332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Ольга Пожидаева » Сначала кофе (СИ) » Текст книги (страница 9)
Сначала кофе (СИ)
  • Текст добавлен: 13 декабря 2020, 10:00

Текст книги "Сначала кофе (СИ)"


Автор книги: Ольга Пожидаева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 21 страниц)

– Но вы все равно партнёры?

– Да, но Макс номинальный владелец уже давно. Раньше он хорошо организовывал набор рекрутов. Выбирали самых одаренных из выпускников, обучали азам, а потом они сами уже могли преобразовывать наши наработки для других компаний. Мы даже на нефтедобывающие умудрились зайти таким образом.

– Ого.

– Только теперь Стерн больше озабочен не развитием, а путешествиями, тусовками, алкоголем и бабами.

– А ты все делаешь за него?

– Я все делаю за себя, – поговорил Кирилл раздраженно. – Хотя мы топчемся на месте последний год. Без развития.

– Но ведь идея работает?

Нечаев открыл рот и тут же захлопнул. Он поджал губы, сузил глаза. Давно я не видела его лицо таким жестким. Уже отвыкла.

– Не переживай, зайчишка, – проговорил он нарочито беспечно. – Я достаточно богат. Ты ни в чем не будешь нуждаться.

Меня словно каленым железом прижгли его слова.

– Я не переживаю. Мне не о чем переживать, – ощетинилась я тут же.

– Конечно. Тебе просто интересно. Брось, Ась. Это нормально. Я понимаю. Девочкам важно быть уверенными по материальной части. Хороший прицел на будущее…

– Кирилл, прекрати, бога ради, – попросила я, дурея от всего, что он перечислял.

– Нет. Что тут криминального? Думаешь, со мной такое впервые? Да все интересуются. И мне скрывать нечего. Я налоги плачу исправно. У меня дом за городом. Кроме того недвижимость в Лондоне, Ницце и Неаполе. Правда, в Италии сейчас живут родители. Что еще? Ценные бумаги, акции тех же сырьевых предприятий. Они как слитки золота – никогда не падают в цене. Плюс достаточно внушительные активы я вложил в местный бизнес. Или тебе нужны конкретные цифры, чтобы решиться на секс со мной?

– Достаточно.

У меня лопнуло терпение. Я не собиралась сидеть тут и слушать его речи о больших деньгах и алчных женщинах. Я встала, обошла стол.

– Спасибо за ужин. Думаю, с меня хватит, – проговорила я.

Достав из клатча деньги, я кинула две бумажки на стол, полагая, что половину счета они уж точно покроют. Хорошо, что догадалась прихватить наличные.

– Далеко собралась? – Кирилл преградил мне дорогу.

– Куда угодно, только подальше от тебя и твоего эго.

– Ася!

Он протянул руку, чтобы поймать меня, но я успела дать деру. На мое счастье от ресторана отъезжало такси. Я махнула рукой. Водитель притормозил. Запрыгнув в покуренную машину, попросила:

– Быстрее, пожалуйста.

Взглянув в окно, я увидела Кирилла на крыльце. Он проводил взглядом мое такси и вернулся обратно в «Италию».

Господи, ну почему он все испортил? Или это я?

Не найдя ответа, я разревелась прямо в такси.

Глава 12. Такой… Нечаев

Я вошла в квартиру и тихонько прокралась к себе. Женька сидел на кухне и не заметил меня. Или сделал вид, что не заметил. За два года совместного проживания мы научились чувствовать такие моменты. Когда не надо встречать, здороваться, расспрашивать. Если я молча иду в свою комнату после свидания, значит так надо.

Заставив себя успокоиться по дороге, чтобы не нервировать водителя, я снова была готова расплакаться у себя в комнате. Теперь все, за что платил Кирилл, казалось мне оскорбительным. Химчистка, за которую он вернул мне деньги, чаевые, даже сэндвич и кофе, которые он мне купил после нашей прогулки. Мы ведь славно общались, пока он не начал говорить так, словно может купить меня с потрохами. А я ведь просто поинтересовалась его достижениями. Не деньгами, а именно тем, что он создал.

Похоже, сам Нечаев сдвинулся на проклятых деньгах, поэтому и свел разговор к своему состоянию.

Стирая салфетками потекшую тушь и глуша всхлипы, я утопала в жалости к самой себе. Глупо было думать, что смогу нормально общаться с таким мужчиной. Разница в возрасте, социальное неравенство и вечное противостояние не лучший комплект для начала романтических отношений. Нужно успокоиться, смириться. Женька, наверно, слышал, как я хлюпала носом. Он ничем не хуже таксиста, чьи нервы я пожалела. Даже лучше.

Не успев подумать, как после случившегося общаться с Кириллом в ресторане, я услышала звонок в дверь.

М-да, глупо было надеяться, что он оставит меня в покое. Это же Нечаев. Сил и желания открывать у меня не было. Я трусливо понадеялась на Женьку. Вдруг догадается послать. Правда, это не в привычках Андреева. Он слишком интеллигентный. К тому же фанат Кирилла.

Затаившись в комнате, я услышала еще один звонок и шаги Андреева. Щелкнул замок, пауза.

– Добрый вечер. Евгений Сергеевич Андреев, я полагаю, – услышала я вежливый, спокойный голос Кирилла.

– Он самый. Можно просто Женя. А вы, я полагаю, Кирилл Александрович Нечаев?

– Так точно. Можно просто Кирилл Александрович, – он тут же хохотнул и пояснил, – шучу. Кирилл. Будем знакомы.

Раздался хлопок. По всей видимости, мужчины пожали руки.

– Жень, она дома, я знаю. Разреши пройти, – сразу попер Нечаев танком. – Ты же не будешь треклятым драконом на пути рыцаря к прекрасной даме.

Женька засмеялся, и я поняла, что он выдаст меня.

– Давай я ее позову для начала. А потом разберемся с подвигами рыцаря.

– А зайти не пригласишь?

– А ты не мой гость.

Я поставила Женьке твердую «пять» за дружбу. Он не пустил Кирилла на порог – это похвально. Хотя я предпочла бы, чтобы он решил за меня и спустил Нечаева с лестницы. Но что еще ждать от этих мужиков? Они всегда заодно. К тому же Андреев никогда не скрывал свою симпатию к Кириллу. Предсказуемо.

– Аська, – позвал он, постучав в дверь моей комнаты, – вылезай, поговори с ним.

– Пусть катится, – буркнула я, но уже знала, что выйду.

– Не дури, Смирнова. Человек тебя догнал, значит будет извиняться. Не забирай у него эту возможность из-за своей трусости. Хочешь отшить, делай это сама.

– Черт с тобой, – буркнула я, стаскивая платье.

Натянув вытянутую майку и шортики от пижамы, я влезла в домашние шлепанцы и пошла к двери. Приглашать Кирилла в дом не было никакого желания.

Нечаев ждал меня, привалившись к расписной стене подъезда. В коридоре нашей хрущевки даже в более-менее прозаическом наряде Кирилл выглядел как фонтан из Петергофа посреди деревни Кукуево.

– Знаешь, мне начинает надоедать за тобой бегать, – протянул он лениво.

– Тебя никто не заставляет. Скорее, наоборот.

– Спасибо, что не прячешься в комнате. Твой сосед, похоже, неплохой мужик. Было бы жаль драться с ним за возможность добраться до принцессы.

– Прекрати, Кир. Это не смешно.

– Можно подумать, я шутки шучу.

– Зачем ты приехал? Я что-то должна тебе по счету?

– Господи, Ася. – Кирилл сдавил переносицу пальцами. – Ты помешалась на деньгах?

– Я? Я помешалась? – я повысила голос, но тут же сбавила громкость до злого шёпота, чтобы не устраивать соседям цирк. – Я лишь спросила о твоей работе, а тему денег завел именно ты. Это изначально была дерьмовая идея, Кирилл. Мы даже поговорить нормально не можем из-за разных статусов. Я официантка. Ты богатый засранец. И лучше не пересекаться.

– То есть, если я состоялся и имею за спиной хороший капитал, то я тебе не пара? Это Бред, Ась. И я не собираюсь извиняться за свои убеждения. Я считал и буду считать, что мужчина обязан быть успешным, чтобы содержать свою женщину, чтобы баловать ее, чтобы она не задумывалась даже о материальной надежности. Это преступление?

– Нет, но выходит так, что твоя женщина будет тебе обязана по гроб жизни.

– Чушь.

– Кир, ты был со мной там, в «Италии»? – я решила повторить. – Мы говорили о программировании и вашем со Стерном проекте, а потом ты, словно между прочим, отметил, что я могу интересоваться твоими деньгами. А я не спрашивала про деньги, Кир. Ни слова о них не сказала.

– Ты такая мнительная.

– Ладно. С меня хватит. Езжай домой, Нечаев.

Я повернулась к двери, но Кирилл меня остановил.

– Постой.

– Что еще?

– Возможно, я дал маху. Ась, у меня в голове работа и деньги тождественны. Последнее время сам курирую все финансовые операции. Похоже, настигла профдеформация. Я не хотел тебя обидеть. Клянусь.

– Похоже, у тебя в голове тождественны женщины и деньги тоже. А мне не нужно ничего, Кир. Понимаешь? Только…

Я осеклась, сглатывая вновь подкатившие слезы. Зачем я продолжаю с ним говорить? Неужели непонятно, что он совсем иначе смотрит на наши отношения. Ох, так ведь нет никаких отношений. И быть не может при таком раскладе.

– Только что? – зацепился Кирилл за мою недосказанность.

Он подошел ко мне, погладил по голове, как маленькую девочку, утопил пальцы в волосах, заставляя поднять голову и посмотреть на него. Его глаза требовали закончить предложение, ответить на его вопрос.

– Только ты, Кир, – и меня прорвало. – Ты мне нравишься и бесишь одновременно. И я вряд ли смогу быть твоей куколкой, которая за деньги будет исполнять желания хозяина.

– Забудь о деньгах, Ась.

– Лучше ты забудь. Потому что как только я забыла, ты напомнил.

Слезинка скатилась по моей щеке, и Кирилл поймал ее губами.

– Не плачь, зайчишка, – прошептал он. – Видеть не могу твои красные глазки.

Он взял мое лицо в ладони и стал целовать. Щеки, нос, припухшие веки, скулы, подбородок. Его губы были везде.

– Я потратил столько сил, чтобы затащить тебя на этот ужин, и сам все испортил. Давай переиграем. Нам, наверное, нужно больше общаться.

– Мы только и делаем, что общаемся, Кир. И выходит скверно.

– Это не то. Давай сходим в парк. Погуляем. Я куплю тебе газировку и шарик.

Я засмеялась. Господи, почему за эту фразу я готова простить ему все и принять приглашение. А Кирилл продолжал соблазнять:

– Ты же любишь парки, зайчишка. Соглашайся. Покатаемся на чертовом колесе. Я могу быть молодым, а не сварливым дедом, который кичится деньгами, потому что все остальное отсохло.

Кирилл прижал меня к себе, и через тонкую ткань пижамы я почувствовала, что ничего у него не отсохло. Я вцепилась в его рубашку и сжала зубы, чтобы не застонать.

– Знаешь, ты чертовски хороша в платье, но этот наряд даже сексуальнее, – пробормотал Кирилл мне в шею, водя губами по чувствительной коже. – И меня немного бесит, что твой сосед видит эту едва прикрытую попку каждый день.

Как так вышло? Мы только что ругались, а теперь я плавлюсь в его объятиях, готовая выскочить из штанов, слушая этот соблазняющий хриплый шепот.

– П-парк – это интересно, – начала заикаться я от волнения и… возбуждения.

Попытки перевести тему провалились.

– Сходим, – кратко ответил Кирилл и завладел моими губами.

Почему я не могу сопротивляться его поцелуям? Каждый раз, когда губы Нечаева касаются моих, я расслабляюсь и начинаю отвечать. Вот и сейчас, прогнувшись в его объятиях, я обнимаю его за шею, чуть задевая волосы на затылке, поглаживаю, поощряя движения его губ, лаская их, дразня языком и прикусывая. И Кирилл стонет, не отрываясь, и я проглатываю этот сладкий звук, который сразу заставляет меня вибрировать и желать больше.

Я не сразу поняла, что руки Кирилла проникли под мои шортики, сжали попу. Это казалось таким правильным, естественным. Словно мой зад отлили специально под его ладони. И сжимал он как надо. Не сильно, но ощутимо и приятно.

– Пригласи меня войти, – прохрипел Нечаев.

Я немного пришла в себя, даже смогла пошутить.

– Ты как вампир говоришь*.

Вряд ли он поймет. Хотя Лукьяненко довольно популярен со своими Дозорами.

– Не обзывайся, – ласково пожурил он меня.

Кирилл отстранился, и я поняла, что он сегодня больше ни о чем меня не попросит. Оно и к лучшему. Еще пара таких поцелуев, и я соглашусь на все.

– Беги домой, зайчишка, – велел он, чмокнув меня в нос. – Я приеду завтра обедать.

– Хорошо, – кивнула я рассеянно. – Буду ждать. Спокойной ночи.

– И тебе, красавица.

Кир отпустил меня, развернулся и поспешил к лестнице. А я, измочаленная переизбытком эмоций, напилась ромашкового чая и попыталась уснуть.

Утром мне все еще было жарко. Кожа горела, помня прикосновения Кирилла. Кровь тоже стала как будто горячее и носилась по жилам быстрее обычного. Даже в ушах немного шумело.

– Полагаю, вы вчера помирились? – осведомился Женька, подавая мне чашку кофе.

– Можно и так сказать. А что?

– Нет-нет. Ничего. Просто спросил. Давненько ты не прокрадывалась к себе. А уж рыдания по поводу мужика я впервые слышал.

– Жень, чего ты меня смущаешь?

Неожиданно сосед выдал:

– Ты с ним осторожнее, Ась.

– О, а что такое? Разве Кирилл Нечаев больше не твой кумир? Ты только и делал, что посылал меня к нему на ужин.

– Я не знал, что ты вернешься в соплях с этого ужина, – парировал Женька.

– Я и сама не знала.

– Вот поэтому давай аккуратнее. Чтобы я не волновался.

– А чего тебе-то волноваться?

– Ты мне не чужой человек, Ась. Я думал, ты развлечешься и забудешь. Летний роман и все такое. А выходит…

– Что выходит?

– Что-то совсем другое. Уж больно остро на него реагируешь. И ведешь себя странно. Я тебя такую совсем не знаю.

Я посмотрела на Женьку. Он был серьезен. Похоже, на самом деле беспокоился. Знала ли я сама себя такую? Определенно – нет. С Кириллом действительно я сама не своя, действительно слишком все ярко и остро. И страшно, потому что подобные эмоции я не испытывала раньше.

Тронутая Женькиной заботой, я обняла его и чмокнула в щеку.

– Я постараюсь не сходить с ума, Женчик. Все будет хорошо.

Он щёлкнул меня по носу в знак одобрения такой позиции и принялся за уничтожение завтрака. Я последовала его примеру, понимая, что соврала лучшему другу. Я уже сошла с ума, рехнулась, тронулась. Потому что, кажется, влюбилась в Кирилла Нечаева. Такое открытие меня совсем перепугало. Я постаралась отогнать от себя эти мысли и стала думать о насущном. Завтрак, одеться, доехать до «Праги», работать, Кирилл… Ох, опять Кирилл. Куда мне от него деться?

На работе встретила все та же рутина. Это поначалу мне казалось весельем бегать по залу, общаться с посетителями. Быстро привыкла. Только визиты Кирилла для меня остались приятным разнообразием в одинаковых буднях.

Я увидела его машину и его самого, едва он припарковался. Ноги сами понесли меня к баристе, чтобы заказать кофе. Пока я стояла у бара, подошла Катя. За ее спиной стояла какая-то девушка. Кажется, я ее видела, когда выходила в Димину смену.

– Нечаеву кофе? – уточнила администратор.

Я кивнула.

– Да, как обычно.

– Отнеси и можешь быть свободна.

– В каком смысле? – не поняла я.

– В прямом, Ась. У тебя сегодня выходной. Света отработает.

Катя кивнула на ту самую девушку, что я заприметила.

– Что? – продолжала уточнять я, хотя начала догадываться в общих чертах.

Бариста изо всех сил грел уши. Света ухмылялась, а остальные официанты слегка притормаживали возле стойки, проходя в сторону кухни и из нее.

Катя обреченно вздохнула и выдала все прямым текстом:

– Нечаев нанял Свету в качестве твоей замены. Ты свободна на сегодня. Только кофе отнеси. И можешь пообедать с ним в випе.

– Обед он тоже оплатил? – процедила я сквозь зубы.

– Да, как обычно. По безналу. Ты же знаешь.

– Нет. Мой обед, – уточнила я. – Меня в его випе в качестве гостя.

Катя отвела глаза, и я поняла, что Кирилл на самом деле накинул сверху, чтобы мне позволили поесть в ресторане, где я работаю.

Я прикрыла глаза, чтобы успокоиться. Не помогло. Что не так с этим мужчиной? Почему он опять довел меня до ручки своей выходкой?

– Кофе, Ась, – оповестил бариста, выставляя мне на поднос горячий напиток.

Не говоря ни слова, я пошагала в вип. Кирилл стоял у окна, глядя на улицу, но тут же обернулся, едва я вошла. На нем был строгий костюм, как всегда. Волосы торчали, как обычно, и сияла улыбка, которая сводила меня с ума. Весь он излучал позитив и довольство. Если бы не хотела его убить, то расцеловала бы.

– Твой кофе, – выплюнула я, ставя на стол чашку.

– Спасибо, – откликнулся он, пересекая комнату, протягивая ко мне руки. – Ты не переоделась? Я думал…

– Ты думал, Кир? Серьезно? – взвилась я моментально. – О чем ты только думал, Нечаев?

Он сложил руки на груди, словно защищался от моих нападок. Глаза тут же потухли, но меня это не разжалобило.

– Мы же говорили вчера о парке. Я хотел…

– Ты хотел, да. Отлично, – продолжала я наезжать. – Хотел похоронить мою репутацию окончательно? Поздравляю, тебе это удалось. И не надо закатывать глаза. Ты запомнил только парк из вчерашнего? Совсем ничего не слышал, что я говорила?

– Ты зациклилась на моих деньгах, которые тебя оскорбляют, – угадал он.

– Вот именно, Кир. И сегодня ты делаешь ход конем, оплачивая мою сменщицу и возможность пообедать со мной. Это нормально вообще, ты считаешь?

– Вполне.

Кирилл пожал плечами. Я окончательно взбесилась.

– Вот ты весь в этом, Нечаев! Ты такой… такой…

Рот Кирилла начал кривиться в надменной улыбке. У меня ладонь зачесалась ударить его по этим наглым губам, а потом зацеловать их. Я пыхтела, сжав кулаки, сдерживая свое бешенство и позывы к насилию.

– Какой? – уточнил он, издеваясь.

Я зарычала. Кир сделал еще шаг ко мне, встал почти вплотную, нависая и продолжая гадко ухмыляться.

– Такой… Нечаев, – выдала я, наконец.

У меня кончились аргументы. Я схватила его галстук, намотала на руку и дернула вниз, заставляя Кирилла нагнуться, поцеловала. Яростно, неистово. Вложив всю свою злость, я терзала его губы своими, прикусывала и посасывала. Ядовитый, но такой сладкий. Языки то соприкасались кончиками, то сплетались. Я продолжала тянуть за галстук, и Кир тихо охал, видимо, от удавки. Он положил руку мне на затылок, тут же стащил резинку, которая затягивала волосы в хвост. Вторая ладонь легла на мой зад. Нечаев притянул меня к себе. Я оказалась так близко, что почувствовала, насколько сильно он заведен.

Интересно, Кир воодушевился так быстро или его заводит ругань? Я решила проверить. Водя своими губами по его, я нарывалась на неприятности.

– А еще ты самоуверенный, наглый, заносчивый, надменный…

– Когда закончишь перечислять достоинства, можешь приступать к недостаткам, – усмехнулся Кир.

Он сам прикусил мою нижнюю губу и не выпускал, одновременно поглаживая ее языком.

– Ненавижу тебя!

– Врешь. Ты без ума от меня.

Я не смога возразить, потому что он стал ласково посасывать мои истерзанные губы.

– Думаешь, ты девочка-подарок? – заговорил Кирилл, обжигая поцелуями укусами шею, буквально втираясь в меня пахом.

Вместо ответа я захныкала, изнывая от желания, потребности… Но Кир и не нуждался в моем отклике. Он продолжал сам.

– Ты взбалмошная, истеричная, мнительная, грубая…

Нечаев расстегнул верхние пуговицы на моей рубашке, отодвинул ткань и куснул за плечо. Я сжала губы, чтобы подавить крик и тихо завыла.

– Это все ты. Из-за тебя я такой становлюсь.

– Да ты что! – хмыкнул он, лизнув след от укуса, подул.

Я задрожала.

– Да. На самом деле я просто чудо.

– Врешь ты все, зайчишка, – посмеивался Кирилл, прокладывая дорожку поцелуев от плеча к кружеву бюстгальтера.

– Спроси Женьку. Он подтвердит. Я даже борщ варю отменный. Правда потом Андреев сутки отмывает кухню от свеклы, – тараторила я, через стоны.

– Ты катастрофа, – продолжал смеяться и целовать Кир. – Может, я тоже становлюсь засранцем только рядом с тобой?

– Нет. Ты всегда такой.

– Ну да. Всегда. Глупо спорить.

Теперь уже и я засмеялась. Но тут же стало не до смеха, потому что Кирилл подхватил меня, приподнял и усадил на стол. Он развел мои ноги, встал между ними, поглаживая бедра.

– Но я ведь нравлюсь тебе таким. Правда, Ась?

– Да, – выдохнула я, признавая. – Всегда. Глупо спорить.

Кириллу мой ответ понравился. Во всяком случае, его поцелуй говорил именно об этом. Его губы опять сводили меня с ума. Я чувствовала, что теряю связь с реальностью. Еще немного, еще чуть более откровенные ласки и мне станет все равно, что мы в випе и в любой момент может кто-нибудь войти. Нужно сматываться и поскорее.

– Поехали отсюда, – прошептала я, с трудом отрываясь от его рта.

– Куда? В парк? Ты согласна?

Кирилл выглядел растерянным и сбитым с толку. Я мягко оттолкнула его, стекая со стола на ватные ноги, пригладила волосы, одернула и застегнула рубашку.

– Где ты живешь?

– Митрофаново, – назвал он деревню, где сейчас значился элитный коттеджный поселок.

– Туда сто лет по пробкам. – Я скинула фартук. – Поехали ко мне.

– А парк? – Рассеянно уточнил Кир.

Я снова дёрнула его за галстук, поцеловала и шепнула в губы:

– Я предпочитаю заняться сексом дома, а не здесь или в парке. А ты?

– Согласен, – моментально просиял Нечаев. – Ты выйдешь первая или я? Машина на стоянке.

Я не сдержала смеха.

– Кир, ты шутишь? После твоих выходок нам осталось только использованные презервативы по випу раскидать. Все и так очевидно. Пошли.

Я толкнула дверь, и мы без лишнего камуфляжа прошли к выходу. Я заскочила по дороге в подсобку, чтобы забрать сумку и сменить рабочую рубашку на топ. Кирилл уже завел машину, когда я догнала его на парковке.

– А сосед твой? – вспомнил он, трогаясь.

– На работе, как все нормальные люди.

– Это прекрасно.

Кирилл вел машину так же уверенно и аккуратно, как и всегда. Лишь его рука, что сжимала и поглаживала мое колено, выдавала нетерпение. Мы не разговаривали, только обменивались взглядами и улыбками. Последние силы ушли на то, чтобы добраться до квартиры. Я держалась, но Кирилл уже в подъезде начал распускать руки. Пока я возилась с ключами и замком у двери, он отвлекал меня, прижимаясь сзади, целуя в шею, поглаживая ладонями живот, залезая пальцам под пояс джинсов. Я хихикала, как дурочка, уговаривая не отвлекать.

От одежды мы начали избавляться сразу в прихожей, едва прикрыли входную дверь. Я испытывала какой-то незнакомый, совершенно невероятный кайф от процесса раздевания этого мужчины. Скользнуть ладонями под пиджак, расстегивать пуговицы рубашки одну за другой. Все быстро, торопливо. От нетерпения сводило живот. Я замерла на миг, чтобы прильнуть губами к красивым ладоням, избавляя от запонок, ослабляя объятия манжет сорочки. Кирилл длинно выдохнул, повел пальцем по моим губам. Я приоткрыла рот и лизнула самый кончик.

– Девочка моя, – загудел он, прижимая меня к себе так тесно, стискивая почти до хруста в костях и целуя настолько жарко, что я готова была взорваться только от этого.

Кир стряхивал с себя рубашку, стараясь не отпускать меня, но полностью избавиться от нее мешал галстук. Ему все же пришлось отстраниться, чтобы ослабить его и снять.

Мой рот, освободившись, тут же начат язвить:

– А можно оставить галстук?

– Зачем? – не понял Нечаев?

– Вдруг я все же захочу тебя придушить.

Он захохотал, стаскивая с меня топ через голову, повалил на кровать.

– Сумасшедшая, шальная вредина, – ругался Кир, покрывая поцелуями мою грудь прямо через ажур бюстгальтера.

У меня глаза закатились к затылку от удовольствия, но я все равно ответила.

– Тебе ведь нравится это, признай.

Он и не спорил.

– Безумно. С ума схожу, – говорил Кир, отодвигая в сторону кружево, чтобы измучить губами и языком до крика.

Я тоже сходила с ума, сгорала от страсти, плавилась от нежности, терялась от ласковых слов и старалась вернуть все сторицей. Сказать, что Кирилл был хорош – ничего не сказать. У меня не имелось богатого опыта по части секса, чтобы ставить ему оценки. Но, думаю, даже если бы и был, Нечаев шел бы вне рейтингов и баллов. Просто потому, что он невероятный.

От первого поцелуя до самых смелых, откровенных ласк. Кирилл был идеален, прекрасен, умел и горяч. И я с удовольствием понимала, что вполне соответствую его темпераменту в постели. Мы идеально подходили друг другу, одинаково сильно друг друга желали. Поэтому и удовольствие, подобное землетрясению было сильнейшим, обоюдоострым.

Когда отгремело взрывоподобное блаженство, оставив меня, потную и обессиленную лежать под ним, на смену неистовству пришла тугая, сладкая истома. Я тонула в черных, как уголь глазах Кирилла, читая в его взгляде столько… Мы не произнесли ни слова, но сказали друг другу так много. Улыбками, глазами, ленивыми прикосновениями, медленными, чувственными поцелуями.

Я не заметила, как этот обмен превратился в новый виток возбуждения.

– Еще, – прошептал Кир мне на ухо, прикусив мочку. – Хочу тебя еще.

Я развела ноги, приглашая его, позволяя проникнуть снова. На этот раз он двигался медленно, неспешно, не прекращая целовать меня в губы, бормотать что-то бессвязное. Я не разбирала слов, просто слушала его хриплый шепот, рваный из-за тяжелого дыхания и стонов.

В этот раз мы разделили не взрыв, а нечто иное. Нас словно накрыло волной на берегу моря. Горячей, мягкой. И это было не менее прекрасно.

Но все испортило урчание желудков. Мы так увлеклись, что и не вспоминали о еде, пока организм не напомнил. Как назло, дома ничего не было, кроме печенья. Готовить не хотелось, поэтому я позволила Кириллу заказать. У него, конечно, была своя проверенная и очень быстрая доставка. Они явились уже через двадцать минут после звонка. Мы даже не успели опять увлечься друг другом.

ни странно, Кирилл не казался мне пришельцем с планеты роскоши на фоне простенькой мебели моей съемной квартиры. Возможно, потому что он был голый и натянул брюки только чтобы принять заказ. Возможно, потому что все время улыбался и ни разу не взглянул с брезгливостью. Возможно, потому что мне самой было все равно. Я расслабилась. Впервые расслабилась в его присутствии, позволив себе наслаждаться, ни о чем не думая.

Утолив голод и восполнив запас энергии, Кирилл снова затащил меня в постель и не выпускал, пока не начало смеркаться.

– Почему мне нельзя остаться на ночь? Возмущался Нечаев, натягивая рубашку.

– Потому что Женька скоро вернется. Не хочу, чтобы он нас застукал. Давай-давай, шевелись, – подгоняла я его.

– Что за глупости, Ась. Он все равно узнает. Ты же не думаешь, что это был первый и последний раз? Я от тебя не отстану.

– Кто бы сомневался, – хохотнула я. – Я уже и не надеюсь. Хотя рассчитывала на вариант, что ты успокоишься и бросишь меня аккурат после ночи страсти.

– Банально, зайчишка. Столько с тобой возиться ради одного раза… Не, хотя бы недельку.

– Вот как раз через недельку я расскажу Женьке и разрешу тебе остаться.

– Какая разница?

– Большая. Он изведет меня, если застанет врасплох, а так… может, помилует.

– Да, это важно, конечно.

Кирилл обулся и притянул меня к себе, чтобы поцеловать. Это был тот самый прощальный поцелуй, который никак не заканчивается. Мы целовались, как подростки. Словно впервые дорвались до запретного плода и старались распробовать, смакуя и изнывая от жажды, которую никак не удавалось утолить. Казалось, прошла вечность, прежде чем Кирилл оторвался от меня, проговорив:

– Я чувствую себя таким молодым с тобой. Как будто сам студент.

Погладив его по щеке, я ответила:

– Ты и выглядишь моложе, и очень даже симпатичным, когда улыбаешься мне вот так.

Кирилл стал склоняться, чтобы поцеловать меня еще, как в двери стал поворачиваться ключ. Я застонала, понимая, что Женька все-таки измучает меня подколками. Но…

Андреев ввалился в прихожую, утягивая за собой девушку. Они страстно целовались и даже не замечали, что мы стоим и смотрим на них. Женька прижал подругу к стене, продолжая терзать ее губы, жарко обнимать. А я с ужасом узнавала в объекте страсти соседа сестру Кирилла.

Я онемела. Взглянув украдкой на Нечаева, поняла, что он потрясён еще сильнее моего. Только, когда Женька провел рукой по бедру Аллы, задирая подол платья, Кир отмер и громко произнёс:

– Добрый вечер.

Очевидно, сейчас прольется кровь.

*В серии книг Серегея Лукьяненко «Дозоры» вампирам требуется приглашение хозяина, чтобы проникнуть в дом.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю