290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Тайгиня (СИ) » Текст книги (страница 8)
Тайгиня (СИ)
  • Текст добавлен: 24 ноября 2019, 23:00

Текст книги "Тайгиня (СИ)"


Автор книги: Настя Ильина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 9 страниц)

Глава 23. Тайгиня

Рома коснулся своими губами моих, и я потеряла связь с реальностью в эту секунду. Поначалу казалось, что я обязательно что-то испорчу, но губы инстинктивно отвечали на ласку. Я рефлекторно обвила его шею руками, услышав негромкий вибрирующий рык, сорвавшийся с его губ. Расслабившись под напором его ласки, я отдалась ей. Мне нравились ощущения, которые мелкими покалываниями пронизывали всё тело.

Поцелуй длился недолго, но я поняла одно – со Стёпкой не смогла бы в любом случае. Перед поцелуем с ним я не ощущала настолько волнительной дрожи и желания утонуть в его нежности, а теперь тонула. Руки Ромы блуждали по моей спине, заставляя трястись всё сильнее от обжигающих прикосновений.

Он первым разорвал поцелуй, прикасаясь своим лбом к моему. Я медленно опустила руки, скользнув вниз по его плечам, и отстранилась. Мы смотрели друг другу в глаза, и я заметила, как Рома улыбнулся.

– Это было… – начал он.

– Ошибка? – испуганно спросила я, помня, как часто это слово добавляют после необдуманного поцелуя в фильмах.

– Пфф… С чего? – хмыкнул Рома. – Если это была ошибка, то я готов так ошибаться всю оставшуюся жизнь.

Румянец резко опалил мои щёки. Я отвела взгляд в сторону и смущённо улыбнулась. Неужели ему понравилось? Задать вопрос напрямую я не могла: язык словно прилип к нёбу в этот момент.

Мы ещё какое-то время просидели вот так, вместе, а затем переплели пальцы наших рук и пошли домой. Мне было хорошо и одновременно страшно. Волнительно взять и задать вопрос – значит ли для него это хоть что-то. Может быть, Рома просто хотел проверить, каково это – целоваться с деревенской девушкой, а когда проверил и не захочет больше. Я не понимала, что это и к чему приведёт, ведь он городской парень, которому прелести тайги могут быстро надоесть. И что будет с нами тогда? Однако я отодвинула все эти вопросы и переживания на второй план и решила обдумать завтра.

Пальцы Ромы сжимали мою руку до самого дома и разомкнулись, лишь когда мы вошли во двор. Он посмотрел на меня и заправил выбившийся локон за ухо, касаясь подушечками пальцев моей щеки.

– Какие планы на сегодня? – спросил Рома.

– Планы? Я хотела сходить в поселение пока светло, чтобы убедиться, что Стёпа в порядке…

Мне показалось, что во взгляде Ромы появилось нечто, напоминающее ревность. Ощущение того, что он может ревновать меня, всколыхнуло внутри неизвестные чувства. Казалось, что мне нравится это, но разве такое может быть? Меня бесило собственническое поведение Стёпки, а сейчас всё воспринималось как-то иначе.

– А я уже вернулся! – услышала я голос отца и резко отошла от Ромы. – Племянничек, давай-ка ты поможешь мне расчистить в сарае завал… Тай, ты Стёпку проведать пойдёшь?

Я принялась кивать. Чтобы скрыть смущение, охватившее меня, я забежала в дом за своей шалью, а затем поспешила в поселение. Сердце бешено колотилось в груди, словно хотело вырваться из неё. Мне нравился Рома, но отец явно не одобрял мой выбор, подталкивая меня к Стёпке.

Как добралась до поселения, я и не помнила толком, но сразу же зашла к Анне. Она мечтательно улыбалась и напевала что-то себе под нос. Я не стала рушить её эйфорию и потихонечку вышла, оставляя дверь чуть-чуть приоткрытой, чтобы случайно не хлопнуть и не испугать. Ясно было, что их отношения с отцом всё-таки сдвинулись с мёртвой точки. Видимо, он решил прислушаться к моему совету.

Запах свежеспиленного дерева начал витать в носовых пазухах. Я обожала его. Втянула поглубже, вспомнила поцелуй Ромы и готова была растечься как желе от умиления. Какой же он волшебный был…

Я посмотрела на работников, обрабатывающих дерево, и улыбнулась, а они ответили мне взаимными улыбками. Дерево отец обрабатывал только больное. Он был против вырубки леса, поэтому его бригада находила больные деревья, спиливала их, а на их месте высаживала новые. Это было очень удобно, приносило неплохие деньги и не вредило природе.

– Глазки им строишь? – услышала я голос Стёпки и посмотрела на него.

– А тебя уже выпустили? Я думала, что ты ещё в лечебнице лежишь… – ответила я и отвела взгляд в сторону.

Мне было стыдно перед ним. Я целовалась с Ромой и теперь не знала, как правильно вести себя со Стёпой.

– Да что мне сделается? На мне всё как на собаке заживает, – засмеялся Стёпа, а затем приподнял мой подбородок, заставляя посмотреть в его глаза. Совсем так же сделал Рома, касаясь моих губ своими, но ощущения у меня были иные, я трепетала от его прикосновений. – Я пошутил про рабочих… Ты чего так смущаешься? – спросил Стёпа, ещё сильнее заставляя меня залиться краской.

А ведь раньше такие прикосновения были для нас обоих нормальным явлением…

Глава 24. Рома

Дядя Вася завалил меня работой, после которой я даже ужинать не захотел – выпил стакан компота, сваренного Тайгиней из свежих ягод, и завалился спать. Даже скамейка не казалась такой уж твёрдой, какой была изначально. Я заснул почти сразу и спал, как суслик… или сурок? Не ко всем местным выражениям привык, но спал я хорошо, пока меня не разбудило шарканье ног Снежного человека, ворвавшееся в чудесный сон.

– Могли бы на носочках пройтись, – проворчал я, пытаясь повернуться на другой бок.

– Я тебе сейчас пройду на носочках! – принялся грозить мужчина. – Времени уже столько, а ты всё дрыхнешь! Завтрак проспал! Я уже и скотину накормил! Давай-ка, подъём и дрова колоть.

– А кофе не будет? – постарался оттянуть время, чтобы ещё немного подремать я.

– Может, тебе ещё и сливочек?

– Можно и сливочек…

Я понял, что если продолжу припираться, могу огрести по полной, поэтому заставил себя подняться. Лениво встав на ноги, я вышел на улицу. Умылся из бочки, за что чуть не получил затрещину.

– В таз налить нельзя? Мы из этих бочек скотину поим, а он лицо моет! – возмутился дядя Вася.

– Да ладно вы ругаться! Я только зачерпнул воды, – нахмурился я.

Но едва на крыльце появилась Тайгиня, я тут же изменился в лице, словно проснулся в эту секунду окончательно и начал ясно осознавать всё. Улыбка расползлась на губах, и выглядел я, наверное, как болванчик, потому что лёгкую затрещину всё-таки получил.

Давно, наверное, руки у Снежного человека чесались…

– Топор в руки и начинай дрова колоть, – кивнул мужчина.

Ладить с топором я более-менее научился. Я приблизился к куче и начал потихонечку колоть чурки. Действовал осторожно, чтобы не отрубить себе руку или какую-то другую часть тела.

Как долго я работал, понятия не имею, но пот уже в три ручья стекал, а губы так сильно пересохли, что я думал умру от жажды, но услышал божественный голос, ласкающий слух, расколол последнюю чурку и посмотрел на Тайгиню. Она стояла рядом и улыбалась, протягивая мне стакан с водой.

– Ты как себя чувствуешь? – спросила она.

Я взял стакан из её рук и прильнул к его краю губами, залпом осушив. Живительная влага наполнила каждую клеточку тела силой.

Когда возвращал уже пустой стакан Тайгине, мы случайно коснулись друг друга пальцами, и меня словно разрядом в двести двадцать прошибло. Мы столкнулись взглядами и стали смотреть друг другу в глаза. Тело начало знобить в эту секунду. Неужели влюбился? Я скользнул одной рукой по её запястью, потянув девушку на себя, и мы бы поцеловались, если бы Снежный человек не распахнул дверь, и нам не пришлось резко отстраниться друг от друга. Я задумался – позволил бы дядя встречаться мне с его дочерью? И если да, то я должен просить у него разрешения на отношения?

– Нам надо пойти встретить вертолёт. Вот-вот прилетит. Следует всё проверить и расписаться в документах, – сказал дядя Вася и покашлял, прочищая горло. – Рома, ты не передумал оставаться? Вертолёт следующий только через месяц будет… Ты мог бы собрать свои немногочисленные пожитки и…

– Нет, – твёрдо ответил я и посмотрел на Тайгиню.

На её лице стало медленно расползаться расслабление. Она словно опасалась, что я всё-таки решу улететь. А я хотел остаться с ней и попробовать дать шанс нашим отношениям. Я действительно надеялся, что из этого может получиться что-то настоящее.

* * *

К поселению мы шли молча. Я изо всех сил старался не пересекаться с ней взглядами, потому что она жутко краснела, а рядом с нами шёл её отец. Не хотелось, чтобы Снежный человек просёк всё ещё до того, как мы сами определимся, что и как делать дальше.

В поселении к нам присоединился Женишок. Он улыбнулся и обнял Тайгиню, я негромко прошипел себе под нос ругательство, потому что в это мгновение готов был шею свернуть этому парнишке, распускающему свои руки.

– Уверен, что хочешь остаться? Целый месяц ведь работал, – спросила Тайгиня у Женишка, заставляя меня злиться, что со мной она заговорить на отдалённую тему и не пыталась, а с ним быстро нашла о чём.

– Уверен. Ты меня выгнать хочешь или что? – принялся откровенно флиртовать он.

Тайгиня пробурчала что-то вроде: – Ну конечно же нет!

Руки сжались в кулаки, но я постарался прогнать эту треклятую ревность. Какое право я имел ревновать её? Она мне ничего не обещала… А Женишок вроде как просто друг… ведь замутить они могли и раньше, если бы хотели. Он-то, конечно, хочет, вот только её первый поцелуй достался всё– таки мне, а не ему.

Из мыслей вырвал противный голос Женишка:

– А ты, Мажорчик, взял телефон? Тут связь ловит. Домой можешь позвонить и хелп вызвать! – он решил подколоть меня, наверное, не имея понятия, что мне уже предложили вернуться, а я отказался. Я сделал вид, что не услышал его, потому что ругаться сегодня не хотелось.

Пока шла разгрузка, я ощущал себя чужим. Рабочие брали коробки и несли в поселение, а я стоял в сторонке и наблюдал за ними.

Как только взгляд касался Тайгани, меня пробирало всего до мурашек. Я злился, что она смеялась над шутками этого то ли рыжего, то ли блондина. Мне хотелось, чтобы она только над моими шутками так же смеялась.

– Ну наконец-то дизель! – восхищённо принесла Тайгиня. – Я твой портрет теперь быстро завершу,

– бросила она Женишку, а у меня сердце сжалось, что не мой портрет.

– Тай, вы бы шли с Ромкой домой… Мы всё тут примем, и я тоже вернусь. Заодно и дизель отправим. Надо кашу для кабанов сварить…

Женишок подорвался с нами, но наши взгляды с дядей пересеклись в эту секунду, и он остановил парня голосом:

– Стёп, давай ты потом со мной пойдёшь, мне тут помощь нужна кое-какая будет.

Во взгляде парнишки появилось огорчение, а я возликовал. Так-то!

– Пошли? – позвал я Тайгиню, и она мило краснея кивнула мне в ответ.

Как только мы прошли поселение, я больше не смог терпеть и взял Тайгиню за руку. Она словно ждала этого: сжала своими пальчиками в ответ и улыбнулась. Посмотрев назад и убедившись, что за нами никто не следует, я остановился и притянул её к себе. Прильнув к её губам, я снова ощутил те эмоции, которые долго не отпускали после первого поцелуя. С ней всё было, как в первый раз. Я притянул её к себе за талию, ощущая, как она льнёт к моему телу, а её руки скользят по моей спине. Мог бы целовать и целовать её, пока губы нафиг не начнут гудеть, но… Нельзя было долго вот так стоять, поэтому я вынудил себя остановиться, однако из объятий выпускать её не спешил. Уткнулся в её волосы носом, вдыхая еловый аромат, исходивший от девушки. Она была как сама тайга. Маленькая красивая Тайгиня. В эту секунду моя…

– Для тебя это значит что-нибудь? – спросила девушка, ударив словно обухом по голове.

Я и сам задумывался об этом много раз. Со мной происходило что-то, но я не готов был утверждать, что именно это и есть любовь. Я облизнул губы, которые в мгновение пересохли, и расслабил руки. Тайгиня отстранилась, чуть отталкивая меня ладонью, и посмотрела в глаза.

– Конечно, иначе я не стал бы этого делать. Ты мне очень нравишься.

Рано было признаваться в любви, потому что Тайгиня не очередная девочка из клуба, которой достаточно будет услышать эти слова, чтобы оказаться в моей постели на один раз. Я даже не знал, есть ли ей восемнадцать, потому что никогда не умел определять возраст по внешности.

– А я тебе? – напористо спросил я, вглядываясь в мгновение округлившиеся от удивления глазки.

– Да, – ответила девушка. – Очень.

– Готова ли ты полететь со мной в город, когда срок моего наказания закончится? – задал ещё один вопрос, опасаясь, что услышу вполне ожидаемый ответ.

Тайгиня в мгновение побледнела. В её взгляде мелькнул страх, словно я заставлял сделать сложнейший выбор. Сложилось такое впечатление, словно я вынуждал её сделать выбор между жизнью и смертью. А может, так оно и было, ведь тайга для неё – жизнь?

– Рома, тайга – моя жизнь. Я пропаду без воли, – ответила она дрожащим голосом, а я лишь кивнул в ответ.

Я уже догадался, ещё до того, как она всё сказала. И от этого стало горько. Мне придётся сделать непростой выбор… Я не дядя Вася и в тайге жить вряд ли смогу, но захочу ли покидать её без девушки, которая заставляла меня жить, я тоже не знал.

Глава 25. Тайгиня

Спустя неделю

Наши отношения с Ромой напоминали нечто запретное, опасное, скользящее на острие ножа. Мы с ним вроде бы стали парой, но скрывали это ото всех. Я чувствовала себя обманщицей, но и отказаться от того, что было между нами не могла… Боялась, что жизнь без него не смогу… Перед Стёпкой было крайне неловко, и мне даже казалось, что он всё понял без слов… А отец… Я пока не могла сказать ему, что его дочь повзрослела и решила встречаться с парнем. У нас с Ромой всё было слишком неопределённым.

Рома стяги л футболку, бросая её на свою любимую куртку, которая уже лежала на траве. Следом он снял джинсы, и меня бросило в жар от смущения. Он был в одних трусах, и внизу живота появилась приятная истома. Парень не оборачивался, но я чувствовала, что он дразнится, хочет вынудить меня пойти следом за ним. Он зашёл по пояс в озеро и только тогда повернулся ко мне.

– Юху-у-у! Тут офигительно! Вода такая тёплая! – принялся восторгаться он, широко улыбаясь. – Иди сюда, – хитрым голосом позвал он меня, чуть щурясь.

– Нет… Я не хочу сегодня купаться, – пожала плечами я, отводя взгляд в сторону.

На самом деле я с удовольствием пошла бы, но я стеснялась. Купальника у меня не было, а нижнее бельё казалось слишком простым, и… Мне было не по себе оставаться в одном белье наедине с Ромой.

– Если не пойдёшь, я выйду и окуну тебя… Прямо в одежде! – нахмурился Рома и игриво плюхнул немного воды в мою сторону, но даже брызги не задели меня. – Давай! Тая! Пошли-и-и!

По лесу прошёлся раскат грома, заставляющий вздрогнуть. Я перепугалась, Рома тоже. Он поспешил на берег. Тучи сгустились на небе очень быстро, и вдалеке угрожающе сверкнула молния.

Рома вышел и стал быстренько одеваться, когда начал капать дождь. Ничего не предвещало такую погоду. Я чуть нахмурилась, вставая на ноги. Хотелось посидеть тут с ним, я готовилась к разговору… Хотела спросить, как долго мы будем скрывать ото всех, что хотим встречаться, но не успела. Дождь начал лить сильнее, и Рома накинул мне на плечи свою куртку.

– А ты? – спросила я.

– А я не заболею! Ты за меня не волнуйся! Один фиг я мокрый уже! – начал строжиться он.

Мы поспешили к дому. Дождь стал лить, как из ведра. Я поскользнулась на глинястой тропинке и начала падать, но Рома поймал меня, ухватив за талию. Наши взгляды пересеклись, и я первой не смогла удержаться: резко сократила расстояние, разделявшее нас, и коснулась его губ своими, утопая в этом поцелуе. Его руки властно прижимали меня к себе, скользнув под куртку. Поцелуй в этот раз получился страстным, от которого рассудок мгновенно покинул, и хотелось повысить градус. Дождь бил по лицу, мокрые пряди волосы прилипали к щекам, а я согревалась его поцелуем, чуть постанывая в губы парня.

– Нет! Так дело не пойдёт! – издав низкое рычание, сказал Рома, отстраняясь от меня. – Я не хочу’, чтобы ты заболела из-за меня. Пошли домой… А не то я потеряю остатки контроля и…

А я их уже потеряла…

Только не стала говорить ему… Не тот момент…

Дождь оказался сильным, но коротким, потому что едва мы дошли до дома, он прекратился, а на небе ярко засветило солнышко. Сложилось впечатление, словно тайга пыталась разлучить нас с Ромой, не дать поговорить друг с другом. Я хотела сказать ему, что влюбилась… Но сама природа запретила мне делать это. Так странно.

– Вот так вот… Это всё твоя вредность виновата, залезла бы в озеро, и не было бы дождя! – пошутил Рома.

Мы начали смеяться и зашли в дом. Я застыла на месте, глядя на мужчину в деловом костюме, сидящего за столом. Мужчину, так сильно похожего на отца…

– Тая, у нас гость, – сказал отец. – Это мой брат и отец Ромы.

– Здравствуйте! – выдавила я, ощущая, как отмирает каждая клеточка души.

У меня возникло плохое предчувствие. Казалось, что это самый настоящий конец нашим отношениям с Ромой. Я облизнула губы, выдерживая внимательный взгляд, которым мужчина изучал меня, будто бы я была товаром, выставленным на торги.

Сняв с плеч куртку Ромы, я протянула ему, и обратила внимание на то, что он напряжен не меньше моего.

Комната могла бы, наверное, взорваться от неопределённости, заполнившей её. Сердце сильно-сильно стало биться в груди, а глаза начало пощипывать от слёз.

Глава 26. Рома

Я пребывал в лёгком шоке от визита отца. Принялся хлопать глазами, глядя на него и не понимая, как действовать дальше. Почему он явился? Месяц ещё не прошёл ведь… И я не решил пока, что мне делать с Тайгиней, у нас только-только стало что-то проясняться, и я хотел поговорить с ней, чтобы попробовала посетить вместе со мной город. Вдруг ей понравилось бы там?

– Ром, можно тебя на улицу? – спросил отец.

– Можно, – пожал я плечами, бросил на Тайгиню взгляд, и вышел.

В эту секунду мне показалось, что я вижу её последний раз. Сердце перевернулось в груди. Когда отец вышел, наши взгляды с ним пересеклись.

– Ты с ней спал? – задал он вопрос со строгим выражением на лице.

– С ней?

– С Тайгиней… У вас было что-то? Не надо делать вид, что вы друзья, я видел, как вы светились, и как она протянула тебе куртку.

Куртку, влажную после дождя, я всё ещё держал в руках. Я облизнул губы и отрицательно помотал головой. Отец спрашивал явно не о поцелуях, которых и было мало, но каждый отпечатался на сердце, как нечто самое лучшее в моей жизни.

– Это хорошо. Мы улетаем. Собирай пожитки.

– Я никуда не получу, – ответил я.

Странно… Я мечтал выбраться отсюда и искал любую соломинку, а теперь мне предлагали вернуться домой, а я отказывалась. И не кто-то предлагал, сам отец прилетел за мной, а это дорого стоит.

– Я не спрашивал, полетишь ты или нет. Ты полетишь!

– Я хочу остаться, – повторил я свои слова.

– Надолго тебя хватит? Ты не предназначен для этой жизни. Дурь вся из башки вышла, теперь и домой пора. Будешь помогать мне с бизнесом. Найдёшь нормальную жену, которая будет подходить тебе по статусу!

– Я не…

– Что ты не? Что тебя ждёт в тайге? Ты думал об этом? Что будет с ней, если вы зайдете дальше?

Я понятия не имел, что можно ответить ему. Я думал об этом. Думал, что скучаю по цивилизации, что хочу поваляться на кровати и посмотреть фильмы, поиграть во что-нибудь на компе, принять ванную… Я хотел прогуляться по парку и покататься на аттракционах. Но я хотел всего этого вместе с ней. Больше и представить себя не мог без неё… Без Тайгини. Я не успел принять решение, не знал, как буду действовать дальше… И приезд отца подкосил меня: мысли теперь перемешались в сплошную кашу.

– То-то и оно! Ты ей хуже сделаешь, если через месяц взвоешь и решишь вернуться. Если у вас уже будет то, чего не было! Ро-ма-а! Надо ехать домой. Там денёк-два и ты её забудешь, а она тебя… Она лесная дикарка, а ты другой. Тебе пора домой. Если бы я только мог подумать, что ты и она… Не стал бы отправлять тебя сюда.

Я слушал слова отца и не знал, что ему сказать. Ругаться и спорить, что она не дикарка, я не хотел. Да. Она не сможет в городе. Тайгиня сама отказывалась ехать со мной, говоря, что её жизнь тут. Мы с ней слишком разные, но в то же время притягиваемся друг к другу.

– Лучший выход в твоей ситуации – улететь и оставить девушку, если она тебе действительно дорога. Сходим к матери на кладбище, давно ведь не были там, и начнём всё с нуля.

Сил спорить не было, потому что аргументы отца казались реальными. Сейчас нас с Тайгиней тянуло друг к другу, но я не был уверен в себе, не мог сказать, что люблю её. Это могла оказаться простая симпатия… Просто желание отвлечься. Возможно, я просто нашёл в ней развлечение, которое скоро надоело бы… Слишком много этого «просто» было в наших отношениях, вспыхнувших, как там молния на небе.

– Я согласен! – ответил я. – Только не хочу ей говорить и прощаться.

– Понял. Пообедаем и полетим. Вася сказал, что с дочкой своей разберётся сам. Мы уже всё обсудили.

Я кивнул. Мы с отцом зашли в дом, где уже было накрыто на стол. Тая посмотрела на меня и искренно улыбнулась, а у меня в грудине сдавило всё. Я выдавил из себя фальшивую улыбку, на мгновение ощутив себя скотом.

После обеда Тайгиня сказала, что неважно себя чувствует и полежит немного, а мы втроём вышли на улицу. Беспокойство за неё не отпускало, и я уже хотел вернуться, чтобы спросить, что с ней, но дядя Вася остановил.

– Это трава, которая расслабила её. Тая поспит часик, этого вам хватит, чтобы добраться до вертолётной площадки и улететь, – кивнул он.

Ком подступил к горлу. Я просто тварь, бросившая щеночку косточку, чтобы не побежал следом. Глаза начало пощипывать, но я тут же отвёл взгляд в сторону.

– Дядь Вась, спасибо вам за приют и за всё спасибо! – сказал я.

Он лишь кивнул, ничего не ответив мне.

До вертолётной площадки мы с отцом шли молча. Я несколько раз порывался вернуться, но останавливал себя, потому что всё это время в мыслях всплывал вопрос отца: «Что будет с ней, если вы зайдете дальше?».

Когда мы проходили поселение, ко мне подлетел Стёпка и двинул в скулу так, что там даже что-то хрустнуло. Вроде бы челюсть не свернул, но ощущений оказались не из приятных. Впрочем, я этого заслужил…

– Тварь! Какая же ты тварь, Мажорчик! Ты же её сейчас без ножа убиваешь! – закричал он, но какой-то мужик оттащил его от меня, стараясь успокоить.

Я выключил все чувства, сплюнул кровь под ноги Женишка и цинично процедил: – А мне какое дело?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю