332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Николай Андреев » Четвертый уровень. Предательство » Текст книги (страница 8)
Четвертый уровень. Предательство
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 23:31

Текст книги "Четвертый уровень. Предательство"


Автор книги: Николай Андреев






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 14 страниц)

– Надеюсь, машину отследили? – проговорил па местник.

– Конечно, ваше высочество, – отчеканил Корвил. – Аппарат сел на проспекте Тино Аято возле магазина одежды. Тактика стандартная. Ничем не примечательное помещение, потайной ход, подземные коммуникации. Я туда отправил специальную команду, но, думаю, мы ничего не найдем. Беглецы уже далеко. Да и саперам придется повозиться. Мощный взрыв с многочисленными жертвами в центре Дециона может дестабилизировать обстановку.

– Сколько человек потеряли незнакомцы? – спросил Саттон.

– Семь, – ответил Грейн.

– Семь, – повторил Мейс. – Меньше половины. Отличная работа. Это действительно профессионалы. Хотя полностью выполнить поставленную задачу они не сумели.

– Вы считаете, что чужаки должны были спасти семью наместника Кратона? – уточнил генерал.

– Не сомневаюсь, – вымолвил Саттон. – И даже догадываюсь, кто они.

– Кто же? – с нескрываемым интересом произнес Корвил.

– Самраи, – грустно усмехнулся Мейс.

– Самраи? – изумленно выдохнул начальник контрразведки. – Каста смелых, отчаянных воинов? Вы шутите. Это же миф, легенда! Самраи – герои книг и фильмов, плод воображения писателей и сценаристов.

– Вынужден тебя огорчить, – сказал наместник Алгона. – Самраи реальность. Мне мало что известно. Орден был создан пять веков назад по приказу Тино Аято. Существовали четыре основных базы: на Асконе, Алане, Непропс и Кратоне. Императоры поддерживали и финансировали самраев. Попасть в число избранных необычайно сложно. Требования к кандидату очень высоки. Воинов готовят годами, обучая секретам боевого искусства.

– Звучит как-то неправдоподобно, – посмел возразить Грейн. – Почему в моей службе нет о них никаких сведений? Я подчеркиваю, ни одного доклада, ни одного упоминания. Так не бывает…

– Бывает, – проговорил Саттон. – О хранителях ты ведь тоже ничего не знаешь. Это древние, никому не подчиняющиеся касты. Они живут закрыто, обособленно. И лишь иногда правители крупных государств контактируют с их лидерами. Мне не совсем понятно, в чем состоит миссия кланов, но в политику ни самраи, ни хранители обычно не вмешиваются. Свержение Ольгера Храброва наглядный тому пример. А ведь предотвратить мятеж Берда Видога большого труда не составляло.

– Тут явное противоречие, – вставил генерал. – Спокойно пожертвовав императорской династией, они вдруг стали спасать семью наместника Кратона. Где логика? Я ее не улавливаю.

– Вынужден с тобой согласиться, – кивнул головой Мейс. – . Поступок странный, труднообъяснимый. Увы, в каждом правиле есть исключения. Похоже, мой отец что-то предчувствовал и принял необходимые меры предосторожности. Как герцог убедил самраев помочь ему – загадка, но результат налицо. Лексу удалось вырваться. И это серьезная проблема.

– Мне кажется, вы сгущаете краски, – произнес Корвил. – Да, юноша уцелел. Однако его возможности невелики. Беглеца ищет и полиция, и контрразведка. Лекс где-нибудь обязательно спрячется и будет терпеливо ждать возвращения эскадры. Нашим планам он не помеха.

– Глубочайшее заблуждение, генерал, – сказал Саттон. – Я хорошо знаю своего племянника. Сидеть сложа руки, Лекс не станет. Юноша вспыльчив, горяч. Сейчас в его душе пылает ненависть, жажда мести. Смерть матери и брата он мне не простит.

– Тем лучше, – пожал плечами Грейн. – Мы быстрее поймаем лейтенанта. В таком состоянии люди часто совершают глупые, непростительные ошибки.

– Вы забываете, что Лекс не один, – проговорил Мейс. – Самраи пойдут с ним до конца. На Кратоне беглецам делать нечего. Они постараются добраться до кораблей звездного флота. Там посеять смуту проще всего. Офицеры до сих пор колеблются, чью сторону принять.

– Я немедленно распорялсусь прекратить полеты, – мгновенно отреагировал Корвил. – Введем на планете чрезвычайное положение. Если у самраев есть гравитационные катер или космический челнок, мы его собьем.

– Надеюсь, – наместник Алгона тяжело вздохнул. – Иначе беды не миновать…

Саттон задумчиво смотрел на лежащие в комнате Глена трупы.

Нет, он не испытывал угрызения совести. Мейс размышлял совсем о другом. Невольно вспомнились слова Берда Видога. Владыка Плайда сказал, что блестящие планы рушатся из-за внешних посторонних факторов, учесть которые человек не в состоянии.

И вот яркое тому подтверждение. Разве наместник Алгона мог предположить, что в события вмешаются самраи? Конечно, нет. Плюс удивительное, фантастическое везение Лекса. Именно в эту ночь юноше не спалось, а после обрыва связи он пошел в противоположное крыло здания. Счастливчик. Впрочем, опасная игра еще не закончилась. Ставки в ней необычайно высоки и отступать от намеченной цели Мейс не намерен. Да и поздно уже. Мы сами творим свою судьбу. Жребий брошен…

ГЛАВА 5
ОТВЕТНЫЙ ХОД

В апартаментах герцога Хоросского на борту флагманского крейсера «Братон» повисла тягостная, напряженная тишина. Брин сидит в кресле. Он руками обхватил голову, тонкий прямой нос заострился еще больше, колени нервно дрожат. Слева от отца стоит Крис. Старший сын неестественно бледен. Тело подано вперед, пальцы судорожно сжимают спинку дивана, в глаз горечь и боль. Только что им сообщили о перевороте на Кратоне. На экране голографа странный незнакомец. Его лицо закрыто плотной маской. Голос низкий, с едва уловимой хрипотцой. Определить возраст сложно, но судя по коже, на шее, он не молод. Откуда у этого человека аппаратура дальней гиперсвязи спрашивать бесполезно. Все равно никто не ответит. Когда сигнал поступил на корабль, Брин сразу послал за сыном и приказал командиру судна оставить в рубке управления одного дежурного офицера. К таким мерам, безопасности правитель никогда раньше не прибегал. Разговор начался лишь, когда все распоряжения герцога были выполнены.

Томительная пауза затягивалась. Незнакомец ждал реакции Саттонов.

– Он захватил ее, ваше высочество, – поправил герцога мужчина. – Не питайте напрасных иллюзий. Наместник Алгона полностью контролирует средства массовой информации, армию и службу контрразведки. Никаких народных выступлений не будет. Общественное мнение в последние месяцы сильно изменилось

– А ведь Лекс нас предупреждал! – воскликнул Крис. – Наивные глупцы…

– Вы выполнили мою просьбу? – взволнованно спросил правитель.

– Отчасти, – бесстрастно ответил незнакомец. – К сожалению, к началу штурма мы не успели. Пришлось пробиваться внутрь резиденции. К тому моменту большая часть гвардейцев была уже мертва. Мятежники пленных не брали. Видимо, солдаты получили приказ уничтожить всех людей, находящихся в здании.

– Что с моей семьей? – выдохнул наместник Кратона.

– Сильвия и Глен погибли, – сказал мужчина. – Спасти их не удалось. Лекса мы вытащили. Ему откровенно повезло. Юноша почти не пострадал.

– Сволочи! – с трудом сдерживая злость, прорычал Крис. – Я порву Мейса на куски. Мерзавец дорого заплатит за это убийство. Подлый предатель! Решил расчистить себе дорогу к трону…

Наместник с силой ударил кулаком по дивану. Крепко жатые зубы скрипели от ярости и гнева, а в глазах блестели слезы. Из-за властолюбия брата Крис потерял жену и сына. Негодяю нет прощения. Он должен быть казнен. Публично, на площади, в назидание другим.

– Сейчас Лексу ничего не угрожает? – уточнил Брин.

– Нет, – проговорил незнакомец. – Группа оторвалась от погони и укрылась в убежище.

– Спрячьте его понадежнее, – с мольбой в голосе вымолвил герцог.

– Это нелегко, – отреагировал мужчина. – Личность слишком известная. Утром юношу официально объявят в розыск, назначат огромную награду. Начнется беспрецедентная охота. Желающих быстро разбогатеть и прославиться найдется немало. Кроме того, молодой человек и сам на месте не усидит, он жаждет свести счеты с врагами.

– У вас есть предложения? – произнес правитель.

– Пока только идеи, – уклончиво сказал незнакомец. – Мы обсудим их с Лексом и только потом примем окончательное решение.

– Надо свети риск к минимуму, – проговорил Брин.

– Без риска в такой ситуации не обойтись, – возразил мужчина. – Не волнуйтесь, план будет тщательно продуман и подготовлен.

– Послушайте, – взорвался Крис, – речь идет о моем сыне! Единственном сыне. Когда-нибудь он станет владыкой Хороса. Вы обязаны…

– Сеанс несколько затянулся. До свидания, ваше высочество, – не обращая внимания на тираду наместника Кратона, вымолвил незнакомец. – Удачи вам.

Экран голографа погас. Возмущению Криса не было предела. Его слова мужчина попросту проигнорировал. Подобного снисходительного отношения к себе наместник стерпеть не мог.

– Кто этот надменный, напыщенный наглец? – раздраженно выкрикнул Крис, обращаясь к отцу.

– Глава хоросского клана самраев, – спокойно ответил герцог.

Самраев? – изумленно произнес наместник. – Ты вступил с ними в контакт?

– Мы никогда его не прекращали, – сказал правитель… – Я постоянно финансировал орден. Это одно из наставлений нашего древнего предка.

– И о чем ты попросил самраев? – Крис посмотрел на отца.

– О том, чтобы они в случае опасности защитили наследников престола, – проговорил Брин.

– То есть ты предполагал, что Мейс совершит переворот! – возмущенно воскликнул наместник. – Нужно было сказать, я взял бы семью в экспедицию. Хотя бы сыновей…

– Горе затмевает тебе разум, – вздохнул герцог. – Ты меня не слышишь. Речь шла о всех наследниках, включая Мейса.

– Что за чушь ты несешь – не унимался Крис. – Кто еще мог совершить мятеж? Отношения между кратонцами и алгонцами давно напряженные. Мой хитрый братик ими умело воспользовался. Теперь понятно, почему вдруг так внезапно заболел начальник службы контрразведки…

– На него я тоже рассчитывал, – вымолвил правитель.

– Постой, постой… – наместника неожиданно осенило. – А почему самраи стали помогать тебе? Они ведь в политику не вмешиваются. Двадцать лет назад орден палец об палец не ударил, чтобы спасти императора и принца Кервуда.

– Ситуация в мире изменилась, – уклончиво произнес Брин.

– Может, хватит тайн? – жестко отреагировал Крис. – Мы уже сполна заплатил за твои секреты.

– Хорошо, – герцог тяжело поднялся с кресла. – Пора разделить бремя ответственности.

Правитель неторопливо направился к сейфу. Набрав код и открыв дверцу, он достал маленькую резную шкатулку. Бережно взяв пожелтевший от времени конверт, Брин протянул его сыну.

– Это послание из далекого прошлого, – вымолвил герцог. – Написано основателем нашей династии. Наместник принял из рук отца древний раритет. Почерк у предка на редкость красивый и разборчивый. Надпись на конверте немало удивила Криса. «Вскрыть, когда ситуация в мире станет критической, но не раньше, чем через четыреста лет после вступления на трон Тино Аято». Заметив замешательство сына, правитель произнес:

– Никто из моих предшественников не нарушил данное условие. Судьба выбрала меня. Я решил, что свержение Храбровых и распад империи – это те события, которые могут поставить человечество на край гибели. И думаю, не ошибся. Все идет так, как предсказано.

Наместник извлек три листа и быстро пробежал их глазами. Многое сразу прояснилось. Вот почему Аято даровал лучшему другу именно Хорос. Здесь создавалась резервная база цивилизации. В случае масштабной войны люди смогут тут укрыться. Прекрасный, дальновидный план. Первый император и предок Саттонов будто знали будущее. Или на основании каких-то фактов спрогнозировали. Вопрос в том, каких?

Крис невольно провел ладонью по груди. Там, на сердце у него красное пятно. Однажды ночью у наместника было необычное видение. Он долго беседовал со странником в белом балахоне и, в конце концов, принял его предложение. Служить Свету, человечеству высокая честь. Стоп! Ну, конечно. Блестящая, великолепная победа над тортами. Битва двух рас, двух народов. Эта война не простая случайность, это противостояние двух непримиримых сил. Она состоялась почти пятьсот лет назад. А значит, и Тино Аято, и Крис Саттон, и Олесь Храбров являтся воинами Света. Так же, как и Пол Стюарт, Карс, Жак де– Креньян, Линда Салан, Вилл Белаун и еще четверо отважных бойцов. Вот, кому император установил памятник па Оливии в центре пустыни. В той схватке их уцелело лишь двое. Все встало на свои места.

– Ты должен был раньше посвятить меня в содержание послания, – протягивая письмо отцу, проговорил наместник.

– Хотел, но останавливали сомнения, – опустил голову Брин. – Как определить, кому доверять, а кому нет? Чем ты лучше Мейса? Я надеялся, что никто из моих сыновей не нанесет мне удара в спину.

– Мейс – негодяй и убийца! – вскипел Крис.

– Да, – с горечью констатировал герцог. – Однако это стало известно только сейчас. Еще вчера я считал его сыном. Я мог рассказать о послании либо всем, либо никому. Выбор пал на второй вариант. Плечи правителя неестественно затряслись. Он плакал. Крис обнял отца. Им обоим нелегко. В их семье произошла страшная трагедия. Смерть отняла у наместника жену и сына. Но Брину тяжелее. Герцог знал о готовящемся преступлении и не сумел его предотвратить. Он стал жертвой собственных иллюзий.

– Ты прав, – прошептал Крис. – Я вполне мог оказаться на месте Мейса. Враги не предают, предают друзья и родственники. Но если подозревать еще и близких, то рано или поздно сойдешь с ума.

– Проклятье, – выругался правитель. – Сердце зажало. Задыхаюсь…

Наместник подхватил падающего отца и перенес его на диван. Уже через полминуты в помещение вбежали врачи. Не теряя времени, они вкололи Брину специальный препарат. Веки герцога сразу потяжелели. Правитель засыпал. Тем не менее, приподнявшись на локте, он отыскал глазами сына и едва слышно произнес:

– Прими меры… Завтра все всплывет…

– Обязательно, – заверил отца Крис.

Он покинул апартаменты и направился в каюту командующего эскадрой. Совещание с генералом Чекрином не продлилось долго. Было очевидно, что скрыть столь важную информацию не удастся. Лучше самим сказать людям о мятеже на Кратоне. Тогда хотя бы не будет различных интерпретаций. В подобной ситуации подчиненным нельзя лгать. Командующий приказал объявить на кораблях боевую тревогу и всем включить голографы. Сообщение о перевороте повергло хоросцев в шок. Такого развития событий никто не ожидал. Когда флот стартовал к Алционе, на Родине не было ни малейших предпосылок к измене. Народ с огромным уважением относился к герцогу. Что же случилось на Кратоне и Алгоне за эти семь месяцев? Солдаты и офицеры лишь растерянно пожимали плечами. Ответа ни у кого нет. Главный вопрос теперь в том, как поведет себя Брин Саттон? Останется у Окры или двинет корабли к Хоросу? Если правитель решит вернуть утраченные владения, а это вероятнее всего, тогда герцогство погрузится в пучину гражданской войны. Без боя Мейс и взбунтовавшиеся алгонцы не сдадутся.

Нетрудно представить, что произойдет, когда две эскадры встретятся. В адском пламени сгорят десятки крейсеров. Затем массированный обстрел городов, транспортных коммуникаций, армейских баз. Кому бы ни досталась победа, она достанется дорогой ценой. Превращенные в руны промышленные предприятия, уничтоженная инфраструктура, миллионы погибших.

А как потом примирить кратонцев и алгонцев? Разжечь вражду легко, а вот погасить ее порой не удается веками. Ненависть имеет странное свойство передаваться из поколения в поколение, впитываясь с молоком матери. А если учесть, что на судах почти треть экипажей составляют алгонцы, то быстро понимаешь, насколько ситуация сложна и неоднозначна. Люди расходились в подавленном настроении. Чекрил тут же распорядился усилить посты и дежурные смены. Не исключено, что зараза предательства проникла и из корабли основной эскадры. Через семь часов герцог снова вызвал к себе сына и командующего. Приступ, к счастью, оказался не продолжительным. Врачи, разумеется, возражали, волноваться Брину никак нельзя, но разве правитель станет их слушать. Время идет, а решение до сих пор не принято. Положив под спину подушки, герцог сидел на диване. Жестом он указал Крису и генералу на кресла.

– Что будем делать? – без вступления спросил Брин.

– Возвращаться, – мгновенно отреагировал наместник. – Каждый день промедления укрепляет позиции Мейса. В результате мы потеряем страну.

– Справедливое замечание, – согласился Чекрин. – Однако спешка чревата серьезными последствиями. У нас слишком мало информации. Да, в Деционе произошел мятеж. Столица под контролем бунтовщиков. Но мы не знаем, какие воинские части присягнули самозванцу. Не все ясно со службой контрразведки и звездным флотом.

– Вот и я о том же, – вставил правитель. – Важно понять, какие цели преследует Мейс.

– Чего тут понимать, – зло процедил сквозь зубы Крис. – Он жаждет власти. Ему нужен трон Хороса.

– Все так, – кивнул головой Брин. – Но ты упрощаешь проблему. Мейс не глуп и тщательно просчитал свои шаги. Он хорошо подготовился. Представь, что кратонская эскадра на его стороне. А это восемьдесят три тяжелых крейсера, около ста легких и почти двести эсминцев. Мы потерпим поражение, ничего не добившись.

– Смерть меня не пугает, – жестко сказал наместник.

– И напрасно, – заметил герцог. – Жизнью надо дорожить. Тобой сейчас управляют чувства, эмоции, а не разум. Месть – плохой советчик. Покинув систему Алционы, мы отдадим Окру на растерзание Берду Видогу. В итоге погибнем сами и обречем на гибель человечество. Меня подобный исход схватки не устраивает.

– Значит, ты предлагаешь остаться здесь и спокойно наблюдать за тем, как Мейс упивается собственным величием? – язвительно проговорил сын.

– Я предлагаю не торопиться, – возразил правитель. – Мы должны…

Закончить фразу Брин не успел. На пульте раздался тревожный сигнал зуммера.

Герцог включил голограф. На экране командир «Братона».

– Ваше высочество, – отчеканил майор, – транслируется официальная речь наместника Алгона.

– Давайте, – произнес Брин.

Картинка тут же изменилась. Как и следовало ожидать, Мейс сидел за столом отца в его кабинете. Тем самым, он демонстрировал преемственность власти. Надо признать, держится негодяй великолепно. Голос уверенный, ровный. Во вступительной части наместник Ал гона говорил о допущенных ошибках во внешней и внутренней политике. Мейс обвинил герцога в изоляционизме и неправильном выборе союзников. Противостояние с владыкой Плайда он назвал серьезным просчетом. Кроме того, отправившись в дальнюю экспедицию, Ирин по сути дела устранился от управления государством. А экономика страны переживает не лучшие времена. Расходы на армию и звездный флот чрезмерно велики. В этих условиях наместник Алгона вынужден сместить отца с трона и взять ответственность за судьбу народа на себя и он обязательно справится с трудной задачей. Финал несколько пафосный, но убедительный. Разумеется, о кровавой бойне во дворце и резиденции брата Мейс не обмолвился ни словом. Об убийстве Сильвии и Глена обывателям знать ни к чему.

– Сволочь! – после паузы выдохнул Крис. – Все перевернул с ног на голову.

– Беда в том, что ему поверят, – сказал Брин. – Общественное мнение уже сформировано. Людям безразлично, кто правит, лишь бы не было хуже…

Экран голографа опять вспыхнул.

– Ваше высочество, – доложил командир флагмана, – на связи барон Лайлтон.

– Началась цепная реакция, – грустно усмехнулся правитель.

На лице Чена без труда читалось волнение. Он прекрасно понимал, чем грозит Окре совершенный на Кратоне переворот.

– Примите мои соболезнования, герцог, – произнес Лайлтон. – В сложившейся ситуации я не вправе требовать от вас соблюдения союзнических договоренностей. Хорос надо вернуть. Иначе мы окажемся в плотном кольце врагов.

– К чему вы клоните? – недоуменно спросил Брин.

– Час назад стартовала эскадра плайдцев, – ответил Чен. – Думаю, нет смысла объяснять, куда она направляется. Операция секретная, но очевидно, что произошедшая утечка информации не случайность.

– Это – шантаж, – догадался герцог. – Мейс и Берд Видог заключили сделку. Они заставляют нас выбирать из двух зол меньшее. Либо мы теряем Хорос, либо Окру.

– Именно, – подтвердил барон. – План безупречный, почти беспроигрышный. Я считаю, Хорос предпочтительнее. Две планеты, развитая экономика, мощная система обороны. Окра не идет ни в какое сравнение ни с Кратоном, ни с Алгоном. У меня всего двадцать миллионов подданных, а у вас около миллиарда.

– Тогда не вступайте в бой, – вмешался Крис. – Возьмите семью и присоединяйтесь к нам.

– Нет, – улыбнулся Лайлтон. – Я свой народ не брошу. У меня много недостатков, но только не отсутствие чести. Умирать нужно достойно.

– Еще один отчаявшийся герой, – недовольно побурчал Брин. – Чего вы паникуете? Окончательные выводы делать рано. Мы не так слабы. Время для принятия решения есть. Барон, вы можете прилететь на «Братон»? Такие вопросы по средствам связи даже на закрытых каналах не обсуждаются.

– Я буду у вас через четыре часа, – сказал Чен. – Кого взять с собой?

– Офицеров, которым полностью доверяете, – проговорил герцог. – Если есть хоть малейшее сомнение…

– Придется сократить свиту до минимума, – грустно пошутил Лайлтон.

В апартаментах правителя снова воцарилась тишина. Наместник внимательно смотрел на отца. Он его хорошо шал. Брин определенно что-то задумал. Но что? Выпытать вряд ли удастся. В такие минуты герцог необычайно скрытен. Правитель не любил озвучивать неосуществленные идеи. Впрочем, пауза длилась долго. На экране голографа и очередной раз появился командир корабля. Лицо майора буквально светилось от радости.

– Ваше высочество, – произнес офицер, – на связи наш внук Лекс. Он на тяжелом крейсере «Ноктон».

– Соединяйте, – мгновенно отреагировал Брин, приподнимаясь на локте.

Юноша стоял на мостике. Новенькая лейтенантская форма, на лбу царапина, левая рука в гипсе. За его спиной странные люди в штатском, а чуть дальше уцелевшие в бойне гвардейцы. Вид у них ужасный: одежда порвана, со следами гари и многочисленными кровавыми пятнами, у некоторых на теле свежие повязки. В отличие от Лекса, солдаты привести себя в порядок не успели.

– Отец, де… – молодой человек осекся на полуслове. Он совсем забыл, что это не частый разговор. В присутствии посторонних нельзя поддаваться эмоциям.

– Ваше высочество, – дрогнувшим голосом продолжил Леке, – на Кратоне произошел переворот. Дворец и резиденция захвачены, моя мать и брат…

– Мы все знаем, – сказал Крис. – Что у тебя с рукой?

– Раздроблена кисть, – ответил юноша. – Ерунда. Заживет.

– Как ты оказался на «Ноктоне»? – спросил наместник, беря инициативу на себя.

Учитывая состояние герцога ему лучше лишний раз не волноваться. Хотя вряд ли Брин долго сможет сохранять спокойствие.

– Детали операции мне неизвестны. Гравитационный катер и беспрепятственный проход через систему обороны обеспечили эти люди, – Леке кивнул головой на самраев. – Они же выбрали крейсер.

– Понятно, – произнес наместник. – Где командир корабля?

– Я здесь, ваше высочество, – на мостик поднялся коренастый майор лет сорока.

– Благодарю за верность, – сказал Крис.

– Это наш долг, – отчеканил офицер.

– Какова общая ситуация в звездном флоте? – вмешался правитель.

– Сложная, – ответил командир «Ноктона». – Часть экипажей перешла на сторону мятежников. На некоторых судах вспыхнул бунт, есть жертвы…

– Мне нужны конкретные цифры, – жестко проговорил герцог. – Сколько кораблей сохранили преданность?

– Точное количество назвать трудно, – вымолвил майор. – Связи с главным штабом нет. Основные события разворачивались ночью, люди растеряны. На Кратоне и Алгоне остались наши семьи. Они могут стать заложниками.

– Мейс выдвинул ультиматум? – догадался Брин.

– Да, – произнес офицер. – Дал три часа на размышление. Срок истекает через сорок минут.

– И что потом? – поинтересовался правитель.

– Мы будем объявлены вне закона, – сказал командир судна. – Все не подчинившиеся лишаются звания, должности и подлежат немедленному аресту. Фактически это прямое подстрекательство к мятежу.

– Значит, о том, что у вас на борту лейтенант Саттон, ни кто не знает, – констатировал герцог.

– Я решил пока сохранить данный факт в тайне, – проговорил майор. – Риск слишком велик. «Ноктон» тут же учтожат. Мы в центре эскадры и потому очень уязвимы. Я жду вашего приказа.

– Вы правильно поступили, – произнес Брин. – Действовать надо осторожно. Не будем провоцировать противника. Для начала покиньте район базирования. Когда с пойдете на безопасное расстояние, включите ретранслятор гиперсвязи. Я обращусь с короткой речью к солдатам и офицерам звездного флота. Затем покажете Лекса и гвардейцев. Они расскажут о штурме резиденции. Ни у кого не должно остаться иллюзий относительно нового режима.

– А если мятежники ринутся в погоню? – спросил командир крейсера.

– В бой не ввязывайтесь, – ответил правитель. – Главное внести раскол в ряды неприятеля, заставить людей задуматься, вспомнить о присяге. Нам нужно выиграть время. Вместе с присоединившимися кораблями вы уйдете из системы Ризера. Курс на Алциону. Встречаемся у Талата. Чтобы свергнуть Мейса, нужно собрать все силы в кулак.

– Есть вероятность, что среди тех, кто действительно сохранил верность долгу, окажутся изменники, – сказал майор. – Они могут двинуться на таран.

– Такая опасность существует, – согласился герцог. – Полностью исключить риск мы не в состоянии. Выдержите дистанцию, внимательно следите за подозрительными судами. Будем надеяться, что противник не успеет отреагировать на вашу акцию. Внезапное рассредоточение флота застанет Мейса врасплох.

Офицер отдал соответствующие распоряжения. Медленно набирая скорость, «Ноктон» двинулся к границе звездной системы. Странный маневр тяжелого крейсера был замечен не сразу. Лишь, когда корабль отошел от эскадры на значительное расстояние, его попытались вызвать на связь. Командир судна предусмотрительно отключил общий канал. До истечения срока ультиматума осталось пятнадцать минут. Пора нанести удар по планам мятежного наместника Алгона. Ретранслятор заработал на полную мощность. Теперь Брина увидят на всех кораблях, вне зависимости, на какую частоту настроена аппаратура. Перед хоросцами предстал уставший, больной, но по-прежнему гордый и величественный правитель. Он демонстрировал подданным, что стойко переносит все беды и невзгоды, уготованные ему судьбой. Герцог говорил недолго. Брин обвинил младшего сына в предательстве, пренебрежении интересами страны, чрезмерном властолюбии и призвал народ к сопротивлению. В заключительной части Саттон обмолвился, что мятежников неминуемо постигнет суровая кара. Он лично восстановит в стране справедливость.

Сразу за правителем на экранах голографов появился Лекс. Люди должны знать, что Мейс не просто захватил Кратон, но еще и цинично, жестоко убил семью брата, безжалостно истребил верных трону гвардейцев. Подлый, коварный самозванец спровоцировал гражданскую войну, которая приведет к огромным жертвам. И пострадают не только военные, но и мирные жители. Напрямую ни правитель, ни его внук не сказали, что эскадра вернется, однако сомнений в том ни у кого не возникло. И Брин, и Крис, Лекс жаждали мести. Ответное обращение Мейса несколько запоздало. Флот начал рассыпаться на группы. Кто кого поддерживает было непонятно. В своем выступлении наместник Алгона вновь прибегнул к угрозам. В его глазах без труда читалась злость и раздражение. События явно развивались не по сценарию Мейса. Виной тому вмешательство самраев и чудесное спасение Лекса. Вот он – пресловутый внешний фактор. Инициатива постепенно уходила из рук мятежника. Спустя три часа картина прояснилась.

– Ваше высочество, – доложил командир «Ноктона, – к нам присоединились одиннадцать тяжелых крейсеров, двадцать семь легких и сорок пять эсминцев.

– Не густо, – разочарованно произнес правитель. – Я надеялся на другой результат.

– Многие экипажи колеблются, – сказал майор. – Люди боятся за жизнь родных и близких. По слухам служба контрразведки уже проводит первые аресты. Тем не менее, окончательное решение на ряде кораблей до сих пор не принято. Я могу надавить. Пара веских доводов и…

– Нет, – герцог отрицательно покачал головой. – Оставим в покое сомневающихся. Их будут мучить угрызения совести. Они обязательно перейдут на нашу сторону, но не сейчас, а когда начнется сражение, что гораздо важнее. Мы добились цели. Звездный флот расколот, разобщен, опереться на него Мейс не сможет. Совершайте прыжок и идите к Талату. Я присваиваю вам звание полковника и назначаю командиром группы.

– Благодарю за высокую честь, – отчеканил офицер. Брин опустился на подушки. Сердце учащенно билось. Состояние ужасное. Как тут не волноваться. Один сын пытается свергнуть его с трона, второй намерен любой ценой свернуть шею негодяю. А ведь есть еще Берд Видог мечтающий стать императором, амбициозная и коварная Октавия Торнвил и лживый, двуличный Натан Делвил. Ситуация в мире не просто сложная, она критическая. Правитель взял со стола лекарство.

– Позвать врача? – мгновенно отреагировал Крис.

– Не суетись, – проговорил герцог. – Я нормально себя чувствую. Это так, для профилактики.

В помещении опять зазвучал тревожный сигнал зуммера

– Ваше высочество, – сообщил командир флагмана. – Прибыл барон Лайлтон. С ним старшие офицеры и шестеро телохранителей.

– Насыщенный получает день, – грустно усмехнулся Брин.

– За это надо благодарить» Мейса, – ядовито вставил Крис.

– Проводите барона в мои апартаменты, – пропустив реплику сына, произнес правитель.

Буквально через минуту в проеме двери показался смуглокожий широкоплечий окриаиец лет шестидесяти в дорогом, великолепно пошитом костюме. Никаких официальных церемоний. Не до того. Мужчины обменялись приветственным рукопожатием, и Чен устроился в кресле напротив герцога.

– Командующий флотом генерал Беклин, командующий сухопутными войсками генерал Юдвил, – представил своих спутников Лайлтон.

– Командующий эскадрой генерал Чекрин, – сказал Брин.

Хоросец шагнул к дивану и сделал едва заметный кивок головой.

– Господа, обойдемся без вступительных речей, – проговорил Саттон. – Мятеж на Кратоне вынуждает меня принять ряд неотложных мер. Отдать страну изменнику я не могу.

– Значит, вы покидаете систему Алционы, – с некоторой обреченностью в голосе констатировал Чен.

– И да, и нет, – уклончиво ответил герцог.

– Не понял, – Лайлтон невольно подался вперед.

– Наша беседа должна остаться в тайне, – вымолвил Брин.

– Я гарантирую, – произнес барон.

– Есть план, – сказал правитель Хороса. – Рискованный, авантюрный, но он позволяет решить обе проблемы. Мы и на Кратоне наведем порядок и Видога заставим отступить.

– Каким образом? – удивленно спросил Чен.

– Состав эскадры плайдцев известен? – поинтересовался герцог.

– Точных данных нет, – вмешался Беклин. – Разведчики докладывают о пятидесяти тяжелых крейсерах, тридцати легких и семидесяти эсминцах. Плюс двести транспортов, то есть триста тысяч солдат.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю