-способность! Электрические разряды впились в черную броню поверженного, оплетая его с головы до ног. Тело Одержимого задергалось, словно в конвульсиях, его доспех задымился, заискрил, вспыхивая искорками мини-взрывов.

– Что ты делаешь?

– Прожариваю его, так вкуснее, – кровожадно осклабился Ворон. – Я люблю с хрустящей корочкой, а ты?

Он с явным наслаждением добивал раненого врага. Я увидел, как под корчащимся телом появляются маслянистые разводы Тьмы, бегущей от гибельных разрядов А-энергии, и вдруг понял, что должен остановить Ворона. Как бы там ни было, Одержимый был еще жив и мог рассказать нам о судьбе пропавших Когорт, неизвестном «Титане» и много еще о чем интересном. Да, он хотел убить нас из засады и имел все шансы это сделать, но я прибыл сюда, чтобы заключить соглашение с Одержимыми, и не стоило начинать наши переговоры с убийства.

– Ворон, стой!

– Сдохни, сдохни, сдохни! – повторял Ворон, словно не слыша приказа.

– Ворон! Он нужен мне живым! – я перехватил ее руку своей, пытаясь отвести ее в сторону, но напарник неожиданно закаменел, сопротивляясь моему давлению. Он медленно повернул голову. В узких оранжевых прорезях вингера я не видел его глаз, но напряжение пси-поля дало понять, что команда не понравилась Ворону. Его старая сущность всколыхнулась, я ощутил убийственную жажду крови.

Я тоже не убирал руку. Это казалось безмолвным поединком. Выдерживая его пустой взгляд, я молча поднял правую руку – в лицо убийце Одержимых глянуло выгоревшее жерло гелиотермической пушки. Интуиция подсказывала – неповиновение приказов нужно давить в зародыше.

– Стой, – повторил я, изо всех сил продавливая волю Ворона «Повелителем Стаи». Это было не легче, чем вырвать кусок мяса прямо из пасти у дикого зверя, только что поймавшего добычу.

Убийца Одержимых хрипло рассмеялся. Он был крутым парнем, и чернее его репутации оказалась только его душа. Он не ломался, и тогда я трансформировал Десницу, прямо на его глазах. Азур в ней оставались крохи, но Ворон не мог этого знать. Я запустил «Трансформацию» и еще раз прорычал:

– Приказываю, стой. Убери руку!

Напряжение лопнуло. Нужно было действовать или сдаваться. Я превратил Десницу в острый, отточенный легионный клинок из Синей Стали, одновременно напитав его «Усилением Света» и резко рубанул – прямо по сочлению его «Икара», между кистью и предплечьем.

Удар был молниеносен, точен и, главное, внезапен. Отрубленная кисть Ворона вместе с перчаткой вингера брякнулась на пол, из отсеченного запястья хлынул фонтан крови. Поток молний, добивающий Тьму, иссяк. Я ожидал чего угодно, готовясь нокаутировать своего напарника с помощью «Повелителя», но убийца Одержимых лишь встряхнулся, словно сбрасывая наваждение, зажал кровь свободной рукой и поднял забрало – на его лице расцвела знакомая, совершенно сумасшедшая сумрачная ухмылка. Его отпустило. Субординация была восстановлена.

– Я же сказал – убери руку, – холодно повторил я. – Ты не расслышал приказ?

– Хороший удар. Ты мне доспех повредил, – сказал Ворон спокойно и беззаботно, будто не он только лишился конечности.

Левой рукой он поднял отрубленную кисть, приставил его к брызжущему кровью запястью и с хрустом повернул. Не знаю, что за Геномы имплантировал убийца Одержимых в новый носитель, но рука сразу же встала на место, со щелчком соединившись с кистевой частью вингера.

– Приказ есть приказ, – усмехнулся он, – Лучше бы его убить, Грэй. И уходить отсюда, быстрее.

– Предоставь решать это мне, – ответил я.

Мико: Грэй, согласно инструкции, в целях безопасности мы должны немедленно откачать Азур!

Поврежденная броня Одержимого отваливалась черными лохмотьями, как древесная кора. Кожа под ней оказалась покрыта сплошными, страшными багровыми ожогами, так что нельзя было понять, мужчина это или женщина. Острие вонзилось под подбородок пленника, и через несколько секунд на торце экстрактора замигал синий огонек – батарейка наполнена. Мы с Вороном переглянулись – наша полуживая добыча была полна Азур. Удалось вытянуть больше ста тысяч – два полных конденсатора по пятьдесят и немного на донышке третьего. Я бросил одну батарейку Ворону и тут же последовал его примеру, «выпив» свою.

Получено 50000 Азур.

Сформирована Нейросфера.

Текущее количество 31100/ 74800 Азур.

– Нужно торопиться, Грэй, – сказал Ворон – Он наверняка успел сообщить своим, они уже летят сюда. Времени нет, надо выжечь Тьму и уходить!

– Он может знать, что с нашими людьми, – сказал я. – Надо его допросить.

– Одержимых допрашивать бесполезно, – буркнул Ворон, – В большинстве случаев.

– Мы должны попробовать. Я попробую его оживить.

Я накрыл обезображенное тело сиянием «Исцеления Света», одновременно пытаясь пробудить его разум. Одержимый, к моему удивлению, был еще жив, его организм бешено боролся – геномные модификации, какой-то вид мощной регенерации не давал ему умереть от ожогов и некроза. С сознанием было хуже, наши А-удары повредили энио, погрузив врага в подобие человеческой бессознательности. Тут мой опыт и способности Заклинателя помогли очень быстро, нужно было всего лишь соединить несколько порванных ниточек. Я не видел никакой разницы с энергетической системой обычного Инка – разве что в азур-диапазоне его анима казалась не съежившимся прозрачным сгустком, а чернильной кляксой ксеноцита, хищной каракатицей свернувшейся в Источнике.

– Ого. Получилось, – произнес Ворон почти равнодушно, глядя, как восстанавливается здоровая кожа и цвет возвращается на лицо нашего пленника. – Значит, Стрелок. Я так и думал.

Ричард «Стрелок» Макконахейн

А-Человек. Инкарнатор. Одержимый

Инфицирован. Стадия заражения – третья.

Обнаружены неизвестные генетические и азурические модификации.

Обнаружены неизвестные имплантаты.

Тип Источника – неизвестен.

Класс опасности – красный (смертельная угроза)

Мужчина – а это был мужчина с правильным лицом европеоида, рыжеволосый и зеленоглазый, с сиплым вздохом открыл глаза и очнулся. Дернулся со стоном, пытаясь освободиться и тут же замер, внимательно нас изучая.

– Узнаешь меня, Стрелок?

– Ворон, – чуть слышно прошипел Одержимый, – Астра фатида. Говорили, тебя свои же грохнули. Тебе давно пора за Грань, ублюдок!

Он произнес еще несколько слов, не совсем приличных. Я пропустил их мимо ушей – банальная попытка вызвать в нас примитивные эмоции.

– Ты не представляешь, как твои слова греют мне душу, – проговорил Ворон почти ласково. – Но у нас нет времени на обмен любезностями.

– Грэй, предоставь это мне.

Движение Ворона было так стремительно и неожиданно, что я пропустил его. Тонкое острие пятого кинжала замерло в каком-то миллиметре от открытого глаза Стрелка. Придерживая жертву за волосы, убийца Одержимых тихо прошипел:

– Итак, прежде чем я вырежу тебе первый глаз, Стрелок, ответь на парочку вопросов. Что случилось с нашими Когортами? Где Инки?

Одержимый как будто не боялся. Выражение его лица почти не изменилось. Он ответил, издевательски улыбаясь.

– Мы устроили им горячее свидание. Вы к ним скоро присоединитесь.

Я сосредоточился, пытаясь проникнуть в его сознание. Бесполезно – клинок пси-поля соскальзывал с него, как с ледяной, непроницаемой сферы. Этот Инк владел техникой ментальной защиты. Ее можно грубо взломать, как это сделала Немезида со мной, но это потребует немалых усилий и времени. А его сейчас у нас нет.

– А Ши, Стрелок? Что они делают здесь?

– Пришли погулять с нами около моря, – осклабился пленник, – Эй, ты, ублюдок! Хватит лезть мне в голову! Ты вообще кто такой?

Это предназначалось мне.

– Сейчас мое имя Грэй. Но раньше меня звали по-другому, – сказал я, раскрывая шлем «Аватара».

– Я тебя не знаю, – равнодушно взглянул мне в лицо Одержимый.

– Ты меня знаешь, Стрелок, – сказал я жестко. – И ты помнишь мое старое имя.

Несколько секунд он напряженно всматривался, глаза бегали от моего лица к Деснице, потом уронил голову на грудь и выдохнул:

– Прометей. Я слышал. Ты перевернул Город. Говорят, это нам на руку.

– Да. Я пришел, чтобы положить конец вражде. Ты слышишь меня? Кто у вас главный? Я хочу говорить с лидерами Одержимых. Я хочу остановить войну.

Несколько секунд Стрелок молчал, затем его плечи задрожали, и я понял, что он беззвучно смеется.

– Ты… серьезно? – сквозь смех произнес Одержимый, – Мир? Между нами? Сейчас?

– У Стеллара новые директивы.

– Нам плевать на директивы Стеллара, – прервал меня Стрелок, – Слушай, кто бы ты ни был, вам всем скоро конец. Совсем скоро вы все сдохнете в муках.

– Грэй, уходим. Он тянет время. Они близко, – передал Ворон.

– Хорошо. В знак своих мирных намерений мы не будем тебя убивать. Мы сейчас уйдем.

– Серьезно? Не будете меня убивать? – усмехнулся Одержимый, – Как Айса, как Иви? Новая игра, Ворон? Еще одна ловушка? Ты нас на такое не купишь.

– Передай мои слова, и вот это вашим лидерам, Стрелок, – сказал я, бросая ему на колени пластинку с записанным вокс-сообщением, – Если вы не верите, Арахна и Зак Каррахейн могут подтвердить мои слова.

Стрелок смотрел на меня. Кажется, он так и не поверил, что ему сохранят жизнь.

С помощью «Психокинеза» я вырвал парализующие кинжалы и бросил их Ворону. Руки Стрелка бессильно упали вдоль туловища – за время разговора некроз тканей сделал их плоть мертвыми, и только регенерация от моего «Исцеления» и блокировка нервных окончаний позволили ему вообще жить и разговаривать. Сейчас он, конечно, умрет, у Одержимого нет Азур для воскрешения, но если Ворон прав, и он успел вызвать подмогу, то другие Одержимые помогут ему. Вопрос, не оправятся ли они по нашим следам – но, с другой стороны, затопленные кварталы Нео-Арка простираются на сотни миль, мы хорошо замаскировались, а проверять каждое здание нереально. Мое сообщение, видео и предложение о переговорах должны вызвать как минимум интерес. Я надеялся, что не повредил Заку и Арахне, сославшись на них.

– Грэй, моя репутация безжалостного убийцы под угрозой, – усмехнулся на канале Ворон, пока мы проделывали обратный путь под водой. Злобы в его сознании не было, и это внушало надежду.

– Зарабатывай себе другую, – проворчал я.

Глава 8

На нашей временной базе ничего не изменилось. Хорошее место – обнаружить внутри одного из сотен затопленных небоскребов небольшую группу людей крайне сложно. Даже если Одержимые захотят нас отыскать, как они это сделают? Тысячи тонн металла и пластобетона экранируют все сигналы, а постоянная дымка испарений над водой и небольшой азурический фон отлично маскируют. Возможно, именно по этой причине противник решили устроить свой перевалочный лагерь здесь – аэрокосмическая разведка в Нео-Арке крайне затруднена, даже сенсоры Звезды или аппараты типа «Пилигрима» почти бессильны.

Наша группа привезла с собой мобильный легионный ретранслятор – усиленный передатчик, имеющий скрытый и зашифрованный канал связи с Городом. Такой имела каждая Когорта, и Часовой клялся, что ни засечь, ни перехватить сигнал не смогут даже Техноманты Одержимых. И по прибытию я немедленно получил вызов от Кастора. Конечно, глава Легиона был обеспокоен нашим открытием. «Титан». Новая угроза Городу.

Разговор вышел не слишком приятным…

Кастор: Грэй, продолжение разведки считаю нерациональным. Одержимые теперь знают о вас, это крайне опасно. Возвращайтесь в Город.

Грэй: Мы так и не выяснили судьбу наших Когорт. Не узнали цели Ши. И я должен переговорить с Одержимыми.

Кастор: Косвенных данных достаточно, чтобы сделать выводы. Скорее всего, они уничтожены неожиданным ударом с «Титана». Какие могут быть переговоры после этого? Даже если кто-то случайно уцелел, их уже не спасти. Что касается Ши, они не говорят с Инками. Нужны посредники, но сейчас искать их нет нужды. Их присутствие в Городе Смерти это нарушение договора, значит, у нас тоже развязаны руки.

Кастор – светлая голова. Он мыслит ясно и трезво, и будь мы обычной разведывательной группой Легиона, оказался бы абсолютно прав. Но я прибыл сюда с определенной миссией и не собирался бросать ее на половине пути.

Грэй: Что ты предлагаешь?

И тут он меня внезапно ошарашил.

Кастор: Обстоятельства изменились. После подтверждения вашей группой информации о «Титане», система Стеллара объявила новую Синюю Тревогу. Анализ показывает, что наиболее рационально будет уничтожить «Титан», а также большое скопление живой силы и техники врага путем массированной бомбардировки. Мы сейчас рассматриваем несколько вариантов действий, но основных два: орбитальный удар Звезды или запуск наших «Абсолютов». Поэтому, в целях безопасности ваша группа должна вернуться в Город. Чем быстрее, тем лучше.

Одновременно с холодными словами передо мной развернулось информационное сообщение, принятое Мико:

Синяя Тревога.

Внимание, региональная угроза.

Контроль над МЦО класса «Титан» (номер не идентифицирован) захвачен группой агрессивных неопознанных существ. Необходимо восстановить контроль либо уничтожить МЦО в связи с опасностью его применения против организованных человеческих сообществ.

Опционально: идентифицировать бортовой номер МЦО

Опционально: идентифицировать, обезвредить либо уничтожить существ, захвативших «Титан»

Награды: знак отличия, неизвестно, неизвестно

Значит, Синяя Тревога! Повторялась ситуация, когда Стеллар создал директиву после получения данных из Энджело. И теперь лидер Легиона предлагал, не вступая в переговоры, просто уничтожить Одержимых, Ши и «Титан» ударом «Абсолюта» из городского арсенала. Невзирая ни на что, разрубить узел. Точно также действовал Шепот, выжигая Тьму в месте моего приземления. Холодная логика войны на уничтожение – нанеси удар врагу, пока он уязвим. Кастор не был фанатиком, но появление «Титана» делало риски слишком высокими. И я понимал, что он обязан, все мы обязаны, сделать все возможное для ликвидации Синей Тревоги. Однако…

Грэй: Я категорически против бомбардировки. Считаю это преждевременным. Предлагаю сначала выяснить намерения Одержимых, довести до них новые директивы Стеллара, уточнить цели Ши и попробовать решить вопрос мирно. Дай мне еще немного времени. Сутки, может, двое. Что мы теряем?

Говоря это, я уже понимал, что Кастора не переубедить. Они не верили в переговоры. Они не верили в то, что Одержимые могут перестать быть врагами. Они видели в будущем только войну. Которая не принесет нам ничего, кроме смертей и, в конечном итоге – поражения. «Абсолютов» в Городе после недавних событий осталось меньше десятка, чудовищных тварей Левши, где-то на морском дне ползущих к Городу, гораздо больше. Оружие нам еще пригодится, и очень скоро. Врагов вокруг хватало, и не стоило увеличивать их количество.

Кастор: Время. Мы теряем время. Самый драгоценный ресурс. Тот, кто знает, когда он может сражаться, а когда не может, будет победителем. Поверь мне, Грэй, сейчас наилучший момент для удара. Они скучены, уязвимы. Когда Одержимые поймут, что обнаружены, они начнут действовать. Возможно, действуют уже сейчас, мы не знаем.

Грэй: Разве не лучше победить, вообще не вступая в сражение?

Кастор: Война уже идет…Напоминаю, командир Легиона – я. Ты сам так решил. Поэтому позволь мне определять стратегию. К тому же не все зависит только от нас. Есть еще Звезда. Грэй, я не могу и не буду тебе приказывать. Рекомендую немедленно покинуть район Нео-Арка. Там может стать очень жарко.

Вежливо, но непреклонно. Я разговаривал с каменной стеной. Отогнав раздражение, что смена власти в Городе не изменила в глобальном плане политику Легиона, я задал последний вопрос:

Грэй: Сколько времени у меня еще есть?

Кастор: Не знаю точно. Жду ответа от Звезды. Возвращайся в Город. Ты нам нужен здесь. Подумай о своих людях.

Я в ярости выключил ретранслятор, поняв, что ничего от него не добьюсь. Конец связи.

Ворон неслышно подошел ко мне. За его спиной маячила встревоженная Алиса. Все они получили известие о новой директиве через вокс-связь наших когиторов.

– Синяя Тревога. Что дальше, Грэй? Возвращаемся или продолжаем?

– Продолжаем. Я должен встретиться с Одержимыми. А ты будешь меня прикрывать.

– Они теперь знают, что я здесь, – задумчиво произнес убийца Одержимых, – Зря ты оставил в живых Стрелка. Они меня ненавидят. Будут искать, просто чтобы свести счеты.

– Я знаю. И еще они тебя боятся. Это сработает на нас.

– Верно, но сейчас из-за меня опасность грозит и тебе. Я просто предупреждаю, знаю их. Они хотят мести.

– Мести… Кровь у всех на руках, и у Города, и у Одержимых, – медленно сказал я, – Мы должны это остановить, Ворон.

– Зачем?

– Что – зачем?

– Зачем ты делаешь все это? Хочешь спасти их? Одержимые – предатели, трусы, убийцы, – на скулах Ворона вспухли желваки, – Их осталось немного. Кучка. Можно раздавить всех, хоть Легион уже и не тот, что раньше.

– Нас тоже осталось немного. И они тоже Инки, Ворон. Если бы я делал все, как положено, ты бы сидел в анимариуме. А ее, – я чуть заметно кивнул в сторону Алисы, – подчинила бы азур-сущность. Но я предпочитаю действовать так, как подсказывает мне совесть. И вы сейчас со мной, здесь. Это тебя не убеждает?

– Убеждает, – сказал Ворон, – Только это и убеждает. Прометей всегда видел дальше остальных. Будь по-другому, я бы уже убил тебя.

Он сказал это спокойно, глядя в глаза – и я понял, что убийца Одержимых говорит правду. Алиса шевельнулась рядом, уловив мою невысказанную мысль, но я жестом успокоил ее – для тревоги не было оснований. Меня интересовало немного другое. Сейчас, пока Стрелок передает мое сообщение вражеским лидерам, возникла небольшая оперативная пауза, можно было поболтать по душам и выяснить кое-какие давно подвисшие моменты.

– Есть еще одно, верно? – усмехнулся я, – Месть бессмысленна. Погибших не вернешь. Ты отправил за Грань кучу народу, тебе стало легче?

Ворон вздохнул. Его пси-поле казалось принадлежащим почти нормальному, рассудительному человеку. Нет отблесков кровавого безумия, которое вновь всколыхнулись при виде Стрелка. Задумавшись, он ответил не сразу:

– Сначала мне казалось, что да. Потом… я начал получать от этого удовольствие. Убивая. Мучая. Причиняя боль. Сегодня… это проявилось снова. Ты остановил, правильно. Спасибо. Меня тошнит, от того, каким я был раньше. Опять… не хочу.

Это признание многого стоило. Старые Инки – ходячая кладезь психических расстройств, человеческая природа не выдерживает бессмертия и могущества. Мой ментальный дар позволял им вновь обрести собственную целостность. Кай, Алиса, Ворон, да и все остальные – они ведь шли за мной не просто так. Это стоило использовать, и на это я особенно рассчитывал, готовясь к переговорам с Одержимыми.

– Расскажи мне, как все начиналось. Ты ведь был в Городе, когда Одержимые вернулись с Черной Луны?

– Нет. Почти все Инки, кто был в Городе, погибли. Я тогда отлучился – снимать Тревогу в один из аванпостов «Европы».

Его голос казался почти равнодушным, хотя в огне «Абсолюта» сгорела вся его семья, включая детей. И все близкие друзья. Удар уничтожил больше двух тысяч Инков – всех тех, кто оставался защищать Город, когда основная часть Первого Легиона отправилась на Черную Луну. Жертвы среди мирного населения исчислялись сотнями тысяч. Вероятно, тем, кто вернулся на руины Города, казалось, что системе Стеллара нанесен смертельный удар.

– Получается, уцелели только те Инки, что были вне Города?

– Да. Орфей, Кастор, Кассандра, Фурий и остальные тогда служили в гарнизонах Монолитов. Им пришлось вернуться в Город, чтобы остановить то безумие, которое началось тут после того, как Одержимые вскрыли Куб. Из городских Инков побоище пережили немногие, а тот Совет – вообще единицы. Шепот и Немезида.

Шепот был мертв. А Немезида обнулена. Я вспомнил нейропломбу Прометея и полуобнаженную смуглую женщину на постели, их разговор накануне отбытия Первого Легиона. Немезида была близка к Прометею. А еще я вспомнил, что знакомые Инки упомянули, что Ворон тоже хорошо знал ее.

– Как они уцелели?

– Я не знаю точно, – Ворон пожал плечами, – Рассказывали, что Одержимые хотели прорваться к Стеллару. Их защитила от «Абсолюта» экстрамерная полость. Полигон же тоже уцелел.

– Немезида. Можешь рассказать о ней? Я слышал, одно время вы общались?

– О, Немезида, – усмехнулся Ворон, прищурившись, – Ну, одно время она была моей связной. Меня не любили, ее ненавидели. Да, я ее знал. Значит, ты не забыл ее? Она ведь была твоей ученицей, твоей правой рукой. И, хоть вы и скрывали это, между вами так искрило, что…

Видимо, мое выражение лица и напряжение пси-поля дало знать, что он перебирает, и убийца Одержимых осекся, но через несколько секунд продолжил:


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю