290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Тайгиня (СИ) » Текст книги (страница 6)
Тайгиня (СИ)
  • Текст добавлен: 24 ноября 2019, 23:00

Текст книги "Тайгиня (СИ)"


Автор книги: Настя Ильина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 9 страниц)

Глава 15. Тайгиня

Запах дыма разбудил нас с отцом, ведь даже малейшее его дуновение можно легко почувствовать в тайге. Сначала я посчитала, что это наш «гость» решил зажечь дымовую шашку или костёр и перепугалась, но когда мы выскочили на улицу и заметили огромные клубы дыма в стороне базы, ноги подкосились.

Ромы нигде не было, поэтому я подумала, что именно он устроил пожар, чтобы как можно быстрее вернуться домой, не станут ведь его держать тут, зная, что загубит тайгу. Голова словно налилась свинцом в ту секунду. Как же я хотела настучать ему по мозгам, живьём закопать в пепелище, которое он устроил, но мы добежали до места возгорания, и я пожалела о том, что позволила себе так плохо о нём думать. Телега с флягами, наполненными водой, стояла брошенная на тропинке, а Рома тащил Стёпку за ноги.

Не зря меня охватило плохое предчувствие, когда Стёпа ушёл на базу в расстроенных чувствах и с керосинкой. Я смотрела на них, и не могла сдвинуться с места: ноги словно приросли к земле. Кровь бурлила в венах, переливаясь в них.

– Стёпа! – кричала я. – Рома!

Я видела, что Роме тяжело даётся каждый шаг. Глупый! Какой же он глупый! Что же он натворил? Зачем кинулся в такие клубы дыма без платка?! С другой стороны, я понимала, что его поступок можно легко назвать подвигом. Как раз такие поступки и совершают рыцари в женских романах. Мы слишком плохо о нём думали: считали Рому мажором, который ничего не понимает и не умеет, а у него оказалось огромное сердце.

Рома плюхнулся на землю, оттащив Стёпу на приличное расстояние от дыма, и я бросилась к лежащему без сознания парню.

– Стёпка! Стёпа! Живой?!

Пульс прощупывался, но слабый. Успели. Оставалось надеяться, что удастся сделать всё, чтобы спасти его от отравления угарным газом.

Хорошо ещё, что отец недавно купил вторую пожарную машину: пожар потушили быстро. Работники говорили, что одной будет достаточно, но он настоял, ведь пожар в тайге может уничтожить значительную часть леса и привести к непредвиденным последствиям.

– Дурак! Какой же ты дурак! – шептала я, набрав в ладони воду из фляги и брызгая на лицо Стёпки. Отец в это время ругался с рабочими, ведь сторож должен был среагировать куда раньше, а он похоже заснул на посту.

Я услышала, что Стёпка постанывает, и облегчённо выдохнула – жить будет точно. А дальше разберёмся. Я не верила, что он мог сделать это специально, он любил тайгу. Скорее всего, поскользнулся и упал, а огонь, попавший на сухую листву и затронувший торф, легко мог разрастись в пожирающее пламя. Стёпке повезло! Крупно повезло!

Я обернулась в сторону Ромы и хотела сказать ему, какой он герой, но он тоже потерял сознание. Всё– таки дыма хапнул он лёгкими знатно…

– Вася! Я так испугалась! – услышала я женский голос и обратила внимание на Анну, повисшую на шею отца, а он развёл руки в разные стороны, показывая, что не знает, как реагировать.

Вот только помогать им строить личну ю жизнь я пока не могла: не те обстоятельства. Я переползла по траве к Ромке и положила руку ему на шею. Пульс был, но дышал он тяжело, и меня охватила паника.

Раньше пожар в тайге был всего один раз из-за ударившей в сухое дерево молнии, а сейчас… Господи! Это всё из-за меня!

Взгляд застыл на лице Ромы, перепачканном сажей: его губы пересохли и потрескались. Я скользнула глазами по его телу и остановился на руках, ободранных до крови.

– Спасибо! – прошептала я. – У тебя большое сердце!

Дальше всё происходило суматошно и быстро. Доктор с базы осмотрел Стёпу и дал понюхать нашатырный спирт, но в сознание он так и не пришёл, поэтому мужчины понесли его на базу, погрузив на носилки.

– Всё с ним будет хорошо! – сказал доктор. – Ваш герой вовремя успел, ещё бы пара минут, и Стёпка мог на тот свет отправиться. А наши парни-то не знали даже, что тут люди есть, думали, что опять молния, будь она неладна!

Я всхлипнула. Хорошо, что всё обошлось, а Роме я теперь должна была, и даже подумала, что он заслужил возвращение домой. Можно было бы открыть ему секрет, что в районе посадки вертолёта мобильник может поймать связь: рабочие ходят туда, чтобы связаться со своими семьями. Ну, а вдруг у него девушка в городе осталась, которая волнуется и скучает?! Всякое ведь могло быть. Подумала о девушке, и в груди на секунду кольнуло, но это ощущение исчезло так же быстро, как появилось.

В отличие от Стёпки, Рома пришёл в себя практически после первого вдоха нашатырного спирта. Он потёр глаза, размазывая копоть, что была на руках, по лицу, и присел.

– Где Женишок? – спросил он взволнованным голосом.

– Кто? – хихикнул доктор.

– Женишок! Ну! Погорелец! Тьфу! Степан, в общем! – начал кашлять Рома.

– Сколько теперь у нашего Стёпыча прозвищ… – развёл руками доктор. – Он не такой огурчик, как ты, но жить будет! Спасибо тебе, настоящий мужик!

Доктор похлопал Рому по плечу, поднялся на ноги, свернул аптечку и подошёл к отцу, а мы с Ромой остались наедине.

– Спасибо большое! Благодаря тебе Стёпа выжил. Доктор сказал, что ещё пара минул и…

– Только к лику святых меня не причисляй, ладно? За моей спиной столько косяков, что спасение одного утопающего не избавит меня от кары смертной, – улыбнулся Рома.

– Всё равно спасибо! – кивнула я ещё раз. – Это было ужасно глупо и безрассудно – сорваться на пожар одному – но героически. Прости, что раньше была о тебе плохого мнения.

Рома поднялся на ноги и отряхнулся. Он немного покачивался. Солнце уже начало всходить, и блики его лучей отразились во взгляде парня.

– А с этого места поподробнее, пожалуйста, – игриво вскинул Рома бровь.

– Я считала тебя глупым разбалованным хулиганом, который привык тратить отцовские деньги и менять девушек, используя их как расходный материал, – начала я.

– Допустим, что так и есть… Что изменилось сейчас? Думаешь, что я спас Женишка и теперь не стану тратить деньги своего отца или вдруг резко решу стать примерным мальчиком и не менять девочек?

– продолжил он.

Я посмотрела на папу: он разбирался с рабочими и говорил об источнике пожара, чтобы не отвлекать его от разговоров, я лишь кивнула головой в сторону дома и двумя пальцами показала, что мы пошли. Получив одобрительный кивок в ответ, я направилась по дорожке к дому.

– Просто я поняла, что у тебя большое сердце. Ты на многое способен, если захочешь, – улыбнулась я.

– А ты думала, что раньше я бы бросила человека в беде? Да я пьяный вдрызг не смог бы сидеть спокойно, если бы знал, что где-то там умирает человек. Хотя… Знаешь, может быть, и смог бы… Вообще, не следовало спасать этого зазнайку ревнивого, видит Бог, что он мне спасибо даже не скажет.

Я игриво стукнула Рому по плечу кулаком, и он начал потирать место ушиба, а я почувствовала неловкость этого момента, ведь раньше я только со Стёпкой могла позволить себе что-то подобное.

– Прости, – прошептала я.

– За что? Можешь ещё раз тюкнуть, мне было приятно… – пожал плечами Рома.

– Нет, повторять точно не буду, – смущённо ответила я ему.

– Жаль.

Рома сделал несколько быстрых шагов вперёд, а затем остановился передо мной, перекрывая дорогу.

Сердце зашлось в груди, ускоряясь и с силой ударяясь о рёбра. В горле пересохло и мне захотелось пить.

– Я подумала… Если ты так хочешь вернуться домой, я уговорю отца отпустить тебя. Через два дня прилетит вертолёт… – начала я, только бы отвлечься от мыслей, которые копошились в голове, и от мурашек, табуном бегающих под кожей.

– Уже не хочу… – шёпот Ромы пробрался в сознание, переворачивая его.

– Почему? – нахмурилась я.

– Знаешь, меня никто не благодарил и не хвалил раньше… Считай, что мне понравилось, поэтому я не хочу возвращаться домой раньше окончания месячного срока. Вот только пообещай, что станешь моим проводником и познакомишь с тайгой?

Мне стало волнительно и немного не по себе от этого предложения, но я кивнула. Желание Ромы остаться застало врасплох, но какое-то радостное чувство поселилось в груди.

Глава 16. Рома

Мне не хотелось портить столь приятный момент. Во-первых, я пока ещё не определился чего именно хочу – свалить отсюда или всё-таки остаться, а во-вторых, за Женишком теперь числился должок, спасение, конечно, ни к чему не обязывало его, но мы заключили сделку…

А ещё мне стало приятно до чёртиков: меня действительно никто раньше вот так не хвалил и не благодарил, и плевать, что я шёл пропахший дымом и перепачканный сажей, хоть перед сном хорошо помылся.

– Вода в бане ещё тёплая, тебе следовало бы привести себя в порядок, – кивнула головой Тайгиня, словно прочла мои мысли.

– Ну вот! Началось! Такой момент испортила! – наигранно фыркнул я и ухмыльнулся. – Значит, я тебе уже не нравлюсь вот таким чумазым героем?!

Тайгиня опустила взгляд, а её щёки мазнуло лёгким румянцем. Мне нравилось эта её простота и непохожесть на других.

– Умытым героем быть куда привлекательнее! – ответила она и взбежала по крыльцу, скрывшись в сенках.

Я остался стоять на улице, словно прилип к смоле таёжной. Какое-то время даже не думал ни о чём, а потом вошёл, взял своё полотенце и поспешил в баню. Из окна уже поступало достаточно света через тюль, которым завешано окно, поэтому смысла тащиться за керосинкой не было. Вода была ещё даже горячеватая, поэтому я смог как следует помыться и уже скоро пах душистым мылом, а не дымом. Хорошо, что он не успел въесться в кожу, а вот Женишок ещё долго будет пахнуть копчёностями…

Когда я вышел из бани, дядя Вася уже вернулся. Он сидел на крыльце и пил чай. Я вытер волосы полотенцем и повесил его на бельевую верёвку, протянутую между столбов рядом с любимым сарайчиком Тайгини. Я приблизился к Снежному Человеку и посмотрел на него.

– Ты молодец! Дурак, но молодец! – сказал он.

– У вас тут в тайге принято обзываться? – спросил я, шутя, и негромко хмыкнул, вспоминая, как меня нахваливала Тайгиня.

Приятно всё-таки было слышать такие слова от утиной девушки, а не от размалёванной куклы, которую достаточно просто угостить коктейлем в клубе, и она наговорит тебе всё, что пожелаешь…

– А кто тебя обзывает? Я говорю факты. Если бы не было пожарной машины, ты мог сам там остаться… Надо было разбудить меня сразу.

– А я не думал тогда, что делал… Просто действовал и всё, – пожал я плечами.

Я на самом деле ни черта не думал в ту секунду. Только потом уже понял, что могло произойти. А ещё сто раз обдумал – надо мне было спасать задницу этого задиры или нет. Первой мыслью было, что я свой билет на волю из огня вытаскиваю, ведь мы же с Женишком договорились, сделку заключили как-никак… А потом я понял, что и без сделки не смог бы позволить человеку умереть.

– Пожар у нас был один раз: в дерево сухое молния ударила… – начал дядя Вася.

– Я знал, что Женишок убежал на базу с керосинкой… Да и грозы не наблюдал. В следующий раз я буду умнее и постараюсь разбудить вас, – сказал я и только потом понял, что всерьёз начал задумываться о том, чтобы остаться здесь.

Вот только надо оно мне было?

Я же мог прикипеть к своему дядьке душой и влюбиться в девчонку… От последней мысли стало дурно. О влюблённости я никогда раньше не задумывался, а туг третий день пошёл, как я тут, и уже такое в голову приходит… Дайте мне пенделя, чтобы вернулся домой и забил на весь этот героизм!

– Знал или не знал, а поступил, как настоящий мужик… – кивнул головой дядя Вася. – Я тебя сильнее зауважал! Уверен был, что ты хороший парень, а теперь ещё одну сильную черту твоего характера увидел! Не оставишь в беде, на тебя положиться можно…

Мне даже немного стыдно стало, ведь они меня так расхваливали и понятия не имели, что я уже обо всём договорился с Женишком, что планировал сбежать отсюда нафиг и почти сумел сделать это. Да какой я к чёрту герой? Так… Жалкое подобие…

Я опустил голову и больше ничего не стал говорить. Совесть – чувство не самое у дачное, иногда просыпается чертовски не вовремя.

– Ты иди, чаю попей. Надо будет сейчас кашу варить и скотину кормить, – кивнул дядя Вася в сторону стайки.

Кажется, я правильно запомнил название этого строения, где у них обитали животные. Много их там не было, но все ухоженные и упитанные. Я вдруг вспомнил о мечте мамы завести лошадей в пригородном доме, и сердце заныло. Я даже как-то хотел воплотить её мечту в реальность, но потом свернул не на ту тропинку… А ведь всегда был шанс всё исправить.

– А вот и правда! Пойду чайку попью! А то в горле всё пересохло! Спасибо за наводку! – отсалютовал я и направился в дом.

Тайгиня уже успела причесаться и заплела волосы в косу. Я залюбовался ею, пока она наливала чай, и даже подумал, что она мне нравится. Только до меня быстро дошло, что это, скорее всего, дурман, навеянный уймой впечатлений, которые нахлынули на меня за эти дни.

– Тебе пирог согреть на печи? – спросила она, ставя передо мной кружку чая, от которого приятно пахло мёдом и лимоном.

– Мёд?! А если у меня аллергия на него?!

Тайгиня широко распахнула глаза: перепугалась бедненькая… Я заметил, что мне нравится вгонять её в такие ситуации, когда она пугается и смущается. Она потянулась за чашкой, чтобы забрать, но я перехватил её руку, сжав пальцы вокруг хрупкого запястья, и посмотрел прямо в глаза.

– Почему не сказала, что дядя Вася тебе неродной? – спросил я у неё.

– Роднее него у меня никого нет… И что бы это изменило? – спросила она, стараясь вытащить руку, но я держал крепко, продолжая сверлить её взглядом, изучать черты лица, которые теперь выглядели совсем иначе, не так, как в первый день.

– На самом деле это многое бы могло изменить…

Я прикусил язык и отпустил её руку, потому что самому стало жарко от пульсации собственной крови в жилах.

– Чай не убирай… Я пошутил про аллергию.

Она негромко цокнула языком и отошла к печке. Взяла кусок пирога и принесла мне, вот только аппетита не было совершенно. Появился какой-то иной голод, но я даже не пытался понять его истоки.

– У вас тут есть озеро? Мне так хотелось бы искупаться…

Я вспомнил, что последний раз плавал в озере сто лет назад… В бассейнах в сауне частенько, а вот в озере, на природе… Последний раз, когда мама ещё была здоровая. Пока ещё не решил, что мне делать с таёжной жизнью, поэтому захотелось воспользоваться возможностью искупнуться. Если, конечно, их тут не сплошные болота окружают.

– Озеро… – Тайгиня задумалась.

Она присела за стол и обхватила руками чашку со своим чаем, устремив взгляд в окно.

– Ну, то место, откуда мы таскали воду, для купания не подходит, как сказал дядя Вася… Я и подумал, вдруг рядом есть ещё что-то. Ты умеешь плавать?

– Умею! – резко ответила она, а затем сощурилась и посмотрела на меня как-то загадочно. – Есть одно озеро… Пообещай, что не станешь его осквернять?!

– Ну у меня нет привычки гадить в том месте, где кушаюсь, сам ведь и измажусь, – пожал я плечами, взял в руки пирог и откусил кусочек. – Покажешь мне это место?!

– Да, но только завтра… Хорошо? Сегодня я хочу пойти в поселение, чтобы убедиться, что со Стёпой всё в порядке…

– Договорились… Я бы пошёл с тобой, но, боюсь, что дядя Вася подпряжёт меня ухаживать за скотом…

Я ответил ей, а самому немного обидно стало… И это чувство не имело ничего общего с ревностью. Ведь не имело же?!

Глава 17. Тайгиня

Я поспешила по дороге, которую могла бы отыскать даже непроглядной ночью с завязанными глазами, потому что хорошо запомнила её. Сердце стало чаще биться в груди, когда приблизилась к месту пожара. Я заметила влажную глину, и поняла, что Стёпа поскользнулся примерно в этом месте

– там довольно часто скапливалась влага после дождей. Внутри всё сжалось, напоминая мне, что если бы не я – этого всего не случилось бы. Я сама позволила Стёпке рассчитывать на то, чего между нами не было…

В поселении меня встретила Анна. Она обняла меня и погладила по голове.

– Мы все перепугались. Ваш парень из города – герой! Благодаря ему Стёпка жив!

– Я ему передам, впрочем, его вредно много хвалить, ещё загордится, – пожала я плечами. – А как… Договорить я не успела: Анна улыбнулась и вздохнула.

– В себя пришёл… Не помнит, как упал и головой ударился. Только то, что с тобой поругался. Иди к нему, если хочешь… В лазарете он нашем.

Я кивнула, поблагодарила Анну и поспешила в домик, который был здесь подобием лечебницы. Вошла на порог, обратила внимание, что врача нет, и прошла в комнату, где лежали больные. Обычно это место, конечно, пустовало, но иногда случались вот такие неприятные казусы.

Стёпа лежал на кровати и смотрел в одну точку, а когда заметил меня, он сразу же подтянулся, прислоняясь к спинке, и тяжело выдохнул.

– Прости! Я чуть было тайгу не угробил! – сказал он виновато, отводя взгляд в сторону.

– Мы вместе начудили, если бы поговорили раньше и слушали друг друга, всё могло сложиться иначе… – ответила я.

– Мне сказали, что это Мажор меня вытащил из огня, что благодаря нему я не задохнулся… – начал Стёпка. – Но я ему спасибо говорить не стану – зазнается же. Ты должна кое-что знать, Тайгиня… Я ревновал сильно, поэтому обещал проводить его на вертолётную площадку, только бы он отстал от тебя.

Во время нашего разговора Рома об этом договоре не упомянул, и мне стало неприятно… Возможно, он надеялся, что теперь Стёпа точно не откажется отвести его туда. Пытался показаться передо мной хорошеньким, сказав, что хочет остаться в тайге? Неприятное ощущение кольнуло в груди, но быстро улетучилось, потому что о Роме мне хотелось думать в последнюю очередь.

Стёпа всё ещё выглядел неважно: кожные покровы были бледными, а губы потрескавшимися. Покрасневшие белки глаз пугали – нет ли у него сотрясения? Я читала в медицинских справочниках, что это один из признаков.

– Ты как себя чувствуешь? – спросила я, переведя на него взгляд так, что теперь мы смотрели друг на друга – глаза в глаза.

– Да ничего… Тошнота немного осталось, но Пилюлькин сказал, что всё пройдёт уже к вечеру. Мне крайне рекомендовали уехать в город в этот раз, но я всё-таки хочу остаться на вторую вахту. Пойду, позвоню маме завтра, скажу, что ещё отработаю. Учёбу оплатить смогу сразу.

Я кивала. Все эти нюансы с оплатой учёбы я толком и не пыталась понять, мало меня это интересовало, а вот тот факт, что Стёпа останется ещё на месяц, мог серьёзно осложнить нам жизнь. Если только Ромка не решил свалить всё-таки. А я ему озеро пообещала показать… Наивная. Я уже успела даже пожалеть об обещании, а потом подумала о том, что это будет простой жест доброй воли за спасение Стёпы.

– Тай, скажи мне, только честно… Тебе Рома нравится? – вдруг спросил Степан.

– Ммм… – протянула я. – Он хороший человек.

Вообще, я не понимала, как может нравиться или нет человек… Ты либо хорошо к нему относишься, либо плохо… В некоторых случаях можно нейтрально. Всего один раз в поселение приезжал рабочий, который пытался зажать меня в столовой Анны. Вот к нему я относилась плохо, а ко всем остальным хорошо…

Человек ведь не вещь. Почему он должен нравиться или не нравиться?!

– Ты бы хотела встречаться с ним?

Вопрос Стёпки ударил под дых. Вот он сейчас серьёзно? Решил вернуться к тому, с чего начали?

– Нет, – честно ответила я, потому что не хотела бы ни с кем встречаться.

Ну нету у меня миллиона бабочек в животе или табуна мурашек по коже от одной только мысли о каком-то парне. А если верить книгам, то именно эти ощущения и сравнимы с любовью.

– Тогда я спокоен… Прости, что давил на тебя.

– Стёп, пожалуйста, давай не будем ничего усложнять дальше. Ладно?! Я хочу, чтобы мы были друзьями, на большее я не готова.

– Я тоже хочу, чтобы как раньше… Погуляем вечером?

Вопрос оказался слишком неудачным, потому что меня передёрнуло. Я чуть нахмурилась и куснула щёку.

– Тебе отлёживаться нужно… Но! Я помогу Анне приготовить твой любимый рыбный суп! Договорились?

– Умеешь ты уговорить!

Доктор вернулся и сказал, что Стёпе нужно поспать, он дал парню какую-то таблетку, а я быстренько шмыгнула из дома и направилась к столовой. Я могла приготовить вместе с Анной, а потом отнести домой немного еды, чтобы не кухарничать сегодня одной.

Анна пекла булочки, со смородиной… Слюнки тут же собрались во рту. Я подошла к ней и улыбнулась.

– Стёпа попросил суп с рыбой… – пожала я плечами, не упоминая, что сама предложила ему эту еду. Анна любила, когда я ей помогала. Мы здорово проводили время вместе с ней, занимаясь готовкой.

– С рыбой? Значит, с рыбой. Мужики как раз вечером наловили… Почистишь овощи?

– Без проблем…

Я взяла кастрюлю и чистилку и присела на небольшой табурет у печи. Достала из мешка картошку и принялась чистить.

– Тая, скажи, а папа ничего не говорил обо мне?

Я сразу поняла, что Анна напряжена и думает об отце… И о том, что она бросилась к нему в объятия, когда испугалась.

– Нет… Мы не успели с ним поговорить, но я не думаю, что он был сильно удивлён… Ань, вам давно пора переходить на новый уровень отношений. Всем ведь видно, что вы нравитесь друг другу?

– Правда?!

Я кивнула.

– А ты нравишься тому парню, Роме, – сказала она, и я поперхнулась слюной.

Больше мы не стали откровенничать… Не готова я была сейчас о парнях болтать, а Анна до сих пор стыдилась проявления собственных чувств, и я решила, что следует самой поговорить с отцом – сколько он ещё планирует оставаться одиночкой?! Пора ему уже устраивать личную жизнь…

А когда я уже собиралась возвращаться к дому, заметила Рому. Он стоял в центре поселения и оглядывался по сторонам, скрестив руки на груди.

– Вот видишь, пришёл за тобой, волнуется… – принялась подначивать меня Анна.

– Скорее всего, отец отправил, – ответила я и взяла контейнеры с едой. – Ты суп Стёпке отнесёшь сама в лазарет? Боюсь, что пока не готова к ещё одному разговору с ним… Да и Мажор ждёт…

Я произнесла это прозвище, которым Стёпка называл Рому, и поняла, что не нравится мне, как оно звучит. Прям совсем.

– Ну ладно… Сейчас гаврикам налью всем и Стёпке отнесу. Ты иди! Не волнуйся!

Я кивнула, ещё раз поблагодарила её и вышла. Рома заметил меня и улыбнулся, а я вспомнила признание Стёпки об их договоре, и стало неприятно… Вдруг он пришёл сюда для того, чтобы убедиться, не передумал ли Стёпа провожать к вертолётной площадке.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю