290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Не стань лишним (СИ) » Текст книги (страница 1)
Не стань лишним (СИ)
  • Текст добавлен: 8 октября 2016, 15:10

Текст книги "Не стань лишним (СИ)"


Автор книги: Николай Грубов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 29 страниц)

Грубов Николай Сергеевич

Не стань лишним

 
 
 
НЕ СТАНЬ ЛИШНИМ
 
 
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ДОРОГУ ОСИЛИТ ИДУЩИЙ.
 
 
"Магнитную стрелку в компасе как не поставь,
Тянет ее в одном и том же направлении.
К своей, одной ей понятной цели.
Что тянет ее туда?
Интересно?
Мне да!
Что тянет человека делать то же, что и магнитную стрелку?
Искать свою цель, свое предназначение.
Что движет его вперед?
Интересно?
Мне да!"
 

– Тебе, что больше всех надо?

– Нет, не больше, но знание не помешало бы.

– Жизни не хватит все узнать.

– Ты не прав. Читай фантастику. Узнаешь даже больше чем другие, кто ее не читает.

 
« Разговор на сайте»
Казахская республика. Город Алмата.
Громко хлопнула дверь автозака, заставив вздрогнуть сидящих в ней недавних подследственных, а ныне осужденных, четверых молодых людей и охранника, сидящего, как, и положено при сопровождении заключенных около боковой двери автомобиля с маленьким окошком. А заключенные находились за решеткой с закрытой на замок дверью, ключ от которой был у конвойного. Машина тронулась, и судьба сидящих в ней людей в очередной раз повернула в неизвестную сторону. Хотя, куда направлялись в данный момент люди и машина все хорошо знали. Через час они должны быть на железнодорожном вокзале, где заключенных посадят в специальный вагон и отправят их к месту заключения. А машина с водителем и конвойным должна будет вернуться вновь к следственному изолятору, где и будут находиться до появления новых неудачников по жизни.
Каждый сидящий в машине думал о своем, и поэтому сидели молча, подавленные произошедшим. Двое молодых испуганных ребят и двое тоже не старых, но более уверенных в себе мужчин. Так уж распорядилась судьба в лице горсуда, где судья, после непродолжительных двух судебных заседаний зачитала приговор и наметила место отбывания братьев Шняга и братьев Невзоровых в одном и том же лагере. Хотя и судили их по разным причинам и статьи уголовного права были разными, но по прихоти судьи они получили почти одинаковые сроки и одно и тоже место отбывания. Правда то, что они будут ехать в одной машине и с одним конвойным они узнали в самый последний момент. Оказалось, что почти весь конвойный взвод в этот день слег с пищевым отравлением в госпиталь и только по счастливой случайности сержант-сверхсрочник Спиридонов избежал подобной участи. Вот и пришлось со всеми нарушениями везти осужденных в одной машине при одном конвойным. Начальство успокаивало себя тем, что ехать то всего ничего и по обычному маршруту, где никогда еще ничего не случалось. А русское «авось» и у казахов есть.
Но автозак почти доехав до станции «Первая Алма-Ата», почему-то поехал не в сторону, где обычно стоял арестантский вагон, а свернул на другую улицу и, проехав два квартала остановился у какой-то автозаправки. Конвойный проявил озабоченность и стал смотреть в свое окошко, но, как-то не слишком беспокоясь, как будто знал, что так и будет. Водитель вылез из кабины, подошел к двери и подал какой-то знак конвойному. Тот облегченно вздохнул и весело проговорил:
 

– Все ребята! Почти получилось, скоро вы будите на свободе.

 
Осужденные смотрели на конвойного и не понимали, что значат эти слова.
 

– Сейчас проедим еще немного, и вам все станет понятно, да и мне тоже если честно. Пока я в сомнении. Хоть и верю я вашему отцу, как никак друзья и вы знаете, что он мне как отец родной, но что-то все, что он говорил у меня не вызывает доверия. Мне казалось, что он немного не того…. Уж больно похоже. Лука тоже в большом сомнении, ну… водитель наш, он прямо так и спросил у вашего отца:

– Ты Викторович случаем не поехал крышей? Не в обиду будет сказано, уж больно на это дело смахивает, такие сказки нам травишь.

 
Тот спокойно так нам говорит:
 

– Ребята это тот случай, когда не шутят. Я хоть и не знаю всего, и сам в недогадках, но уж очень хочется во все это поверить.

Машина опять куда-то поехала, через некоторое время стала заезжать в какой-то двор через ворота. Глухая бетонная стена огораживала довольно-таки большой двор, где уже стояли машины.

– Ну, кажется прибыли. – Поделился очевидным охранник. – Сейчас нам все станет понятным.

Он стал отпирать замок двери, а затем, когда снаружи водитель открыл дверь, пригласил всех на выход.

Возле двери уже стоял мужчина и с нетерпением поглядывал на вылезающих из автозака ребят. Увидав своих детей, он кинулся к ним с радостными объятиями. Они ничего пока не понимающие с удовольствием подставились.

– Все хорошо! Все удалось! Слава богу, все удалось, все, как и спланировали! Дайте я вас расцелую!

Фиг вам, не поимеете вы, ни мою семью, ни меня – неизвестно к кому обратился мужчина – не дождетесь. Ишь, прыткие какие. Отомстить они захотели. Да вот хера вам. Я и не с такими ухарями дело имел, не чета вам.

От избытка чувств он не мог стоять на месте. То обнимал своих детей, то пытался кому-то грозить всеми небесными карами, то подбежав, к стоявшим немного в стороне водителю и конвойному, обращался к ним со словами:

– Все получилось, ребята, все получилось. А вы сомневались когда я говорил, что со мной не пропадете, и что все будет как надо. И буду говорить это, пока жив. Мне можно верить, и вы не раз уже в этом убеждались, и в дальнейшем все будет, так как я вам говорил.

 
Немного успокоившись, стал посвящать окружающих в свои дела.
 

– Значит так. После того как вас арестовали по сфабрикованному делу об организации преступной группировки по сбыту наркотиков, я успел узнать, кто стоит за всем этим. Я не смог нанять толкового адвоката. Их постоянно перекупали и запугивали, также и следователя не смог заменить. Меня там как будто и не знали. Делали вид, что не узнают. За всем этим стоял Абиев. Да-да, именно Абиев. Еще в мою бытность, когда я был начальником горотдела милиции, мы с ним пересеклись по делу о его сыне, который погорел на наркотиках. Он тогда предложил мне большую взятку, чтобы я замазал это дело. Но я ему отказал. И вот с тех пор он на меня и окрысился. Пообещал мне отомстить. А после развала Союза вдруг очень быстро стал миллионером и уважаемым человеком. Возможностей появилось больше. Подкупить некоторых нечистых на руку ваших сотрудников стало для него легко.

Долго он ждал удобного случая. И когда вы, не поставив в известность свое начальство, я уж не говорю о себе, решили накрыть группировку "Синдикат", недостаточно хорошо обеспечив документально, он сумел этим воспользоваться. Каким-то образом подсунул липовый список участников этой банды, в котором фигурировали и ваши фамилии. Есть в вашем ведомстве люди жадные до денег, есть.

Оформить липовый счет в банке на вас для него плевое дело. Смог даже какие-то ведомости состряпать, которые якобы нашлись среди других бумаг этой группировки, где фигурировали и ваши фамилии, и где явно говорилось о получении вами денег за услуги сделанные этой банде. Свидетелей нашел. Короче все сделал, так что не повязать вас не могли. Даже не учли, что именно вы начали дело против этой группировки. Дело получилось достаточно громким, даже президент был в курсе. Сами понимаете, что тут уже никто ни на что не обращает внимания. Большинство же чиновников сидят в креслах ради того чтобы иметь что-то, и зачастую неправедными путями. Поэтому, боясь, что и их возьмут за хобот, стараются изо всех сил показать насколько они чисты, и с коррупцией борются и днем, и ночью, не покладая рук. А тут вы, "оборотни" в погонах. Вся стая с громким лаем по прихоти хозяина бросилась на виновных. Даже если и не виноваты, то все равно загрызут, чтобы показать свое усердие.

Так что мне пришлось бегать, как угорелому, пытаясь хоть как-то помочь вам. Ничего не получалось, я уже был в отчаянии, когда вдруг мне повстречался мой старый сослуживец, еще по Афгану. Мы с ним в штабе тогда пересекались, семьями потом дружили. Вы его не знаете, как раз в школе МВД учились. Хотя, ты Петя, наверное, помнишь его, у него еще дочка была, Света, твоя ровесница. Так вот после того как Федор уехал в Россию, я его не видел, пока вот такая беда с нами не случилась.

Буквально недели две назад мы с ним пересеклись. Он, после того как узнал о моей беде, и предложил устроить ваш побег с последующим переходом в другой мир.

И не смотрите на меня с таким подозрением. Я в своем уме. Ему тоже пришлось меня долго убеждать, что это не розыгрыш. Я его хорошо знаю, поэтому долго меня убеждать не пришлось. Пришлось, конечно, потратиться на подготовку, не без этого. Так ведь, где сейчас без этого решаются дела. Это при Союзе можно было договориться за пузырь, сейчас дела делаются только на товарно-денежном уровне. Да что я вам говорю, вы это не хуже меня знаете.

Вот и этих товарищей мне пришлось уговорить начать жизнь с чистого листа. Тоже, наверное, до сих пор сомневаются, а не поехала ли крыша от горя у товарища полковника.

Ведь так, а Лука? Я прав? Ну и правильно, я хоть никогда вруном не был, но тут действительно вроде как зашкаливало. Надо полагать не один раз перемыли мои косточки. И сомнения ваши были обоснованными. Тем более, что я ничего в то время не мог вам рассказать.

Все кто участвовал в этом стихийном собрании, слушали бывшего полковника как говориться с открытыми ртами. Невероятность услышанного, привела их в ступор.

– Кое-как уговорил, пообещал, что все что захотят, могут с собой забрать. Вон видите, стоит Мишкина машина, с которой он не хотел ни в какую расставаться. Да-да та, которая с прицепом, на котором стоит зачехленный катер. Он его купил в складчину со мной. В машину и на катер загрузили всю его рыболовную и охотничью забаву, ну и вещи его тоже. Машина у него неплохая, я всегда хотел такую же купить. Но у меня была, как вы помните японская "Тайота-Галант", пришлось ее продать срочно и купить обычный Уаз-469, ну и прицеп тоже пришлось купить. Ваши хаты сынки так и стоят опечатанные, поэтому ничего оттуда я не смог взять, но они пойдут в уплату за наш проход, Федор сказал, что сам все оформит. Зато все свои накопления и в том числе то, что выручил за продажу своей квартиры, потратил, купил много инструмента и несколько компьютеров. Часть денег поменял на золото. Там, как мне сообщил Федор, наши деньги хоть, и обменивают, но очень не равноценно. Да и золото лучше здесь брать, более выгодный курс, чем там.

Луке достанется эта вот машина. А что, она хоть и была автозаком, но это же почти военный "кунг" на базе ГАЗ-66. Кстати, Лука, надо перегрузить твои вещи в теперь уже твою машину. Вон кучка мешков лежит, давай загружай. Там хоть и не придется тебе возить арестованных, но машина пригодится.

Он еще долго что-то объяснял про проход в какие-то новые земли, но все стояли явно ошарашенные всем тем, что случилось с ними за последнее время и ничего не понимали.

– Так что мы сейчас грузимся вон на эти платформы и ждем команду на убытие. – Продолжил говорить старший Шняга. – Надеюсь, что никто не захочет возвращаться на нары? Впереди новая жизнь. Надо думать там мы будем нужны. Здесь же мы стали лишними.

Столь экспансивная речь мало чего объяснила, но все надеялись, что впереди только хорошее, а плохое уже позади.

– Вот только что будем делать с молодыми людьми? Они в нашей компании оказались, совсем случайно. Может, они и не захотят, куда-то мчаться, и наверняка родители есть? Вы не хотите поделиться с нами и коротко рассказать о себе? Как вас звать-величать?

 
Полковник вопросительно уставился на ребят.
 

– Нет, нас никто не ждет. – Начал старший из братьев. – Мы братья, я Олег Борисович Невзоров, а это мой брат Кирилл Борисович. Наши родители погибли под колесами машины, которой управлял пьяный в дрыбодан молодой оболтус, который к несчастью имел счастье быть сыном какого-то чинуши. Папик оказался очень расторопным и не жадным на деньги. В результате было установлено нашим честным и бескорыстным правосудием, что это наши родители были виноваты, оказавшись на пути очень «добропорядочного» молодого человека. Он отделался всего лишь небольшим внушением и штрафом, а мы лишились своих родителей. Подумали с братом, подумали и решили отомстить самостоятельно. Подловили его и сделали инвалидом. Нас естественно почти сразу арестовали и хоть мы ни в чем и не сознавались, все равно приговорили к семи годам строгого режима с конфискацией имущества в пользу инвалида. Вот вкратце и вся наша история. Так что нас некому ждать, и тем более мы не стремимся вернуться на нары. Поэтому если вы не против – то мы бы хотели вместе с вами убыть,… правда, не знаю куда.

– Да, история ваша, каких много сейчас. Упрекать мы вас не в праве, сами такие. Мы не против, если вы присоединитесь к нашей семье. А там сами решите, что вам лучше. Можете и дальше с нами, а можете сами начать свою жизнь с чистого листа. Единственно только надо спросить, как быть с документами. Мы то все будем их иметь, так как я подсуетился и сдал цветные фотографии, в том числе и на сыновей, сейчас нам и выдадут новые документы. Пойду, спрошу. Федор предупредил, что все вопросы надо решать на месте с администрацией.

Он отошел к будке, где находился вооруженный толи охранник, толи тот самый администратор, который, выйдя из будки, внимательно выслушал подошедшего к нему полковника и что-то сказал, потом куда-то показал. Как оказалось, этот вопрос легко решаем. За забором есть фотография, где сделают их фото и тут же документ. Просто немного придется подождать.

 
Олег и Кирилл потопали в указанном направлении.
 

– Ну, а мы давайте поможем перегрузить вещи Лукину, водителю вашему – уточнил свою мысль отец Петра и Виктора – одновременно я буду продолжать рассказ. Как я уже говорил, нам предстоит переход в другой мир, он примерно похож на нашу землю, такой же воздух, такая же зелень, но отличия есть, животный мир немного другой, климат в основном сухой и жаркий. Зимой, как он мне сказал, дожди и слякоть. Но она там всего месяца три. Вот и все примерно, что он знает об этом мире. Поездка получается в один конец, возврата нет. Лет двадцать уже существует этот портал. На земле уже больше десяти таких мест, откуда осуществляются переправки людей. В Алмате совсем недавно открыли, он пока здесь вроде филиала Новосибирского портала. Вот Федор и мотается то туда, то сюда.

– А как вы убедили наших ментов отпустить нас? Явно ведь обошлось без их согласия?

– Петя! Ты что, забыл кто я? Я хоть и пенсионер, но еще в состоянии разработать и осуществить подобную операцию. Да еще при наличии людей близких мне по духу. Старые связи – это связи, опирающиеся не на деньги, а на дружбу и понимание. Мы с Мишей знакомы, когда он только службу начинал восемнадцатилетним салагой. Я тогда тоже еще молодой был. Капитана только-только получил. Ты должен помнить Петя, тебе уже было, если меня не подводит память, почти девять лет. Правда, ты зимой в интернате учился, но летом ты вместе с нами частенько на рыбалку ездил. Помнишь рыбалку на Сахалине? Такое не забудешь. Я такой рыбалки больше нигде не видел. Бросаешь палку в речку, а она так и движется стоймя, не падает, ей идущая на нерест горбуша не дает. Мы такую рыбу только на заготовку икры брали. Хорошие были времена, не то, что сейчас. Я прав, Михаил?

 
Тот молча кивнул головой.
 

– Конечно, прав. С тех самых пор я всегда старался Михаила тащить за собой. Вот только не уговорил его стать офицером. Не захотел быть слишком зависимым. Даже от школы прапорщиков отказался, так и оставался вечным сержантом. Да что это я говорю всякую чепуху, вы то и Михаила и Луку лучше меня, наверное, знаете. Совсем старый, памяти нет, заговариваться стал.

Полковника было не остановить. Он видимо только сейчас немного расслабился, когда понял, что его дети, кроме которых у него никого больше и нет, живы и здоровы. Что его план удачно завершился и они рядом с ним. Это его будоражило и ему казалось, что он в состоянии горы сдвинуть.

Они быстро перегрузили в машину вещи Луки, выстроили все свои машины в колонну перед воротами в помещение и опять собрались вместе.

В это время появились и Олег с братом. Кирилл от столь быстрой смены реальности немного "тормозил" и еще полностью не осознавал, каким образом оказался здесь. Три последних месяца проведенных в переполненной камере следственного изолятора, отчаяние от предстоящих и прошедших перемен его и брата судеб кого угодно могут заставить поверить, что весь мир обрушился на тебя. Он не сомневался, что они с братом поступили правильно, и даже если бы пришлось повторить то, что они сделали, он бы не задумываясь, повторил.

Они до последнего надеялись, что правда восторжествует и воздастся по заслугам виновнику их трагедии. Всегда находящихся рядом заботливых и любящих родителей вдруг не стало и все это по вине пьяного придурка. За хлопотами по похоронам, которые они с помощью друзей смогли достойно сделать, поминкам и другими неотложными делами они как-то забыли или вернее упустили ход следственного разбирательства. Поэтому когда их пригласили к следователю, где дали почитать и расписаться в протоколе о прекращении следствия о дорожно-транспортном происшествии, за неимением уголовно наказуемого деяния подследственного, водителя машины, сбившего на проезжей части гражданина и гражданки Невзоровых, были просто ошарашены таким оборотом дела и автоматически поставили свои подписи. Откуда они могли знать, что подтвердили тем самым правильность следственного разбирательства и что не имеют никаких претензий к виновнику их трагедии. Ведь ни они, ни компаньон отца по бизнесу, никто и не сомневался в очевидном. Были и свидетели когда пьяного водителя вытаскивали из его машины. Гаишники составили протокол, где четко было зафиксировано состояние невменяемого водителя. Как, оказалось, по словам и протоколу следователя это все не так. Оказывается, это пьяные родители внезапно пошли на красный цвет светофора, и парень не успел среагировать и затормозить. В результате произошел наезд со смертельным исходом.

Олег с Кириллом еще долго не могли придти в себя от такой беззастенчивой и наглой лжи. Они никак не могли поверить что люди, которые должны стоять на страже закона, могут так поступить. Хоть они и слышали от отца и его компаньона о постоянных вымогательствах денег со стороны чиновников за право вести бизнес, но считали что это как бы в порядке вещей.

Так было всегда, да и отец обычно говорил, что лучше иметь милицейскую крышу, которая хоть ничего и не делает, но и не так сильно наглеет, в отличии от "крыши" бандитов. Да и зачем им было вникать во все эти дела. Отец с матерью не загружали их своими проблемами, давая им возможность спокойно учиться и делать то, что можно делать в их возрасте. Олег вон даже поступил на строительный факультет, чтобы продолжить дело отца, которое было стабильным и не только давало безбедно жить им всем, но и полезным было для города. Их фирма занималась строительством коттеджных домов, и в Алмате было много желающих приобрести хорошо и качественно построенные дома.

Поэтому, впервые в своей жизни столкнувшись со столь беспринципной ложью и подделкой документов, они и не могли ничего противопоставить этому "беспределу".

Когда обратились к компаньону, и как считал отец, другу семьи, тот вдруг заюлил и стал мямлить что он и рад бы что-то сделать, но против закона не попрешь. А так как его рядом с родителями не было, то он не в курсе, что и как там было. Поэтому им лучше всем успокоиться и принять свершившееся, как факт. Он очень расстроен, что лишился такого хорошего специалиста и друга и хочет, чтобы его дети не знали недостатка и продолжили обучение, поэтому он предлагает им долю отца в денежном эквиваленте. Это примерно 1,5 миллиона долларов, которые он может отдать ребятам хоть сейчас, но будет лучше для них, если они оставят деньги в деле, а сами будут получать проценты. Этого вполне хватит для продолжения обучения.

Возмущенный предательством друга отца, Олег, не задумываясь о правильности решения, резко ответил, что они желают получить деньги и немедленно.

Видимо на это и наделся "друг" отца. Во всяком случае, его юрист зашел буквально сразу, с уже готовыми документами, и не долго думая ребята подписали даже не читая, что там написано. Олегу было обидно, что человек, которого они считали другом семьи так быстро скурвился и на глазах у всех их грабит. Олег, по словам отца, знал, что им предлагали продать их бизнес и предлагали за него пятьдесят миллионов долларов. Поэтому то, что предложил им бывший компаньон, было просто подачкой, их явно обманывал этот жук. Связываться с таким было гадко и омерзительно.

Ребята просто еще не знали, что в этом мире деньги не пахнут и все способы хороши при отъеме денег. При дележке совместного бизнеса все возможно и допустимо. Главное чтобы документы были в порядке, а все остальное мусор не стоящий внимания делового человека.

Готовый чемодан с наличкой оказался в наличии тут же, и ребята, не сказав ничего плохого в адрес негодяя, покинули офис уже не их строительной компании.

Вернувшись, домой в расстроенных чувствах, они ничего лучшего, не придумав, напились, благо бар в доме, где они проживали, был всегда полным.

Вот тогда и возник в их затуманенном алкоголем мозгу план. Они решили наказать виновника сами. Привлекать, кого-либо к такому делу они посчитали лишним. Решили, что и сами справятся. Зачем кого-то подставлять, тем более это их личное дело и посвящать кого-то лучше не надо.

Утром, протрезвев, они не передумали, а только утвердились в своем решении. Осталось подготовиться. Убивать они никого не хотели, просто немного покалечить и все.

Кириллу в связи с таким горем добросердечная директриса школы выдала аттестат об окончании школы, не смотря на то, что выпускные экзамены еще даже не начинались. Она только сказала, что надеется, что у таких хороших родителей должны быть хорошие дети и пожелала ему успехов в жизни.

Олег взял академический отпуск в институте. Права на машину у него были и они решили, что после всего уедут в Россию, там был еще один друг отца, который постоянно звал их к себе, но отец не решался бросить неплохо идущий бизнес, поэтому всегда откладывал решение о переезде.

Ребята позвонили Анатолию, обсказали, что к чему и договорились, о том, что переберутся к нему. Он обещал помочь в решении получения гражданства и подсказал, что дом и машину лучше продать, чтобы не было лишних затруднений в дальнейшем. Самим ехать на поезде, там легче провезти деньги, если их заранее подготовить к транспортировке. Они даже договорились, что Анатолий будет ждать их на границе, где у него есть хорошие знакомые пограничники. Он когда-то там служил, как раз перед выходом в отставку. Пришлось опять идти к компаньону отца, чтобы тот купил у них дом и машину. Тем более тот постоянно твердил, что хочет себе такой же дом построить. Если бы ребята захотели сами продать дом, то пришлось бы ждать еще шесть месяцев, пока не наступит законное право на наследство. А так они могут написать генеральную доверенность.

Теперь они поступили по подсказке Анатолия и пригласили оценщика недвижимости, чтобы иметь представление о стоимости дома. Оценщик представил им составленную им оценочную ведомость на дом, мебель, машину. Сумма получалась значительной. Почти три миллиона долларов.

Когда они пришли к предполагаемому покупателю в офис и предложили купить дом, тот согласился сразу, но когда они показали эту оценочную ведомость, он отказался покупать, сославшись на то, что таких денег у него нет. Затем, подумав, добавил, что за такие деньги он себе отгрохает два таких особняка. Но так и быть по старой дружбе он поможет продать коттедж, но только за два с половиной миллиона. Пятьсот тысяч он отдаст наличкой, а остальное только после продажи, написав расписку на оставшиеся два миллиона.

Померившись взглядами с этим проходимцем, Олег согласился, про себя подумав, что друзей он будет иметь только после большой проверки.

– Лучше вообще без друзей обходиться, чем дружить с таким чмо. – Категорично решили братья.

И ведь никогда даже не думали, что этот "друг семьи" окажется таким продажным и ненадежным.

Оформление всех документов заняло два дня, после чего они собрали личные вещи, документы, некоторые фотографии и, упаковав все это, а также и всю наличку в вещмешки отнесли на вокзал Алма-Ата-1 и положили в камеру хранения. Кое-как затолкали свои раздувшиеся вещмешки в два отдела камеры хранения, а чемоданчик с туалетными принадлежностями и вещами первой необходимости, а также компьютер в своей сумке, положили в третью камеру хранения. Купили билет на завтрашнее утро до Петропавловска, как и договаривались с Анатолием. Он обещал, что как только они ему позвонят, он тотчас же свяжется с другом пограничником и тот поможет им пройти без неприятностей границу. Договоренность уже есть.

Вечер и ночь они решили посвятить задуманному мщению, то есть то, что и планировали сделать. Они уже хорошо знали, где тот проживает и что делает в вечернее время. Их "протеже" учился в институте, жил в купленной ему папенькой двухкомнатной квартире. Жил один, постоянной девушки у него не было. После института всегда ехал домой, где, пробыв до вечера, куда-то уезжал и возвращался поздно ночью, зачастую с девушкой. Все это они узнали, наняв частного детектива. Долго решали, где лучше встретить и поговорить "по душам" с парнем. Остановились на том, что подождут его приезда после института и попытаются проникнуть под видом сантехника в квартиру, где и станут "разбираться".

Так и сделали. Все прошло без сучка и задоринки, только то, что в ванной комнате сидит от страха еле живая его очередная подружка даже и не подумали. Отметелив как следует подонка, и, убедившись, что тот хотя и без сознания, но живой, они, аккуратно прикрыв за собой входную дверь, спокойно ушли. Так как время не подгоняло, и до утра было еще далеко, решили зайти в ресторан и в последний раз в Алма-Ате вкусить национальных блюд, где их и повязали ребята в масках.

Девушка после их ухода сразу же позвонила в милицию и сообщила об избиении своего возлюбленного, заодно поведав, за что его избили. Она слышала, как один из напавших говорил, что такое дерьмо за гибель родителей следует тоже убить, но они сделают его инвалидом, чтобы тот помнил всю жизнь о содеянном. Милиционерам не составило труда все сопоставить, а так как их фотографии были в деле у следователя, то, быстро разослав по компьютеру их "физио", засекли, что они в данный момент находятся в ресторане.

То, что их почти три месяца продержали в следственном изоляторе, хотя могли и через месяц приговор вынести, заслуга срочно прилетевшего Анатолия. Он быстро нанял неплохого адвоката, который и "мурыжил" дело так долго. В результате смог добиться, что им дали вместо обещанных двадцати лет лагерей всего семь. После всех этих дел они и попали в автозак вместе с двумя бывшими следаками, обвиненных в сотрудничестве с бандой наркоторговцев и вымогателей.

Сейчас получив на руки какую-то карточку с их фамилией и фотографией и предупрежденными, что это документ, который необходимо хорошо хранить и предъявлять его по требованию властей. Не здешних, а тамошних, куда они в скором времени отправятся и пожелали им ни пуха, ни пера.

– Ну что, все сделали? Быстро они тут работают. Тогда пойду, доложу, что мы готовы к отправке.

– Петр Викторович! – обратился Олег к полковнику – можно с вами наедине переговорить?

– Если надо то почему нет. Давай отойдем и переговорим. Ну что там еще хочешь сказать нам, давай не стесняйся, говори. Раз вы с нами, значит, секретов не должно быть друг от друга. Ты конечно еще не врубился кто мы и что мы, поэтому на первый раз прощаю, но впредь никаких секретов от членов нашей "тесной такой" компании. Договорились?

– Да, конечно. Просто вы взрослый человек и вызываете доверие. Наверняка от вас можно получить дельный совет. Вот я и решил с вами посоветоваться, а стоит всем знать или не стоит вы и решите. Дело в том, что те деньги, которые мы получили от продажи дома и также все наше наследство, лежат вместе с нашими небольшими пожитками, в камере хранения на станции 1-я Алмата, и они вполне неплохо могут нам помочь устроиться на новом месте. Может мы смогли бы еще немного здесь задержаться, чтобы сгонять туда и забрать все это. Как вы решите, так и будет, мы с братом из-за денег не станем вас задерживать. Мы же понимаем, что в любой момент здесь может появиться тот же ОМОН и арестовать всех здесь находящихся. Но и оставлять здесь кому-то такую сумму денег, не хочется.

– Да вопрос не простой, я то здесь ничего не решаю. Сейчас позвоню Федору и спрошу. Все равно я ему должен был отзвониться. Как он скажет, так тому и быть. Идет?

– Да-да, конечно. Я понимаю все, и решение остается за вами. Просто я подумал, когда вы рассказывали, с какими потугами готовились к переходу, что эти деньги были бы не лишними.

– Да, это точно. Лишними они наверняка бы не были. Ну ладно, звоню короче.

 
Он достал мобильник и стал набирать номер.
 

– Привет Федя! Да это я. Все хорошо, все у нас получилось как мы, и планировали, сейчас мы уже на платформы загружаемся. Да, дети живы, здоровы. Тут такое дело получилось. В последний момент в машину к моим арестантам загрузили еще двух парнишек. Их тоже должны были доставить в вагон, вместе с моими. Они получили срок и должны были ехать в тот же лагерь, что и мои. Пришлось их тащить сюда.

Да нет, парни вроде не плохие. Нет, не извращенцы и не наркоманы. Мстители…! Решили отомстить за смерть родителей погибших под колесами пьяного, которого потом отмазали от тюрьмы. Ну и отомстили, а затем их быстро в каталажку и заперли. Что ты говоришь? Да они уже в курсе и не против уйти вместе с нами. Да, я так и сделал, Им уже все сделали. Тут еще один весьма щекотливый вопрос у нас появился. Деньги у них остались, лежат в камере хранения на станции Алма-Ата-1. Нельзя ли нам туда по быстрому смотаться и забрать их. Ведь пригодятся.

Денег сколько? Да нехило так, где-то два миллиона. Хорошо я сейчас к нему подойду.

Полковник быстро пошел к стоящему возле эстакады администратору и протянул тому телефон. Тот, переговорив, снова отдал мобилу полковнику. Поговорив еще немного, он подошел к Олегу и сообщил:

– Хоть и не положено это делать, но под его ответственность разрешили. Час нам дали отсрочки. Так как вам появляться на улицах никак нельзя, то поеду я сам. Давай номера камер, диктуй, ряд какой тоже, да и где там эта камера хранения расположена, расскажи, а то я давно уже здесь не был, забыл, где что находится.

Олег стал говорить и одновременно пытался что-то найти у себя в карманах.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю