332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Нэнси Грин » Жажда славы » Текст книги (страница 5)
Жажда славы
  • Текст добавлен: 30 октября 2016, 23:33

Текст книги "Жажда славы"


Автор книги: Нэнси Грин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 8 страниц)

И тут… он вдруг осознал, что готов простить жену. Только потому, что она произведет на свет крошечного человечка – его наследника, он готов был попробовать начать все сначала.

Их отношения начали налаживаться.

Рейчел переехала к нему в спальню. И у них даже был секс… иногда. Пресный, безрадостный секс, от которого Ричарду хотелось выть и лезть на стену, потому что этот секс не приносил никакого удовольствия, никакой радости.

Ричард не понимал, как такая красивая женщина могла быть настолько примитивной в занятиях любовью. Да, он понимал, что она беременна и что она не готова к каким-нибудь экзотическим экспериментам… Но все же, наверное, можно было хоть как-нибудь разбавить их тусклую сексуальную жизнь.

Рейчел не хотела ничего менять. Ее все устраивало.

Ричард устал ей объяснять, что его не удовлетворяют подобные издевательства над организмом. И, когда он потерял всякую надежду на то, что Рейчел когда-нибудь услышит его, он вернулся к прежнему образу жизни и к девушкам, которые периодически скрашивали его существование.

В положенный срок Рейчел родила девочку.

Ричард не знал, что жену увезли в больницу, так как задержался у любовницы. Рейчел звонила ему, но он, как водится, выключил телефон и совсем забыл про время.

Ей он потом сказал, что был на совещании. Она не поверила ему. Он знал, что она не поверила, но ему было все равно.

Между ними началась холодная война.

Рейчел так и не простила мужу, что того не оказалось рядом, когда ей требовались его поддержка и участие. А Ричард так и не смог смириться с тем, что Рейчел в постели словно кукла, не способна на эмоции и чувства…

Лишь дочь объединяла их. Малышка Мэри с темно-каштановыми волосами и ярко-голубыми глазами, такими же, как у матери.

Несмотря на разлад в семье, Мэри росла счастливым ребенком. Рейчел не стала нанимать няню, как это делали другие. Она сама занималась воспитанием девочки. И Ричард, безумно полюбивший свою дочку, неожиданно понял, что очень признателен жене за этот шаг. Мэри не чувствовала холодности между родителями: для нее они были дружной и сплоченной семьей.

И неожиданно они поверили, что еще можно все исправить. Будто стараясь долгое время играть роль, они вжились в нее настолько, что уже не могли представить себя без нее.

Единственное, что по-прежнему вносило определенный дискомфорт, это секс. Он не изменился. И Ричард просто не представлял, что с этим делать. Он хорошо относился к Рейчел, смог переступить через все, что между ними было. Как и она. Она тоже попыталась забыть его измены и холодность.

Но секс…

Ричард понимал, что надолго его не хватит.

В эту пору он начал успешно делать политическую карьеру. За несколько лет он смог стать сенатором, и это было большое достижение для тридцатидвухлетнего мужчины. Сенатор… Отец гордился им, мать была рада за него. Рейчел? Она сделала вид, что не заметила этого… будто сделать такую карьеру мог каждый.

Ричард смолчал.

Он понял, что на семье можно поставить крест. Все то, что он хотел получить от брака с любимой женщиной, осталось лишь в мечтах. И с этим приходилось мириться, так как он вступил в большую гонку и не мог компрометировать себя. Ричард уже не мог позволить себе кратковременную интрижку, потому что понимал, что та же любовница может подставить его в любой момент, если он окажется не слишком предусмотрительным. Поэтому Ричард заводил довольно продолжительные отношения и с женщинами, которых сначала тщательно проверял.

Рейчел догадывалась о его связях на стороне.

Она начала пить, заглушая этим горечь его измен.

Ричард не сразу заметил тягу жены к алкоголю. Редко бывая дома, он старался проводить все свободное время с дочкой, если оказывался под родной крышей. На Рейчел же времени почти не оставалось. Лишь несколько ничего не значащих фраз…

Так прошло еще полгода.

Мэри было семь лет, когда произошла трагедия.

Ричард познакомился с потрясающей женщиной. Он влюбился, впервые за долгое время. Рейчел это почувствовала. Она видела, как у мужа светятся глаза, как душа его словно поет. Рейчел сразу же обо всем догадалась. Выпивка помогала ей хоть ненадолго забыться. Но с каждым разом требовалась все большая доза.

В тот уик-энд они собирались поехать к родителям Рейчел. Но у Ричарда появились неожиданные дела, и, позвонив домой, он предупредил жену, что сможет приехать только на следующий день.

Рейчел вспылила. Между ними произошел неприятный разговор, в котором Рейчел обвинила мужа в измене. Он не стал оправдываться. Он действительно был влюблен. И ему было хорошо. Ричард лишь заметил, что остается в городе действительно по делам. Рейчел заявила, что он может вообще не приезжать к ее родителям, так как им всем и без него хорошо. Он ответил, что пусть так и будет и что, возможно, им на самом деле нужно отдохнуть друг от друга. Рейчел закричала, что больше не станет мешать его личной жизни.

Он не придал тогда значения ее словам. А надо было бы…

Усмирив свой гнев с помощью бренди, Рейчел собрала Мэри и села за руль своего автомобиля. На трассе ехавшая на большой скорости Рейчел не смогла справиться с управлением и врезалась в бетонное ограждение. Машина загорелась. Рейчел успела вытащить дочку и кое-как сбила с нее пламя. Но ожоги самой Рейчел оказались настолько серьезными, что она даже не доехала до больницы.

Ричард узнал обо всем лишь утром: обозлившись на жену, он сразу же из офиса поехал к любовнице, где, как водится, выключил телефон.

Никогда в жизни он не простит себе того дня.

Он должен был догадаться, что Рейчел не способна реагировать адекватно. Он должен был предусмотреть, что если она не бросит пить, то произойдет что-нибудь непоправимое. Он должен был осознать, что и сам во многом виноват.

Но в то утро, когда ему сообщили о трагедии и он гнал машину по шоссе с одной мыслью – лишь бы успеть увидеть Мэри, понять, что она жива и поправится, Ричард не думал об этом. Его мысли были лишь об одном, чтобы дочь выздоровела… Рейчел было уже не вернуть.

Что-то надломилось в Ричарде, пока он выхаживал Мэри, пока он проводил дни и ночи в больнице у кроватки своей дочери, пока обнимал ее, когда той снились кошмары, где горящая мама выносила ее из машины.

Это был ужас, который, казалось, невозможно было пережить. Но они справились. И неожиданно Ричард понял, что ни карьера, ни деньги не дадут ему того счастья, что приносила одна лишь улыбка его дочери. Внезапно он осознал, что дороже Мэри у него никого нет.

И тогда он сделал один решительный шаг: ушел из большой политики. Ушел сразу, без колебаний и промедления. Поселившись на ранчо вместе с Мэри, он закрылся в своей раковине, в своем маленьком мирке, никого не пуская туда.

Лицо дочери было сильно обожжено, и Ричард упорно искал врача, который бы взялся за операцию. Никто не хотел связываться с ребенком: риск был очень велик, а результат непредсказуем.

И Ричард ждал, пока Мэри вырастет. Он нанимал для нее учителей, и девочка получала образование дома. У нее не было друзей, девочка никого не видела, кроме отца, работников ранчо и своих учителей. Иногда она выезжала на конную прогулку, но делала это очень редко и обматывала лицо легким шифоновым платком, чтобы не напугать случайных людей.

Ричард с болью наблюдал за всем этим. Пока что он ничего не мог поделать. Но он верил, что наступит тот день, когда жизнь Мэри преобразится и к ней вернется былая красота.

И тогда, Ричард знал это, все будет просто чудесно…

За воспоминаниями Ричард не заметил, как дорога привела его к озеру. Здесь было тихо и хорошо, и, остановив коня, он спрыгнул на землю.

От воды тянуло прохладой. Ричард огляделся. Тишина и покой. Именно то, что ему сейчас нужно.

Мелодичный звук колокольчика неожиданно разорвал тишину. И почти сразу звонкий голос воскликнул:

– Тяни! Тяни быстрее! Ну быстрее же!

Ричард пошел на звуки, переполняемый любопытством. Вскоре он увидел лошадь, привязанную у куста. Ричард усмехнулся. Он узнал ее сразу же.

– Ну что же ты?! – Люк прыгал вокруг Терри, пока она сматывала леску.

Терри спешила, как могла, но, видимо, недостаточно, так как мальчуган все еще торопил ее.

Вскоре показалась рыбина. Ее темная спина ровно двигалась в сторону берега по мере того, как Терри наматывала леску.

– Какая огромная! – восторженно воскликнул Люк.

Терри улыбнулась, глядя на него: глаза мальчишки горели азартом.

Леска почти закончилась. Рыба оказалась у самого берега.

– Ну-ка, посмотрим, кто это, – пробормотала Терри, делая последний рывок и вытаскивая добычу из воды.

И в этот момент хитрая рыбина дернулась изо всей силы и сорвалась с крючка. Она очертила в воздухе дугу и упала в траву, барахтаясь и стараясь по спуску достичь воды.

– Держи ее, держи! – закричал Люк, бросаясь следом.

Смеясь, Терри кинулась ему помогать. Рыба была скользкая, она не давалась им в руки, а если и попадалась, то тут же умудрялась снова оказаться в траве.

– Люк, неси ведро! – распорядилась Терри, когда ей удалось схватить добычу двумя руками.

– Сейчас! – ответил мальчуган, торопясь схватить пластиковое ведро, которое они взяли с собой. – На, держи!

Руки Терри разжались, и рыбина плюхнулась в ведерко, наполовину наполненное водой.

Оба замерли, завороженно наблюдая за ней.

– Вижу, у вас удачное утро! – услышала Терри насмешливый мужской голос.

– Привет, Ричард! – закричал Люк. – Посмотри, какая здоровая! – Он кивнул в сторону ведра.

Ричард приблизился. Его глаза, не отрываясь, смотрели на Терри. Она тоже не сводила с него пристального взгляда. Рыба в ведре плюхнула хвостом, и оба вздрогнули, обратив взгляды к пластиковой посудине.

– Действительно удачный улов, – похвалил Ричард, обращаясь к Люку.

Глаза мальчишки счастливо блестели.

– Я так и думал, что у меня получится! – восторженно заявил он. Насадив на крючок наживку, Люк посмотрел на Терри. – Закинешь еще раз?

– Конечно, – кивнула Терри. – Ведь этому я уже научилась.

Она подошла к берегу.

– А можно мне? – неожиданно спросил Ричард.

Терри обернулась.

– Почему бы и нет, – с улыбкой пожала она плечами.

Подойдя к ним, Ричард взял снасть и, размахнувшись, забросил леску с грузилом и крючком.

– У-у-у, как далеко, – уважительно заметил Люк.

– Да, впечатляет, – хмыкнула Терри.

Бросив в ее сторону короткий взгляд, Ричард улыбнулся. Неожиданно он почувствовал себя легко и свободно, чего с ним не случалось довольно давно. Воткнув деревянную палку в землю и поправив колокольчик, Ричард отошел. Люк остался наблюдать за колокольчиком, чтобы сразу узнать, когда начнет клевать.

Терри подошла к стоявшей в траве корзинке.

– По-моему, настало время подкрепиться, – весело заметила она. – Люк, ты как?

– Принеси мне бутерброд и воды, пожалуйста, – попросил мальчик, не в силах оторвать взгляд от колокольчика.

– А вы? – обратилась Терри к Ричарду. – Составите нам компанию?

– Почему бы и нет? – улыбнулся он, усаживаясь на расстеленное на траве покрывало. – Мне кажется, что я ужасно проголодался.

Терри покраснела. Ей показалось, что последняя фраза, подкрепленная откровенным взглядом, прозвучала несколько двусмысленно. Но она постаралась сделать вид, что ничего не заметила.

Ей очень сложно было с Ричардом.

Ее тянуло к нему. И в то же время она понимала, что нельзя заводить близкие отношения с человеком, про которого собираешь материал.

Все так запуталось, что Терри не знала, как правильно поступить.

Отогнав назойливые мысли, она достала еду, отнесла Люку то, что он просил, а остальное разложила на покрывале.

– Угощайтесь, прошу, – с улыбкой пригласила она Ричарда.

– Спасибо, – поблагодарил он, беря в руки бутерброд.

7

Все сидели за большим овальным столом в гостиной. Не хватало только Глории. Однако за всеобщим весельем никто особенно не заметил ее отсутствия.

Люк взахлеб рассказывал о своем утреннем приключении. Дороти с улыбкой наблюдала за ним. Скотт задавал уточняющие вопросы, и мальчик с удовольствием отвечал на них. Терри молчала, поглощенная своими мыслями.

Она все еще никак не могла определиться. Что она чувствует к Ричарду? Почему, как только она оказывается рядом с ним, все ее тело охватывает какое-то странное волнение?

С ней давно не происходило ничего подобного. Терри всегда умела держать эмоции в узде, и никому не удавалось вывести ее из равновесия. Никому, кроме Ричарда Стэнфорда.

И чем он так действовал на нее?

Терри едва заметно вздохнула, вспомнив их утренний разговор, произошедший в то время, пока они ели, сидя на расстеленном покрывале.

– Не выспались? – Глаза Ричарда пытливо наблюдали за ней, пока она разделывала курицу.

Терри уже умудрилась порезаться, но из упрямства не позволила Ричарду взяться за это дело.

– С чего вы взяли? – с легким вызовом поинтересовалась она. – Я что, плохо выгляжу?

– Нет, что вы. Думаю, что, даже когда вы не будете спать несколько суток, вы все равно будете прекрасны, – заверил он.

Терри усмехнулась.

– Просто мне показалось, что вы немного нервозны, вот я и подумал, что это последствия плохого сна, – закончил свою мысль Ричард, видимо решив пояснить, почему задал вопрос.

Терри наконец справилась с курицей, убрала нож и посмотрела на Ричарда.

Их глаза встретились.

И словно искра пронзила обоих, ослепляя раннее утро ярким светом.

Терри испуганно схватилась за крылышко и положила его себе на пластиковую тарелку, словно на данный момент это было самым главным в ее жизни.

Ричард ничего не сказал. Лишь в глазах его промелькнули веселые огоньки.

– А вы почему так рано встали? – полюбопытствовала Терри, ощутив в себе силы продолжить непринужденную беседу.

– Бессонница, – ответил он, не сводя с нее своих пронзительных карих глаз.

– И часто у вас такое? – заинтересовалась Терри.

– Нет… впервые в жизни. – Ричард окинул ее откровенным взглядом.

Терри покраснела.

Вот что он хочет этим сказать, а? Дает понять, что его теперешнее состояние как-то связано с их встречей? Или это просто ни к чему не обязывающий треп, а она придумывает себе все остальное?

– Да, представляю, как вам тяжело. – Она все же сумела взять себя в руки и даже непринужденно улыбнуться, открыто взглянув ему в глаза.

И мгновение будто остановилось…

Терри тонула в его взгляде, и ей казалось, что еще немного, и она потеряет волю, забудет все свои жизненные принципы. Все то, что создавала годами, пойдет прахом лишь из-за одного взгляда этих притягательных глаз, затягивающих ее, словно коварные омуты…

– Я очень рад, что вы это представляете, – мягко заметил Ричард.

И голос его обволакивал Терри, заставляя забыть обо всем на свете. Она теряла волю, понимала, что ведет себя глупо, но ничего не могла с собой поделать. Она пыталась бороться, но силы были слишком неравными. Чувства взбунтовались и вот-вот должны были одержать победу…

Терри показалось, что еще несколько мгновений, и они обязательно поцелуются. Их лица приближались друг к другу… Губы сближались, как в замедленной съемке. И вот, когда, уже закрыв глаза, она поняла, что поцелуя не избежать… раздался звон колокольчика, и восторженный вопль Люка известил их о том, что пора вытаскивать следующую добычу.

Ричард подскочил и подбежал к мальчику, помогая ему справиться со снастью. Терри тряхнула головой, отгоняя наваждение, и поднесла к губам куриное крылышко. Она наблюдала за Ричардом и Люком. И неожиданно эта картина настолько тронула ее, что Терри чуть не расплакалась.

На миг, всего лишь на миг, ей показалось, что так могло бы быть… Они с Ричардом могли бы пожениться, и она могла бы родить сына, и они все вместе могли бы ездить на рыбалку…

Но это было всего лишь секундное помутнение рассудка, которое быстро прошло.

Терри почти сразу вспомнила, что у Ричарда уже есть семья, что он никогда ее не полюбит, что она тоже не готова вступить с ним в серьезные отношения, а несерьезные ей теперь не нужны. В общем, нашлась куча причин, по которым им не следовало быть вместе, и Терри с неожиданным для этого момента здравым смыслом осознала, что ее фантазии настолько далеки от реальности, что навсегда останутся лишь в ее голове.

Внезапно она ощутила облегчение.

Да, все правильно. Ей не надо ввязываться ни в какие сентиментальные дебри. Она приехала сюда работать. И выполнит то, что задумала. А чувства к Ричарду останутся приятным воспоминанием о том мгновении, когда их губы чуть не слились в поцелуе. Каким бы был этот поцелуй? Терри не хотела об этом думать. Она понимала: стоит лишь дать слабину, и эмоции тут же захватят ее с новой силой, мешая жить дальше так, как она запланировала.

Остаток утра она вела себя с Ричардом несколько холодно. Он удивленно поглядывал на нее, но ничего не сказал по поводу явной перемены в ее отношении к нему.

На прощание Ричард предложил на следующее утро совершить совместную прогулку верхом. Терри сразу же согласилась. Она сознавала, что это удачная возможность наладить с Ричардом Стэнфордом дружеские отношения. А там недалеко и до разговоров по душам.

Конечно, еще нужно было заехать в управление полиции и навести там справки по поводу аварии… Возможно, придется еще кого-нибудь порасспрашивать о личной жизни бывшего сенатора… В общем, работы невпроворот. И чувствам здесь не место.

– Терри, ну скажи ему! – Голос Дороти вывел ее из задумчивости.

Тряхнув головой и отогнав посторонние мысли, Терри посмотрела на подругу, которая взглядом молила о поддержке.

– Извините, я прослушала, в чем суть проблемы, – пробормотала Терри.

Люк заёрзал на стуле. Он не любил, когда родители выясняли отношения.

– Можно, я пойду к себе? – спросил он.

– Да, конечно, – кивнул Скотт.

Мальчишку словно ветром сдуло. Лишь пустая тарелка свидетельствовала о том, что несколько мгновений назад он еще сидел за столом.

Терри внимательно взглянула на супругов. Скотт хмурил брови. Лицо Дороти выражало отчаяние.

– Я не поняла, в чем суть проблемы? – спросила Терри, улыбаясь.

– Он не хочет, чтобы я шла работать! – обиженно заявила Дороти. – Я должна торчать дома возле плиты!

– Никто об этом не говорит! – возмутился Скотт.

Ему не нравилось, что Дороти вынесла их разборки за пределы семьи, но делать было уже нечего.

– Да ты только и думаешь о том, как бы привязать меня к дому! – В голосе Дороти послышались едва сдерживаемые рыдания.

Терри вздохнула. Похоже, без ее вмешательства тут уже не обойдется.

– Давайте успокоимся и все обсудим, – предложила она. – Скотт, – обратилась Терри к мужу подруги, – ну вот скажи нам, почему ты не хочешь, чтобы Дороти занималась любимым делом?

– Да хочу я, хочу! – с досадой ответил он. – Просто я высказал предположение, что если она пойдет работать, то мы с Люком будем мало ее видеть, вот и все! Мне кажется, что Люку это не очень понравится…

Терри усмехнулась.

– На мой взгляд, Люку очень хорошо. У него есть Глория, которая всегда присмотрит за ним. И я не думаю, что Дороти настолько окунется в работу, что забудет про дом и своих любимых мужа и сына.

Она видела, что смысл ее слов начинает доходить до Скотта. Но он еще пытался держаться, хотя и было видно, что его последняя баррикада скоро падет.

– Конечно, милый, – вставила Дороти, умоляюще глядя на мужа. – Я дома просто с ума схожу. Я не могу целыми днями заниматься лишь готовкой и уборкой. У меня такой потенциал, что я вот-вот взорвусь и окружающим мало не покажется! Ну пожалуйста… позволь мне попробовать себя. Вдруг получится? А если нет, то я сразу же вернусь домой и стану прилежной домохозяйкой.

Скотт вздохнул.

– Вечно ты из меня веревки вьешь, – проворчал он.

Но было видно, что его взгляд смягчился.

Терри с облегчением улыбнулась. Она понимала, что Скотту нелегко далось это решение, и, чтобы дать им возможность обсудить все без помех, она встала и удалилась, оставив супругов наедине.

Поднявшись на второй этаж, Терри вошла в комнату Люка.

– Как они там? Ругаются? – тут же поинтересовался мальчик, с тревогой наблюдая за Терри.

– Нет, все в порядке, – ободряюще улыбнулась она. – Твои папа и мама так любят друг друга, что не могут долго выяснять отношения.

– Здорово, – с облегчением вздохнул Люк. – Не люблю, когда они спорят.

– Понимаю. – Терри подошла поближе и присела рядом с ним на кровать.

Перед Люком лежала большая книжка с красочными картинками.

– Хочешь, почитаю? – предложила Терри.

Мальчишка с улыбкой посмотрел на нее.

– Спрашиваешь! Я бы тут долго сидел…

Взяв книжку в руки, Терри подождала, пока Люк усядется рядом с ней, чтобы ему было удобно разглядывать картинки, и начала читать.

Ричард сидел в кабинете и работал за компьютером. У него было несколько компаний, которые приносили ему стабильный хороший доход. То, что он жил на ранчо, не мешало ему осуществлять руководство. Конечно, помогали Интернет и редкие командировки, а также хорошо обученный персонал, подобранный им за долгие годы. Ежедневно Ричарду приходилось просматривать кучу документации, которая приходила на его электронный адрес, чтобы выносить свои решения по тем или иным вопросам.

Он так заработался, что не слышал, как открылась дверь и кто-то вошел.

Прохладные ладони закрыли его глаза, и знакомый голос прошептал на ухо:

– Не пора ли немного отдохнуть?

Ричард вздохнул.

Салли никак не угомонится.

Убрав ее руки, он обернулся в кресле и посмотрел на нее.

– Салли, у меня куча работы, – стараясь быть терпеливым, пояснил он. – Я не могу по первому твоему зову отвлечься от того, что для меня жизненно важно, и удовлетворить тебя так, как ты хочешь.

Салли надула губы.

– Между прочим, я всегда нахожу для тебя время… И, когда тебе приспичит, ты тут как тут. А Салли готова для тебя на что угодно.

– Я это учту, – кивнул Ричард, отворачиваясь от нее и вновь обращая взгляд в монитор. – В следующий раз я не побеспокою тебя.

Салли недовольно вздохнула.

– Я совсем не то хотела сказать, – добавила она через несколько секунд.

– Поздно, ты уже сказала, – равнодушно заметил он.

Салли топнула ножкой.

– Тебе плевать на мои чувства! Ты лишь используешь меня, а потом, когда я тебе надоем, выкинешь из своей жизни!

Вздохнув, Ричард повернулся в кресле и посмотрел на нее.

– Насколько я помню, в самом начале мы договаривались, что никакого разговора о чувствах не будет. Или я ошибаюсь? – В его голосе проскользнула едва заметная насмешка.

Салли насупилась.

– Я не знала, что ты для меня станешь кем-то большим, чем просто мужчина на ночь.

– Это твоя ошибка, я-то здесь при чем? – пожав плечами, спросил Ричард.

Она растерянно посмотрела на него.

– Неужели ты ко мне ничего не чувствуешь? И все наши занятия любовью ничего для тебя не значат?..

– Это был всего лишь секс. Нам было хорошо вместе, но, по-моему, пора завязывать. – Ричард вернулся к работе.

– У тебя кто-то появился, да? – резко спросила Салли.

– Не говори ерунды, – поморщился он.

– Это не ерунда! – Салли подошла ближе и села на край стола.

Ричард поднял на нее усталый взгляд.

– Чего ты добиваешься?

– Я хочу, чтобы все вернулось, – тихо проговорила Салли. – Нам было так хорошо раньше. Куда все ушло?

– Это риторический вопрос или ты ждешь моего ответа? – поинтересовался Ричард таким тоном, что было ясно – объяснять он ничего не собирается.

Салли вздохнула. Смахнула набежавшую слезу.

– Почему ты такой злой? – горько поинтересовалась она.

Ричард пожал плечами.

– Я такой же, как и всегда, – спокойно заметил он. – Просто за время нашего знакомства с тебя спали розовые очки и ты увидела меня в истинном свете.

– Нет, – возразила Салли, покачав головой. – Ты изменился в последнее время. Мне кажется, что ты просто устал от меня.

Ричард демонстративно застучал по клавиатуре. Этот разговор явно ни к чему не мог привести, и он пытался показать Салли, что нет смысла продолжать его.

Она была не из тех, кто понимает намеки, хотя в конце концов Ричарду удалось избавиться от ее присутствия. Когда за ней закрылась дверь, он вздохнул с облегчением.

С Салли становилось тяжело общаться. Она начинала выпускать коготки, и Ричарду это совершенно не нравилось. Но он ничего не мог поделать: Мэри нужна учительница, а Салли прекрасно справляется со своими прямыми обязанностями. Ричард уже сожалел, что позволил себе связаться с ней. Но Салли казалась ему такой здравомыслящей, что он увидел в ней свое отражение и уверился, что она будет смотреть на их связь точно так же, как и он. Глупо… Женщины на такое не способны. Проходит какое-то время, и им начинает хотеться чего-то большего, нежели они получали до этого. А это большее не входило в планы Ричарда. Еще восемь лет назад он решил, что никогда больше не свяжет себя узами брака: слишком много было горя и разочарований, чтобы совершать одни и те же ошибки.

Он просидел за компьютером до поздней ночи. И только когда понял, что смотрит в монитор и ничего не соображает, лег спать.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю