332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Нариман Ибрагим » Доктор и Жизнь (СИ) » Текст книги (страница 11)
Доктор и Жизнь (СИ)
  • Текст добавлен: 4 июня 2021, 12:31

Текст книги "Доктор и Жизнь (СИ)"


Автор книги: Нариман Ибрагим






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 27 страниц)

Глава одиннадцатая. Доктор и примабактерия. Часть первая

Примечания:

https://www.youtube.com/watch?v=Q2KsIGLTQfA

– Хуан, завтра один раз – и всё! – в который раз заверял лежащего мятой бумажкой мексиканца Михаил.

– Мигель, уйди… – вяло махнул Хуан рукой. – Меня тошнит от тебя…

– Доктор! – окликнул меня Михаил. – Скажи ему!

– Лучше его действительно пока не трогать, – покачал я головой, давая Хуану стакан с электролитами.

Электролиты не решают проблему, но почему-то слегка облегчают слабость, являющуюся одним из эффектов модификатора «Истощение». Основные же эффекты, включающие в себя тяжёлую мигрень, ломоту в суставах и диарею с императивным энурезом, никакими средствами устранить не удаётся. Лекарства не работают, только напрасно бьют по печени и почкам Хуана, поэтому мы от них отказались. «Истощение» надо просто пережить. Мне искренне жаль Хуана, жертвующего сутками своей жизни, которые приходится проводить в состоянии некакашки.

Зато у нас есть целый автономный космический корабль! Людей на борт нельзя, конечно, но он и не нуждается в людях!

– Оставьте меня и позовите жену… – попросил Хуан. – Смотреть на вас не могу, сволочи…

– Сарама, тебя тоже в будущем ждёт нечто подобное! – жизнерадостно пообещал Сараме Михаил. – Ладно, успешного восстановления, Хуанито!

– A la chingada… (1) – обречённо прошептал Хуан и в последний раз махнул рукой, после чего перевернулся на кровати спиной к нам.

Мы покинули больничную палату нашего медицинского центра и, счастливые, направились в ангар.

Причина для радости – «суперзаточка». Хуан приложил максимум усилий для максимального эффекта, поэтому «заточка» имела степень «Археотехнологическая». Причём премиум-свойство было истинно королевским: «Регид» – то есть всё, что есть на корабле, кроме двигателей, МЯ-реакторов и пары десятков важных деталей, просто не способно перегреться. В космосе это очень важно! Броня корабля стала неуязвима к действию рентген-лазеров и приобрела потрясающую устойчивость к плазменному оружию. Это ли не успех?!

В десяти случаях из десяти наш «Старкиллер» выйдет победителем из космического боя. Спутники, хоть турецкие, хоть американские, обладай они хоть каким вооружением, будут стопроцентно уничтожены. «Старкиллер» способен перенести даже близкий ядерный взрыв! Конечно, его покидает, сомнёт, выведет из строя, но не испепелит в труху, как это было бы с каким-нибудь другим спутником или самолётом!

– Сарама, тебе сколько осталось до максимального уровня «Индуктивной кондиции»? – поинтересовался я.

– Ещё долго, пятьдесят уровней, – ответил Сарама, который и сам уже давно не рад, что начал развивать «Кондицию», последовавшую за «Кузнечным делом».

– Ничего, вкачаем в ближайшие дни, – пообещал Михаил. – Обязательно вкачаем! Док, кстати, ты мертвяков выращивать можешь?

– Технически, да, – кивнул я. – Думаешь устроить фабрику по набиванию уровней?

– Ага, – заулыбался Михаил.

– Мне кажется, это говно примерно таким образом и стало нашей всеобщей проблемой… – вздохнул я.

– В смысле? – не понял Михаил.

– Есть у меня одна теория насчёт происходящего… – начал я. – Хотя нет, прозвучит бредово…

– Нет, ты всё-таки поделись, – не согласился Михаил. – За всё время нашего знакомства я ещё ни разу не слышал, чтобы ты говорил туфту. Ну, за исключением того, что лучше не злоупотреблять бухлом, что реально бредово с нашей печенью.

– Я уже говорил и говорю, что склонность твоего мозга вырабатывать психологическую зависимость от алкоголя никуда не делась, – вздохнул я. – Поэтому бухать всё также опас…

– Не-не-не, давай-ка теорию свою! – Михаил, который, как я понял, уже давно под градусом, похлопал меня по плечу.

– Ладно, – кивнул я. – Теория моя заключается в том, что была какая-то древняя цивилизация, не обязательно люди. Цивилизация эта прекрасно владела технологиями, которые и не снятся нам даже сейчас, несмотря на всё, что мы тут наворотили. Вот этот «интерфейс» – скорее всего, та самая пиковая технология, предполагаю, что это какие-то нано– или даже йокточастицы. Я изучал нашу кровь предельно внимательно, на молекулярном уровне, но ничего не обнаружил, возможно, эти частицы ещё мельче, чем может позволить разглядеть даже самый мощный из моих электронных микроскопов. Но «ничего не обнаружил» не значит, что я ничего не узнал…

– И что же ты узнал? – спросил Сарама, очень внимательно меня слушающий, впрочем, как и Михаил, в глазах у которого я видел немой вопрос того же содержания.

– Как вы могли бы знать, кровь человека на 60 % состоит из плазмы, – усмехнулся я, да, мне льстит интерес аудитории, побочный эффект от моей короткой преподавательской деятельности в Мольском медицинском колледже по совместительству. – Но все образцы крови, которые я брал у нас, показывают, что наша кровь стала жиже на целых 0,000001 %! Причём я это проверил десятки раз! Я даже напечатал собственного клона, лишённого мозга, чтобы он не мог подключиться к «интерфейсу». В течение недели я сравнивал свою кровь и его, разница была стабильно 0,000001 %. Это не статистический артефакт, это закономерность!

На самом деле, мне нужно было больше образцов, поэтому я пошёл на этическое преступление и вырастил безмозглого Баца и не менее безмозглого Чжан Ёпа. Бац легко согласился в течение недели сдавать кровь на анализы, впрочем как и Чжан Ёп. Ради науки же!

Закономерность прослеживалась и с их образцами.

Дверь ангара открылась и мы вошли внутрь. Включился свет, система безопасности просканировала нас и решила, что всё в порядке.

– Так вот… – я извлёк из настенного холодильника бутылку минералки, освободил её от запаянной крышки в виде фольги, а затем залпом выпил. – Так вот. Проведённые исследования позволяют предположить, что в нашей крови есть что-то, причём в охуительных количествах, что невозможно обнаружить при нашем текущем уровне технологического развития. Но весы не наебёшь!

Я уселся в кресло-вертушку за компьютерным столом и подключился к терминалу через планшет, а всё для того, чтобы вывести на экран результаты моих многодневных исследований.

– Видите? Ошибки быть не может! – ткнул я пальцами в результаты анализов собственной крови. – Эта неизвестная хрень присутствует в каждом из нас! И я подозреваю, что это и есть что-то, обеспечивающее функционирование «интерфейса». Да, прямых доказательств нет, но вот эти 0,000001 % «лишней плазмы» наводят на определённые мысли, позволяющие вот так фантазировать. И я предполагаю, лишь предполагаю, что эта хрень инопланетного происхождения, имеющая определённую связь с примабактерией, инопланетность которой доказана даже не мной, а умнейшими ребятами-бактериологами из Пировского НИИ. К слову об этом. Надо будет слетать туда за телами Аспиранта и его коллег. Они как никто другой заслуживают достойного погребения. Возвращаясь к теме примабактерии. Я недавно был охуительно близок к примавирусам, которые мне предлагалось изучать, но искренне зассал связываться с чем-то подобным. Мы тут примабактерию не выгребаем, а о потенциале примавирусов просто страшно и думать. Я тут бактериофаг на примабактерию разрабатываю, поэтому уверяю вас, наши родные вирусы – это собачья хуйня на фоне этих инопланетян… Даже примабактериофаг нечто совершенно иное, принципы те же, конечно, но блядь, структура… Впрочем, я отвлёкся. У меня в голове сложилась следующая картина по происходившим на этой неизвестной иной планете событиям: они разработали «интерфейс», который подчинялся определённым законам. Уровни, характеристики, способности и навыки… В общем, это могло быть средство для защиты их социума от деградации, а могло быть какой-то военной технологией, позволявшей получать компетентных солдат и учёных в кратчайшие сроки. Косвенным подтверждением последнего служит тот факт, что мы так или иначе затачиваемся на войне, будто «интерфейс» толкает нас к этому. Но в качестве контраргумента служит тот факт, что мы сами сейчас не можем себе позволить что-то мирное, так как стоит только немножко отстать и нас трахнут как крайне дешёвую шлюху. Думаю, если сможем выделить время на что-то мирное, теория о сугубо военной направленности будет разбита в щепы…

– Да всякие навыки типа «Искусство: Рисование» у Натти или «Спорт: Лёгкая атлетика» у твоей мамы, как бы не имеют прямого военного назначения и нормально развиваются за счёт очков навыков, – вспомнил вдруг Сарама.

– Да, это я протупил что-то, – кивнул я. – Пашу как краб на галерах, устаю, упускаю очевидные вещи…

– Ты продолжай, о-о-очень интересная теория, – прервал меня Михаил.

– Так вот, теория моя заключается в том, что эта примабактерия тесно переплетена с «интерфейсом», вполне возможно, что кто-то доставил, случайно или намеренно, образец примабактерии на Землю, а та частично распространилась вместе с «интерфейсом» по всей планете, – продолжил я, подойдя к аппарату с халявной жратвой.

Мы такие соорудили почти в каждой комнате, работает по принципу вендингового автомата, только бесплатно. Моя давняя и несбыточная мечта о светлом будущем, где врач может выйти в коридор и пожрать на халяву, нашла своё воплощение именно в таком виде.

– Шоб вы пони-ш-мали, – вновь заговорил я, жуя батончик «Smugglers». – Это объясняет скорость распространения примабактерии и её повсеместное распространение по планете. От человека к человеку, от континента к континенту зараза распространялась бы слишком медленно, недостаточно быстро, чтобы никто не успел принять меры. Та же КНДР просто нахуй закрыла границы и мочила бы всех набегающих мертвяков из гранатомётов. Да, так они и сделали со своими мертвяками, но это не объясняет, как быстро у них эти мертвяки появились. Чжан Ёп рассказывал, что их часть подняли в штыки посреди дня и отправили освобождать город Йодок от «неизвестного захватчика». И это в самом сердце КНДР!!! Они самая безопасная страна в плане эпидемиологии, люди послушные, скажут прекратить любые контакты с соседями – прекратят любые контакты с соседями. Их даже пандемия ВИ-гриппа, скосившая сотни миллионов по всему миру, задела самым краем! А тут в сердце страны вспышка примабактерии. Это необъяснимо обычными способами. И легко объяснимо моей теорией. Заражённых было мало, меньше одной восьмой процента в России, по результатам анализа от Васи, но этого хватило, чтобы посеять панику и парализовать управление. В остальных странах аналогично. И я уверен, в Проекте и даже у турков догадались о природе примабактерии и даже разрабатывают вакцины и бактериофаги. Но тут возникает один интересный и весьма важный вопрос, который неплохо так шатает мою теорию…

Я встал из-за стола и сходил за ещё одной шоколадкой. Развернул обёртку, впился в шоколадную оболочку алчущими теобромина зубами.

– Ну! Не томи! – поторопил меня Михаил.

– Если у нас это прекрасно получается… – продолжил я, сжевав шоколадку и достав из кармана пачку сигарет. – Если у нас прекрасно получается разрабатывать средства противодействия примабактерии… То почему у тех ребят, которые являлись её авторами, не получилось? И является ли разработка вакцин и бактериофагов решением проблем? Можем ли мы рассчитывать, что всё проработает достаточно долго для того, чтобы закрыть вопрос с мертвяками окончательно?

Повисла пауза, наполненная тяжёлыми думами.

– Ну, тут надо понимать, что утверждение, якобы та древняя цивилизация уничтожена примабактерией – это лишь твоё утверждение, а не доказанный факт, – заговорил Михаил, доставший из нагрудного кармана медицинского халата фляжку с бухлом. Бухает всё-таки, сука.

Он сделал смачный глоток и выпустил мощнейшую отрыжку. Даже до меня, находящегося от него в трёх метрах, дошёл запашок.

– Я знал, что ты это скажешь, – усмехнулся я. – Но моё утверждение базируется на том, что к нам так никто и не прилетел. Может, мы им не особо интересны, может, они очень нелюдимые существа, при утверждении, что эта цивилизация всё ещё жива и функционирует, возможно только две веские причины для невмешательства в наши проблемы. Первая: они зассали снова лезть в эту мутную историю с примабактерией. Вторая: это биологическое оружие, которое сработало охуительно успешно и они сейчас ждут, пока мы сожрём друг друга. И мне, блядь, куда приятнее думать, что они просто сдохли, а не держат экспедиционный космический флот где-нибудь за Луной, чтобы распылить в атмосферу мощный яд для мертвяков и заселить очищенную от нас планету. Но тут сразу же неувязочка: что мешало распылить что-то специально против нас? Ведь так намного проще, чем разводить весь этот непонятный конями ебаный цирк с примабактерией! Так что, рабочих версии две: либо они ссутся соваться на нашу планету из-за мертвяков, либо они давно уже благополучно передохли. В пользу того, что они передохли говорит ещё одна теория, тесно переплетающаяся с первой. Заключается она в том, что эта неизвестная древняя цивилизация создала примабактерию в качестве самовосстанавливающегося источника халявного опыта, так как «интерфейс» начисляет опыт с учётом твоего уровня, ранга твари, а также опасности, которую эта тварь представляет конкретно для тебя, что выражается в разнице уровней. Предполагаю, что эти очень древние ушлёпки заражали какую-нибудь случайную планету с местной фауной, она превращалась во всякую хуйню, а затем на планету высаживались ебучие «качуны» и набирали заветные единицы опыта. При их техническом превосходстве они могли перебить всех заражённых, но, скорее всего, делали всё медленно, чтобы фауна могла полноценно восстановиться и дать ещё больший прирост опыта. А может, они выращивали или, что более вероятно, «печатали» целые виды, чтобы потом заразить их примабактерией, тогда эта индустрия могла быть поставлена на поток, ведь уровень – это очень важно. Я уверен, разумно было позаботиться о том, чтобы примабактерия не могла заражать «качунов», поэтому были созданы средства защиты. Но в какой-то момент что-то пошло не так. В один не очень прекрасный день заражённый корабль вернулся на родную планету, программу попытались свернуть, заражённых уничтожить и забыть обо всём этом говне как о страшном сне, но было слишком поздно и всё накрылось объёмной и сочной пиздой. Цивилизация, триллионы граждан, планета, экология, всё.

Снова тишина. Тягучая, липкая. Озадаченные и поражённые переглядывания между Сарамой и Михаилом.

– Надо сообщить твоему папке о твоих догадках, – произнёс Сарама.

– Ещё позавчера выслал полный отчёт по своей теории, пока никакого ответа, – пожал я плечами. – Информация пока что не имеет насущной актуальности, поэтому парить себе мозги мой папка не собирается.

– А зачем ты нам это рассказал? – не понял Михаил.

– Знаешь как тяжело жить с этой теорией в башке? – спросил я его. – Теперь вы тоже себе мозги поебёте, может, чего дельного придумаете.

– Да хули тут придумаешь вообще?! – вскипел Михаил. – Это какой-то пиздец!

– Но это хотя бы что-то объясняет, – поддержал меня Сарама. – Я давно думал об этом, но до вот такого цельного понимания не дошёл.

– Блядь, Доктор… – Михаил сполз по стене и сел на пол. – Я ж теперь спать не смогу!

– А чего ты раскипишевался вообще? – удивился я. – Это только теория, она легко может оказаться неверной. Вся эта хуйня может оказаться в итоге виртуальным экспериментом каких-нибудь высокоразвитых инопланетных розовых пони!

– Слишком логично, Доктор, – покачал головой Михаил.

– Ты про розовых пони? Охуенно логично! – засмеялся я, меня поддержал нервным хихиканьем Сарама.

– Да нет же! Я про теорию об «интерфейсе» и примабактерии! – не поддержал шутку Михаил. – Это объясняет слишком дохуя неувязочек с этой пандемией. Слишком дохуя, чтобы не быть правдой.

– Тем не менее, это всего лишь теория, – усмехнулся я грустно. – Реальность может оказаться как лучше, так и хуже. С моими теориями, исходя из опыта прожитой жизни, так обычно и бывает с моими теориями.

– И что предлагаешь делать? – пытливо спросил Михаил.

– То же, что и всегда: надеяться на лучшее и готовиться к худшему, – снова улыбнулся я.

//Сутки спустя//

– Спутник обнаружен! – после минут напряжённой тишины сообщил Михаил. – Сейчас я этого голубчика…

На экране происходило настоящее действо.

Секунды назад «взорвалась» сверхмощная ЭМ-боеголовка, пережигая всю незащищённую работающую электротехнику на половине земного шара, поэтому я искренне не завидую тем ребятам, которые будут чинить всё это. Но это война, потери неизбежны. И пусть лучше потерями будет сгоревшая электроника. В конце концов, я умудрялся чинить вполне себе электронный протез в запыленной и обесточенной аптеке.

Жаль, конечно, людей, которые не озаботились защитой от мощного ЭМ-излучения, но мы добились главного – турецкий спутник на главном экране, сияет своим металлом, который резко стал виден на всех радарах.

Вот «Старкиллер» выходит на огневой рубеж, наводит рентген-лазеры и даёт непрерывный поток на десять секунд. Турецкий спутник засвечивает камеру, а потом взрывается в яркой вспышке. Всё.

– Это всё? – удивлённо спросил Бац. – А как же звёздные войны, космическая битва, джедаи и ситхи?

– Джордж Лукас снимал совершенно нереальную фантастическую сагу, которая с даже с законами физики не в ладах, – ответил довольный Михаил. – Космические бои, даже в более развитом будущем, которое, надеюсь, у нас будет, будут выглядеть именно так.

– Это почему? – не понял Бац.

– Потому, что космос бесконечен, – ответил я за Михаила. – Космические баталии будут происходить в основном по предварительной договорённости, ну или по распи… раздолбайству какой-то из сторон, а также из серий внезапных засад с широчайшим применением систем маскировки.

– А как же оборона планет? – стоял на своём Бац. – Не надо никого ловить по бесконечному космосу, когда можно взять кого-то за жопу угрозой его родной планете.

– Это входит в пункт про раздолбайство, – покачал я головой. – Даже сейчас мы в состоянии поставить такую орбитальную оборону, что потребуется целый флот, при условии примерного технологического соответствия, естественно, в несколько раз превосходящий планету по массе, чтобы нанести хоть какой-то ущерб. Системы слежения за космическим пространством можно сделать мощными, куда мощнее, чем это позволяют полезные пространства на космических кораблях, а про крупные калибры я думаю ты и сам понимаешь. При ином развитии событий Луна могла бы стать «непотопляемым» авианосцем-заводом, в сутки выпускающим десятки миллионов дронов-истребителей, которые устроят любому флоту захватчиков такую насыщенную сексуальную жизнь, что они пожалеют, что вообще решились на какие-то захватнические поползновения. И это не считая того, что можно в изобилии разместить на орбите Земли. Помнишь такую старинную игру Halo?

– Конечно помню! – ностальгически заулыбался Бац, видимо, вспоминая часы, проведённые за первым Боксом.

– Вот этот самый Ореол, вокруг которого там крутится сюжет, вполне себе осуществимая штука, – продолжил я. – Конечно, ни о каком уничтожении галактики речи не идёт, но вот какой-нибудь мощный флот вторжения превратить в космический мусор вполне реально. Главное заниматься этим. И тогда полная жопа любому захватчику. Потому я утверждаю, что космические бои в текущих реалиях – это сплошные договорняки или засады. И так до обретения какой-либо из сторон мощного технического преимущества.

Присутствующие молчали. Говорить особо не о чем, всё и так понятно. Мы только что сделали серьёзную такую заявочку на мировое господство, а я рассуждаю о каких-то старых играх…

– Да уж… Умеешь ты ломать кайф, Док… – вздохнул Бац, а затем повернулся к отцу. – Мартын Леонидович, какие наши дальнейшие действия?

– Следим за реакцией турков, – отец, сосредоточенно смотревший на картинку, даваемую со спутника, о чём-то напряжённо думал. – Они не могут не отреагировать. Как минимум, они захотят узнать, кто сломал любимую игрушку султана. Нужно вступать в горячий конфликт, зарубиться с их янычарами на нейтральной территории, создать видимость, что мы готовы вести долгую и кровопролитную войну, а там уже тогда дёрнем отсюда, как Гоша предлагал уже давно.

– Маслопролитную, – поправил его Пётр.

– Да, маслопролитную, – усмехнулся отец. – Георгий, готовь самый массовый десант из Вояк, высади их в зоне интересов турков, это будет территория Анатолии. Они предпринимают какие-то действия по очищению полуострова от мертвецов, поэтому высадка там вражеских солдат будет им как серпом по яйцам.

Примечания:

1 – A la chingada… – (исконно-посконный мексиканский мат) – Да в пизду всё…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю