156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Чужестранка в гареме » Текст книги (страница 1)
Чужестранка в гареме
  • Текст добавлен: 9 сентября 2016, 21:37

Текст книги "Чужестранка в гареме"


Автор книги: Патриция Грассо






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 17 страниц)

Патриция Грассо
Чужестранка в гареме

Глава 1

Саутенд-он-Си, Англия

Октябрь 1556 года

Солнечные лучи яркими всполохами загорались на низких волнах, лениво накатывающих на берег.

Облокотившись о перила на правом борту французского судна «Красавица Болье», семнадцатилетняя Хедер Элизабет Деверо рассматривала крохотные человеческие фигурки на далеком берегу. В кольце оруженосцев стояли вдовствующая герцогиня Деверо и сэр Генри Баженаль, посланник королевы Елизаветы при семействе Деверо, заступивший на службу после смерти герцога, семь лет назад. Сэр Генри стал для Хедер вторым отцом, и она чувствовала, что будет скучать по нему так же, как по матери.

Хедер знала, что мать будет смотреть вслед кораблю до тех пор, пока он не исчезнет за горизонтом. Не так давно Хедер, стоя рядом с матерью, махала вслед судну, уносившему за пределы Англии ее сестер, которых королева выдала замуж за иностранных подданных. И теперь настал черед Хедер, самой младшей из дочерей герцога.

Несмотря на то, что девушке жаль было покидать родину и расставаться со всем, что было ей дорого, она сознавала свой долг и старалась улыбаться, чтобы не расстраивать мать, у которой не было выбора. Ее сестры, Кэтрин и Бриджит, тоже не хотели уезжать из Англии, но, в конце концов, обрели счастье в браке.

Хедер сомневалась, что разделит их судьбу. Судя по миниатюрному портрету, граф не мог похвастаться красотой зятьев девушки. Не повезло ей с опекуншей-королевой, что уж скрывать.

– Еще не поздно.

– Для чего?

– Для того чтобы переменить решение и не обрекать себя на ссылку вместе со мной, – сказала Хедер, обращаясь к Эйприл, своей кузине и наперснице.

– Выйти замуж за французского аристократа вовсе не означает отправиться в ссылку, – отозвалась девушка. – Кроме того, я всегда принимала участие во всех твоих авантюрах.

– Да что ты, кузина? – с лукавой улыбкой воскликнула Хедер. – Я думала, ты терпеть не можешь авантюры.

– Жизнь во Франции придется мне по душе, – ответила Эйприл. – Там, во всяком случае, безопасно.

– Нам предстоит долгое путешествие, – поддразнила ее Хедер. – Оно может таить немало опасностей.

– Например?

– Например, пираты.

– Господи, спаси и помилуй, – перекрестилась Эйприл. – Хотя я готова побиться об заклад, что тебе не терпится с ними встретиться.

Кузины погрузились в молчание. Несмотря на то, что берега Англии не успели скрыться из виду, обе они уже скучали по дому.

Хедер, небольшого роста изящная девушка с соблазнительными формами, отличалась редкой ослепительной красотой, о которой даже не подозревала. На красивом овальном личике особенно выделялись огромные глаза изумрудного цвета. Шелковистая кожа оттенка слоновой кости была безупречна, а единственным недостатком являлась россыпь веснушек на маленьком слегка вздернутом носике. Головку девушки венчала роскошная копна золотисто-рыжеватых волос.

Эйприл, голубоглазая брюнетка, была на несколько дюймов выше кузины. Ее скромная красота скорее радовала глаз, чем поражала. И к великому сожалению Хедер, на ее лице не было и намека на веснушки. Эйприл была очень похожа на свою мать, троюродную сестру покойного герцога.

– Мадемуазель, – окликнул Хедер капитан судна.

Девушки разом обернулись. У этого низкого и коренастого француза были жирные черные волосы и усы. Настоящая жаба, подумала Хедер.

– Позвольте проводить вас в каюту, – сказал капитан Арман. – Идите, пожалуйста, за мной.

– Нет, спасибо, – вежливо отказалась Хедер. – Мы хотим еще немного полюбоваться берегами Англии.

– Но мы вот-вот поднимем якорь и отчалим, – возразил капитан.

– Поднимайте на здоровье, – отозвалась Хедер. – Мы останемся на палубе до тех пор, пока родина не исчезнет из виду.

Не на шутку рассердившись, капитан Арман повернулся на каблуках и зашагал прочь, ругая себе под нос невоспитанных англичан. Граф Болье, известный своим суровым нравом, очень скоро укротит эту девчонку и научит ее вести себя вежливо. Во всяком случае, капитан очень на это надеялся.

Тем временем девушки вновь обратили взгляд на берег, всматриваясь в удаляющиеся фигурки. Хедер вздохнула. Ее мать, очевидно, не намерена была дожидаться отплытия корабля.

– Мадемуазель, я настаиваю на том, чтобы вы прошли в каюту. – Капитан Арман вновь появился рядом с ними. – Ваше присутствие на палубе отвлекает моих людей от работы.

– Мой дорогой капитан Арман, – проговорила Хедер, напустив на себя надменный вид. – Я вам не мадемуазель, а леди Хедер. Кроме того, мы с моей кузиной спустимся вниз, как только будем готовы, и ни минутой раньше. Разве я не будущая графиня де Болье? Вам лучше воздержаться от помыкания вашей будущей госпожой.

Подавив желание дать ей пощечину, капитан Арман оскалился и, не сказав ни слова, удалился. Хедер подмигнула Эйприл, которая подавила нервный смешок.

– Прости, что назвала тебя моей служанкой, – извинилась Хедер. – Господи, до чего же я ненавижу этих французов! Кроме моей матери, разумеется.

– Ты ведь не встречала ни одного француза до тех пор, пока не взошла на борт этого судна, – напомнила ей Эйприл.

Хедер усмехнулась:

– Да, но это была нелюбовь с первого взгляда.

– Ты должна быть вежливой с подданными твоего нареченного. Ведь очень скоро они станут и твоими слугами тоже, – сказала Эйприл. – И не забывай, что королева была к тебе очень добра. Она могла бы услать тебя в какую-нибудь глушь, как твоих сестер.

Хедер подумала о своих сестрах. Кэтрин теперь жила в Ирландии, а Бриджит переселилась в Шотландию. Пожав плечами, она проговорила:

– В жизни моих сестер есть нечто, чего у меня никогда не будет в цивилизованной Франции.

– И что же это такое? – осведомилась Эйприл.

– Приключения.

Эйприл закатила глаза.

– Кому, как не мне, на роду написано быть участницей приключений? – продолжала Хедер. – Ты же знаешь, что я брала уроки обращения с оружием вместе с братом и прекрасно могу постоять за себя. Но разве у меня есть хоть малейший шанс оказаться лицом к лицу с опасностью? Нет! Королева посылает меня в старую, замшелую Францию, где моим единственным занятием будет воспитание наследника для этого урода графа де Болье.

– Ну а я рада возможности переселиться в цивилизованную страну, – возразила Эйприл. – И граф де Болье вполне симпатичный мужчина. Давай посмотрим на его портрет. Он у тебя с собой?

Приподняв полы темного шерстяного дорожного плаща, Хедер извлекла миниатюру из кармана юбки. С портрета на них взирал тридцатилетний Савон Фужер, граф де Болье. Рыжевато-каштановые волосы графа были такого же цвета, как усы,произраставшие под длинным острым носом. У него были тонкие черты лица, темные, почти черные глаза и выражение лица человека, у которого пониже спины застряла заноза.

– Граф красивый мужчина, – сказала Эйприл, стараясь скрыть отвращение. – Уверена, художник оказался никудышным мастером. Невозможно отразить на холсте истинный образ человека.

– Фужер похож на хорька, – смело проговорила Хедер. – И мне не нравятся его холодные змеиные глаза. Такое впечатление, что он не способен на положительные эмоции.

– Не спеши судить о характере человека по внешности, – посоветовала Эйприл.

– Если он мне не понравится, я сделаю то же самое, что Бриджит, – сбегу.

– Леди Хедер, – прогремел над ними голос капитана Армана, – как капитан корабля, я приказываю вам спуститься вниз.

Никогда, даже в самых страшных снах, он не предполагал, что ему придется играть роль няньки при двух англичаночках. Кто бы мог подумать, что они станут так сильно его раздражать?

Хедер взглянула на береговую линию. Ее больше не было. Англия исчезла за горизонтом. На секунду поддавшись панике, девушка пожала плечами и ответила:

– Хорошо.

Идя следом за капитаном, Эйприл дотронулась до руки кузины.

– Как ты думаешь, мы еще когда-нибудь увидим Англию? – с надеждой в голосе прошептала она.

Хедер искоса взглянула на кузину, и ее губы расплылись в улыбке.

– Если мне не понравится граф, то мы обязательно вернемся, – ответила она и преувеличенно тяжело вздохнула. – Боюсь,как бы нам не пришлось идти обратно в Англию пешком.

Капитан Арман открыл дверь и ввел девушек в каюту.

– Эта каюта станет вашим домом на следующие две недели, – сказал он.

Каюта оказалась ненамного больше конского стойла, темная, с крошечным иллюминатором. У стены под окном размещалась ветхая койка, напротив которой стоял шаткий стол без единого стула. В углу каюты были аккуратно сложены сундуки с вещами девушек. Сбоку от койки между стенами был подвешен большой кусок парусины.

– Что это такое? – спросила Хедер, плюхнувшись в это странное приспособление самым что ни на есть неженственным образом. Конструкция стала раскачиваться из стороны в сторону.

Выражение лица капитана Армана смягчилось, и его губы сложились в некое подобие улыбки.

– Это называется гамак, – ответил он. – В нем может спать ваша служанка.

– Я сама буду спать в гамаке, – сказала Хедер, заметив выражение ужаса на лице кузины. – Кажется, он гораздо удобнее, чем эта страшная койка.

– Во время путешествия вам со служанкой разрешается выходить на палубу, чтобы подышать свежим воздухом, с двух до четырех часов дня, – сообщил капитан Арман. – Мужские каюты находятся под палубой, и вход туда вам строго воспрещен. Еду вам будут приносить сюда.

– А где же мы будем есть? – спросила Хедер, устремив на француза тяжелый взгляд превратившихся в недовольные щелочки зеленых глаз. – Здесь нет стульев.

– Стол можно пододвинуть к койке. – В надежде подавить мятежный дух англичанки капитан Арман придал своему лицу крайне суровое выражение. – Любое отступление от правил будет расцениваться как мятеж на борту.

– Мы гости графа или его пленницы? – возмутилась Хедер.

– Леди Хедер, эти правила предусмотрены для вашей безопасности, – сказал капитан и повернулся, чтобы уходить.

– Капитан Арман! – остановила его Хедер. Обернувшись, он наткнулся на самую что ни на есть победную улыбку. – Мне известно, что Болье находится в Средиземном море и что там круглый год хорошая погода, но, кроме этого, я не знаю ничего о своем будущем доме. Не могли бы вы просветить меня?

– Я должен быть на палубе, – сказал он и открыл дверь каюты.

– Почему граф сам не захотел съездить в Англию за невестой?

Капитан Арман обернулся:

– Граф не объясняет мне свои поступки. Кроме того, у столь могущественного человека есть множество врагов, которые непременно убили бы его, если бы он оставил Болье и пустился в плавание.

– Фужер, оказывается, трус? – не выдержала Хедер. Эйприл издала сдавленный стон. Капитан Арман вышел, не говоря ни слова, и громко захлопнул за собой дверь.

– Как ты можешь произносить такие слова? – воскликнула Эйприл.

Хедер взглянула на потрясенное лицо кузины и улыбнулась:

– Если человек выглядит как хорек и ведет себя как хорек, значит, он и есть хорек.

Благодаря попутному ветру «Красавица Болье» быстро прошла по Дуврскому проливу и Ла-Маншу и вышла в Атлантический океан. Несмотря на затянувшие небо тучи, Хедер поспешила вылезти из гамака, как только услышала удары гонга.

– Два часа, – возвестила Хедер, уже начавшая томиться вынужденным заточением. – Пошли.

– На палубу? – спросила Эйприл, выглядывая в иллюминатор. – Кажется, будет шторм.

– Немного дождя не повредит, – отозвалась Хедер, набросив на плечи плащ. – Ты идешь или нет?

Долг требовал от Эйприл сопровождать Хедер. Неохотно сняв с крючка плащ, она пошла следом за кузиной.

– Возвращайтесь обратно в каюту, – скомандовал капитан Арман, как только девушки вышли на палубу.

Резко развернувшись, Хедер оказалась лицом к лицу с этой жабой.

– Вы сказали, что с двух до четырех часов нам разрешается дышать воздухом.

– Погода плохая, – рявкнул капитан, и как раз в этот момент небеса разверзлись и посыпались первые капли дождя.

– Ничтожество, – выругалась Хедер и вслед за кузиной бросилась в каюту.

На следующий день светило ослепительное солнце. Ничто не должно было омрачить их прогулку.

Ровно в два часа Хедер и Эйприл поднялись на палубу. Вместо того чтобы нежиться в теплых солнечных лучах, Хедер с воинствующим видом направилась прямо к несчастному капитану.

– Мыться морской водой просто отвратительно, – заявила она. – Мы с моей кузиной требуем лучших условий.

Проигнорировав ее замечание, капитан Арман пошел прочь.

Два дня спустя «Красавица Болье» прошла через Гибралтарский пролив и оказалась в Средиземном море, затем сменила курс и поплыла на север через северо-восток по направлению к южному берегу Франции.

Хедер и Эйприл наслаждались теплым бризом, ласковым, как рука любящего мужчины. Солнце согревало их лица, а его лучи плясали на волнах, превращая море из темно-синего в зеленое.

– Похоже, он, что называется, солнечный человек, – сказала Эйприл, когда девушки в очередной раз рассматривали миниатюру графа.

– Ты в самом деле считаешь, что это лицо добродушного человека? – парировала Хедер, изогнув безупречную бровь медного оттенка в ответ на слова кузины. – Если милостивый Господь планировал вмешаться, то ему лучше поторопиться.

– Ты ведь даже ни разу не видела графа, – сказала Эйприл. – Дай ему шанс.

Хедер застонала, как от боли.

– Выйдя замуж за графа, я вынуждена буду каждый день спать с ним водной кровати и потакать его желаниям. Мысль об этом ненавистна мне сверх всякой меры. О, ну почему королева не приказала мне выйти замуж за какого-нибудь красавца?

– Забудь об этом, – сказала Эйприл.

Неожиданно Хедер улыбнулась, и ее улыбка показалась Эйприл ярче, чем воды Средиземного моря.

– Пока мы едем в Болье, я должна придумать, как сделаться совершенно непривлекательной для графа. Надеюсь, его будет тошнить от моих веснушек.

Эйприл окинула взглядом безупречно красивое лицо кузины. С веснушками или без них, Хедер была потрясающе красива. Никаких шансов на то, что графу она не понравится. Если только...

– Может быть, Господь и правда вмешается, – сказала Эйприл. – Вдруг граф предпочитает мужчин?

– Что? – потрясенно переспросила Хедер.

– У некоторых мужчин такое бывает, – настаивала Эйприл. – Я слышала, как об этом говорили оруженосцы твоего брата.

Хедер громко расхохоталась.

Правда, назавтра после ночи в ужасном гамаке ей было уже не до смеха. Даже солнце не радовало ее.

– Невозможно спать на этой адской тряпке, которая раскачивается при малейшем движении, – попеняла она французу.

Капитан Арман вновь остался глух к ее словам.

Ровно в два часа на следующий день Хедер и Эйприл поднялись на палубу.

«С меня хватит», – красноречиво говорило выражение лица Хедер, осматривавшей палубу в поисках капитана. Она не намерена была и дальше мириться со столь невыносимыми условиями.

Остановив одного из матросов, Хедер спросила по-французски:

– Простите, пожалуйста, вы не подскажете, где капитан Арман?

Матрос улыбнулся и пожал плечами. От других матросов Хедер тоже не получила ответа.

В четыре часа, когда они уже начали спускаться обратно в каюту, Эйприл заметила капитана, но ничего не сказала. Видимо, капитан Арман устал от претензий ее кузины и решил избегать встреч с ней.

Однажды утром, на восьмой день путешествия, Хедер решила, что с нее хватит сидеть в четырех стенах. Разве она не будущая графиня де Болье? Она имеет право ходить куда угодно и когда ей угодно.

Хедер вылезла из гамака, в котором дремала после завтрака. С решительным видом она направилась к двери.

– Куда ты собралась? – поинтересовалась Эйприл, подняв глаза от шитья.

– На палубу.

– Нельзя. Еще только утро.

Хедер бросила на кузину взгляд через плечо:

– Ты думаешь? Тогда смотри. – С этими словами она взялась за ручку двери. – О нет!

Что-то ударило в борт корабля с такой силой, что Хедер отбросило через всю каюту на койку. Вскрикнув от неожиданности, она упала прямо на кузину.

Хедер зажала Эйприл рот рукой, чтобы заглушить ее вопли, и скомандовала:

– Слушай!

С палубы доносились крики мужчин и лязг скрещивающихся сабель.

– Ч-что это такое? – пробормотала Эйприл.

– Наше приключение.

– Ч-что т-ты им-меешь в виду? – У Эйприл от страха стучали зубы.

– Судя по шуму, нас атаковали, – ответила Хедер. – Хотя я уверена, что нам не о чем беспокоиться.

– Нас атаковали?

– Тихо!

Хедер прижала палец к губам кузины, призывая к молчанию, затем соскочила с койки и бросилась к своему сундуку в углу каюты. Опустившись перед ним на колени, она откинула крышку и стала рыться в сундуке. По прошествии нескольких минут Хедер выудила оттуда кинжал с инкрустированной драгоценными камнями ручкой, подарок брата, выпрямилась и поспешила к двери. Жаль, что мама не позволила ей взять с собой шпагу!

– Куда ты собралась? – воскликнула Эйприл.

– На палубу. Хочу узнать, что случилось.

– Не оставляй меня здесь одну, – захныкала Эйприл.

– Следуй за мной, только не высовывайся, – сказала Хедер. – И, что бы ни случилось, не хватай меня за руку. Ясно?

Эйприл кивнула.

Хедер слегка приоткрыла дверь каюты и выглянула наружу. В коридоре никого не было. Девушки осторожно, по стенке двинулись к лестнице. С палубы донесся агонизирующий крик, а затем все стихло.

Эйприл всхлипнула.

– Тихо! – Хедер шла впереди, Эйприл сзади. Девушки поднялись на палубу и одновременно ахнули.

Дорогу им преградил великан ростом более чем шесть футов. Этот человек обладал самой неприятной внешностью, какую только девушкам доводилось видеть. На нем не было рубашки, а мешковатые черные штаны были заправлены в черные кожаные сапоги. Длинные темные волосы рассыпались у него по плечам, а подбородок украшала тщательно подстриженная бородка. В огромной руке великан сжимал кривую шпагу, каких Хедер не доводилось видеть.

– Не подходите, – предупредила его Хедер, потрясая маленьким кинжалом, который выглядел просто комично. – Если вам дорога жизнь, не приближайтесь!

Великан улыбнулся, поднял свободную руку в покорном жесте, а затем крикнул через плечо:

– Капитан!

Хедер быстро огляделась вокруг себя. По всей палубе валялись мертвые и умирающие французы. Капитан Арман стоял неподалеку под охраной двух свирепого вида пиратов и наблюдал за тем, как его груз переносят на другой корабль.

Хедер перевела взгляд обратно на великана как раз в тот момент, когда он хотел воспользоваться ее невнимательностью. Она угрожающе зарычала и направила кинжал на горло пирата.

– Капитан! – снова позвал великан. Только на этот раз он не улыбался.

Усмехнувшись при виде того, как крошечная женщина держит на мушке его лучшего воина, молодой предводитель пиратов подошел к ним. Капитану пиратов, широкоплечему и узкобедрому, на вид было около двадцати пяти лет. Гладко выбритое лицо сильно загорело.

– Что у нас здесь? – спросил он по-французски, и в его черных глазах заплясали веселые огоньки.

– Не ваше дело, – огрызнулась Хедер на том же языке.

– Вы француженка? – поинтересовался мужчина.

– Нет.

– Откуда вы тогда?

– Вас это не касается, – отозвалась Хедер. Потрясенный ее мятежной красотой, капитан лишь улыбнулся такой смелости. Огненные волосы как нельзя лучше соответствовали ее буйному нраву и отважному духу. Она будет интересным и пикантным добавлением к его гарему.

– Я Малик-ад-дин, а мои враги знают меня под именем Сына Акулы, – представился капитан. – Я внук знаменитого Хайраддина, которого еще называют Барбароссой.

– Баба... как? – переспросила нисколько не впечатленная Хедер.

Великан и капитан обменялись насмешливыми взглядами.

– А вас как зовут? – продолжал Малик.

Хедер выпрямилась во весь рост, пять футов и два дюйма, и ответила по-английски:

– Меня зовут Хедер Элизабет Деверо, я кузина Елизаветы Тюдор, английской королевы.

– Вы редкий экзотический цветок, который давно пора сорвать, – ответил Малик по-английски, чем несказанно поразил девушку. Он протянул руку и проговорил: – Идемте. Я провожу вас на свой корабль.

– У английской розы есть шипы, о которые можно больно уколоться, – парировала Хедер, потрясая кинжалом перед его носом. – Держитесь от меня подальше.

– Не зли его, – прошептала Эйприл из-за спины кузины. – Турки очень опасны.

– Кого это вы прячете? – спросил Малик.

– Мою кузину Эйприл.

– Как поживаете, милорд? – вежливо проговорила Эйприл, выглядывая из-за спины кузины. – Рада познакомиться.

– Этот человек не с визитом к нам пожаловал, – сказала ей Хедер.

«Две красотки в расцвете лет для моей коллекции», – подумал Малик и мысленно потер руки. Он сделал шаг вперед.

– Ни с места! – воскликнула Хедер, направив на него кинжал. – У меня в руках нож, и я не побоюсь использовать...

Резким неожиданным движением Малик выбил нож из рук девушки, и тот покатился по настилу палубы.

– Нет никакого ножа, красавица, – сказал он, придвигаясь ближе. – Что будете делать теперь?

– Это судно принадлежит моему нареченному, – заявила Хедер. – Граф де Болье жестоко отомстит вам.

Улыбка Малика померкла. Теперь уже улыбалась Хедер, обрадованная эффектом, который произвела ее отчаянная угроза.

– Рашид, – проговорил капитан, сделав знак гиганту. Его лучший воин схватил Эйприл и сжал стальной хваткой.

Малик не спеша обошел вокруг своей красивой и вздорной пленницы, внимательно разглядывая ее, так что девушка почувствовала себя лошадью на ярмарке. Редкостная красавица, решил про себя капитан, хотя личность ее будущего супруга в корне меняет ситуацию. Малик не мог оставить девушку себе, зная, что другому человеку она нужна еще сильнее. Ничего, ее кузина, эта очаровательная птичка, утешит его.

– Вы в самом деле невеста этого хорька? – спросил Малик в надежде, что он ослышался.

– Граф де Болье не хорек, – возмущенно проговорила Хедер.

– Вы явно еще не встречались с этим человеком, – парировал Малик, а затем громко добавил: – Хедер Элизабет Деверо, я забираю вас именем Халид-бека, имперского оттоманского принца.

– Люди не могут владеть другими людьми, – сказала Хедер.

– Могут, конечно, – поправил ее Малик. – Хозяева владеют своими рабами, разве не так?

Хедер вздернула носик.

– В Англии нет рабов, – сообщила она. – Наши слуги – свободные люди.

– Вы больше не в Англии, – заметил Малик, поведя смоляной бровью. Не дождавшись ответа девушки, он позвал своих людей: – Продолжайте сгружать вещи. – Повернувшись к Хедер спиной, он скомандовал: – Идите за мной.

– Нет.

– Не стоит столь утонченной даме наблюдать за расправой над этими варварами, – сказал Малик, который в отношениях с женщинами руководствовался доводами разума, а не грубой силой. – Я отведу вас с кузиной на свой корабль, где вы будете в безопасности.

– Нет, – отказалась Хедер, не понимая, что произойдет в следующий момент.

– Вы хотите стать свидетельницей суда имперского флота? – спросил Малик.

– Вы хотите сказать, имперских пиратов?

Малик пожал плечами. Красавица англичанка как миленькая выполнит его приказ, как только от руки его воина падет первый неверный. Обернувшись, он кивнул людям, охранявшим французского капитана.

Один из них отошел на несколько шагов назад, а второй занес кинжал. Одно резкое движение – и капитан Арман лишился головы.

Хедер в ужасе уставилась на отрубленную голову. Затуманенные шоком, ее изумрудные глаза утратили свой блеск.

– Папа... – она и потеряла сознание. Предвидя такую реакцию, Малик поддержал ее и опустил на палубу.

Неожиданно Эйприл ударила великана в пах и, когда он сложился пополам от боли, вырвалась из его рук и бросилась к своей бездыханной кузине.

С искаженным от гнева и страха лицом она посмотрела на предводителя пиратов:

– Посмотрите, что вы наделали. Теперь ей месяц будут сниться кошмары, и я не смогу спать спокойно.

Малик бросил взгляд на своего подданного и рявкнул:

– Я отнесу леди на корабль, а ты займись этой птичкой. Малик поднял Хедер на руки, перекинул ее через плечо и зашагал по трапу. Рашид, не говоря ни слова, схватил Эйприл и последовал за капитаном.

Открыв глаза, Хедер увидела над собой Эйприл. Тревога на лице девушки сменилась робким облегчением.

– Как ты себя чувствуешь? – спросила Эйприл.

– Уверена, лучше, чем капитан Арман.

Эйприл облегченно улыбнулась. Раз кузина отпускает саркастические шуточки, значит, с ней все в порядке.

Не шевелясь, Хедер огляделась. Каюта была освещена мягким светом лампы и солнечными лучами, проникавшими сюда через два иллюминатора. Здесь было просторнее, чем в крошечной каморке на графском судне. В каюте стояла настоящая кровать, а также крепкий стол и два стула. В одном углу каюты на полу были разбросаны разноцветные подушки. Больше Хедер ничего разглядеть не удалось.

– Дай-ка я сяду, – сказала Хедер. Обведя взглядом каюту, девушка заметила: – Похоже, пленники турок живут в большей роскоши, чем гости Фужера.

Эйприл указала на сундуки в углу каюты:

– Они даже принесли наши вещи.

– Не будь наивной, – устало проговорила Хедер. – Наши вещи – это пиратская добыча. Эти жадные разбойники ничего нам не оставят.

В этот момент неожиданно открылась дверь. Малик помедлил, заполнив собой весь дверной проем, а затем вошел внутрь.

– Как я посмотрю, вам лучше, – сказал он по-французски, который знал лучше, чем английский.

– Что с кораблем и командой графа? – спросила Хедер.

– Вы не переносите жестокости, – ответил Малик, – а я не повторяю одни и те же ошибки дважды. Давайте поговорим о более приятных вещах, красавица моя.

– Я не ваша. Как я уже говорила...

– А как я уже говорил, – перебил Малик, – вы моя собственность, моя добыча.

– Мой нареченный заплатит за мое возвращение хороший выкуп, – сказала Хедер.

– Не будет никакого выкупа, – отозвался Малик.

– Но...

– Какую бы цену вы за себя ни назначили, она будет намного ниже вашей настоящей стоимости.

– Послушайте меня, – начала Хедер, гневно взирая на пирата.

– Молчать! – крикнул Малик. Нежная английская роза была великолепна, но вместе с тем она раздражала его. Если Халид не убьет ее сразу же, эта штучка сумеет пробить броню на сердце его друга. – Моя каюта в вашем распоряжении, – сказал Малик. – Устраивайтесь поудобнее. И помните, что сбежать вам не удастся. Идти просто некуда. Разумеется, возле двери будут стоять охранники.

– В этом нет необходимости, – сладким голосом протянула Хедер. – Мы не собираемся усложнять вашу и без того бессмысленную, презренную жизнь.

Малик терпеливо улыбнулся, решив, что английская красавица хочет подразнить его. Она попалась и осознавала это.

Что еще ей оставалось делать, кроме как попытаться опутать его словами?

– Англичанки играют в шахматы? – осведомился он. – Мы могли бы поиграть вечером.

– Я бы с большим удовольствием сыграла в шахматы со змеей, – огрызнулась девушка, разозленная тем, что пират никак не отреагировал на ее оскорбления.

– Мне кажется, Хал иду придется поучить вас хорошим манерам, – сказал Малик, направляясь к двери.

– Кто такой Халид? – спросила Хедер.

Малик остановился, и его лицо потемнело. Зловещим голосом он проговорил:

– Халид – это Меч Аллаха.

Дверь каюты закрылась за ним с мягким щелчком.

– О Боже, – простонала Эйприл, – кто, во имя Господа, этот Меч Аллаха?

– Не думай об этом, – проговорила Хедер с кажущимся спокойствием. – Надо придумать план побега.

– План побега? – воскликнула Эйприл. – Мы, черт возьми, в открытом море! Нам некуда бежать!

– Вульгарность тебе не идет, – упрекнула ее Хедер. – Кроме того, наперсницы не кричат на своих хозяек.

– Кричат, если хозяйки подвергают их жизнь опасности.

Никогда еще Хедер не видела свою добродушную кузину в таком гневе. Это определенно перемена к лучшему.

– Это все по твоей вине, – упрекнула ее Эйприл.

– По моей вине?

– Ну, это же ты мечтала о приключениях.

– Успокойся, – сказала Хедер. – Когда нас доставят на берег, мы сбежим. Доверься мне, и я верну тебя домой.

– Домой? – эхом отозвалась Эйприл. – В Англию?

– Да. Я решила, что не выйду замуж за этого хорька.

– Но королева...

– О королеве подумаем после, – сказала Хедер. – Ты же не можешь осушить флягу вина одним глотком. Нет, ты пьешь по чуть-чуть.

– Убежать с переполненного турками корабля невозможно, – сказала Эйприл, опустившись на кровать рядом с кузиной. – Как ты можешь так спокойно говорить об этом?

– Я счастлива от сознания того, что мне не придется ложиться в постель с хорьком, – отозвалась Хедер.

– В жизни есть вещи гораздо более неприятные, чем брак с некрасивым мужчиной, – заметила Эйприл.

Хедер бросила на нее косой взгляд.

– То есть ты согласна с тем, что граф – настоящий хорек?

– Лучше уж спать с хорьком, чем быть рабыней варвара-турка, – сказала Эйприл. – Мы больше никогда не увидим Англию.

Хедер встала и прошла к сундуку. Опустившись на колени, она порылась внутри и достала еще один нож, который спрятала под подушкой.

– Мы нападем на первого же турка, который войдет в эту дверь, – сказала Хедер, сев на кровать. – Надо только подождать.

Она откинулась на кровать. В ней происходила борьба удовлетворения и неуверенности. Наконец она заснула, избавившись от противоречивых эмоций, но ее кузина от страха не могла заснуть.

Эйприл подошла к одному из иллюминаторов. Она долго простояла так, наблюдая за игрой солнечных лучей на воде. Вокруг корабля простиралось бескрайнее море. Даже если Хедер сможет поймать одного из турок, убежать им не удастся. Бежать просто некуда.

– Папа, – пробормотала Хедер во сне.

Эйприл резко развернулась и посмотрела на кузину.

– Папа, – снова простонала Хедер, свернулась калачиком и заплакала.

Метнувшись к постели, Эйприл присела на корточки и потрясла кузину за плечо.

– Очнись. Это только сон, – приказала она.

Открыв глаза, Хедер сфокусировала взгляд на Эйприл, а потом села.

– Папа умер из-за меня, – прошептала она.

– Это неправда, – возразила Эйприл, у которой сжалось сердце от страданий кузины.

– Я все время думаю, что если бы я...

– Что было, то было, – перебила ее Эйприл. – Лучше подумай о том, как сбежать от этих язычников.

Хедер кивнула. Разве она не успела уже тысячу раз прокрутить в голове ужасные события того памятного дня? Кровавая сцена убийства отца множество раз являлась ей в ночных кошмарах и просто в снах. Она даже стала брать уроки обращения с оружием, только научилась пользоваться кинжалом и шпагой слишком поздно. Отца было уже не вернуть.

– Кто-то идет, – прошептала Эйприл, услышав в коридоре шаги.

Выхватив из-под подушки нож, Хедер пересекла каюту и прижалась к стене. Дверь распахнулась. Вошел человек с подносом еды и направился к Эйприл. Дойдя до середины каюты, он остановился, так как почувствовал упиравшееся в спину острие ножа.

– Осторожно передай моей кузине поднос, – приказала Хедер, надеясь, что пират понимает французский язык. – А потом повернись и отведи нас к твоему капитану.

– В этом нет необходимости, – раздался у нее за спиной насмешливый голос. – Я здесь, весь к вашим услугам.

Хедер похолодела. В этот момент острие другого клинка уперлось уже ей в спину.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю