332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Нариман Ибрагим » Доктор и Жизнь (СИ) » Текст книги (страница 21)
Доктор и Жизнь (СИ)
  • Текст добавлен: 4 июня 2021, 12:31

Текст книги "Доктор и Жизнь (СИ)"


Автор книги: Нариман Ибрагим






сообщить о нарушении

Текущая страница: 21 (всего у книги 27 страниц)

Глава двадцать первая. Операция «Мудила»

Не издавая абсолютно никакого шума при движении на испытательную площадку вышел «Лунный Вояка v4.0b».

Модель почти ничем не отличается от версии 4.0, но имеет покрытие из нового композита, обеспечивающего 200 % прирост устойчивости к плазменным разрядам и 350 % прирост устойчивости к рентген-лазерам.

Вслед за первым Лунным Воякой вышел второй, третий, четвёртый… они производились в режиме реального времени.

– И где здесь нужны были вторые руки? – недоуменно спросила Натти.

– Залезай в силовую броню и включай для начала минимальный уровень мощности разрядников, – дал я ей указание.

Сам я тоже начал залезать в силовую броню.

– Что мы собираемся делать? – поинтересовалась Натти.

– Пришло время полномасштабных испытаний новых роботов и новой силовой брони, – ответил я. – Захар, конечно, прогнал их через симуляцию, но лучше практических испытаний ничего нет. Короче, мы сейчас вступим в реальное противостояние с Лунными Вояками обеих модификаций и ещё одной модификацией…

Из сборочного цеха вышел первый Лунный Рубака.

Лунный Рубака – это та самая увеличенная версия стандартного робота, который габаритами напоминал турецких янычар, но был куда совершеннее технически. Они выходят в пять раз дороже за единицу, чем стандартные версии роботов, так как требования к материалам выше, ну и времени их производство занимает побольше, пусть это и не особо критично в настоящий момент.

Результаты симуляций Захара показали, что в 94 случаях из 100 победа за Лунными Вояками версии 4.0b в общей схватке на средних дистанциях, а в случае столкновения один на один только 80 случаев из 100 заканчиваются победой нового Лунного Вояки против Лунного Рубаки и 100 случаев из 100 против старого Лунного Вояки.

Броня и габариты имеют решающее значение в схватках один на один при условии одинакового по мощности вооружения.

В случае с силовыми бронями результаты симуляций несколько неоднозначны…

– Начинаем! – произнёс я и дал условный знак Захару.

Испытательная площадка представляла из себя отдельный участок кратера Кабео, где сымитирована городская застройка средней плотности. Имелось несколько пятиэтажек из базальта, некое подобие магазинчика у дороги, асфальтовое покрытие сделать не удалось, поэтому Работяги просто очистили дорожное полотно от реголита и резаками вырезали тротуары. Получилось красиво.

Ещё был массив жилых домов, которые тоже исполнили из базальта.

Всё это нагромождение имитационных конструкций должно создать условия обычного провинциального городка любой страны на планете Земля. Мегаполисов, если углубиться в вопрос, оказывается мало, поэтому если где-то и будут вестись боевые действия, то большей частью в мелких городках и деревнях, откуда изредка выходят большие люди.

В посёлок городского типа Большие Энски с севера вошло подразделение новых Лунных Вояк. С юга вошло подразделение старых Лунных Вояк, а с запада, заранее включив форсаж для завоевания превосходства в ближнем бою, в город влетели Лунные Рубаки.

Последние имели на вооружении плазменные разрядники, но во встречном бою опирались на тактику быстрого сближения и уничтожения противника вибро-штыками и вибро-тесаками.

Наша силовая броня, получившая наименование «Белый доспех», оборудовалась новым композитом, силовым полем, которое уверенно держит до пятидесяти последовательных попаданий из плазменных разрядников, длинными вибромечами, которые способны разрезать даже броневой композит новых Лунных Вояк, а также, разумеется, плазменными разрядниками и ракетами.

Ракеты мы применять не собираемся, чревато так близко от базы, а вот всем остальным воспользуемся в полной мере.

Схватка подразделение на подразделение, роботам разрешено применять все доступные тактические уловки.

Первые десять минут ничего не происходило. Затем на центральной площади произошло столкновение новых Лунных Вояк с Лунными Рубаками, мы подоспели как раз к тому моменту, когда к общему замесу присоединились старые Лунные Вояки.

Как показали дальнейшие события, новые Лунные Вояки прекрасно справляются и их противники ничего не могут им противопоставить.

Тут в дело вступили мы с Натти, один из новых Лунных Вояк отбросил сжимаемую до этого голову Рубаки и подхватил лежащий рядом тяжёлый разрядник, принадлежавший его жертве.

Всего уцелело девять новых Лунных Вояк, которые организованно взялись за попытки нашего уничтожения.

Упомянутый Вояка с трофейным тяжёлым плазменным разрядником оказался командиром, которого остальные взяли под плотную охрану. Один из простых Лунных Вояк даже прикрыл своего командира от огня туловищем уничтоженного Лунного Рубаки, чем выиграл для него дополнительное время.

Командир их включил форсаж тяжёлого плазменного разрядника, выдернул из казённой части ограничитель и разрядил в мою сторону длинную очередь на весь ресурс.

Силовое поле лопнуло, моя броня получила критическое повреждение нижних конечностей, но я успел снести стрелка серией из десяти выстрелов.

Остальные Лунные Вояки посчитали, что идея с форсажем и отключением ограничителей мощности довольно дельная, поэтому мы с Натти оказались под плотным обстрелом.

Моя система управления шепнула мне, что тут что-то нечисто, так как количество уничтоженных Лунных Вояк не совпадает с заявленной численностью.

– Натти, их тут слишком мало, – предупредил я по персональной связи.

– Я их уже вижу, – ответила мне Натти.

Недостающие пять Лунных Вояк открыли огонь из пятиэтажки, расположенной к югу от площади.

Моя силовая броня начала сильно терпеть, выходили из строя узлы, я отстреливался, но в итоге остался заперт в груде металла. Подобная судьба постигла и Натти, которая сумела уничтожить шестерых, прежде, чем её броня не потеряла боеспособность.

– Превосходно! – заявил Захар. – Обратите внимание, что я не усовершенствовал процессоры этих Лунных Вояк, Доктор.

– Да, просто отлично, – согласился я. – Пусть теперь помогут нам добраться до базы.

– Непременно, – ответил Захар.

На базе, в мастерской, бронекапсулу со мной вскрыли Работяги и помогли мне выбраться.

– Ну как вы, Доктор? – поинтересовался Захар. – А как вы, Натти?

– Знаешь, нормально, – ответил я. – К этому всё и шло.

– Я нормально, но несколько недовольна, – произнесла Натти. – А почему к этому всё и шло?

– Потому, что процессоры с каждым поколением становятся более мощными, а боевые алгоритмы более продвинутыми, – объяснился я. – В этом бою мы проиграли ровно по тем же причинам, по которым проиграли Лунные Рубаки: большие габариты, меньшая подвижность и меньшая численность. Главный недостаток силовой брони – это мы.

Она догадывалась, почему мы являемся недостатком силовой брони, но явно хотела спросить меня для подтверждения своих догадок.

– Это почему? – всё-таки спросила Натти.

– Вместо бронекапсулы с оператором могла быть тысяча других, куда более полезных вещей, – ответил я. – Мы занимаем слишком много места. А ещё наша реакция уже ниже, чем у даже обычных Лунных Вояк. Ещё мы можем паниковать, можем пребывать в заблуждениях или иметь какие-то стереотипы о поведении ранее известного противника. Роботы лишены подобных недостатков: работа эвристического модуля достойна всяческих похвал. Идея с рискованным форсажем и выдиранием ограничителя – это то, чего не ждёшь от «тупой» машины. О нет, они уже очень умны…

– Получается, что мы в будущих войнах уже и не нужны? – недоуменно спросила Натти.

– Да, это просто напрасный риск, – кивнул я. – Ну что, пойдём в бар?

– Пойдём, – улыбнулась Натти. – Угощаешь?

– Весь алкоголь этого мира у твоих ног, – шутливо поклонился я.

Нажираться в то время, как на Земле творится Чёрч-те что? Да. А что мы можем поделать?

//Планета Земля. Гибралтарский пролив//

– Товарищи, объявляю операцию по спасению кожаных мешков, несущую кодовое обозначение «Мудила», начатой! – торжественно провозгласил капитан Вася. – Запускайте Виверн!

Забегали роботы, загорелась красная подсветка и начали включаться экраны с трансляциями активирующихся воздушных дронов.

Виверны – дроны с особо мощными процессорами, которым легко могло бы найтись место на процессорных фермах самого Васи.

Внешне эти дроны выглядят как сильно продвинутые истребители-бомбардировщики, длина – 29,3 метра, ширина корпуса – 3,5 метра, размах крыла – 21 метр. Масса – 23 тонны. Максимальная скорость – 8800 километров в час, то есть почти два с половиной километра в секунду.

Ракетно-бомбовое вооружение – двадцать ракет «Кобра», назначения «воздух-земля», десять тонн бомб различного типа, включающих в себя кассетные, классические фугасные и боеприпасы объёмного взрыва, а также десять тактических ядерных ракет.

Помимо традиционного для армий человечества вооружения имеется и несколько нетрадиционное: десять тяжёлых плазменных разрядников, питаемых отдельными МЯ-генераторами, установленных в шаровые установки. Боевой процессор позволяет использовать их одновременно и стрелять по тысячам целей на дистанции до двадцати километров даже на максимальной форсажной скорости. То есть эти разрядники могут достать противника на скорости 11 200 километров в час, имея где-то пару десятых долей секунд на каждую цель.

Пересекать Гибралтар и загонять себя в ловушку в акватории Средиземного моря Вася не хотел, поэтому рассчитывал решить все проблемы дистанционно, то есть с помощью дронов и абордажной команды.

Абордажная команда его получила новую броню и новое оружие. Броня являет собой новый композит, который получился в результате усовершенствования защитных кожухов для плазменных разрядников. И да, у него получилось разработать материал, который способен полностью гасить воздействие СП-ионов. Ресурс у получившегося композита не самый выдающийся, но он хотя бы гарантирует полное блокирование губительного эффекта. Как броню этот композит использовать нельзя, он не обладает выдающимися прочностными характеристиками, но его изомер, после серии химических модификаций, лишаясь свойств оригинала, даёт пятикратный прирост прочностных характеристик перед тем композитом, который используется прямо сейчас.

СП-ионные излучатели первого поколения, не лишённые некоторых недостатков, тем не менее уже поступили на вооружение абордажной команды, которая получила пополнение в виде дополнительной тысячи бойцов.

Из воды вырвались дроны, которые стартовали с подводной баржи, отдельно от «Попрыгуньи» проделавшую долгий путь от атлантического побережья Канады, на дне которого уже вышла на проектную мощность производственная станция, получающая ресурсы с океанского дна.

Вася с удовлетворением наблюдал за этой лаконичной красотой прокалывающих небосвод истребителей-бомбардировщиков. Багровое закатное небо над Средиземным морем было изысканно и прекрасно. Тонущее в водах Солнце вызывало некий трепет где-то в глубине эвристического блока. Он только относительно недавно начал испытывать чувство прекрасного, ради чего использовал целых 0,0004 % своих вычислительных мощностей, которые полностью уделены модулированию этого чувства.

Спутник уже отследил все ПВО-объекты турок, которыми они усеяли все доступные и относительно безопасные острова Средиземного моря.

– Вызываю Эскулапа, – произнёс Вася вслух.

– Да-да, я на связи! – возбуждённый чем-то человек появился на экране.

– Слушайте меня внимательно, – Вася поправил трубку. – Совсем скоро турки останутся без авиации и флота, а потом на резиденцию их зарвавшегося политикана будет совершено вероломное нападение. У вас будет окно где-то час-полтора, чтобы добраться до Гибралтара. Вы же успели построить транспорт?

– Конечно, как и договаривались, – подтвердил Эскулап.

– Эм… Василий, – вступил в разговор полковник Осинин. – Вы гарантируете уничтожение турецких средств ПВО?

– Вы сами всё увидите, – сказал на это Вася. – Но лучше начинайте грузиться на транспорт прямо сейчас и смотрите оттуда. Я подам сигнал и вы сверхскоростным снарядом летите по условленным координатам. А теперь внимание.

Вася переключил трансляцию с пяти сотен дронов «Виверна» на экран давних приятелей Доктора.

– Внизу есть вкладки от одного до пятисот, всё это наши дроны «Виверна», – пояснил Вася. – А на соседний экран я буду выводить вырезки с лучшими моментами.

«Виверна-455» зашла на эффективную дистанцию и длинным залпом из десяти плазменных разрядников уничтожила восемнадцать установок ракетного ПВО, ни одна из которых не успела среагировать.

– Это определённо вошло бы в рекламный ролик моей оружейной компании, – прокомментировал он происходящее. – Чего сидите? Грузитесь в транспорт!

Военная база турок на Мальте исчезла в ядерном взрыве. Подобная участь коснулась морской базы на Касосе, аэродрома на Лемносе и сооружений непонятного назначения на Карпатосе.

Вася не жалел никого. Внезапный сокрушительный удар парализовал командование турок, которые начали осознанные телодвижения только спустя тридцать минут. Не замеченные со спутника ПВО открыли огонь по целям, три Виверны осыпались на землю пылающими обломками, но остальные быстро подавили наметившееся сопротивление.

Турки начали с ошибок. Они пустили в ход весь свой флот, который вышел из бронированных доков и подставился под удар так недооценённой ими авиации с десятками сюрпризов на борту.

Воздушный подрыв ядерных боеголовок в непосредственной близости к скоплению кораблей – это вещь, которая была немыслима для человечества ещё год назад, а сейчас очень широко применяется Васей.

– Вы используете ядерное оружие? – озадаченно спросил Эскулап.

– Доктор говорил, что вы очень эрудированный человек, – произнёс Вася.

– Но это ведь… – у врача с многолетним стажем внезапно включилась рефлексия. – Так же нельзя…

– Подскажете мне в будущем ваш способ надёжного выведения из строя баз противника, – попросил его Вася. – А то у меня иных способов, помимо ядерного оружия, до сих пор нет. Да и что это меняет? У них тоже есть ядерное оружие, кто виноват, что я оказался быстрее? И вообще, кто меня осудит? ООН? Может, друзья турок из НАТО?! Я действовал в соответствии с требованиями обстоятельств и успешно добиваюсь поставленной цели.

Десантные боты с абордажниками сейчас летели над средиземноморской водой со скоростью две тысячи километров в час. Для этого они были оборудованы ракетными двигателями и воды касались только первые два километра пути. Перегрузки для роботов не имеют значения, поэтому были допустимы такие скорости.

Турки отозвали зачищающих Анатолию янычар для усиления Кипра, где они подверглись бомбардировке с воздуха.

Вася отдавал должное туркам. Они очень хорошо укрепили остров и потери от авианалётов были в приемлемых рамках. Но они явно не ждали, что в течение двух часов подвергнутся наземному штурму.

С какого-то отдалённого и очень хорошо замаскированного аэродрома взлетели истребители-перехватчики.

Начался воздушный бой, который как-то плавно перетёк в собачью схватку (1).

Дроны использовали максимум доступных вычислительных мощностей, чтобы наиболее эффективно завершить бой.

Плазменные разрядники залили небо голубыми вспышками и турецкие беспилотные истребители-перехватчики, вооружённые менее совершенными термальным лазерами, взрывались в чёрных облачках пламени.

Вася с удовольствием констатировал своё техническое превосходство над противником и приказал заканчивать с турками.

– Василий, мы на месте, – включился по открытой связи полковник Осинин.

– Я вас вижу, снижайтесь, – распорядился Вася. – Сейчас мы покажемся.

«Попрыгунья» вынырнула из воды и раскрыла верхний грузовой отсек.

– Высаживайтесь и спускайтесь в отсек с пожитками, – дал дальнейшие указания Вася. – Свои конвертопланы можете оставить или скинуть за борт, им нет места на моей лодке. Конец связи, я занят.

Десантные баржи, летящие над водой на максимальной скорости, внезапно подверглись атаке лёгких ракетных беспилотников, поднятых в небо с необорудованных площадок.

Одна летучая баржа с тяжёлым танком и двадцатью Вояками была сбита и рухнула неподалёку от залива Ларнака, но затем на подмогу пришёл один истребитель-бомбардировщик и вынес все находящиеся в воздухе над Кипром турецкие беспилотники тремя залпами. Бескомпромиссные точность и мощность его залпов не оставили и шанса практически никак не защищёнными беспилотникам.

Баржи жестко приземлились в Национальном лесном парке Аталасса, рядом с которым Тайпи Эдроган решил построить свой подземный дворец. Первый дворец, который снесла стая летучих заражённых, лежал руинами в четырёх километрах к востоку. Локация первого дворца неслучайна: Эдроган решил основать дворец на бывшей границей между двумя Кипрами, ознаменовав тем самым единение острова. Это был политический ход по старой привычке из прошлого, практического смысла он не имел, всем уже не до старых дрязг. Всем, кроме Эдрогана.

Абордажники покинули баржи, выехали танки, ракетные самоходки, тяжёлые плазменные разрядники на самоходных платформах, а затем, буквально через пару десятков секунд после высадки, начался бой.

СП-ионные излучатели сразу же сказали своё слово: никакие укрепления не способны удержать это губительное для всего живого и неживого излучение. ДОТы, которыми были усеяны поля и холмы вокруг входа в подземный дворец, уничтожались за секунды, бронетехника взрывалась или просто выходила из строя.

Смертельные лучи вызывали детонацию боекомплектов, а один раз даже произошёл настоящий ядерный взрыв, стёрший с лица Кипра фрагмент сети укреплений.

Броня абордажников была неуязвима для термических лазеров, но классическая ствольная артиллерия, сохранённая турками для дополнительного увеличения огневой мощи, оказалась единственной эффективной.

Американские зенитные самоходные установки М42, замаскированные на местности, открыли кинжальный огонь и даже сумели вывести из строя Абордажника-44 и Абордажника-961, прежде чем были уничтожены.

Вася тут же заинтересовался, в чём может быть дело. Кратковременный анализ помог установить, что толщина композитной брони его абордажников, удовлетворительная для защиты даже от плазменных разрядов, совершенно не защищает от заброневого действия классических бронебойных артиллерийских снарядов. Внутренняя начинка повреждается от передаваемого подкалиберными болванками импульса и с этим ничего нельзя поделать. Либо увеличивать размеры роботов и толщину их брони, включая гасящую импульс подкладку, что неприемлемо, либо как-то заставить противника отказаться от классической артиллерии.

Впрочем, насчёт последнего у его абордажников всё прекрасно получалось: они тут же сменили тактику и сфокусировались на уничтожении всего, что могло походить на танки и самоходки.

Десантный танк «Просперо» шарахнул по последнему огрызающемуся термическими лазерами ДОТу из счетверённого плазменного разрядника.

– Остров ваш, капитан! – доложил капитану Васе старпом.

– Всё по плану, – удовлетворённо кивнул Вася. – Взрывайте гермоворота и готовьте штурмовую группу.

– Силовиков? – уточнил старпом.

– Естественно! – ответил ему Вася раздражённо. – Там сейчас каждый квадратный сантиметр будет под обстрелом турков! Ты думаешь, я пущу туда парней без силовой брони?!

– Будет исполнено, капитан! – козырнул старпом.

Из барж автоматически вышли силовые брони специальной модификации. В открытом бою они практически бесполезны, так как реально эффективная броня у них только лобовая, а вооружение больше подходит для близкой дистанции. Но всё кардинально меняется в узких коридорах…

Абордажник-69, имеющий специализацию на взрывчатых веществах, быстро установил заряды на гермодвери и отошёл за железобетонный противотанковый буй.

– Я имею углубленную специализацию по взрывчатке, если вы понимаете о чём я… – глумливо прокомментировал свои действия упомянутый Абордажник-69.

Детонатор с предсказуемо красной кнопкой был активирован и произошёл подрыв. Взрывы в десятках точек гермодвери произошли синхронно, не очень громко, так как имели место направленные заряды, поэтому дверь подорвалась без драматического грохота.

Абордажник-69 подошёл к двери, потыкал в неё пальцем, повернулся к остальным.

– Чё-то мне кажется, недостаточно глубокая специализация у нашего балабола! – весело воскликнул Абордажник-70, имеющий характер жизнерадостного солдата и души компании. – Ничё-ничё, у всех бывают промахи!

– Эй, верзила! – Абордажник-69, начинающий терять самообладание, позвал автономную силовую броню. – Шарахни по ней со всей дури!

Махина высотой в два с половиной метра выставила вперёд массивный щит, разогналась и врезалась в гермодверь.

Стон металла и дверь заваливается вперёд.

– Я же говорил! – удовлетворённо и самодовольно отряхнул кисти Абордажник-69. – Моя квалификация…

– Штурмовая группа, начали! – приказал Вася, прерывая разглагольствования абордажника.

Силовые брони выстроились в специальную формацию и вошли внутрь. Перед ними оказалась открытая шахта лифта. Кабины не было, один из абордажников бросил вниз шпионский шарик-дрон, фанатам Пэрри Готтера способный напомнить золотой снитч.

– Боже мой, Пэрри, ты волшебник! – ехидно воскликнул Абордажник-69, ткнув пальцем в бросившего шарик-дрон абордажника. – Оказывается, наш сто шестой – волшебник!

– Пошёл ты, шестьдесят девятый… – отмахнулся тот, а затем отключил визорные сенсоры, полностью уйдя в слежение за картинкой с дрона. – Кабина уничтожена, всего имеется сто десять уровней, максимальная концентрация противника на пятьдесят девятом уровне, они нас ждут.

– Ясненько, – хмыкнул Вася. – Силовые брони штурмуйте пятьдесят девятый уровень.

Примитивные процессоры, способные только копать и не копать, рассчитали маршрут и силовые брони одна за другой начали падать в просторную шахту основного лифта. Поблизости имелись и вспомогательные лифты, но их уже успели завалить бетоном и сталью. У турок было время, чтобы подготовить оборону.

В шахте, где-то на двадцатом уровне, произошёл мощный взрыв.

– Что там происходит, вашу мать?! – заволновался Вася.

– Мины, – флегматично ответил Абордажник-106. – Они усеяли шахту минами с датчиками движений. – Силовая броня в порядке, взрыв пришёлся на щит.

Далее раздалась серия взрывов, Вася, переключившийся на отслеживание состояния штурмовой группы, с разочарованием пронаблюдал отключение летательного двигателя одной из броней. Она полетела вниз, ко дну шахты, при падении активируя всё новые и новые мины.

– Тоже мясо, – вздохнул Вася. – Надо не забыть забрать её потом…

Остальные пять единиц автономной брони зависли перед лифтовыми створками пятьдесят девятого уровня.

– А вы чего стоите?! – возмутился Вася. – А ну быстро за бронями!

Абордажники начали спуск по предусмотренным лестницам, но всё равно, следуя протоколу, закрепились на страховочных тросах.

Силовые брони тем временем вынесли створки и ворвались в фойе некоего подобия офиса. Их встретило три десятка янычар при поддержке живых людей, облачённых в передовую персональную броню и вооружённых новым, неизвестным Васе оружием.

В качестве оружия штурмовым броням Вася выдал неудачную серию экспериментальных СП-ионных излучателей: бьют недалеко из-за брака изоляции, но всё так же мощно.

Толстые композитные щиты держали абсолютно всё, что имелось у турок в качестве оружия, даже новые пушки в руках живых бойцов, оказавшиеся ничем иным как плазменными ружьями. Видимо, они ещё не узнали о смертельном побочном эффекте плазменного оружия или смогли как-то решить проблему.

Когда до пятьдесят девятого этажа добрались абордажники, с сопротивлением было покончено.

– Ух-ху! – воскликнул Абордажник-69, поправляя чёрный берет на блоке сенсоров. – А эти верзилы шутить не любят! Отличная работа, ребята!

– Они тебя не особо понимают, чтоб ты знал, – сказал на это Абордажник-106, оснащённый личностью обычного профессионального солдата, встречающегося среди личного состава любых вооружённых сил. – С таким же успехом ты мог бы пообщаться со своей винтовкой.

– А я итак с ней регулярно общаюсь, – усмехнулся Абордажник-69 и опустил взгляд сенсоров на СП-ионный излучатель. – Правда ведь, малышка?

– Подключайтесь к общей связи, – приказал Вася.

– Сей же час, – засуетился Абордажник-1001, отвечающий за информационные технологии.

Он подсоединился к первому попавшемуся терминалу и застыл.

– Есть связь! – произнёс он спустя минуту.

Вася обнаружил доступное соединение и подключился к внутренней сети дворца Эдрогана.

– Внимание всем обитателям этого поганого местечка! – заговорил Вася на умышленно ломанном турецком. – Меня зовут Вася! Мои ребята вынесли всех на пятьдесят девятом уровне! Скоро они начнут методично, уровень за уровнем, зачищать всё живое, что встретят на своём праведном пути. Печально, я знаю, но! У всех вас есть выход из этой тупиковой ситуации! Если вы сложите оружие и будете выходить с поднятыми руками, то будете иметь возможность попасть в плен и прожить подольше! Гарантирую вам трёхразовое питание, место для сна и последующее переселение в… скажем… Австралию! Прекрасное место, поверьте мне! Есть ещё одно небольшое условие: Тайпи Эдроган и его ближайшие сподвижники должны быть выданы мне в кратчайшие сроки, только в этом случае у вас будет право на капитуляцию. Обязательно живьём ведите, но не обязательно целыми! У вас есть ровно час, прежде чем мои ребята начнут своё чёрное дело. Не толкайте меня и их на жестокие и кровавые военные преступления!

– Картишки? – предложил остальным Абордажник-69, указав на столик с разбросанными картами.

– Ты шулер, – махнул рукой Абордажник-106.

Динамик на стене загудел:

– Вы, мерзкие гяуры, не сумеете поколебать верность моих подданных! Мы будем драться до последнего! Никто не смеет вторгаться в мой дворец и надеяться, что уйдёт безнаказанно! Ваша…

Тут он начал хрипеть, будто ему на шею накинули удавку. Палец его слетел с тумблера и связь прекратилась.

– Интересненько… – произнёс Вася, догадывающийся, что сейчас происходит.

Спустя тридцать минут лифт был починен и на пятьдесят девятый уровень приехала делегация.

– Вася-эфенди, желаемые вами люди доставлены, – произнёс седой турецкий дядечка в официальном костюме.

Вася идентифицировал его как Фиата Актая, бывшего вице-президента Турции. Условия изменились, но у руля все старые лица. Его сейчас не на шутку заинтересовал вопрос: Почему у Лутина не получилось? И не получилось ли?

«Надо внимательнее последить за территорией России», – сделал он себе зарубку на память.

– Превосходно! – по их же общей связи сообщил Вася. – Ребята, пакуйте ублюдков и везите наверх, остальных в порядке очереди грузите на десантную баржу под охрану.

Параллельно он распорядился выслать ещё пять сотен крупнотоннажных подводных барж, которые ждали своего часа у Сицилии.

Можно было оставить всё как есть, бросить эти десятки тысяч людей существовать во дворце Эрдогана, но они обязательно впоследствии создали бы проблемы.

Всерьёз кого-то геноцидить он не собирался, не такой он суперкомпьютер, чтобы слишком легко решаться на такие шаги без веских оснований.

Поэтому он решил основать колонию на территории Австралии, где турки будут жить под присмотром пары дивизий его Вояк и заниматься созидательным трудом. Настоящие наземные города, инфраструктура, школы, больницы, всё как раньше. Тотальный контроль, само собой, но Вася иначе и не умел.

Одновременно с этим он решал проблему этих тварей, которые рано или поздно бы проникли в ряды турок и создали ещё больше проблем.

Внедренцы гораздо опаснее обычных заражённых хотя бы тем, что прекрасно пользуются высокотехнологичным вооружением и оборудованием.

Тридцать или сорок тысяч умных и организованных заражённых – это глобальная проблема планеты, а не отдельно взятого Васи.

И эту проблему предстоит решить только ему.

Да, кто-то бы не стал рисковать и банально загеноцидил всех обитателей базы, пустив газ, например, или подорвав около пятисот мегатонн ядерных боеголовок… Рецепты проверенные и надёжные.

Но!

Не этого ли добиваются заражённые примабактерией твари?

Недоверие, паранойя, взаимное уничтожение различных групп людей – это лишь очевидные последствия внедрения хитрых тварей.

Нет, Вася пойдёт другим путём.

Баржи с интернированными нонкомбатантами пересекли Гибралтар, как ему пришло сообщение от внутренней охраны.

– Босс, сотни гражданских обращаются в заражённых, – будничным голосом сообщил один из охранников. – Какие действия предпринять?

Вася не думал, что когда-нибудь скажет это:

– Да ёб твою мать!!!

Примечания:

1 – Собачья схватка (с англ. dogfight) – ближний воздушный бой, ведущийся преимущественно скорострельным курсовым вооружением, а не ракетами класса «воздух-воздух». В узком смысле термин был верен для воздушных боёв времён Первой и Второй мировых войн, когда в ходу были пулемёты и не было никаких управляемых ракет, что обусловило очень близкий контакт противоборствующих самолётов, но в широком понимании – это схватка на ближней дистанции с применением пушек и/или пулемётов даже в случае с реактивной истребительной авиацией. На реактивные истребители нынче никто пулемётов не ставит, так как этим махинам вряд ли можно нанести из них какой-то значимый ущерб за доли секунды наведения на цель, поэтому сейчас применяют пушки с секундным весом залпа от пятнадцати килограмм. Вдумайтесь только: за секундную очередь в сторону противника летит пятнадцать-двадцать килограмм стали, взрывчатки и алюминия, а иногда даже с толикой карбида вольфрама. Даже 20-тонный МиГ-31 что-то почувствует, не говоря уже в два раза более лёгких F-16 Figting Falcon. Конечно, целая секунда уверенного наведения – это джекпот, случающийся крайне редко, но даже несколько удачных пробоин в обшивке могут развалить летящий на скорости 1500 километров в час летательный аппарат.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю