290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Маски сброшены (СИ) » Текст книги (страница 11)
Маски сброшены (СИ)
  • Текст добавлен: 29 ноября 2019, 19:00

Текст книги "Маски сброшены (СИ)"


Автор книги: Наталья Самсонова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 23 страниц)

– Это не кус, это кусище. Король всех кусищ!

«Ням-ням», Карамелька раскрыла крылышки и нацелилась на шоколад. Но была не допущена до всего куска.

Делили по честному – колдовскому зверью побольше, людям поменьше. И даже в этом случае троица умудрилась слопать свою долю раньше и умильно выпрашивать еще. Ну как, умильно, если у бейры еще получалось быть милой, то Финли была наглой, а Дикки грозным. Потому из них всех дополнительная порция досталась только Карамельке.

– Ты – не пугаешь, а ты – обойдешься,– строго сказала Грета. – Вы получили самые большие куски и вам мало?

«Мало», честно признался дорф и ради него мора Ферхара рассталась с большой шоколадкой. Для этого пришлось сбегать в их с Алистером комнату, но она не поленилась. А дорф, оценив лакомство, когтем разделил его на три части.

– Настоящий мужчина,– постановила Тирна.

– А теперь, когда мы подсластили наш день, давайте о плохом,– жизнерадостно произнесла Грета и добавила,– о кровных магах. Финли?

«На севере от Цал-Диртанна стоит некромантский замок. Он уже почти развалился, только донжон и стоит. Вся пакость в том донжоне и собралась. Потому с севера был выстроен храм Серой Богини, чтобы стоял на пути проклятых мертвецов. Вот только ровно сорок лет назад храм осквернили. А выяснилось все это три или четыре года назад. Люди так же ходили в храм, молились, но до Серой Богини их мольбы не доходили. Многие после молебнов чувствовали себя плохо»,– обстоятельно доложила Финли.

– Чтобы там ни было, оно тянуло силы из людей,– прищурился некромант. – Странно, что я этого не заметил. Хотя храм меня и не интересовал.

– У нас почти нет магов,– прошептала Тирна. – А те, что есть – слабые.

– Новый культ? – предположила Грета и тут же отвергла,– вот еще. Серая Богиня не потерпела бы конкурентов. А тот, кто сильнее Богини не стал бы прятаться.

– Значит, ловкий и умный кровный маг,– в свою очередь сказал Алистер. – Не лез в политику, а обустраивал свое логово.

– И возникает вопрос, а что за дорф его дернул в политику полезть? – скривилась Тирна.

– Святая королева,– вдруг прошептала Грета. – Ну конечно. Обратите внимание, мы все знаем, что храм осквернен кровным магом, но при этом никто из Департамента Безопасности сюда не приехал. Почему? Возможно, в верхи доложено иное? Но и это не важно, а то, что Ее Величество постоянно посещает храмы. Один месяц – один храм. Там она призывает Серую Богиню и они заново освящают храм. За три года она почти закончила, на очереди с десяток местностей, в том числе и эта.

Тирна ахнула, а вот Алистер удивленным не выглядел:

– Сейчас это рабочая версия. Вначале мы перетрясли благородных. Лин еще три года назад выделил агентов для наблюдения за всеми аристократами, кто имеет хотя бы призрачное право на трон. Ничего не обнаружили. Когда пошли попытки убить Гарри, я лично поднял с сотню призраков, разослал во все стороны и вновь восхитительное ничего. Тогда мы решили посмотреть с другой стороны. Кому может мешать просто Гарри? Перетрясли академию и вновь пустышка. Глаза у нас открылись только когда Гарри навестил Верховный Жрец. Они сидели в ее лаборатории, пили ягодный чай и общались, размечали местность для ежемесячного паломничества святой королевы. Должен признать, что трясти храмовников оказалось на порядок тяжелее, чем запугать благородных дерров. Зато и результат появился.

– Тогда почему тут никого нет? – Тирна нахмурилась,– тут, по идее, должно быть полно ищеек всех мастей.

– А вот и нет,– усмехнулся Алистер. – Наш кровный маг умен как никто. В Департаменте Безопасности прекрасно знают об оскверненном, неработающем храме. Маг крови не некромант, в брошенном им месте ничего опасного не заведется. Так что место опечатали до лучших времен. Это было еще до того, как Гарри стала королевой. И все привыкли, что в Цал-Диртанне две достопримечательности: некромантский замок и кровавый алтарь. Мы сюда и соваться не стали, зачем? На виду.

– Но ты передумал, почему? – спросила Грета.

– Привести свою поделку в храм – наглость, которая вполне могла сойти ему с рук. Или ей. И я подумал, где может прятаться настолько умный и наглый маг? – некромант развел руками,– вот и решил навестить Цал-Диртанн и лично убедиться, что здесь все тихо. Либо взять скота за горло.

«Так уж скота? Кровная магия пошла от драконов. Люди просто не могут ею пользоваться», высказалась Финли.

Алистер страшно оскорбился:

– Никогда драконы не использовали магию крови в том ее виде, что пользуют человеческие колдуны и колдуньи! Мы читаем кровь, а не изменяем. И уж точно никто и не пытался вытягивать силу из живого существа через его же кровь.

Все, кроме Греты, в немом изумлении уставились на некроманта.

– Мы? – с ужасом уточнила Тирна.

– Кхм, ну уже не «мы». Став некромантом, я перестал быть драконом. Но по-прежнему уверен, что никто из крылатых так поступить не может. Это противоречит нашей природе.

– Так же как и некромантия? – спросила Грета.

– Да, так же как и некромантия,– со вздохом согласился Алистер.

– Но, быть может, кто-то может стать кровным магов, перестав быть драконом? – осторожно развила она мысль.

Некромант и бывший дракон нахмурился, разозлился и тут же, заочно, глубоко разочаровался в собственном сородиче. По одной простой причине – маг-человек не мог практиковать кровную волшбу более сорока лет. Не выдержало бы тело постоянного, неестественного колдовства.

– А ведь мог тихо и спокойно сдохнуть на живописном морском берегу,– задумчиво протянул некромант и криво усмехнулся,– а не судьба.

Грета обиженно посмотрела на насмешника и отвернулась. Конечно, она понимала, что Алистер так шутит, но все равно слышать это было крайне неприятно. Получается, что умереть в муках на мокром и холодном песке лучше, чем жениться?

«Бывают и такие мужчины. Для них брак конец жизни»,– хмыкнула Финли,– «Но вряд ли это относится к твоему некроманту. Он просто расстроен».

«Чем?», мысленно спросила Грета.

«Спроси»,– фыркнула Финли,– «Я вижу, что он расстроен. А чем и почему – откуда мне знать?».

Посмотрев на хмурое лицо мужа, Грета решила обождать с расспросами. Все, что ей хочется узнать она выспросит у него вечером.

– Так,– решительно произнес некромант. – Что мы делаем сейчас? А сейчас мы обедаем и идем на поклон к вашим, эйта Краст, родителям.

Глубоко вдохнув, Тирна чуть неуверенно предложила:

– Дерр Ферхара, а вы не хотите перейти на более неформальный стиль общения?

Некромант на секунду замер, тряхнул головой и рассмеялся:

– Я даже не сразу понял о чем ты говоришь. Да, я вообще за простоту в общении.

Тирна нервно облизнула губы и чуть натянуто улыбнулась:

– А вы… То есть, мы… Ну, вот я с Карамелькой, Грета с Финли и Дикки, и вообще, со стаей. А вы один?

– Вы? – переспросил некромант.

– Ты, ты один? – поспешно исправилась Тирна.

– Да у нас с Гретой итак зверинец впечатляющий,– пожал плечами некромант. – Если еще и я кого-нибудь заведу, то придется свою ферму заводить. А что?

– Нет, я имела ввиду, что ты мог взять с собой друзей,– покраснела эйта Краст.

Прищурившись, Алистер посмотрел на смущенную Тирну и спокойно ответил:

– Часть моих друзей давно мертва, а Гарри и Линнарту лучше быть в своем дворце. Телайла… Его достаточно позвать по имени. Если сосредоточиться на желании увидеть его, поговорить – он услышит. Грета, когда попала в комнату с дорфами, смогла его позвать. А уж я тем более способен призвать его в любую секунду.

Тирна взъерошила свои короткие волосы и бледно улыбнулась:

– Ясно. Эм, так что, уже обедаем? Может, пообедаем у нас? Матушка, если сразу не выгонит, то за стол усадит. А там пока не поешь никуда не уйдешь.

– Тогда тебе надо переодеться,– сказала Грета.

– Я так понял, мне лучше уйти самому, пока на дверь не показали,– улыбнулся Алистер. – Идем, Дикий.

«А я почему?», удивился дорф.

– Ты же мужчина,– хмыкнул некромант.

«Странная причина», ответил Дикки, но поднялся со своего места и вышел следом за некромантом.

– Это очень дорогая и качественная ткань,– Тирна провела рукой по своему платью. – Зачем переодеваться?

– Знаешь, по личному опыту хочу сказать – лучше получить сразу за все, чем по частям за малое,– серьезно сказала Грета. – Так что тут нужен твой брючный костюм. Ты очень стильно и хорошо в нем выглядишь.

– Я знаю,– фыркнула Тирна,– я потратила кучу времени и сил, чтобы найти то, что мне пойдет. Только все мои костюмы остались в Царлоте.

– А вот и нет,– хитро улыбнулась Грета. – Финли, Алистер так быстро нас покинул, что будет неловко преследовать его. Принеси, пожалуйста, мой походный мешок.

Лиса гибко потянулась и растаяла в воздухе, чтобы через секунду плюхнуть к ногам Греты ее мешок.

– Я забрала с вешалки твой костюм и твое платье. То, которое теперь мое,– призналась мора Ферхара. – А что, походные мешки с чарами расширения, можно брать. Надо отгладить, но в этом я мастер.

Тирна подскочила к подруге и крепко ее обняла.

– Спасибо. Я на самом деле хотела, чтобы когда-нибудь в наше захолустье попали столичные газеты, а там мои фото. В брючном костюме. И какая-нибудь сногсшибательная новость. Любая.

– Так и будет,– Грета чуть отстранилась и посмотрела подруге в глаза,– так и будет. Мы станем придворными менталистами – это раз. У тебя фамилиар бейра – это два. Ну и мы обязательно поучаствуем в раскрытии заговора против святой королевы – это три. А еще, может быть, засветимся в светской хронике – это четыре. Но последнего мне бы не хотелось.

Почесав кончик носа, эйта Краст осторожно спросила:

– Вот три пункта я поняла, а четвертый? С чего бы нам в светскую хронику попадать?

– Так ведь никто пока толком и не в курсе, что Ал на мне женился. Обряда в храме Серой Богини не было,– Грета пожала плечами,– так что могут и написать о нас. А там и тебе достанется.

– Что ж, придется потерпеть,– скривилась Тирна.

Старательно отгладив брючный костюм, Грета отвернулась, чтобы подруга могла переодеться. Потом они потратили минут двадцать, чтобы придать ее короткой стрижке столичный лоск. Девушки всячески начесывали, ерошили и приглаживали волосы. Но никак не получалось придать непослушным вихрам вид легкого беспорядка.

– Кажется, придется прилизать,– вздохнула Тирна и вдруг расчихалась.

Едва она успокоилась, как услышала резкий окрик Греты:

– Замри! Сейчас, сейчас… ага, все!

Посмотрев в экстренно наколдованное зеркало, эйта Краст восхитилась:

– Как их парикмахерской. Вот что значит вовремя чихнуть!

– И закрепить результат,– подняла вверх палец Грета. – Идем за Алистером? Ты подарки упаковала?

– Так я их и не разворачивала,– отмахнулась эйта Краст. – Бумага-то прозрачная, все видно. В лавке аккуратно скручивают, а я, если разверну, обратно только комком упаковать смогу.

Закончив собирать подругу, Грета сама встала перед висящим в воздухе зеркалом. Посмотрелась, поправила выбившийся локон и нащупала свои невидимые шпильки которых, увы, осталось только три штучки.

– В путь?

– В путь,– согласилась Тирна и развеяла зеркало.

Найдя некроманта, они узнали, что он уже успел заказать экипаж. Эйта Краст недоуменно вытаращила глаза и спросила:

– Зачем?! Тут идти минут десять!

Алистер же только усмехнулся:

– Над «Дорфьим хвостом» стоит мощный защитный полог, я пока наружу не вышел ливня не замечал. А он есть. И что-то мне не хочется прийти в гости вымазанным в грязи.

– Никому не хочется,– отозвалась Грета и попробовала прислушаться,– ничего не слышу. А ведь ливень обычно шумный.

– Говорю же, полог защитный. Очень мощный. И, Тирна, мы у твоих родителей на ночь оставаться не будем. И ты тоже. Завтра у нас визит к вашему мэру,– некромант говорил и одновременно спускался по лестнице.

– Да что с этого пьяницы взять? – с отвращением спросила эйта Краст.

Внизу, в заполненном посетителями зале, некромант отвечать не стал. А вот когда все устроились в экипаже, он весомо заметил:

– А взять с него знание того, как манкировать своими обязанностями и оставаться на своем посту. И не быть растерзанным обезумевшей от страха толпой.

– В смысле? – нахмурилась Тирна.

– Ты до истерики боялась Алистера,– припомнила Грета. – Еще тогда, когда мы увидели его раненного у ручья.

– И теперь мне стыдно, что я убежала,– негромко ответила Тирна.

Алистер неопределенно пожал плечами. Поступок в принципе был понятным, хоть и очень неблагородным – нельзя бросать на произвол судьбы раненного человека.

– Значит, в следующий раз ты так не поступишь,– хладнокровно ответила Грета. – Но я не к тому веду. Ал, я же правильно тебя поняла? Если Тирна так сильно боялась, то и все должны бояться?

– Именно,– кивнул некромант. – Как правило, в таких неблагополучных местах служат самые честные люди. Другие не выживают – кто в колодец случайно упадет, кто вина перепьет, а маг спасти не успеет. Способов много. А тут как-то все очень странно, непонятно. Тирна, ты из бедной семьи?

Возмущенно вспыхнув, эйта Краст бросила:

– Смотря с кем сравнивать.

– В среднем в Цал-Диртанне,– спокойно уточнил некромант.

Пожав плечами, Тирна уже ровнее ответила:

– Вот ты говоришь «в среднем», а мы оно и есть. Не богатые и не бедные. Сестре приданое спокойно выделили, у родителей дом большой. А что?

Некромант покивал и вытащил из кармана блокнот.

– Ты помнишь, на кого нападала нежить? – спросил он.

Тирна задумалась. Молчала она минут пять, затем протянула:

– Так сразу и не скажешь. Костры горели часто, но, кажется, страдали жители окраины. Мне-то хватило разок на вялое умертвие полюбоваться. Я так прониклась, что… Ну очень, в общем, прониклась.

– Разумеется ты прониклась,– Грета удивленно посмотрела на подругу,– ты же не одна была?

– Пф, смеешься? Одна бы я никуда не полезла,– Тирна закатила глаза,– с мальчишками поспорила и с ними же пошла искать некромантских прихвостней.

– Ты сама испугалась, усилила страх ребят и приняла его на себя, отчего вновь усилила их страх, и так оно и нарастало,– уверенно сказала мора Ферхара. – Ты никогда об этом не думала? Ты же менталист, наверное, тебя после того и начали учить.

– Ну да. А мои товарищи по той глупости все до единого уехали из Цал-Диртанна,– Тирна охнула,– получается, я нам всем устроила фобию?

– А все потому, что детей-менталистов пугать нельзя,– нравоучительно произнес Алистер,– и рядом с ними пугаться тоже не рекомендуют.

– Так откуда ж знать? У нас менталистов отродясь не было,– покачала головой Тирна.

Грета и Алистер переглянулись и синхронно вздохнули. Затем мора Ферхара осторожно спросила:

– А ты о своем даре немного знаешь, да?

– Почему? Я в отличие от некоторых дипломированный специалист. И в рамках своего диплома очень даже неплоха,– обиделась Тирна.

Экипаж остановился и Грета шепнула:

– Потом расскажу тебе кое-что, только напомни. Ну что, готова увидеть семью?

– Только не торопись выпрыгивать,– добавил Алистер,– я нам вначале сухой коридор создам.

Созданный некромантом щит был похож на продолговатый мыльный пузырь. Не удержавшись, Грета потрогала его пальцем.

– Ой, он ледяной!

– Почти,– улыбнулся Алистер.

Сквозь переливы щита домик родителей Тирны казался особенно милым. Вот только Грете внезапно пришла в голову одна неприятная мысль:

– Они ведь не знают, что мы пришли? Нам вообще обрадуются? Я имею ввиду, ты-то дочь, а мы так, лишние.

Вздохнув, эйта Краст буркнула:

– Во-первых, поверь, уже донесли что блудная Ворона вернулась. А во-вторых, не удивлюсь, если вам обрадуются, как родным.

На широком крыльце стояла высокая, крепко сбитая женщина. Грета покосилась на худое, костистое лицо подруги, затем на круглое и миловидное личико ее матери.

«Может, в отца пошла?», хмыкнула про себя мора Ферхара. «Хотя волосами явно в мать, такая же темненькая».

– Здравствуй, мама,– нервно улыбнулась Тирна и шагнула на крыльцо.

– Добро пожаловать,– широко улыбнулась эйта Краст-старшая. – Спасибо, дочь, что хотя бы в ворота ты вошла в платье. В столице не умеют бороться с вшами?

– Позвольте представиться,– мягко произнес Алистер, видя, что мать и дочь готовы начать безобразную ссору,– дерр Алистер Ферхара, старший придворный маг. Моя супруга, мора Грета Ферхара, соискатель на должность придворного менталиста. Мы рады познакомиться с семьей нашей подруги.

– Я Вирма Краст, прошу в дом, там я познакомлю вас с остальными,– она повернулась и шагнула внутрь.

В доме было тепло и аппетитно пахло выпечкой. Тирна шепотом подсказала, что они идут в самую большую комнату где, скорее всего, накрыт длинный стол.

Так и оказалось. Заставленный яствами стол был накрыт мерцающим щитом-стазисом. За столом сидели две женщины и двое мужчин.

– Моя дочь Лирра Морст, мой сын Айто Краст, мой муж Вильге Краст.

Дочь Вирмы была как две капли воды похожа на мать, а сын пошел в отца – такой же невысокий и рыжеватый, с водянисто-голубыми глазами.

– Супруга моего сына Лили Краст.

– Очень приятно, мое имя дерр Алистер Ферхара, это моя супруга мора Грета Ферхара.

– Садитесь за стол,– пригласила всех Вирма Краст.

Более унылого обеда в жизни Греты не было. Алистера посадили во главу стола, ее напротив него, а Тирна оказалась где-то в середине. Подруга сидела с неестественно прямой спиной и широко, но неискренне улыбалась.

– Как вы познакомились с мужем, мора Ферхара? – спросила Лили и кокетливо стрельнула глазами в сторону некроманта.

– Я пришла к нему в кабинет со своей лисой,– улыбнулась Грета,– мы произвели на него неизгладимое впечатление.

– А как вы познакомились с Тирной? – с любопытством спросила Лирра Морст. – В городе?

– Нас поселили в одной комнате,– рассмеялась Грета. – Мы почти сразу подружились.

Тирна с горечью посмотрела на мать, которая в этот момент расспрашивала некроманта о красотах Царлота. Потом на отца, который даже не кивнул дочери. И на сестру, которой было слишком любопытно поболтать с Гретой. Хотя, скорее всего, Лирра просто хотела осадить Лили. По письмам сестры Тирна поняла, что в последнее время отношения в семье не заладились.

– Зачем нужны придворные менталисты? – вдруг громко спросила Лили,– просто, говорят, что при дворе царит разврат. И вдруг набирают молодых женщин, ко двору. Для чего?

Чудом не поперхнувшийся некромант вдруг ощутил себя бесконечно молодым – давно его так не ошеломляли человеческие девицы.

– Кто бы говорил, Лили, кто бы говорил,– тут же прошипела Лирра,– то-то мой муж сидит дома и боится оказаться с тобой под одной крышей! Он в прошлый раз от тебя с трудом ведром отмахался.

– Вранье! – взвизгнула Лили,– это была случайность! Я думала, что в бане мой муж, а не твой.

– Ну да, они же так похожи – маленький пухляш Айто и мой медведище,– закатила глаза Лирра. – Не суди людей по себе, а ты, сестрица, не вешай нос. Здесь все сидят и тебе завидуют. И я, и наш брат, и мать с отцом. В Цал-Диртанне становится все хуже и хуже, а ехать некуда и не на что. На столицу нам денег не хватит, а в другую провинцию ехать – неизвестно что там. Может что похуже.

– Что может быть хуже умертвий и мага крови? – удивилась Грета.

– Тю,– махнул рукой до того молчавший глава семьи,– умертвия вокруг города уже не ходят. Говорят, столичный колдун поспособствовал. А маг крови… Дак это было сорок лет назад, давно уж убёг. Нет, беда в том, что работы нет. Нет работы – нет денег, нет денег – не приезжают торговцы. Нам еще повезло, у меня и средняя дочь, и младший сын маги, так огород наш зачаровали от вредителей. Держим скотинку, да овощи выращиваем – тем и спасаемся. Конечно, лавка у нас тоже есть, но там доход все меньше и меньше.

– А ты попробуй Лильку оттуда убрать,– тут же отреагировала Лирра. – А то доходы меньше, а украшений больше.

– Она врет!

Грета с тихим изумлением наблюдала как за считанные минуты переругалась вся семья. И что самое удивительное, большинство оказалось на стороне Лили и Айто.

– Лирр, ты приходи к нам в трактир,– вдруг сказала Тирна. – А сейчас пора нам. Завтра к мэру пойдем, так надо подготовиться. Наряд выбрать, прическу. Мне-то что, а вот у Греты волосы длинные, ей тяжко будет.

– Да я тебя провожу,– буркнула раскрасневшаяся сестра.

Прощались долго, большего всего внимания досталось Алистеру, причем высокий и крепкий некромант в итоге выдвинул перед собой Тирну. Он никому не собирался признаваться, но невысокая Лили смотрела на него настолько плотоядно, что даже голодный дорф терялся на фоне ее горящих глаз. Ал искренне посочувствовал супругу Лирры.

Нанятый на два дня экипаж дожидался их на дороге. Лирра, вздохнув, крепко обняла сестру и шепнула:

– Ты приходи к нам с Теннером, и вы тоже приходите. Поедим орехов в меду и поболтаем спокойно.

– Твой муж и правда боится приходить сюда? – неверяще спросила Тирна.

Лирра горьковато усмехнулась и ответила:

– Мой муж никого не боится, но ему противно. И мне тоже. Я же с ними и не разговаривала последние пару месяцев. Только ради тебя пришла.

Сестры стояли прижавшись друг к другу и Грете стало до слез жалко не случившегося праздника.

– Так, забирайся в экипаж,– решительно приказала мора Ферхара Лирре. – Мы подвезем вас до вашего дома и оставим экипаж. Сами до трактира пешком дойдем. А вы болтайте в свое удовольствие.

Алистер кивнул и помог девушкам устроиться внутри экипажа. Оказалось, что кучера можно отпустить домой – Лирра с супругом жили совсем рядом с трактиром.

– Я не долго, а то завтра помятая буду,– Тирна улыбнулась и соскочила на землю.

Следом за ней выбралась ее сестра и, помахав рукой, под моросящим дождиком побежала к калитке у которой ее уже ждала Тирна.

– С одной стороны немного завидно,– задумчиво произнесла Грета,– а с другой нет.

– Почему нет?

– Потому что к любимой сестре прилагается брат-размазня и его жена,– ответила мора Ферхара. – Как Лили на тебя смотрела… Я начала бояться, что она попробует укусить тебя.

– Да, мне тоже ее взгляд не понравился,– некромант наколдовал щит от мороси и спрыгнул на землю. – Ловлю.

И поймал. Но на землю не поставил, так и нес на руках до самого трактира.

– Обед получился странный, но главное мы сделали – показали, что прибыли просто так. Потешить тебя и твою подругу.

– А то что мы к мэру пойдем? – спросила Грета. – Это не подозрительно?

Алистер поставил жену на сухой крыльцо и прошел следом за ней в трактир. И, уже в комнате, пояснил:

– Я старший придворный маг и правила приличий требуют посетить мэра в первую очередь. Это такой сложный и запутанный человеческий этикет – когда из большого города важная шишка прибывает в маленький, то надо влиться в местное высшее общество. Даже если прибыл на пару дней.

– А мы первым делом пошли к семье Тирны,– констатировала Грета,– и показали себя неумными и безопасными?

– Примерно так,– согласился некромант.

Придя в комнату некромант легко коснулся губами макушки Греты и шепнул:

– Я сейчас изображу на постели спящего человека, а ты минут через двадцать закажи чай с бубликами.

Фигуру спящего он сделал из второго одеяла, да еще и запасные сапоги у кровати поставил.

– А можно без бубликов? Я вроде не так много съела в гостях, но что-то не хочется.

– Нельзя,– покачал головой Алистер. – Постояльцам пустой чай полагается бесплатно и наверх его никто не понесет.

– Поняла,– уныло кивнула Грета.

Дерр Ферхара набросил на себя невидимость и вышел. Дикки потянулся, зевнул и так и остался спать с вытянутыми лапами.

Сделав все, что Алистер попросил Грета села на постель и крепко задумалась. А ей-то что делать? Тирна с сестрой, Дикки спит, Финли… Рыжий хвост торчит откуда-то из-под дорфа, значит, тоже спит.

«Это какая-то несправедливость», вздохнула она и устроилась рядом с муляжом некроманта. «Все уже оценили спящего Алистера, можно и мне поспать».


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю