290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Маски сброшены (СИ) » Текст книги (страница 7)
Маски сброшены (СИ)
  • Текст добавлен: 29 ноября 2019, 19:00

Текст книги "Маски сброшены (СИ)"


Автор книги: Наталья Самсонова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 23 страниц)

– Что?! – рявкнула служанка.

У Греты брови поднялись на лоб. Она, конечно, видела не так много служанок. Но Марсия как-то совсем не похожа на тихую горничную.

– …! – экспрессивно и в рифму ответила Тирна,– бейра наелась черепков, керамических. Нужен специалист.

Сама Карамелька, отчаявшись добраться до удобного кресла, уснула прямо на пушистом ковре.

– Я доложу,– кивнула Марсия.

– Марсия, вы явно непростая служанка. Хотелось бы, чтобы нам все же выделили настоящую помощницу. Мы не справимся, если нам придется прибирать за стаей дорфов,– добавила мора Ферхара.

– Проблема в ограниченном доступе,– нехотя бросила Марсия и вышла.

Тирна весь разговор пропустила мимо ушей. Она опустилась на ковер и подрагивающими пальцами поглаживала шерстку бейры.

– Я не думаю о том, что могу умереть,– вдруг сказала эйта Краст. – Просто не хочу представлять, каково жить без Мельки. Она ведь единственная, кому я нужна просто так.

– Мне ты тоже нужна просто так,– тихо сказала Грета.

– Но она во мне еще и нуждается. Да ты ведь тоже самое чувствуешь, с Дикки. Самый близкий, самый родной, свой до самого донышка души. Вот и я так.

Замолчав, эйта Краст продолжила гладить спящую Карамельку. А Грета ощутила резкий укол холода, обернувшись, она увидела Алистера, выходящего на ковер. Некромант подмигнул ей, подошел к горюющей Тирне и поднял на руки бейру.

– Что вы делаете! Ее нельзя двигать, у нее желудок набит осколками!

– Они уже переварились,– усмехнулся некромант. – Эйта Краст, вас не смущает мое присутствие? Бейра в безопасности, эти звери переваривают камни, осколки острых костей, а органические и алхимические яды щенок попросту отрыгнет. Так что никакие специалисты здесь не нужны и если вам дурно, я могу уйти. А могу остаться и прочитать небольшую лекцию. Как я вижу, она вам обоим попросту необходима.

Тирна шмыгнула носом, поспешно утерла с лица слезы и встала. Она старалась не смотреть на некроманта, но при этом не пыталась убежать.

– Все в порядке, я потерплю, а потом привыкну,– хрипло сказала эйта Краст. – Только объясните еще раз, пожалуйста.

– Давайте все сядем,– предложила Грета,– а я заварю чай. Кажется, сейчас он пригодится.

Она имела ввиду тот заветный, успокоительный чайный сбор. Алистер, чтобы не смущать Тирну, отошел к жене.

– Успокоительное? – удивился некромант.

– Видимо, таким образом хотят снизить скандалы и возбудимость среди соискателей,– пожала плечами Грета. – И как не боятся вызвать привыкание?

– Травы,– улыбнулся тщательно принюхавшийся Алистер,– без магических добавок, привыкания почти не вызывают.

Через пару минут в руки Тирны была всунута исходящая парком чашка, а некромант начал неспешно и обстоятельно рассказывать:

– Пожалуй, первым делом стоит классифицировать оба этих рода, дорфов и бейров. Их ошибочно относят к нечисти и нежити, в то время как они являются магическими зверьми. То есть, хищниками обладающими собственной магией. Оба этих вида живородящи и окончательно смертны, что не позволяет отнести их к нежити. И не имеют отношения к межмирью или же миру смерти, что не позволяет считать их нечистью, ведь это слово является сокращением от «нечистого», то есть запятнанного запретной магией или же межмировой магией. Про межмировую магию объяснять надо?

– Межмировая магия или магия долгого пространственного перехода, вотчина эльфов и драконов, потому что краткоживущие люди при соприкосновении с ней сходят с ума,– оттарабанила Грета и добавила,– справочник мифов и легенд под редакцией Озая Иссирийского. Межмировая магия считается вымышленной.

– Это не так, но я не специалист и внятно доказать не смогу,– хмыкнул некромант. – Так вот, теперь, когда вы поняли, почему дорфы и бейры, при всей смертоносности, запредельной скорости и невероятной регенерации все же живые существа, немного поговорим об их физиологии. Оба этих вида путем селекции вывели драконы, но настолько давно, что эти рода успели мутировать. И теперь у нас довольно общие сведения о них. Так, дорфы абсолютно всеядны, яды усваиваются организмом и позднее выводятся в собственные ядо-мешки. Бейры в этом плане чуть хуже, щенка можно, но сложно отравить. Тут яд должен поступать постепенно, маленькими порциями. Иначе щенок отрыгнет инородную субстанцию. Так же этих видов развит инстинкт, м-м-м, питания – они всегда знают, что можно съесть. Глина, керамика, железо – Карамелька вступила в тот возраст, когда ее организму необходимы витамины. И все то, что содержит в себе необходимые вещества, она расценивает как еду.

Дверь дорфьей кухни осторожно приоткрылась и Дикки сунул в комнату любопытный нос. Поняв, что в порядке, он вошел целиком и устроился на диване.

«Котята, когда им месяца по два, обгрызают кору с сосен и жуют еловые ветви»,– муркнул Дикки. – «Это я знаю и мог сказать. Если бы дали сказать».

– А почему ты не попытался? – спросила Грета

«Вы не слышали. Когда много эмоций мои слова теряются. Можно было усилить мысль, но я мог навредить, поэтому не стал».

– Ты боялся сжечь мне мозг? – уточнила мора Ферхара.

«Не боялся, знал, что это возможно и не стал»,– уточнил дорф. – «Это большая разница между бояться и знать, мой народ ничего боится. Мы либо знаем и не делаем, либо делаем уверенно».

– Я знаю кто будет воспитывать нашего сына,– хмыкнула Грета, а некромант поперхнулся воздухом. – Что? Когда-нибудь у нас будут дети.

– В теории,– усмехнулся Алистер,– в теории. Так что, вы запомнили? Не нечисть, не нежить, а магические звери. Хищники, имеющие собственную магию.

– Запомнили, но нечисть и нежить – быстрее произнести,– вздохнула Грета. – Сократить бы как-то.

– И тогда люди окончательно перестанут понимать магов,– рассмеялся некромант. – У нас итак очень много определений, которые непонятны обывателю. Тирна, как ваше самочувствие?

– Спать хочу,– честно ответила эйта Краст. – В особняке меня так накачали успокоительным, что я постоянно хочу спать.

– Тогда укладывайся и спи до утра,– предложила Грета.

– Хорошая идея,– зевнула Тирна.

Нетвердой походкой она направилась в спальню и мора Ферхара поспешила следом. Проверить, чтобы подруга не упала виском на тумбочку или не запнулась о ковер... В общем, вариантов масса.

Уложив подругу, Грета вернулась к Алистеру.

– Она без обеда и без ужина,– с беспокойством произнесла мора Ферхара.

– Один раз не страшно,– ответил некромант,– но я прикажу Марсии принести печенье. Утром перекусите, чтобы на завтраке не набрасываться на еду как голодным дорфам.

– Кстати о дорфах,– Грета кивнула на вышедших с кухни котов,– где они будут спать? Им явно тесно в гостиной.

– Мы все еще думаем,– развел руками Алистер. – Дикки, твоя стая предпочитает жить на лугу или нам что-то придумать со спальнями?

Дикки встрепенулся, развернулся к своим и что-то коротко, басовито мяукнул. Минуть пять прошло в гнетущей тишине. За это время успела вернуться Марсия. У которой при виде всей стаи, задрожали руки и Грета поспешила забрать у нее поднос.

– Идите, Марсия, идите,– подтолкнула она ее к выходу.

– Д-да, это сложнее, чем мне казалось,– промямлила та и выскользнула из комнаты.

«Мы уже не свободны»,– заговорил Дикки. – «Мы уже не способны жить в природе – я не могу долго без сестры, а стая не может без меня. Значит, нам нужны гнезда здесь. И самки».

– А с последним – может вы как-то сами? – осторожно спросил некромант. – Как будем посвободнее выберемся в глушь и там поищете, может кто уйдет с вами.

«Конечно уйдет. Наши самки всегда стремятся к покою и безопасности. Они самые беспощадные бойцы».

– Как-то это взаимоисключающе, разве нет? – поразилась Грета.

– Кошки не нападают первыми, они уходят. Ровно до тех пор, пока не появляется персонализированная опасность,– пояснил некромант. – То есть, группа магов идущая по лесу это обычная опасность, здесь достаточно просто уйти. А вот группа бойцов преследующих дорфий след – опасность личная, персональная. Самцы нападают в обоих случаях, ранят, но не добивают. Самки только во втором и выедают отряд полностью. Или погибают.

«Им нужен покой»,– мурлыкнул Дикки,– «они захотят гарантий. Надо думать».

– Вот и хорошо,– подытожил Алистер. – Ты – думай, а мы пока уладим все вопросы. Ты не хочешь со мной поужинать?

– Я как-то не готова к выходу в свет,– виновато произнесла Грета.

– А к выходу на дворцовую крышу?

– На крышу – всегда готова.

– Твой брат может пойти с нами.

«Горячий шоколад будет?» – деловито спросил дорф.

– Без проблем.

«Хорошо. Маленький огонь ушел, но потом я ее подразню»,– дорф гибко потянулся и спрыгнул с дивана. – «Я готов».

До крыши добирались по тайному ходу. Алистер пояснил, что он открывается только ему и королевской чете, так что пройти без него не выйдет. После чего задумчиво добавил:

– Хотя в твоем, Грета, случае, я не так уверен.

– Почему?

– Из-за вашего долгого симбиоза с Финли ты проходишь там, где другие вязнут в щитах.

– А я думала, это особенность темного менталиста,– удивилась Грета.

– Нет, особенность твоей Финли. Я даже подозреваю, что знаю кто она. А вот и заветная дверца.

Дикки ловко протиснулся в эту заветную дверцу и огромными скачками принялся носиться по крыше.

– Играет,– протянул некромант. – Молодой еще.

– Ему бы фантик на веревочке,– вздохнула Грета и хихикнула,– сложно представить этот размерчик.

– Да уж,– крякнул некромант,– но можно зачаровать что-нибудь. Я подброшу идею Гарри, она восхищена стаей и мечтает убедить мужа позволить ей предложить себя в качестве сестры по магии. В смысле, предложить твоим дорфам создать с ней симбиоз.

«Я не позволю»,– Дикки перестал прыгать.

– Мы тоже пытаемся ей это объяснить, но с беременной королевой сложно поспорить,– кивнул Алистер.

«Придется изгонять ее брата. Потому что я лидер для своей стаи, а королева – лидер для моей сестры. Конфликт возникнет не сразу, но он будет. Тогда кому-то придется уйти. Это королевский дворец, гнездо королевы. Значит, уйти должен буду я. За мной уйдет стая – среди них нет того, кто сможет всех удержать. Но мы здесь потому что никто не должен быть силен, кроме короля».

– Вот-вот,– кивнул Алистер,– Гарри это понимает, но ее прямо таки тянет к стае.

– Она может просто дружить со стаей,– предложила Грета. – Я хотела предложить, чтобы королеву сопровождали дорфы, пока ищут убийцу это может быть разумным. Не будет же мора Дарвийская заключать связь тайком?

Алистер тяжело вздохнул и пожал плечами:8f6e

– Да кто знает. Маленькая королева решительна, умна и напориста. Она умеет принимать решения, нести за них ответственность и платить за свои ошибки. Вот только сейчас у нее скачет настроение и появилась святая уверенность в собственной правоте и непогрешимости. Но безопасность превыше всего.

«Я запрещу создавать с ней связь. Если кто-то нарушит запрет это равно изгнанию, тогда у королевы будет игрушка, а у игрушки не будет стаи. Игрушка не будет иметь права голоса. И меня сейчас слышат все».

Дикки был суров. Он собирал свою стаю, подбирал членов и пусть их потом захватили, все они принадлежали только ему. Дорф, в некотором смысле, и сам был королем, так что никакого посягательства на свою власть он не потерпит.

– Надеюсь, капризы Ее Величества пройдут после родов,– сказал некромант и добавил,– до которых еще дожить надо.

– Если бы не отбор, я бы предложила увезти стаю. А нам с Дикки всюду сопровождать мору Дарвийскую. Невозможно создать вторую связь, а другого дорфа рядом не будет.

– Над этим надо подумать,– кивнул Алистер. – Наконец-то.

Это он поприветствовал появившийся в воздухе стол. Два стола, разглядела Грета. На втором, маленьком, но тоже застеленном скатертью, стояла большая, очень большая чаша с горячим шоколадом.

– Да это просто таз, а не чашка,– оценила мора Ферхара. – Ты счастливчик, Дикки.

Тот только мурлыкнул, и устроился у своего стола.

– Позвольте пригласить вас к столу,– улыбнулся Алистер и подал жене руку.

– Позволяю, с тобой хоть за край моря.

– Я запомню,– серьезно сказал он.

Еще не стемнело, поэтому ужинающие на крыше люди и дорф были хорошо видны. Если, конечно, хоть кто-нибудь смотрел туда. Но Грета об этом не думала. Она просто наслаждалась прекрасной едой, вкусным вином и компанией веселого, счастливого мужа. Он сыпал комплиментами, обещаниями, но, что больше всего ей нравилось, еще и рассказывал о своей далекой родине. И, как мог, объяснял откуда берутся драконы.

– Мы рождаемся людьми, а дракон приходит позднее. Именно поэтому мы остаемся живы, когда умирает наш дракон. Нас как бы двое. Но не совсем. Понимаешь?

– Как бы понимаю,– кивнула Грета,– но не совсем.

– Смешно,– оценил Алистер. – Но ровно тоже самое могу сказать и я. Этот вопрос изучается крайне медленно, потому что это никому особо и не интересно.

– Как же так? – поразилась Грета.

– А вот так,– улыбнулся некромант. – Тебе самой-то интересно почему ты можешь колдовать? И почему делаешь это именно так, а не иначе?

Склонив голову к плечу она неуверенно пожала плечами:

– Стало интересно, когда перестала контролировать дар.

– То есть тогда, когда прихватило,– кивнул дерр Ферхара. – Вот у нас так же. Я начал искать только тогда, когда потерял дракона.

– И не нашел?

– Я стал некромантом,– он криво усмехнулся,– и не хватило ума об этом промолчать. Не хочу о грустном, давай о веселом.

Но разговор уже не клеился, так что свернув почти-свидание они разошлись по своим комнатам. Алистер только предупредил, что за соискателями будут следить и конфликтовать с придворными нельзя. Точнее, нельзя, если есть желание победить. А так – можно.

– Я так вообще считаю, что половину надо проклясть, четверть убить, а из остатка могут получится прекрасные умертвия. Доброй ночи, жена моя.

– Доброй, супруг мой милосердный.

Глава 7

Всю ночь Грета блуждала по лабиринтам своего разума. Как когда-то давно, в детстве. Бабушка утешала внучку каждое утро – «Все в порядке, так и должно быть. Ты просто обретаешь контроль над даром». И вот, эти бесконечные блуждания вернулись. С одной стороны это радовало – скоро ее муки закончатся. С другой – это невероятное испытание для нервов, ведь во сне она не понимала, что все в порядке, что так и должно быть. Нет, лабиринт пугал именно тем, что выглядел и ощущался как настоящий, реальный. И проснувшись среди ночи, с колотящимся сердцем, Грета с огорчением поняла, что как и в детстве у нее ноют все мышцы. А значит утром она будет чувствовать себя так, будто действительно всю ночь где-то бродила.

Так оно и случилось. Она засыпала и просыпалась и раз за разом оказывалась в извилистых коридорах собственного разума. Увы, если уж дар пошел в разнос, то пока все не закончится сны не уйдут.

«Зато есть ценный опыт»,– подумала Грета, набирая горячую ванну и забираясь внутрь. Благо, что до завтрака еще полтора часа и она успеет прогреть мышцы.

Но даже после горячей ванны было трудно передвигаться. Приглушенно ругаясь и постоянно припоминая родню Дикки, Грета накинула халат, взяла вчерашние вещи и добралась до гардеробной. Там уже висело свежее форменное платье. Повесив грязную одежду, она забрала чистое и вернулась в спальню. Переоделась, заплела сложную косу, скрутила ее в тугой бублик и закрепила своими невидимыми шпильками. Привезенные вещи она еще не разобрала, но шкатулка с косметикой лежала на самом верху. Она ею почти не пользовалась, но после тяжелого сна лицо было слишком бледным. Так что мора Ферхара слегка подкрасила губы и ресницы.

– В бой,– уныло выдохнула она и вышла.

Вышла, чтобы тут же ощутить волну горячего сочувствия и обеспокоенную мысль «Заболела, что ли?». Все это она уловила от Тирны.

– Не заболела, контроль над даром возвращаю. Укрепила бы ты щит вокруг мыслей.

– Это мой самый мощный щит,– развела руками эйта Краст.

– Тогда прости, я еще дня два не смогу контролировать это,– развела руками Грета.

– Зато, если вдруг, то мы узнаем планы наших соперников,– азартно произнесла Тирна.

– Которые, готова поспорить, объединились против нас.

– Нас больше,– Тирна выразительно оглядела стаю, расположившуюся на ковре.

А Грета только хихикнула. Любая другая на ее месте упала бы в обморок или закричала или телепортировалась куда подальше. А она, выйдя из спальни в гостиную, изволила не заметить стаю. Потому что в ее жизни дорфы это обыденность. Которую, к слову, пора кормить.

– Доброе утро,– вежливо произнесла Грета и подмигнула Дикки,– пора открывать кухню?

«Разумеется»,– мурлыкнул лидер и спрыгнул с кресла. – «Ночью приходила рыжая, потрепанная. Съела ужин твоей подруги и ушла. Говорит, все под контролем».

Грета только вздохнула и открыла дорфью кухню. Под контролем. Под чьим? Мало было незаживающей раны на боку? Сейчас, если что, живительный ручей очень далеко. И далеко не факт, что им удастся вовремя доставить лису к воде.

Удобно устроившись в креслах, подруги ждали, пока дорфы и бейра закончат завтрак.

– Может, тебе скулы чуть румянами тронуть? – спросила Тирна.

– Ужасно будет,– покачала головой Грета. – Я еще бледнее стану.

– Почему? Наоборот...

– Да нет,– перебила подругу мора Ферхара,– я сама по себе еще бледнее стану, ближе к вечеру. И румяна станут как два красных пятна.

– Жуть.

– Увы,– вздохнула Грета. – Чем сильнее дар, тем сложнее его контролировать. Кстати, о контроле – нам стоит следить за своими словами, взглядами и прочими способами выражения личного мнения.

– С чего?

– Ал тонко намекнул, что конфликтов соискателей и придворных терпеть не будут. И, я так полагаю, по умолчанию виноватыми будем считаться мы.

– Странно,– прищурилась Тирна. – Должно быть наоборот.

Удивленно хмыкнув, Грета спросила:

– С чего? Они знатные, богатые, влиятельные. А мы еще только заготовки.

– Вот именно, заготовки. И если королева сейчас встанет на нашу сторону, то мы получим условный рефлекс «королева всегда права» и «умру за свою королеву».

– Предполагается, что таким рефлексом оснащены все кальдораннцы,– фыркнула Грета. – А вот и наша стая. На луг?

«Они – да, а я провожу тебя на завтрак. Надо показать себя».

– Как скажешь,– кивнула мора Ферхара. – Не пустить нас не смогут.

Через пару минут пришла Марсия. Постучав, она вошла, осмотрелась и выдохнула, поняв, что из всего зверинцы присутствует только дорф-фамилиар.

– Доброе утро, позвольте сопроводить вас к завтраку,– коротко произнесла она. – После завтрака вас ожидают занятия в библиотеке. Затем свободное время до обеда. После обеда вновь занятия, но уже на открытом воздухе, в парке. Так же у вас, мора Ферхара, назначена встреча с дерром Ринтаром.

– Я могу отказать?

– Нет, мора, он послал официальный запрос и канцелярия дала такое же официальное разрешение.

– Хорошо,– кивнула Грета. – Когда?

– Этот момент еще обсуждается, но в ближайшее время.

«Это будет весело»,– мурлыкнул дорф и послал своей сестре картинку, где она сидит в кресле, он рядом, и вокруг них собралась стая.

«Я люблю тебя», отозвалась мора Ферхара.

– А я могу присутствовать при этой эпохальной встрече? – спросила Тирна.

– Можете, но вы будете обязаны уйти, если этого захочет дерр Ринтар. Вы готовы?

– Ведите,– уверено произнесла Тирна и взяла подругу под руку. – Мы не готовы, но выбора нет.

По дороге Грета пыталась предугадать, о чем хочет поговорить Ринтар. Она уже мора Ферхара, замужняя женщина. Ее мама отдала свою жизнь – значит, они никак не могут ее прихватить. Исходя из этого, можно сделать два вывода: первый, ей будут вдохновенно врать, второй, у Ринтара есть козыри. Первое не страшно, второе очень, очень пугает. Общественное мнение полагает ее отца умным человеком. Мог ли он как-то подстраховаться? Или он рассчитывает на свою хитрость и талант к переговорам?

«Меньше говорить и больше слушать, ни на что не соглашаться»,– решила Грета. – «Ох, как шумно».

Тирна могла бы поспорить – в гостиной-столовой, с их прибытием, воцарилась мертвая тишина. Огромный, опасный кот как-то не способствовал развернутым диалогам. Зато этот же кот заставлял людей кричать изнутри, страх, паника и злость, все это создавало невероятный шум, который бил по Грете.

Осмотревшись, Дикки увидел удобную, низкую софу. На ней он и расположился, здраво рассудив, что и оттуда, случись что, успеет защитить сестру.

– Доброе утро,– светски улыбнулась Грета и прошла к своему месту.

Его она опознала по табличке с именем. Рядом с ней, по левую руку, сидела та самая соискательница, что встретила их с Тирной прошлым утром. А по правую было место эйты Краст.

«На этом спасибо»,– вздохнула Грета.

На соседкиной табличке было выбито убийственное имя: «Таэлия Ринтар-Боул». Откуда?!

– Вы дочь дерра Ринтара? – выдохнула ошеломленная Грета.

– Бастард,– светски улыбнулась Таэлия и добавила,– и меня уже давно это не печалит, мора Ферхара. Ваш укол мимо цели.

Грета только склонила голову. Она и не собиралась как-либо поддевать девушку. Просто... Сестра?

«Должна ли я что-то чувствовать по этому поводу?» – задумалась Грета. – «Наверное, нет. Все же, мы почти не знакомы».

– Я в ужасе,– одними губами шепнула Тирна, которая слышала весь разговор.

– И я,– закатила глаза Грета.

На завтрак подали кашу с фруктами, затем сладкое какао и нежнейшее печенье. Со стороны Дикки раздался тяжкий, полной невыразимой муки вздох. Но кусочничать и побираться у стола дорф счел ниже своего достоинства. Потому Грете пришлось клятвенно заверить расстроенного брата, что обеспечит ему полдник.

«Ничего, эти твари поплатятся. Скоро, осталось немного потерпеть», от неожиданности Грета едва не облилась остатками какао. Вот только, как бы она ни оглядывалась, а все соискательницы и соискатель выглядели до приторности благостно.

– Ты чего? – шепнула Тирна.

– Поймала мысль, какие-то твари должны за все поплатиться.

– Ох, это, конечно, прискорбно, но боюсь, что эти твари – мы,– вздрогнула эйта Краст.

– Если будем разделяться, то с тобой будет ходить один из ребят Дикки,– решительно произнесла Грета. – Я уточню у него, могут ли они связываться с нами или понимать речь.

Соискатели по одному начали выходить из-за стола. Переглянувшись, подруги решили последовать примеру остальных и направились к библиотеке. Чтобы не потеряться, им пришлось воспользоваться магией дворцовых указателей.

– Ничего себе! Тут что, научный слет?

– Или все хотят посмотреть на дорфа,– мрачно произнесла Грета.

К ним подошел высокий, худощавый юноша в синей мантии.

– Нет, просто книги из дворцовой библиотеки выносить нельзя, а пользоваться – можно. Перед вами будущие Мастера,– с придыханием произнес юноша, и представился,– Генри Лоран, младший смотритель дворцовой библиотеки. А вы с отбора, да?

– Да, дерр,– кивнула Тирна. – Я – Тирна Краст, а это...

– Грета Ферхара, молодая супруга старшего придворного мага,– поджал губы Генри Лоран,– прошу за мной. На самом деле, здесь, в библиотеке, собраны самые интересные научные трактаты со всего обитаемого мира. Увы, морской барьер сейчас непреодолим, но все же, все же... А вот с развлекательной литературой у нас туго. Я могу предложить вам несколько пьес...

– Дерр Лоран,– оборвала юношу Грета,– я понимаю, что мне завидуют соискательницы – все они хотели оказаться в постели моего супруга и сейчас разочарованы. Однако же, с чего вдруг вы решили прислушаться к сплетням? Чем лично вас задевает мое замужество? Вы тоже чего-то эдакого хотели от Алистера?

Юноша едва не споткнулся и возмущенно вспыхнул:

– Как вы можете!

– А вы? Мы, я и Тирна, заслуженно, слышите, заслуженно стали лучшими на этом проклятом отборе. И я никому не позволю унижать себя лишь из-за того, что кучка идиоток не может включить мозг,– зашипела взбешенная Грета. – Мой муж – могущественнейший маг Кальдоранна, самое простое для меня было бы уйти с отбора и прийти сюда не как прислуга, а как благородная мора. И все бы прыгали вокруг на задних лапах...

– Грета, Алистер тебе ясно сказал – хочешь выиграть, не скандаль с придворными,– одернула разбушевавшуюся подругу Тирна. – Этот мальчик просто... гм, мальчик. А вы, милейший, будьте любезны проводить нас туда же, куда и остальных соискателей. И, это просто ни к чему не обязывающий совет, попробуйте завести собственное мнение. Жить станет тяжелей, но, клянусь, интересней.

Грета глубоко вдохнула, резко выдохнула и изобразила улыбку:

– Не берите близко к сердцу мои слова, младший смотритель Лоран. Мне не следовало сердиться на слова юноши, еще даже не закончившего Академию. Будьте столь любезны и выполните свои прямые обязанности.

К месту проведения занятий шли в гнетущем молчании. Генри что-то обдумывал, Грета злилась, а Тирна просто смотрела по сторонам и восхищалась строгой, функциональной красотой библиотеки.

– Посмотри, каждое украшение несет в себе какую-то полезную функцию,– восторгалась эйта Краст. – Колонны, к примеру, не только поддерживают свод, но еще отвечают на вопросы где и какая книга стоит. А светильники? Точнее, резные украшения на столах еще и светильники – из них вылетают осветительные шары. Поразительно!

– Неудивительно, к проекту библиотеки приложила руку сама Маргарет Дарвийская,– улыбнулась Грета,– она гений. Ты бы видела, что творится в ее личной мастерской! А какая там поразительная разграничительная зона – она жаловалась, что даже в личную лабораторию просачиваются просители всех сортов. Так что и ее пришлось делить на две части. Пока помогает.

– Ты могла бы предложить поставить на стражу кого-нибудь из котов Дикки,– хихикнула Тирна. – Уж дикие дорфы бы охладили пыл просителей.

– Это настоящий дорф? Не химера? – ахнул Генри Лоран и, прежде чем Грета успела ответить, плавно съехал в обморок.

– Пусть это и некрасиво, но чувствую себя отмщенной,– хмыкнула мора Ферхара и бросила на юношу бодрящее заклятье. Которое не сработало.

– Давай лучше целителей вызовем,– наморщила нос Тирна. – Он, походу, дурак. Придет в себя и вызовет дворцовую стражу.

– Думаешь?

– Он явно только сплетни и слушает, иначе знал бы, что рядом с двумя подлыми негодяйками еще и дорф обретается.

– Молодой человек, можно вас?

Юноша, в такой же синей мантии, как и у Генри, подошел к ним.

– Будьте столь любезны, указать нам направление к месту проведения занятий для соискателей и заберите вашего чувствительного товарища,– слегка занудно попросила Тирна.

– А. Да, конечно. Вы уже почти пришли – занятия проводят в пятом читальном зале. Поторопитесь.

Поблагодарив, подруги поспешили к пятому читальному залу. Хорошо, что юноша не поленился жестом придать им направление.

Они успели в последний момент. Читальными залами называли большие промежутки между стеллажами с книгами. Эти промежутки, заполненные удобными рабочими местами, закрывались ширмами, как в поездах. Так что проскочили подруги в самую распоследнюю секунду. Даже чуть не сбили лектора, высокого, худощавого мужчину в профессорской мантии. Он гневно сверкнул серыми глазами и процедил:

– Быстрее, пожалуйста. Раз решили присоединиться к занятиям, извольте не опаздывать.

Грета пробормотала невнятные извинения и тихо села. Тирна плюхнулась рядом, да еще и шумно выдохнула – взгляд профессора преисполнился укоризны и обещания скорой расправы.

– Доброе утро, меня зовут Даниэль Солер, профессор Солер. Ваши имена мне прекрасно известны, так же как и характеристики с первой ступени отбора. Мора Ферхара.

– Да, профессор,– Грета спокойно встала.

– Вы подчинили себе лидера дорфьей стаи. Каким образом?

– Сожалею, профессор, но мне запрещено говорить об этом,– негромко ответила Грета

– Хорошо, я уточню этот вопрос у Ее Величества. Тем не менее, тварь вам полностью подчиняется?

– Дорфы относятся к магическим зверям, а не тварям,– вежливо улыбнулась Грета,– и да, я могу договориться с ним.

– Договориться? Вы сторонница идеи разумности этого подвида?

Нахмурившись, Грета удивленно посмотрела на профессора Солера. Что значит «сторонница идеи»? Это совершенно доказанный факт – дорфы обладают почти человеческим разумом. Дикки на порядок умнее своих собратьев, потому что был объектом экспериментов Лазара, после которых заключил связь с темным менталистом. По здравому размышлению, Грета поняла, что именно ее нестабильный дар дал толчок к лавинообразному развитию Дикки. Он, конечно, и должен был стать более развитым, но не так быстро. Тому пример та же Карамелька, которая так же была жертвой Лазара, но сейчас развивалась медленно. Хотя у нее заключена связь с очень умной колдуньей. Порой Грете казалось, что подруга на порядок хитрее и продуманней нее самой.

– Вы не ответили, мора Ферхара.

– Прошу прощения, профессор Солер, но это мне тоже запрещено обсуждать,– решительно соврала Грета.

– Что же вам можно обсуждать? – вскинул бровь профессор.

– То, что нельзя скрыть: окрас шерсти, кисточки на ушах, мощные лапы,– мило улыбнулась Грета.

«Прекрасный хвост», напомнил Дикки. Грета сдержала улыбку и покосилась на кота. Вот только увидеть его не удалось.

«Наверное, утомился от человеческого любопытства и спрятался», решила она.

– Сядьте. Итак, второй этап отбора предполагает, что вы уже на голову выше всех остальных. Что вы уже способны принести Кальдоранну пользу. Что вам уже можно доверять важные поручения.

Профессор распинался о том, что казна потратилась на содержание, обучение и форму. И теперь пришла очередь платить за немыслимую доброту святой королевы. Чем дольше Грета это слушала, тем сильнее удивлялась. И, почему-то, ощутила острый приступ голода. Будто не завтракала. Ох. Или даже не ужинала прежде чем не позавтракать.

– Такое ощущение, что либо он недопонимает сути отбора, либо на нас хотят повесить долги и клятвы,– прошептала она подруге.

Тирна согласно кивнула, чуть помолчала и шепнула в ответ:

– А может, это часть испытаний? Здесь тот еще змеючник, может нас проверяют на устойчивость к тонкому шантажу и клятво-вымогательству? Ну, вроде того, что нужны сильные духом?

– Может быть,– Грета пожала плечами,– клясться или брать на себя обязательства я не собираюсь.

А профессор тем временем перешел к распределению обязанностей. Получившие задание соискатели и соискательницы расписывались на старом пергаменте и уходили. За учебными столами осталась половина, когда очередь дошла до Греты.

– Не соглашайся подписывать,– шепнула Тирна.

– И не думала.

– Мора Ферхара, ваша стая пригодится для охраны парка. Вы будете обходить внутреннюю границу дважды в день. Не переживайте, для этого приспособлены особые летательные артефакты. Вот здесь подпишите.

– Профессор, к моему искреннему и глубокому сожалению, я не могу это подписать,– бледно улыбнулась Грета.

– Отчего же? – заинтересовался Солер и убрал пергамент.

– Во время прохождения первой ступени отбора менталистов, мы получили не только разнообразные знания, но и представление о том, чем будем заниматься. Да, оно неполное, да, еще вскроются разнообразные нюансы. Но менталист не будет прочесывать парк лично, он будет следить за ним при помощи артефактов. Мое зрение ничем не отличается от зрения других людей. Находясь в движении я...


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю