290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Тайгиня (СИ) » Текст книги (страница 7)
Тайгиня (СИ)
  • Текст добавлен: 24 ноября 2019, 23:00

Текст книги "Тайгиня (СИ)"


Автор книги: Настя Ильина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 9 страниц)

Глава 18. Рома

– Вот, доделал всё, что просил горячо любимый дядя и решил тебя встретить, а то сожрёт медведь по пути, а я спать спокойно не смогу, – сказал я и широко улыбнулся.

Конечно, это была не вся правда, даже не её часть… Глубоко в душе я волновался за девчонку, хоть и знал, что она в тайге, как рыба в воде. После того что случилось с Женишком я стал слишком пугливым, видимо…

– К Стёпе нельзя, – фыркнула Тайгиня, словно в неё понавтыкали кучу иголок и превратили в самого настоящего ёжика. Ещё несколькими часами ранее она была куда ласковее. – На вот, возьми!

– протянула она мне рюкзак.

Я взял его, но не ожидал, что он окажется таким тяжёлым, из-за чего руку вниз потянуло.

– Что за кирпичи ты туда наложила? – спросил я, перекидывая одну лямку через плечо.

– Наш сегодняшний ужин, – продолжила вести себя так, словно я ей ногу отдавил, Тайгиня.

И пошла вперёд, а меня оставила одупляться.

Блин!

Какого чёрта, вообще?

Что я не так сделал?

Или они тут подумали и решили, что это я поджог устроил, чтобы героем перед всеми показаться?

Со мной так нельзя, детка!

– Стой! Что тут с тобой произошло? Ты из-за того, что к Стёпке нельзя такая злая? Он в порядке, вообще? – пытался выяснить я, что происходит, и почему все шишки вдруг полетели на меня.

– Нет… Меня к нему как раз пустили, а вот тебя не пустят… – ответила она.

Я, может, и мальчик с баблом вместо мозгов в голове, как обо мне думают многие, но я точно понял, почему Тайгиня теперь так себя повела: это Женишок, гад, виноват! Выдал ей тайну нашего договора?! Вот и спасай после этого людям жизни!

– Тая, а ну стой! – схватил я её за руку и заставил развернуться в мою сторону. Наши глаза встретились, и мне стало немного не по себе: на меня никто не смотрел вот так раньше. – Слушай, договор с Женишком был до того, что произошло утром! Ясно? Я тебе правду сказал: я остаться решил. Мне по душе пришлось кормление свиней и коров… А ещё я кайфую от комариных укусов… Это же экзотика, блин! Да за такое надо денег брать! Но если серьёзно, то я хочу остаться и посмотреть, что из этого выйдет. Что за этот месяц выйдет из меня. Понимаешь? Я переду мал. И в поселение я пришёл не ради Женишка! Я с тобой хотел увидеться!

Я выдал всё как на духу, а потом задумался – а надо было говорить вот это всё или нет? Она же всё равно не поверила, продолжала смотреть на меня, словно я её покусал. Вот же настырная девчонка. Впрочем, я ничего такого и не сделал, чтобы она мне верила… Ну подумаешь, вытащил Женишка из полымя… Ерунда. Больше от меня получили тут дерьма, а плохое люди обычно долго вспоминают и нужно душу всю вывернуть наизнанку, чтобы хоть немного отчиститься.

Я обратил внимание, что всё ещё держу Тайгиню за руку и отпустил её, ощутив, как вибрации по телу пошли, словно я заряд во все двести двадцать словил. Спрятал руки в карманы по старой привычке и отвёл взгляд в сторону.

– Ладно… Это твоё дело. У каждого человека должен быть второй шанс. Ром, пошли домой… Еда остынет, а отец голоден… Я и сама ничего не ела. Пообедаем, и я покажу тебе озеро… Моё… – щёки Тайгини мазнул румянец, – тайное место.

Я кивнул и отправился следом за ней. Шёл потихоньку и не мог взять в толк, почему она на меня вот так влиять начала. Вроде бы простая девчонка, такая же, как и многие другие, но что-то было в ней такое, от чего дух захватывало. Искренне она себя вела в отличие от размалёванных дур из клубов… Настоящей была. Совсем как моя мама…

Как только мы вернулись в дом дяди Васи, Тайгиня принялась суетиться и накрывать на стол, а я вышел и сел на крыльцо. Не мог я рядом с ней находиться, чувствовал себя таким дерьмовым…

Комар, будь он неладен, жахнул в шею, я чуть не взвизгнул как девчонка. Махать руками, словно ошалелый, стало привычным делом тут, потому что иначе сожрут, тем более у меня группа крови редкая, где же они ещё такой деликатес-то попробуют…

– Ты как? – спросил дядя Вася, приблизившись ко мне.

– Нормально. А что мне сделается? – задал я встречный вопрос и посмотрел на него, щурясь от солнца, лучики которого слепили глаза.

– Это хорошо, что нормально… Ты молодец, поступил как мужик!

– Вы говорили, – оборвал я, потому что не любил, когда хвалят, хоть это и приятно.

А ещё мне до сих пор было неприятно из-за поведения Тайгини.

– Я подумал… Ты мог бы вернуться домой этим вертолётом…

– Подумать только! Мне нужно было всего лишь совершить подвиг, чтобы домой отпустили! – с иронией выдохнул я. – Видите ли, вы немного опоздали… У нас с Тайгиней уже был такой разговор… И я сказал, что так просто вы от меня не избавитесь! Я не хочу ехать в город сейчас, когда дурь из башки вышла, и котелок начал что-то варить. Понимаете?

Дядя Вася кивнул, и мне показалось, что в его взгляде появилось уважение. Или я просто такой самоуверенный?!

В любом случае мне стало приятно.

И я уже точно решил для себя, что улетать не хочу. Возможно, причина крылась в девушке, которая сводила меня с ума своей прямотой и искренностью. Или я вдруг заделался в благотворители и решил прокормить всю эту комариную ораву, что летает вокруг? Поду мат только, и гад какой-то ужалил в плечо.

Твою ж за ногу!

Глава 19. Тайгиня

Мне вдруг подумалось, что хотела бы полюбоваться закатом на озере. Всё равно готовить сегодня не нужно, а со скотиной управиться Рома поможет, поэтому было немного свободного времени. Когда парень вошёл в дом, я смутилась. Щёки вдруг полыхнули на мгновение от пронзительного взгляда почти чёрных глаз, изучающих меня.

– Твой отец предложил мне свалить… – улыбнулся уголками губ Рома.

Тело напряглось, как струнка гитары. Я расправила плечи и немного вздёрнула подбородок. От моего предложения Рома отказался, а вот слова отца могли убедить его… Однако я не стала спрашивать, что он ответил, какая мне разница вообще.

– Голоден? – осторожно поинтересовалась я.

– Ммм… Ну так… – пожал Рома плечами, подошёл к столу и сел.

Прошло всего несколько дней, а мне показалось, что он изменился. Стал вести себя как-то иначе. Как будто повзрослел. Тайга без сомнений пошла ему на пользу, вот только как долго продержится он, вернувшись в город, оставалось вопросом.

– Тогда садись за стол. Я сейчас позову отца и будем ужинать.

День сегодня вышел так себе. После такого резкого пробуждения и испуга меня не отпускала головная боль. Я вышла на улицу и посмотрела на отца. Несколько локонов выбило ветром на его лицо, и он фыркнул, заправляя их за ухо.

– Надо сходить к Анне, постричься, – чуть смутившись, сказал он.

– Надо, пап… Вам вообще следует поговорить. Ты ей небезразличен. Она же тебе тоже нравится. Возможно, настало время двинуться дальше?

Я с опаской произнесла эти слова, потому что знала, что он болезненно относится к разговорам о своём прошлом и о настоящем, в которое он не хотел впускать новую женщину. Анна хорошая, она бы позаботилась о нём как следует, я была уверена в этом. Да и давно она работала поварихой, ясно ведь, что из-за отца оставалась на дополнительные вахты, лишь изредка выезжая в город. Я спустилась с крыльца и скрестила руки на груди.

– Тая, я не знаю… Я ведь тоже хотел поговорить с тобой о будущем. Не сможешь ты провести в тайге всю жизнь… – Отец присел на крыльцо и потёр виски пальцами. – Образование ты без проблем получишь нужное, да и жильём в городе и всем необходимым я смогу тебя обеспечить. Я задумался о том, что жизнь не вечная. Вот пожар случился… Нежданно-негаданно.

– Пап, я не хочу об этом говорить, – оборвала его я. – Я тебя туг не оставлю! Давай лучше обедать пойдём? Там Ромка голодный.

– Рома… – отец задумался. – Я хотел поговорить о Стёпе… Он тебе нравится? Ты так сильно испугалась за него…

– Пап, Стёпа мой друг! Конечно же, я испугалась за него! – принялась оправдываться я.

– А Рома?

Щёки в мгновение вспыхнули. Рома нравился мне. Он не такой как Стёпа и, наверное, всё дело в том, что мы не друзья… Со Стёпой у нас другие отношения абсолютно, и я понимаю, что просто не смогла бы представить его в роли своего парня. Он мне как родственник, как брат… А Рома… Рома раздолбай… Мажор… Золотой Рубь… Я постаралась вспомнить все слова, которыми его называли, чтобы не думать о том, что он очень симпатичный.

– Рома мне не друг… Он просто парень, который отбывает тут наказание, – нашлась я с ответом и улыбнулась.

Папа покачал головой.

– Я давно хотел рассказать тебе, Тая, но всё откладывал это, лишь вкратце затрагивая трагедию, которая произошла со мной. Так вот… Сейчас тот самый момент, когда я готов раскрыть душу. – Отец тяжело вздохнул и опустил взгляд. – Дочке было всего два… Мы с Анжелой, так звали мою жену, собирались провести в пригородном доме все выходные. Туда и ехали, когда на встречку выскочил пьяный сопляк. Среагировать я просто не успел. Из-за этого ублюдка сразу несколько машин зажали нас. Я помню только свист тормозов, звук сгибающегося металла, битого стекла и крик дочурки. Она умерла сразу. На её изувеченное тело невозможно было смотреть. – Я заметила, как слеза капнула на траву, растущую около крыльца. Папа плакал, вспоминая то, через что ему пришлось пройти. У самой слёзы потекли, и стало невыносимо больно. Сердце так защемило, хоть волком вой. – Анжела умерла в реанимации. А я остался… Как же жаль, что они не забрали меня с собой в тот, другой, мир. Потом тянулись суды. Виновный получил всего лишь пять лет условно и лишение прав, да парочку переломов. А моей семьи не стало. Меня в тот момент не стало. Поэтому я и не люблю город. Если в тайге многое зависит только от тебя, то там… В этом столпотворении жизнь зависит от других людей, которым на неё в принципе наплевать.

Я не стала ничего говорить, потому что слова тут вряд ли помогли бы. Просто подошла и обняла отца.

– Пап, всё хорошо будет. Да? Всё хорошо! – прошептала я. – Всё хорошо! Больше ничего плохого не случится.

О том, чтобы идти сегодня с Ромой на озеро, я даже думать забыла. Лучше уж завтра сходим, если он не передумывает, а сегодня мне хотелось провести больше времени с отцом.

– Пошли обедать? Ну? Анна старалась. Мы вместе столько всего приготовили…

– Да! Пошли! Высказался тебе, и легче стало на душе.

Глава 20. Рома

Я сам не знал, что именно повело меня следом за Тайгиней, ведь она просто хотела позвать отца, но я застыл там, где мне отвели спальное место. Забыл, как эта прихожая называется. Сенки, что ли?

Застыл, потому что услышал их разговор, где дядя Вася напрямую спросил, нравлюсь ли я Тайгине… А она дала чёткий ответ – нет! Я просто парень, отбывающий тут своё наказание – это её слова. Ещё сказала бы, что заслуженное. Забавно даже стало, ведь так оно и было на самом деле, а мне самому почему-то хотелось надеяться на другое. Может, я просто привык к тому, что нравился всем девушкам, и ответ Тайгини потом} полоснул душ}?! Вроде бы простая деревенская девушка, не фотомодель, а мнила о себе… Или разозлило то, что она как раз нравилась мне. Получается, что безответно.

Кроме того, история дяди пробудила в душе такой раздрай, что я просто даже не знал, как можно повести себя. Кошки принялись скрестись внутри, напоминая о пережитой боли от потери матери. Я потерял мать, а дядя жену и дочь. Его боль гораздо сильнее моей, хотя можно ли сравнивать в этой ситуации? У нас просто разный уровень боли… Я представил погибшего маленького ребёнка, и сердце сжалось, будто его кулаком стиснули.

Я решил, конечно, не подавать вида, что всё услышал, но осадок неприятный от подслушанного остался. Едва сообразил, что они идут в дом, юркнул за дверь вперёд них и быстренько сел на стул, стараясь выровнять сбивчивое дыхание. Не следует давать знать, что я всё слышал, потому что во– первых придётся говорить слова соболезнований, от которых меня трясёт просто, да и дядю, скорее всего, тоже. Ну, а во-вторых, я пока не знал, как повести себя с Тайгиней и её отношением ко мне.

Поужинали мы спокойно, в тишине. Салатики и жареная рыба оказались невероятно вкусными. Поймав на себе пристальный взгляд дяди, я не выдержал и спросил:

– Что не так?

– Ты нормально себя чувствуешь? Реабилитировался немного? – заботливым голосом поинтересовался он.

– Это надо у Женишка спрашивать. Я в полном порядке. Всё хорошо. Спасибо, – улыбнулся я и прильнул губами к кружке с морсом. Что-то, а жалость мне явно не нравилась. Я же не покалечился, да и не совершил я подвиг, как они считают. Мог и себя там угробить, и Женишка, если бы подмога не подоспела.

После ужина я молча собрал посуд} и сам пошёл к бочкам, чтобы помыть её. Тайгиня вышла следом за мной. Она села на крыльцо и принялась сверлить меня взглядом. В эту секунду я ощущал себя самым настоящим заключённым, за которым ещё и надзирателя усадили наблюдать. Внутри вдруг взбрыкнуло возмущение в этот момент. Чего она боялась? Что я соберу эти алюминиевые тарелки и побегу медведям их продавать? Или что посыплю их все каким-нибудь ядовитым порошком?

– Может, сама помоешь? Вдруг лучше получится? – сорвался я, не в силах терпеть этот пытливый взгляд, и посмотрел ей прямо в глаза.

– Ром, всё в порядке? – спросила Тайгиня, нахмурив лоб.

Да нифига не в порядке. Вот только я не мог это сказать ей прямо в глаза, потому что она посчитает, что я втюхался по самые помидоры, и совсем носик свой задерёт. Ещё и за дядю Васю душа ныла. Такую страшную трагедию пережил и остался человеком, а я… После смерти матери превратился в какое-то дерьмо убогое. Мне стало стыдно и захотелось исправиться, чтобы она смотрела на меня с облаков и гордилась сыном. Мама бы огорчилась, что её сын вёл себя по-скотски. Мне следовало срочно встать на путь исправления.

– Всё нормально, – ответил я, решив, что хватит с меня низости.

Даже если я тут просто отбывающий наказание, я не имел ни малейшего права грубить и огрызаться. В конце концов, со мной нормально общаются. Да и Тайгиня старалась, хоть я не был ей другом или кем-то ещё.

Я домыл последнюю тарелку и взял поднос с посудой в руки. Приблизившись к Тайгине, я посмотрел в зелёные глаза с вкраплением карего цвета. Как так случилось, что я даже не заметил её проникновение в своё сердце? Прошло ведь всего несколько дней.

– На вот. Занеси в дом – сунул я ей в руки посуду. – А я пошёл воду поросям наливать, ещё и каша, вроде как уже остыла.

Глава 21. Тайгиня

Ночь пролетела быстро. Наверное, из-за недосыпа я уснула практически сразу, хотя перед сном несколько минут маялась мыслями о том, почему Рома всё-таки повёл себя так вечером. Вроде бы всё было хорошо, а потом на него резко что-то нашло.

Я проснулась и несколько минут смотрела в потолок. Пауки растянули свою паутину от одного утла к другому, и убирать её я не планировала. Пусть живут, они же всякую летающую гадость вылавливают, полезное дело делают. Присев на край кровати, я дотянулась до расчёски, лежащей на тумбочке рядом, и причесалась. Волосы, как всегда заплела в косу. Потянувшись и зевнув, я встала и переоделась в зелёный сарафан.

Выйдя на крыльцо, я заметила завороженного Рому. Он смотрел в одну точку и не шевелился, даже не обернулся в мою сторону.

– Доброе утро! – тихонько сказала я и улыбнулась.

– Тихо! – шикнул он, продолжая за чем-то наблюдать.

– Что случилось? – заволновалась я.

– Да тише ты! – прошипел Рома.

И что с ним стало вообще? Как будто с цепи сорвался и стал вечно недовольным. Его тут уже даже никто не держит ведь. Так почему тогда злится?

– Вон там, погляди! Белка самая настоящая… – поправился он, словно прочитал мои мысли.

Я посмотрела на открытую дверь в наш сарай со сборами и ахнула. Бурундук сидел на столе и лопал сушёные грибы. Сорвал зараза целую нитку с ними и теперь лакомился. А это ведь отборный белый гриб! Губа у него не дура!

– Вот гад! – выплюнула я и поспешила к сараю.

– Чего обзываешься? – удивился Рома.

– Я не обзываюсь… Это не белка, а бурундук, – цокнула я языком.

Воришка схватил зубами веревку и потащил за собой. Он ловко юркнул за сарай, не оставляя следов.

– Это ты не закрыл сарай? Что ты там делал вообще? – закричала я на Рому, повернувшись в его сторону, а он принялся хлопать глазами.

– Это я утром забыл закрыть. Извини, – услышала я голос отца и обернулась в его сторону. Он виновато пожал плечами, а я так и застыла на месте. Отец побрился и постриг волосы. Он помолодел лет на десять сразу.

– Вот это Снежный человек! – послышался голос Ромы.

– Снежный кто? – поинтересовалась я.

– Да так… Мысли вслух, – ответил он.

Я подошла к отцу и обняла его. Он улыбнулся уголками губ, выпустил меня из объятий и присел на крыльцо.

– С утра побрился и пошёл к Анне, чтобы постригла. Так в поселении все в шоке были, когда меня обновлённого увидели. Вот что значит – запустил себя.

– Как там Стёпа? – спросила я.

Со стороны Ромы послышался какой-то странный смешок. Я посмотрела на него и пожала плечами. То он бросается в полымя Стёпку спасать, то теперь снова показывал какое-то отвращение. К чему он стал так себя вести вообще? Как будто ревновал, что не о нём спрашивали.

– Со Стёпкой всё хорошо. Я ему предложил завтра домой поехать и отдохнуть, но он отказался. И причина не ясно только дураку.

Я покраснела. Вроде бы уже объяснила Стёпе, что между нами ничего не может быть, тогда почему он так вёл себя? Или действительно решил остаться поработать?

– Ну ладно… Я пойду блинчики пожарю! – улыбнулась я и закрыла сарай.

– Я тебе помогу! – вызвался Рома.

Я этого никак не ожидала после того, как он стал вести себя как-то холодно и отстраненно и немного растерялась. Посмотрела на отца, взглядом давая понять, чтобы он как-то занял нашего «отбывающего».

– Всё равно я уже воду натаскал свинюхам и корову напоил. Кстати, почему вы корову не доите? Она не даёт молока?

– Она у нас на сносях… Вот отелится, тогда и можно будет доить! – кивнул отец. – Пока молоко только сухое.

– Понял, – кивнул Рома.

Я направилась в дом и спиной ощутила, что он следует за мной. Честно, я не понимала его перемену настроения, не знала, как себя повести.

– Ну как тебе помочь? – спросил Рома.

– Ты садись пока за стол и посиди, а я всё быстро сама сделаю, – сказала я.

– Ну я прям себя бесполезным отбывающим тут ощущаю… – нахмурился Рома.

Его слова почему-то вдруг задели меня. Я вчера сказала отцу, что парень просто отбывающий наказание тут… Я не могла сказать ведь, что он мне понравился. А если он услышал? Хотя… Если бы услышал, он бы точно дал знать. Это же Рома, он язык за зубами держать не умеет.

Взяв глубокую миску, я принялась мешать тесто на блины, неловко ощущая себя под пристальным взглядом Ромы.

Позавтракали мы в тишине, не обмолвились и словом. Отец ушёл в лес проверять петли, а я подумала о том, что приготовить сегодня на обед. Можно было бы пожарить картошку. Тогда свободного времени будет чуточку больше. Я посмотрела на Рому.

– Готов пойти на озеро? – спросила я.

– Так сказала, словно утопить меня в нём хочешь, – засмеялся он.

Глава 22. Рома

Предложение пойти на озеро прозвучало заманчиво, поэтому я не стал отказываться. Хоть Тайгиня и сказала отцу, что я просто отбывающий тут наказание, шанс стать кем-то больше всегда оставался. Мне было интересно соблазнить неискушённую девушку. Даже нет: мне хотелось стать чуточку ближе именно с ней. С Тайгиней.

– Тогда пошли, – кивнула она головой в сторону двери.

Мы вышли на улицу, и я поймал на себе взгляд Снежного человека, который накинул на плечо рюкзак и пообещал Тае скоро вернуться. Непривычно он выглядел без своей растительности на голове. Теперь я замечал яркие сходства лица дяди Васи с моим отцом. Вот теперь точно можно было сказать, что они самые настоящие братья.

– Ты идёшь? – услышал я голос Тайгани и посмотрел на неё.

Русые волосы на солнце отдавали лёгким оттенком рыжины, переливаясь золотом. Я улыбнулся, глядя в её глаза. Почему она так действовала на меня? Как магнит… Я готов был выполнить всё, о чём она попросит. Ответил ей лёгким кивком, двинувшись следом по тропинке в противоположную сторону базе с рабочими.

– Слушай, утром ты мне такой кайф обломала! Я почти готов был сделать селфи, чтобы потом закинуть его в инстаграм и подписать «а я с белочкой дружу», а ты…

Конечно, я шутил. В инстаграмме у меня даже профиля не было, а Тайгиня и не поняла шутку. Она фыркнула, поведя плечом, и закатила глаза. Вот и попробуй угадать юмор, подходящий для деревенской девушки. Хотя… Она даже не деревенская! Она особенная… И мои шутки вряд ли смогут рассмешить её. От этих мыслей мне стало грустно и захотелось выкинуть что-то эдакое, но я не знал, что, поэтому просто молча двинулся дальше.

– Я даже не представляю, как можно было спутать бурундука и белку! – вдруг сказала Тайгиня, негромко хихикнув.

– Тебе, наверное, непросто спутать, а мне… Ну одинаковые они. Рыжие, с полосочками.

– Бурундук был песочного цвета, он совсем не рыжий, но самое главное – хвост. Ты видел, какой у него хвост? У белки он роскошный… Пушистый такой. Ну вот! Смотри!

Тайгиня резко остановилась, а я чуть было не врезался в неё. Начал смотреть по направлению её пальцев, и на губах появилась улыбка. Рыжая плутовка с хвостом больше своего тела сидела на ветке и что-то держала в передних лапах.

– Она делает заготовки, – объяснила Тайгиня. – Вот это белка. Ну совсем ведь на бурундука не похожа. Ну?!

– Ладно! Уела! – наигранно поднял я руки, признавая своё поражение.

Тайгиня покачала головой и засмеялась. Она пошла дальше, а я снова поднял взгляд на рыжее облачко, которое вильнуло хвостом и юркнуло вверх по стволу дерева.

– Рома, мы такими темпами к ночи до озера не дойдём, – сверкнула на меня гневным взглядом Тайгиня.

Ещё одно выражение её лица пробудило внутри нечто тёплое. Я испытывал похожее ощущение родства, когда была жива мама. Теплота… Уют… Мне стало казаться, что Тайгиня совмещает в себе всё то, что я давно потерял, что давно разучился испытывать.

Я постарался больше не тормозить, и уже скоро мы добрались до лесной опушки. Лес словно оберегал озеро, обступая его сводом деревьев. Вокрут сосны и кедры, а посредине чистейшая гладь. Я застыл, любуясь ею. Красиво настолько, что даже не было желания забираться в воду и купаться. Мне казалось, что даже малейший шорох может нарушить эту красоту и навредить ей.

Тайгиня села на берег. Она была частью всей этой красоты, словно была создана для того, чтобы стать настоящей королевой тайги. Такая же красивая и свободная. Странно, что я раньше не замечал этого… Мне казалось, что она простая, а теперь понимал… Нет. Как красота озера девственна, безмятежна и очаровательна, так и Тайгиня.

Я приблизился к ней и сел рядом. Ковёр из невысокой травы под руками был мягким и немного влажным. Мне хотелось бросить шутку о том, что штаны будут мокрыми, как будто кто-то обделался, но удалось вовремя придержать язык за зубами. Ни к чему это… Не хотелось нарушить умиротворение, появившееся в душе.

– Я тебе нравлюсь? – вдруг задал я вопрос, посмотрев Тайгине прямо в глаза.

Если честно, то он даже для меня самого стал неожиданностью. Всё-таки удержать язык за зубами не удалось, но, наверное, обида от подслушанного пыталась улечься в груди… Мне хотелось знать, что это было сказано просто для оправдания перед отцом. Все ведь девушки стесняются говорить о своих чувствах с родителями. Или это только в фильмах так?

Тайгиня резко покраснела и отвела взгляд в сторону.

– Вчера слышал, как ты сказала дяде Васе, что я просто отбывающий наказание тут. Так вот, мне интересно: я тебе нравлюсь, или ты сказала ему правду?

– Нравишься, – честно ответила она, не став юлить и поразила меня своей прямотой до глубины души.

– А если я тебя поцелую? – сделав голос чуточку ниже, спросил я.

– Попробуй, – прошептала она.

И я попробовал… Наклонился к её лицу, осторожно приподняв его за подбородок указательным и средним пальцами и прильнул к губам. У меня голова пошла кругом от сладкого вереска, вкуса которого были её губы. Тайгиня отвечала неумело, и я не спешил, наслаждаясь моментом, ведь я срывал с её губ первый поцелуй, совсем как первый подснежник, выглянувший на проталинке весной.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю