332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Отис Клайн » Герой Марса » Текст книги (страница 21)
Герой Марса
  • Текст добавлен: 20 сентября 2016, 18:26

Текст книги "Герой Марса"


Автор книги: Отис Клайн






сообщить о нарушении

Текущая страница: 21 (всего у книги 26 страниц)

Прочертив Д-пистолетами две смертоносные дуги, Тед скосил первые ряды нападавших, а остальных вынудил остановиться – они явно были потрясены силой неведомого оружия. Пользуясь замешательством врагов, Тед подхватил свою спутницу и, развернувшись, помчался вниз по пандусу могучими пятидесятифутовыми прыжками, которые еще сильнее потрясли преследователей. Он пересек круглую площадь, заваленную обломками камней и поверженных статуй, мертвыми телами, которые кое-где уже были объедены здешними крысами, и нырнул внутрь полуразбитого каменного колосса.

Лязг оружия и доспехов приближался, и Тед оглянулся – посмотреть, не видно ли их преследователей. В этот же миг его нога ушла в пустоту, и Тед, увлекая за собой спутницу, рухнул в зев туннеля четырех футов в диаметре. Туннель круто шел под уклон.

Скользя и кувыркаясь, беглецы наконец уткнулись в стену пересекавшего туннель коридора, который тоже вел вниз, но этот уклон был достаточно пологим.

Крики и лязг металла, донесшиеся сверху, заставили Теда проворно вскочить на ноги. Он помог девушке встать, схватил ее за руку, и они кинулись куда-то вниз. Они не пробежали и ста футов, когда стало совсем темно, и путь оказался таким извилистым, что пришлось продвигаться впредь с немалой осторожностью. Какое-то время они шли ощупью в полной темноте. Наконец не осталось никаких звуков, кроме их собственных шагов, и тогда вспыхнул яркий свет, на мгновение ослепивший Теда. Тед протер глаза тыльной стороной ладони и увидел, что сноп света бьет из фонаря, укрепленного на шлеме девушки. Видимо, прежде она не включала свет из осторожности.

Теперь их бегство возглавляла Мэйза. Они шли по лабиринту туннелей, и девушка сворачивала то влево, то вправо, все время выбирая коридоры, которые вели вниз под уклон. Тед заметил, что время от времени она посматривает на таинственные лунные иероглифы, начертанные на стенах, – видимо, дорожные указатели.

Наконец она выключила фонарь, и тогда Тед заметил, что в глубине туннеля впереди них мерцает странный фосфоресцирующий свет. Источник его стал ясен, когда беглецы вышли из туннеля на широкий луг, густо заросший высокими прямыми растениями, которые напоминали Теду покрытые фосфором гигантские побеги спаржи. Они были разной толщины – от шести дюймов до почти трех футов в основании, а иные «побеги» достигали высотой добрых семидесяти футов. Свет, который они источали, мог сравниться по яркости со светом полной луны. Он отражался в мириадах белых блистающих сталактитов, которые свисали с высокого свода пещеры. Сталагмиты тоже блистали тут и там среди светящихся побегов, и широкая прогалина, по которой шли беглецы, была словно вымощена мелкими обкатанными обломками сталактитов и сталагмитов.

Вдруг Мэйза схватила Теда за руку и увлекла в гущу высоких светящихся стволов. Укрывшись за стволом потолще, она знаком велела Теду последовать ее примеру.

Едва он успел спрятаться, как до его слуха донесся громкий хруст и громыханье. Затем из-за поворота дороги вышла, переваливаясь, огромная тварь более чем жуткого вида. Тед видел прежде рисунки китайских бескрылых драконов, и это отвратительное чудовище в пятидесяти футах от него разительно напоминало такой рисунок, только сильно увеличенный – тварь была высотой с верблюда и в три раза длиннее. Между крохотными ушами дракона и тем местом, где начинался шипастый хребет, прямо на массивной голове восседал шароподобный лунянин. Из ноздрей дракона вырывались частые клубки светящегося пара. Мириады чешуек, покрывавших длинное извивающееся тело, и тысячи острых шипов вдоль спины отражали фосфоресцирующий свет леса, с двух сторон подступавшего к дороге.

Между кривыми, широко расставленными лапами отвратительного чудища был пропущен длинный шест. К переднему концу шеста был прикреплен У-образный ошейник, охвативший чешуйчатую шею, к заднему – вереница скрипучих и грохочущих тележек, которые соединялись друг с другом кольцами и крючьями. Тележки катились не на четырех колесах, а на двух цилиндрах и были нагружены до краев металлическими блоками, которые звенели и подпрыгивали от каждого толчка.

По обе стороны от тележек шагали гуськом луняне в сандалиях и грубых мешковатых туниках до колен. Черные длинные волосы работников были закручены на макушках в причудливые прически в виде пагод. Каждый работник нес металлический сосуд с двумя ручками, короткую трубку, заостренную на конце, как перо, и небольшой деревянный молоток.

За первым драконом ползли еще два, в точно такой же сбруе и с точно таким же грузом. Тед заметил, что последний дракон на ходу пощипывает придорожные побеги светящихся растений и с удовольствием пережевывает добычу. Понятно было, почему эти твари выдыхают светящийся пар. Гораздо позже Тед узнал, что это была команда сборщиков сока, из которого лунные химики делали светящуюся желтым светом жидкость. Залитая в прозрачные сосуды, она освещала подземные города лунян.

Когда процессия скрылась из виду, девушка подала знак Теду, и они двинулись дальше. Они пошли по светящемуся лесу уже безо всяких помех, миновали множество развилок и перекрестков, и наконец дорога закончилась.

Возделанные плантации уступили место немыслимой смеси светящихся и несветящихся растений всех форм и размеров – вьющиеся лианы, низкорослые грибы, высокие деревья с гладкими, шипастыми, узловатыми стволами, с макушками в виде грибов, звезд, конусов, иные с широкими раскидистыми листьями, словно пальмы или папоротник.

Несветящиеся растения были большей частью белого цвета, хотя встречались и серые, и черные. Тут и там среди уже привычного фосфоресцирующего свечения мелькали островки красного, зеленого, розового, фиолетового или желтого света. Некоторые растения излучали два-три оттенка одного цвета или даже несколько разных цветов. Это был огромный, зловещий, сказочный мир цветов и оттенков – мир прекрасный и одновременно отталкивающий.

Девушка без малейшего страха углубилась в эти джунгли. Тед последовал за ней, держа наготове дезинтегратор.

Чем глубже входили они в многоцветные дебри подземного мира, тем чаще им на глаза попадались представители местной фауны, которых вначале вообще не было видно. Должно быть, близость людей постепенно оттесняла диких зверей в глубь джунглей.

Из теней таращилось на беглецов множество глаз. Мелкие животные, чувствуя приближение людей, торопились уйти подальше. То ли бесперые птицы, то ли крылатые рептилии – Тед не знал, как их лучше назвать, – порхали в ветвях над головой. Те, что покрупнее – иная тварь могла бы запросто поднять в воздух слона, – парили высоко под сводом подземелья или лениво кружили над деревьями, выискивая добычу. Тела некоторых рептилий местами светились, и эти световые пятна тускло поблескивали во время полета или вспыхивали на хребтах, шеях или кончиках крыльев, точно стаи громадных светлячков.

Были там светящиеся черви и насекомые самых разнообразных форм, и светящиеся змеи свивались клубками на пнях и ветвях, вспышками света на спине или кончике хвоста как бы предупреждая незваных пришельцев о своем опасном присутствии.

Воздух был наполнен какофонией звуков – ревом, карканьем, воплями, визгом, рычанием и шипеньем – невыносимая мешанина, которая порой прерывалась мелодичными трелями, посвистыванием или перезвоном невидимых колокольчиков.

Порой громадные чудовища, похожие на помесь дракона с динозавром, напролом продирались сквозь чащу и то и дело останавливались, чтобы полакомиться травой или набить пасть огромными порциями светящихся грибов. Наевшись, они выдыхали клубы фосфоресцирующего пара, и светящиеся облачка, точно призраки, колыхались над гигантскими мордами.

И повсюду стоял сырой затхлый запах, словно плесень и серные спички смешали с протухшей водой и кипятили в котле на медленном огне.

Наконец беглецы вышли из джунглей и очутились в обширной саванне. Белая трава с узловатыми стеблями и светящимися верхушками доставала Теду до плеч. Теперь они с Мэйзой шли бок о бок, и Тед заметил, что девушка то и дело поглядывает на предмет, обвивавший ее запястье, – должно быть, местный аналог компаса.

На миг внимание Теда было отвлечено парой неуклюжих созданий, каждое высотой больше чем в полсотни футов, – они беспечно щипали травку в четверти мили справа от него. А затем случилось нечто ужасное.

Вначале Тед только услыхал за спиной свист гигантских крыльев. Потом что-то ударило его по затылку, и он ничком рухнул в траву.

Кое-как поднявшись на ноги, Тед поспешил выхватить дезинтегратор и сразу увидел девушку – она билась в когтях огромного крылатого ящера, который поднялся уже довольно высоко. Палец Теда напрягся на спуске, однако стрелять он не решился, сообразив, что, если сейчас прикончить чудовище, девушка тоже неминуемо будет обречена. Падение с такой высоты искалечит ее хрупкое тело.

Между тем крылатая тварь летела с чудовищной скоростью и быстро исчезла из виду вместе со своей добычей.

Удрученный, Тед сунул Д-пистолет в кобуру, и лишь сейчас взгляд его упал на валяющийся в траве излучатель – видимо, рывок твари выбил его из руки девушки.

Тед потянулся было поднять его, когда вдруг далеко впереди, в туманной дымке, куда крылатый хищник унес Мэйзу, увидел ярко-белую, стремительно удаляющуюся звездочку. Этот свет не был похож на свечение местных тварей, и Тед тотчас понял, что это значит. Мэйза включила свой фонарь, укрепленный на шлеме, – в надежде, что так он сумеет отыскать и спасти ее.

Могучими прыжками, которые на Земле показались бы чем-то из ряда вон выходящим, но здесь были вполне обычными для его земных мускулов, Тед бросился в погоню.

 Глава 12. БИТВА В ВОЗДУХЕ

Пока Роджер Сэндерс падал, а вокруг него падали обломки вертолета, три таинственных шара, которые за считанные секунды произвели своими зелеными лучами такое разрушение, исчезли из виду в непроглядной заверти снега и туч.

Порывы ветра с такой силой хлестали и дергали парашют, что Роджер не на шутку испугался, как бы не оборвались стропы, – но они выдержали, и Роджер наконец приземлился, оказавшись по пояс в снегу.

Роджер барахтался, пытаясь выбраться из сырых и липких снежных объятий, когда вдруг услышал:

– Мистер Сэндерс!

Роджер крикнул в ответ, и через полминуты кто-то подошел к нему, разгребая снег ногами. Бивенс – а это оказался именно он – помог Роджеру выбраться из сугроба.

– Я упал удачнее вас, сэр, – пояснил он. – Приземлился как раз посреди шоссе, а вы угодили прямиком в канаву. Вот я и бродил вокруг, звал вас – надеялся, что вы откликнетесь.

– Ты не знаешь, что сталось с профессором?

– Знаю, сэр. Он прыгнул как раз передо мной, и я видел, как он упал прямо на мостик этого странного шара. Он пытался спрыгнуть, но в шаре открылся иллюминатор, и его втащили внутрь. Боюсь, что его убили. Ужасный конец для одного из величайших умов столетия.

– Чудовищный, – согласился Роджер. – Тед будет сильно горевать, когда узнает об этом… Если, конечно, сам доживет до того, чтоб узнать. Однако слезами горю не поможешь. Как ты думаешь, где мы находимся?

– Я бы сказал, что где-то в Индиане, сэр, и неподалеку от аэродрома. Видите, вон там, за метелью, мигают огни? Это, наверное, сигнальные вышки.

– Что ж, попробуем добраться до них и проверим. Шагая по направлению к смутным вспышкам света, они в конце концов добрались до аэродрома Саут-Бенд. С тех пор как появились самолеты с вертикальным взлетом и опытные пилоты могли взлетать буквально «с пятачка», Саут-Бенд превратился в тренировочную базу для курсантов-летчиков.

Отряхнув друг друга от налипших комьев снега, Роджер и; Бивенс вошли в здание, где охранник, попыхивая вонючим; дымом из большой глиняной трубки, от нечего делать играл сам с собой в карты.

Роджер сразу бросился к видеофону, чтобы доложить о случившемся, Бивенс принялся объяснять охраннику, что произошло, и в этот миг на экране появилось изображение человека в военной форме. Он поднес к глазам листок бумаги и прочел:

– «Приказ номер 318 дробь 246. Патрульными самолетами ВВС США – бортовые номера 347, 1098 и 221 – замечены три летающих объекта шарообразной формы. Один из шаров неизвестным науке зеленым лучом уничтожил номер 347. Номера 1098 и 221 обстреливали шары без видимого результата, пока связь с ними не прервалась. Все боевые самолеты в зоне 36 должны с полным экипажем прибыть в штаб дивизиона и ждать дальнейших распоряжений».

– Ну, брат, теперь пойдет потеха! – воскликнул Роджер. – Боюсь только, что наши самолеты не выстоят против зеленых лучей. А все-таки хотел бы я быть там, когда все начнется!

– Я тоже, сэр, – сказал Бивенс.

Роджер торопливо повертел верньерами настройки, связался напрямую с президентом Уитмором, доложил о происшедшем и получил приказ немедленно возвращаться в Чикаго, взяв для этой цели самолет в Саут-Бенде.

Перед самым взлетом Роджер и Бивенс заметили шесть боевых самолетов с полным экипажем, готовых к взлету. Эти самолеты поднялись в воздух через несколько секунд после них.

В воздухе заметно потеплело, и вместо снега сыпал мелкий дождь. На полпути к Чикаго и он прекратился, однако плотный туман, образовавшийся от быстрого таяния снега, изрядно затруднял видимость.

Несмотря на эти помехи, Бивенс, искусный и опытный пилот, посадил самолет точно на крыше Дастин Билдинг и приказал одному из пилотов Теда немедленно отогнать самолет назад в Саут-Бенд.

Холода прошли так же быстро, как начались, и этот факт только подтверждал, что их причиной был гигантский зеленый луч с Луны.

Вернувшись в кабинет, Роджер наскоро сказал несколько слов по видеофону своей жене, а потом с головой погрузился в дела, которых за время его отсутствия накопилось изрядно. Из мастерских сообщали, что большой космический корабль скоро будет готов к запуску. Но что еще важнее, Роджер узнал, что десять тысяч Д-пистолетов и тысяча Д-пушек, предназначенных для установки на самолетах, уже собраны и остается только поставить анодно-катодные батареи, которые производились в другом подразделении. В следующем докладе сообщалось, что в этом отделе уже готовы сотня больших батарей и пять сотен маленьких.

Роджер вынул из сейфа инструкцию, оставленную Тедом, прочел ее от корки до корки и приказал, чтобы в кабинет доставили десяток Д-пушек и сотню Д-пистолетов с соответствующим количеством батарей.

Только к утру Роджер закончил возиться со сборкой. Прихватив с собой Д-пистолет и Д-пушку, он поднялся на крышу и попробовал орудие на останках ангара – вышло вполне удовлетворительно.

Вернувшись в кабинет, Роджер установил на каждом дезинтеграторе предохранитель, приказал упаковать оружие и загрузить в самолет. Часом позже, взяв пилотом Бивенса, он уже летел в Вашингтон.

На подлете к столице он в бинокль наблюдал последствия катастрофы, которую вызвал зеленый луч. На границе действия луча реки и ручьи были перекрыты ледяными заторами и разлились по прилегавшим землям. От сильных морозов растительность пожухла и увяла. В городах и поселках от дома к дому ходили сотрудники Красного Креста, оказывая помощь уцелевшим, а за ними по пятам следовали похоронные автобусы и большие машины, нагруженные завернутыми в холст останками тех, кто уже не нуждался ни в какой помощи.

Прибыв в Капитолий, Роджерс сразу же потребовал немедленной встречи с президентом.

Глава государства, оторвавшись от вороха бумаг, приветствовал его не слишком любезно:

– Какого черта вы здесь вшиваетесь? Я же приказал вам возвращаться в Чикаго! Кто присмотрит за заводом и радиостанцией, пока вы и Дастин шляетесь черт знает где?

– У меня важное дело, – отвечал Роджер. – Я вернусь в Чикаго самое большее через час, но сначала должен показать вам кое-что, о чем не решился открыто говорить по видеофону.

– Так ведь у вас есть шифр! Или вы боитесь, что кто-то мог его разгадать?

– Отнюдь, но это «кое-что» вы должны увидеть собственными глазами. Я привез новое оружие, изобретенное мистером Дастином. Первые экземпляры были изготовлены на заводе за время отсутствия мистера Дастина, и я думаю, что с этим оружием мы сможем достойно противостоять зеленым лучам лунян.

– Где оно?

– В грузовом самолете, который стоит под охраной на крыше отеля «Линкольн».

Не медля ни секунды, президент Уитмор схватил шляпу:

– Летим!

По пути он приказал, чтобы министр обороны Джеймисон и генерал Маршалл через пятнадцать минут прибыли на крышу отеля «Линкольн». Сам президент и Роджер долетели туда за несколько минут на личном вертолете президента.

Роджер распаковал Д-пистолет и объяснил главе государства принцип действия этого нового оружия. Затем он подвесил на проволоке лопасть старого пропеллера и бесследно ее уничтожил на глазах у потрясенного президента.

В эту минуту прибыли министр обороны и генерал Маршалл, и специально для них была уничтожена еще одна лопасть.

Министр Джеймисон, человек глубоко штатский и недавно назначенный на эту должность, выразил восторг и изумление, но генерала Маршалла эта демонстрация явно не убедила.

– Каков радиус поражения этого оружия? – спросил он.

– Согласно расчетам мистера Дастина, теоретический радиус вот этого пистолета – одна миля, – отвечал Роджер. – Другими словами, он должен бесследно уничтожить любое известное вещество любой прочности и плотности в пределах мили. Тем не менее на расстоянии от одной до двух миль этот пистолет убьет человека или животное, даже если не уничтожит целиком их тела. У меня есть с собой пушки, сконструированные по тому же принципу, но с теоретическим радиусом поражения до двадцати пяти миль.

– Это оружие было испытано на названных вами дистанциях?

– Мне это неизвестно, но расчеты мистера Дастина, как правило, очень точны.

– Мистер президент, – сухо произнес генерал, – при всем моем уважении к вам я требую, чтобы это оружие прошло испытания.

– Я хотел предложить то же самое, – сказал Роджер.

– Проведем испытания немедленно, – решил президент. – Мистер Сэндерс, пока генерал подготовит воздушные мишени, распакуйте пушку.

Через четверть часа президент и Роджер все в том же президентском вертолете зависли над береговой линией залива Чесапик. В нескольких сотнях футов над ними в правительственном вертолете находились генерал Маршалл и министр обороны. Один из их сотрудников управлял по радио воздушными мишенями – четырьмя миниатюрными вертолетами.

Когда одна из мишеней уже удалилась на милю от них, генерал подал знак Роджеру, который быстро расправился с мишенью при помощи Д-пистолета. При этом вторая мишень, в двух милях от них, развалилась на куски и рухнула в воду, хотя на этом расстоянии выдержала пятиминутную обработку излучением.

Затем Роджер установил на треножнике Д-пушку и, прицелившись с помощью бинокля, уничтожил мишень, которая находилась в двадцати пяти милях от него. Четвертая мишень, зависшая в тридцати пяти милях, последовала за третьей после считанных секунд облучения.

– Великолепно! – заключил президент, когда вертолет уже возвращался в Капитолий. – Сколько у вас дезинтеграторов?

– Я привез с собой десять пушек и сотню пистолетов, – ответил Роджер. – В течение недели я могу прислать еще девяносто пушек и четыре сотни пистолетов.

– А как быстро вы можете развернуть их производство?

– Мы уже сейчас в состоянии производить пятьсот пистолетов и сотню пушек в неделю. Если потребуется, мы в любое время сможем увеличить производительность.

– Тогда остановимся на нынешнем уровне, – заключил президент, когда они уже выбирались из вертолета, – а если понадобится все ускорить, я вам сообщу.

Они вернулись в президентский кабинет и сразу же услышали голос дежурной телефонистки:

– Через минуту «Всемирные новости» передадут важное сообщение о событиях в Китае. Включить, сэр?

– Да, – ответил президент, усаживаясь в кресле перед экраном.

На экране появился диктор «Всемирных новостей». Мгновение он смотрел в камеру, держа в одной руке часы, а в другой листок бумаги, затем заговорил:

– Наш корреспондент в Пекине сообщает, что три таинственных шара с Луны, которые минувшей ночью уничтожили зелеными лучами три патрульных самолета и исчезли, сегодня утром появились в Китае. Двенадцать людей необычного вида – с круглыми, как шар, телами – встретились с президентом и с правительством Китая. Однако, как только граждане Китая узнали о загадочных пришельцах – а многие и увидели их воочию – и как только стало повсеместно известно, что правительство Китая намерено подчиниться владычеству лунян и помочь императору Луны завоевать Землю, в столице вспыхнуло восстание, и правительственный дворец подвергся нападению.

В последовавшем за этим бою были убиты президент и все члены его кабинета, а также двенадцать лунян. Летающие шары, разрушив зелеными лучами большую часть города и убив сотни тысяч людей, улетели на восток. Когда их видели в последний раз, они на большой высоте и с чудовищной скоростью летели над югом Японии и, судя по всему, направлялись к Соединенным Штатам.

Генерал Фу Йен, предводитель восстания и временный президент страны, объявил, что в конфликте с Луной намерен поддержать другие народы мира и в скором времени разошлет властям всех стран официальные уведомления об этом. Предполагается, что в этом решении его поддерживают как минимум девяносто процентов населения Китая. Одним из первых действий президента Фу Йена в новом качестве было заключение под стражу доктора Фаня как одного из участников и подстрекателей заговора против народа Китая. Его сообщник доктор Ву погиб вместе с президентом и членами кабинета во время штурма правительственного дворца.

– Новость любопытная и весьма воодушевляющая, – заметил президент, – если, конечно, это правда, – кто знает, чего можно ждать от китайцев. Однако нам еще предстоит столкнуться с этими летающими шарами. Сейчас они летят сюда, и одному Богу известно, как быстро. Мистер Сэндерс, вы как нельзя кстати представили нам свое новое оружие. Не возьметесь ли вы командовать боевой эскадрильей, которую мы отправим навстречу нашим воинственным гостям?

– Сочту за честь, – ответил Роджер.

– Прекрасно. Тогда поспешите приготовить ваши орудия. Через десять минут на крышу отеля прибудут десять опытных бортовых стрелков, и, пока вы будете учить их обращаться с Д-пушками, пять боевых самолетов будут готовы к вылету.

Через пять минут Роджер с помощью Бивенса торопливо выгружал из самолета Д-пушки, когда внизу под ними взревела сирена воздушной тревоги, за ней другая, третья, и скоро весь город наполнился их ревом.

В считанные секунды поднялась в воздух эскадрилья боевых самолетов. Глянув в бинокль, Роджер сразу увидел причину тревоги. Те самые три шара, которые, как несколько минут назад сообщалось в новостях, направились в сторону Соединенных Штатов, сейчас стремительно мчались к Капитолию. Из каждого шара хлестало, вспарывая беззащитный город под ними, не меньше десятка смертоносных зеленых лучей. Самолет, который случайно пересек их курс, исчез в мгновенной зеленой вспышке.

На крыше отеля, рядом с самолетом Теда, все еще стоял президентский вертолет. Пилот, небрежно облокотившись на крыло, наблюдал за взлетевшей эскадрильей.

– Быстро, Бивенс! – гаркнул Роджер. – Настал наш черед! Садись в машину, а я принесу Д-пушку!

Тут же взревели моторы, и вертолет оторвался от крыши. Президентский пилот, потеряв равновесие, упал, кое-как поднялся на ноги и, разинув рот, глядел вслед своей машине. Вертолет летел быстро, и через несколько минут Бивенс уже нагнал эскадрилью.

– Теперь вверх, – приказал Роджер. – Да поживее Вертолет начал подъем, и в этот миг застрекотали пулеметы, гулко загрохотали пушки – бой начался. Шары, которым огонь землян явно не причинял никакого вреда, принялись методично уничтожать эскадрилью. Один за другим уже несколько огромных боевых самолетов развалились в воздухе и упали, когда Роджер наконец направил Д-пушку на ведущий шар. Невидимый луч прорезал в лунном аппарате дыру диаметром четыре фута прямо в центре, однако шар продолжал лететь и все так же хлестал по самолетам зелеными лучами. Но стоило Роджеру лишь опустить, а затем поднять дуло пушки, как шар был разрезан на две аккуратные половинки, как острый нож разрезает яблоко. Останки шара рухнули на землю.

Роджер перевел луч на второй шар и разрезал его с той же легкостью, что и первый, однако прежде, чем он успел прицелиться в третий, пилот лунян, который явно не хотел разделить печальную участь своих сородичей, поднял верхний диск, и шар рванул вертикально вверх на такой чудовищной скорости, что в один миг бесследно исчез из виду.

Роджер схватился было за бинокль, но даже с многократным увеличением не сумел разглядеть стремительно удиравшего врага.

– За этой птичкой не угонишься, Бивенс, – со вздохом признал он. – Они сейчас уже на полпути к Луне. Давай-ка поглядим на те, что мы сбили.

Они снизились, но около шести самолетов опередили их, и, когда Роджер и Бивенс прибыли к месту катастрофы, солдаты уже выволакивали из-под обломков убитых и оглушенных лунян. Из разбитых шаров извлекли сорок полуживых пленников – по большей части с переломанными конечностями – и двадцать шесть трупов.

Роджер больше всего страшился обнаружить среди обломков тело профессора Эдерсона, но этого не произошло. Или луч дезинтегратора уничтожил его бесследно, или он находился в уцелевшем шаре.

Из пятидесяти самолетов, вылетевших на битву с врагом, только треть сопровождала Роджера на обратном пути в Капитолий. Остальные, вместе с экипажами, были целиком уничтожены зелеными лучами.

Вернувшись в президентский кабинет, Роджер в ответ на похвалы лишь пренебрежительно пожал плечами.

– Это было совсем не трудно, – сказал он. – Проще, чем стрелять из рогатки по глиняным голубям.

Президент улыбнулся.

– Не думаю, что генерал потребует новых испытаний, – заметил он. – Зато теперь он круглые сутки будет требовать новых дезинтеграторов.

В эту минуту на экране видеофона появилось лицо телефонистки.

– Сэр, – сказала она, – Чикаго вызывает мистера Сэндерса.

– Соедините, – приказал президент.

И в тот же миг на экране появилась мисс Уитли, секретарша и личная телефонистка Теда.

– Мистер Стэнли, дежурный на большом видеофоне считает, что луняне пытаются связаться с нами, – сообщила она.

– Скажите ему, чтобы постарался не терять связи с Луной, пока мы не отключим все передающие станции, – ответил Роджер. – А потом соедините меня с ним.

 Глава 13. ЛЕТАЮЩИЕ ЯЩЕРЫ

Сколь ни могучи были прыжки, которыми преследовал Тед крылатое чудовище, унесшее Мэйзу, белая звездочка ее фонаря все тускнела и тускнела, неумолимо свидетельствуя, что он отстает от похитителя.

В конце концов фонарь мигнул и погас, но Тед продолжал мчаться дальше.

Он проносился мимо гигантских травоядных ящеров, и они, потревоженные на своих пастбищах, поднимали массивные головы и презрительно фыркали на ничтожного чужака. Хищные ящеры, отвлеченные от кровавого пиршества, вели себя куда более враждебно – они рычали или жутко ревели, когда Тед огромными прыжками проносился слишком близко от них. Однако землянин не обращал внимания ни на тех, ни на других.

Один раз дорогу ему преградила громадная, покрытая перьями тварь, которая внешне напоминала тигра, только вместо длинного хвоста у нее был толстый шипастый обрубок. Тварь была крупнее коня-тяжеловоза и выглядела поистине кошмарно. Оскалив сверкающие клыки и выпустив острые серповидные когти, она прыгнула на землянина.

Тед затормозил, зарывшись пальцами ног в мягкую почву, и отпрыгнул назад на добрых полсотни футов. Прежде чем тварь успела повторить прыжок, он выхватил оба пистолета. Лучи дезинтегратора лишь на миг чиркнули по мощной груди зверя, но словно гигантская невидимая коса гладко рассекла его тело. Лапы и брюхо, побуждаемые рефлекторным движением, все еще пытались прыгнуть, но голова и верхняя часть туловища шлепнулись на землю.

Тед не стал задерживаться, чтобы полюбоваться столь редкостным зрелищем – четыре массивные лапы, вихляя, пытаются нести огромное отвислое брюхо, – и так же стремительно помчался дальше.

Вскоре местность вокруг стала ощутимо меняться. Сперва на волнистой мерцающей поверхности саванны появились редкие белые камни, в основном конической формы, но чем дальше бежал Тед, тем растительность становилась реже, пока не исчезла совершенно. Тед оказался в каменном лесу из белых колонн, конусов и пирамид – могучих сталагмитов невиданной высоты. Эти великаны поднимались навстречу таким же громадным сталактитам, свисавшим до сводчатого купола пещеры. – Почва под ногами была целиком покрыта обломками разных размеров, от белой пыли до валунов весом в тысячи тонн – видимо, останки сталагмитов и сталактитов, разрушенных лунотрясением.

Продвижение Теда замедляли и эти препятствия, и темнота, которая становилась все гуще с тех пор, как светящаяся саванна осталась далеко позади. Во тьме призрачно белели причудливые колонны сталагмитов, и все сильнее Тедом овладевало тягостное убеждение, что поиски его, в сущности, безнадежны. В эту мрачную минуту он осознал одно: девушка, едва знакомая ему, значила для него куда больше, чем просто спутник в лунных приключениях, и, если она мертва, ему тоже незачем будет жить.

Отчаявшись и обессилев, он присел на валун и привычным, почти бессознательным движением потянулся за трубкой. Вдруг мелкий камушек ударил его по ноге. За ним посыпались другие, и Тед поспешно поднял голову.

За его спиной, как огромный пень, торчал обломанный сталагмит диаметром добрых сто футов и высотой все сорок. Над зазубренным краем судорожно дергался кончик огромного крыла, будто его владелец с кем-то сражался. Но самое главное – и кончик крыла, и обломанный край сталагмита заливало белое сияние, отличавшееся от фосфоресцирующего свечения лунной флоры и фауны. Неужели это фонарь Мэйзы?

Тед вскочил, лихорадочно обшаривая взглядом гладкие, почти отвесные бока сталагмита. Затем, вспомнив, какое преимущество дают ему на Луне земные мускулы, он отступил на несколько шагов, разбежался и свечкой взвился в воздух.

Он рассчитывал ухватиться за край обломанной макушки сталагмита, но, к своему изумлению, легко перемахнул через край и приземлился в чашеобразной впадине диаметром около двадцати футов рядом с двумя тварями, уродливей которых он не видывал. Это были тощие, голенастые и лупоглазые карикатуры на ящера, который унес Мэйзу. А сам ящер с распростертыми крыльями балансировал на краю впадины, держа за ногу бессильно обвисшее тело девушки, и явно пытался накормить этой добычей своих детенышей. Судя по тому, что малютки неистово трясли острыми клювами, пытаясь избавиться от налипших клочков белой шерсти, до сих пор им удалось разве что содрать несколько лоскутков со скафандра Мэйзы.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю