332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Марк Энтони » Мрак остаeтся » Текст книги (страница 13)
Мрак остаeтся
  • Текст добавлен: 21 сентября 2016, 20:55

Текст книги "Мрак остаeтся"


Автор книги: Марк Энтони






сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 37 страниц)

– Что с ней? – настаивала Грейс. Марджи нежно закрыла ее ладонь.

– Она сломана.

Грейс отдернула руку, прижала ее к груди и кивнула. Возможно, Марджи в конце концов знала, о чем говорит.

– Совершенно не обязательно все должно остаться именно в таком положении, – успокаивала Марджи, слова ее звучали тихо и сипло. – Линии на руке не лгут, но они могут измениться, как и мы сами.

Грейс горько улыбнулась. Разве не говорят, что судьбу не проведешь?

– А как насчет Тревиса? – Она перевела разговор. Но не потому, что слова Марджи раскрыли то, чего она не знала. – О чем гласит его рука?

Марджи потянулась и взяла руку Тревиса. Сделав это, она от удивления широко раскрыла глаза и заворковала:

– Милый, я никогда не трогала такую мягкую руку. Как у младенца. Ты должен рассказать мне, как ты этого добиваешься.

Тревис тихо рассмеялся:

– Это секрет.

Грейс кивнула: так оно и есть.

Марджи подняла голову и, внимательно поглядев на него, перевернула руку ладонью вверх. Она оторвалась от ладони, в ее больших карих глаза выражалось потрясение.

– На твоей ладони нет никаких линий. Ни одной. Я никогда не видела ничего подобного.

Тревис убрал руку.

– Это огонь.

Марджи подняла руку к подбородку, но по лицу было видно, что она не убеждена. Грейс откашлялась.

– Думаю… Думаю, нам нужно идти. Мы не хотим, чтобы у вас были неприятности, если сюда за нами вдруг нагрянет полиция.

Теперь, взмахнув руками, засмеялась Марджи:

– Пожалуйста, милая. Я знаю, как вести дела с полицейскими. Я развлекаю мальчиков, дружу с девочками. – Она широко расправила руки и обхватила себя. – Знать Марджи – значит любить ее, разве нет?

Грейс только рассмеялась, выразив согласие. Марджи поманила их длинным пальцем:

– Сюда, вы оба. Идите за Марджи. Можете воспользоваться задней дверью, чтобы убедиться, что ничьи любопытные глаза не увидят, как вы уходите.

Она отодвинула расшитые бисером шторы, и они последовали за ней. За завесой располагалось помещение, заставленное еще больше, чем торговый зал. Провисшие полки заполняли запыленные пучки полыни, латунные подсвечники, отполированные кусочки гематита, лакированные ларчики, упаковки фимиама и сосуды, набитые сотнями различных трав. Грейс не отказалась бы остановиться и изучить некоторые из трав, понюхать их, попробовать на вкус, испытать Паутиной жизни, чтобы посмотреть, как они соотносятся с образцами, с которыми она работала на Зее. Однако Тревис схватил ее за руку и потянул вперед.

Марджи чуть приоткрыла дверь и заглянула в щелку, после чего распахнула пошире. За ней расположилась аллея, замусоренная пустыми коробками и поломанными ящиками.

– Что ж, я знаю, что вам обоим предстоят важные дела, – произнесла Марджи. – Нет, не нужно объяснять. Я вижу это по вашим глазам. Но возвращайтесь к Марджи, если сможете. Ты – особенная женщина, принцесса. У тебя такие колдовские зеленые глаза.

Она пожала руку Грейс. Грейс вернула рукопожатие.

– А ты… – Марджи провела рукой по голове Тревиса. – Ты очень привлекателен для лысого белого парня.

Тревис лишь улыбнулся.

– Берегите себя, вы оба.

Грейс и Тревис кивнули. Иногда слов не хватает. Затем они шагнули на аллею. За ними со щелчком закрылась дверь. Тревис вздохнул:

– Я так привык бежать от людей, которые хотят использовать нас в своих интересах, что иногда забываю, что есть люди, готовые помочь, ничего не требуя взамен. – Он сунул руки в карманы. – Мы обязаны ей.

– Ты хочешь сказать, ему.

Тревис нахмурился, и Грейс рассмеялась. Возможно, новый Тревис все еще остался немного невежественным.

– Марджи – мужчина, по крайней мере генетически. Думаю, во всем остальном она – женщина. Разве что ни одна известная мне женщина не смогла бы сдвинуть этот гарнитур.

Тревис уставился перед собой. Грейс хотела бы узнать, о чем он думает. Не успела она заговорить, как он пожал плечами и улыбнулся:

– Что ж, какой смысл жить, если не можешь выбирать, кем тебе быть?

Из его уст это прозвучало хорошо. Но временами Грейс понимала, что выбирать не приходится, жизнь сама решает за тебя. Она заметила ее – тень, которая всегда следовала на шаг позади нее.

– Пошли быстрее. Невежливо заставлять ждать членов таинственной международной организации.

26

На краю городского Центрального парка, прямо к югу от центра города, неясно вырисовывался Музей искусств города Денвера. Тревис знал, что музей считается шедевром неоготической архитектуры, но, на его взгляд, он скорее выглядел как отраженный в кривом зеркале комнаты смеха замок: большой и массивный, но не содержащий ни одного элемента первоначального великолепия. Только спустя минуту Тревис осознал, что оба они, и Грейс, и сам он, неподвижно стоят перед стеклянными дверями музея.

Тревис мог понять свою нерешительность. В конце концов его последний разговор с Ищущими проходил далеко не радушно. Он обозлился на Дейдру, обвинил ее и Ищущих в том, что они манипулируют им. И только когда вернулся на Зею и столкнулся с древним, мудрым и крайне жестоким драконом Сфитризиром, понял, каким оружием может быть правда. Иногда ложь – единственное, что помогает вынести тяготы реальной жизни, а Ищущие хорошо знали об этом.

Но почему колеблется Грейс? Ищущие помогли ей спастись от полиции. И, разумеется, аналитический ум Грейс хорошо подходит Ищущим.

– Что-то не так, – вымолвила она.

Он оглянулся, однако увидел лишь кучки туристов, подростков на скейтбордах, бездомных и группу школьников во главе с измученным учителем.

– Что, Грейс?

Ее глаза были закрыты.

– Не знаю. Я не могу использовать здесь Паутину жизни. Но я кое-что чувствую: какую-то тень, чье-то присутствие. Словно кто-то следит за нами. – Она вздохнула и открыла глаза. – Наверняка я ошибаюсь.

Тревис не был так уверен. Он на самом деле не понимал способности Грейс, но она – ученый, и ему редко приходилось слышать, что она выдвигала теорию, не имея в ее поддержку никаких доказательств.

– Пойдем, – сказала она. – Нет смысла здесь околачиваться. Если там что-то есть, оно появится.

Внутреннее убранство музея оказалось более приятным. Лабиринт высоких стен вздымался ввысь к беспорядочным узеньким окошкам. Вдвоем они брели мимо абстрактных полотен и скульптур из стали и стекла. Фарр просто сказал, что встретит их на втором этаже музея. Тревис не беспокоился. Дейдра и Адриан первыми найдут их.

– Что это? – воскликнула Грейс, остановившись перед входом в плохо освещенную нишу.

Внутри с потолка свисали прозрачные трубы, в каждой из которых помещалась раздетая пластиковая кукла. На полу валялись разбросанные книги, видеоигры и киноафиши. Над ними переплетались красные ленты, походящие на огонь. Или кровь. Табличка на стене гласила:

Защитим наших детей

А. Бекер

– Это инсталляция, – объяснил Тревис.

Грейс фыркнула:

– Я думала, что инсталлируют компьютерные игры, но никак не искусство.

Тревис не мог не согласиться с этим. Но что-то в инсталляции привлекло его, поманило к себе, пока Грейс продолжала идти вперед. Конструкция словно говорила, что, пытаясь защитить других от зла, мы просто изолируем их. Но какова альтернатива? Позволить упасть в кровь и огонь?

Тревис не мог найти ответа и двинулся дальше. Одна картина остановила его внимание. Ее реализм выгодно выделялся среди окружающего абстракционизма.

Картина была написана в темно-красных и зеленых тонах. На ней изображался фермерский дом, стоящий на глухой равнине. Компанию ему составляло единственное дерево, чьи кривые ветви прогибались в направлении дома. Пустая тропинка вела к передней двери. Из окна верхней комнаты выглядывала на улицу пара встревоженных глаз, и две маленькие белые ручки прижимались к стеклу. Табличка под картиной гласила: «Возвращение домой».

Тревис закрыл глаза. Он снова увидел его – почти потерявшийся в глубоких туманных сумерках, какие опускаются лишь на влажные поля Среднего Запада, фермерский дом, где прошло его детство. Будет ли он выглядеть так же, как прежде, если Тревису суждено вернуться домой? Ждет ли она его возвращения? Элис…

Это его вина. В детстве Тревису особенно трудно давалось чтение, и он перепутал номера этикеток на флакончике с лекарством. Он дал ей слишком много таблеток. Чересчур много. Но, даже приняв их, она простила его.

Я люблю тебя, Тревис.

Затем она закрыла глаза и больше никогда их не открывала. В этом заключалась странная правда жизни: иногда прощение вынести тяжелее, чем самое горькое обвинение. Он поднял руку к картине.

– Тревис?

Он обернулся на звук пьянящего, как вино, голоса и в тот же момент осознал, что в прощении заключаются чистота и красота, которые перевешивают любую обиду, боль и раскаяние. Он шагнул вперед, поднял руки к ее щекам и глубоко и томительно поцеловал в губы. Наконец он отступил и обрадовался, увидев, что на этот раз именно в ее дымчато-зеленых глазах отражалось полное изумление.

– Рад видеть тебя, Дейдра Атакующий Ястреб, – произнес он, и слова исходили от самого сердца.

Медленно и осторожно слабая улыбка заиграла на ее губах:

– Что случилось с твоими волосами?

Тревис провел рукой по лысой голове и рассмеялся.

Они застали Грейс и Адриана Фарра за тихим разговором. Те сидели на скамье под массивной железной скульптурой, которая напомнила Тревису дракона Сфитризира, расправившего широкие крылья. Его очертания затуманивали воздух; глядя на них, можно было сойти с ума.

Когда приблизились Тревис и Дейдра, Грейс подняла глаза. Ее лицо помрачнело и побледнело, и Тревис замер. Он бросил взгляд на Дейдру, чье лицо стало суровым, затем снова перевел взгляд на Грейс и Фарра.

– Он исчез, – выдавила Грейс, прежде чем Тревис успел раскрыть рот.

То ли в этом месте оказалось достаточно Паутины жизни, то ли дело было во внутреннем чутье. В любом случае, когда Тревис произнес имя, от горькой правды он оцепенел.

– Бельтан.

27

Несколько минут спустя они сидели в роскошном салоне черного лимузина, а улицы Денвера мрачными силуэтами проплывали за затемненными окнами. По другую сторону шоферской перегородки чья-то тень искусно, с безликой уверенностью управляла автомобилем.

Тревис сидел рядом с Дейдрой, на сиденье напротив устроились Грейс и Адриан Фарр. Ищущий остался таким же статным и элегантно растрепанным, каким запомнил его Тревис: сильную линию подбородка затеняла отросшая за день щетина, рукава белой рубашки закатаны, модные хлопчатобумажные брюки смяты, но хорошо скроены. Рядом с яркой, как день, Грейс он казался сумерками, темными и сладострастными там, где она проявлялась сдержанной и царственной.

Фарр и Дейдра объяснили все, что знали сами. По прибытии утром они сразу же направились в Денверский мемориальный госпиталь, чтобы убедиться в его надежности.

– И чтобы просто увидеть Бельтана. – Глаза Дейдры засияли. – Чтобы поглядеть на человека, рожденного в ином мире, а не на Земле.

У Тревиса все сжалось внутри, но, несмотря на это, он рассмеялся.

– Знаете, они ведь, как и мы, иногда суют обе ноги в одну штанину.

Однако вместо Бельтана Ищущие обнаружили место преступления. Тревис и Грейс молчаливо слушали, как двое Ищущих описывали то, что произошло прошлой ночью и что в то утро скрыли от персонала больницы незадолго до того, как закончилась смена Тревиса.

Сразу после 19.00 ординатор и медицинская сестра по сигналу тревоги сердечного аппарата бросились в палату СА-423. Однако, вбежав внутрь, они не увидели того, что ожидали: коматозный пациент не перевернулся и не умер. Вместо этого больничная кровать оказалась пуста. Кто-то вырвал трубки капельницы и провода монитора. Только обойдя кровать, они заметили, что в палате находится другой человек: действительная причина тревоги.

– Ординатор, три года проработавший в больнице, – комментировал Фарр, пролистывая папку с документами. – Его звали… его звали доктор Рохан Чандра.

Грейс кивнула:

– Я знала его. Конечно, не очень хорошо. – С ее губ сорвался вздох. – Думаю, я никого из больницы не знала хорошо. Но Чандра был человеком особым. Его больше интересовали исследования, чем забота о пациентах, однако он всегда оставался добрым.

Тревис затряс головой:

– Не понимаю. Какая связь между доктором и Бельтаном?

– На самом деле никакой. – Дейдра повернулась лицом к Тревису, и ее кожаный пиджак заскрипел. – Насколько мы можем судить, доктор Чандра имел несчастье оказаться не в том месте и не в то время.

– Вы хотите сказать, он оказался на пути, – начал догадываться Тревис, и его охватила тошнота. – Он оказался на пути людей, которые забрали Бельтана, и они избавились от него.

– Какова причина смерти? – спросила Грейс, и ее встревоженные глаза опровергли беспристрастный тон вопроса.

Фарр достал из папки фотографию. На ней изображалась припухлость на предплечье доктора с двумя крохотными дырочками.

Грейс нахмурилась и заложила за ухо прядь пепельно-русых волос.

– Не понимаю. Похоже на укус какого-то насекомого. Возможно, паука.

Фарр взял фотографию и вернул ее в папку.

– Ваш диагноз верен, доктор Беккет. На первичном вскрытии, проведенном сегодня утром, предположили, что через укус паука в кровь Чандры проник чрезвычайно сильный нейротоксический яд. Он умер в течение десяти секунд после укуса.

– Нет. – Грейс скрестила на груди руки, хотя внутри лимузина было тепло. – Исключено. Я помню, что читала об этом во время занятий по токсикологии в медицинской школе. Яд некоторых пауков смертелен, но ни один из них не может убить человека так быстро. Даже такого маленького, как Чандра.

Фарр сунул папку обратно в портфель.

– Вашему старому профессору, возможно, следует пересмотреть программу курса, доктор Беккет. – Он открыл маленький шкафчик, вделанный в боковую стенку лимузина. – Кто-нибудь желает выпить джина?

Тревис ненавидел джин. И кивнул. Фарр протянул ему стакан и налил еще один для Грейс; она держала его в руках, похоже, не замечая ни тяжести, ни прохлады.

Тревис поднял стакан, задержал дыхание и выпил.

– Так кто же это сделал? – спросила Грейс. – Кто забрал его? Фарр поймал ее взгляд.

– Существует только одна известная мне организация, которая прибегла бы к убийству, чтобы заполучить образец из иного мира.

Грейс повернулась к нему и заговорила с такой горячностью, что поразила всех:

– Он – не образец, мистер Фарр. Он человек. Его зовут Бельтан из Кейлавана. Он рыцарь королевского дома. Он любит пить пиво и рассказывать скверные анекдоты. Он добр, силен и отважен. Он не заслужил к себе подобного обращения.

И более того, я люблю его, едва не добавил Тревис. Но он никогда не произносил эти слова вслух. И если их кто и услышит, то только Бельтан.

Фарр несколько минут молча созерцал Грейс, затем решительно кивнул.

– Конечно. Прошу простить меня, доктор Беккет. Иногда я выгляжу безразличным по отношению к людям, которых не знаю. Ум ученого. Думаю, вы можете понять.

Грейс ничего не ответила.

– Значит, «Дюратек», – произнес Тревис; эти слова скорее предназначались ему самому, чем его спутникам. – Но откуда они узнали, что Бельтан в больнице? Насколько нам известно, они даже не знают, что мы в Денвере.

– Теперь знают, Тревис, – сказала Дейдра. Ее глаза над высокими скулами выражали серьезность. – По крайней мере мы должны так предположить. Нельзя недооценивать их.

– Полиция, – пробормотала Грейс. Она отвернулась от окна и наткнулась на вопрошающие взгляды Ищущих. – Думаю, меня разыскивает полиция. Сегодня утром на пути в музей нас едва не остановила патрульная машина.

Фарр потер подбородок:

– Это бы все объяснило. «Дюратек» часто сотрудничает с правоохранительными органами. По крайней мере внешне они – законопослушная организация.

Горькая улыбка изогнула губы Грейс:

– А с другой стороны, я – опасная преступница.

– Вам, возможно, трудно в это поверить, доктор Беккет, – сказал Фарр, – но на самом деле даже хорошо, что вас разыскивает полиция. Следовательно, «Дюратек» знает, что вы в городе, но не знает точно, где именно. Больница – единственное место, где они могли ожидать вашего появления. Тогда понятно, почему они обнаружили вашего друга.

Грейс прижала руку ко лбу:

– Разумеется! Какая же я идиотка, что ходила туда. Вчера утром я сама навещала Бельтана, и той же ночью его похитили. Я не думала, что меня узнают… Должно быть, кто-то все-таки видел, как я входила в его палату.

– «Дюратек» умеет заставить людей припоминать многое, – заметил Фарр и помрачнел.

Грейс протянула руку к Тревису, затем остановилась.

– Прости, Тревис. Я…

Он поймал ее руку прежде, чем она отдернула ее.

– Ты не виновата, Грейс. Ты ни в чем не виновата. Кроме того, вполне возможно, что в больнице могли узнать и меня.

– Вряд ли. – На этот раз заговорила Дейдра, ее голос звучал низко и задумчиво. – Ты другой, Тревис. Не думаю, что кто-нибудь узнает тебя, если не знаком с тобой достаточно близко. Это почти как…

– Как будто я – совершенно новый человек. – У него не было других слов.

Наконец Грейс вздохнула:

– Я все равно не понимаю, как «Дюратек» мог использовать паука, чтобы убить доктора Чандру. Ужасно рискованное предприятие. В конце концов, нельзя приказать насекомому, кого ему кусать. Они раньше использовали пауков? Фарр откинулся назад:

– Насколько нам известно, нет.

Тревис ощутил легкое давление, когда за окном замедлил скорость призрачный мир. Он вгляделся сквозь дымчатое стекло. Всего два квартала от мотеля «Голубое небо», где остановились они с Грейс.

– Что теперь?

Фарр выпрямил спину:

– Теперь вы с Грейс должны продолжать скрываться, пока мы с Дейдрой попытаемся определить, куда «Дюратек» упрятал вашего друга.

Тревис хотел было возразить, но его опередила Дейдра:

– Так будет лучше, Тревис. Сейчас для вас с Грейс слишком опасно передвигаться по городу. Вполне возможно, что «Дюратек» использует Бельтана в качестве приманки, чтобы добраться до вас.

Грейс поглядела на него:

– Она права, Тревис.

Фарр опустил стекло на несколько дюймов и осмотрел замусоренную улицу.

– Не заметили, кто-нибудь следил за вами до мотеля? Тревис пожал плечами:

– Сомневаюсь, что мы бы сидели сейчас здесь с вами, окажись это правдой.

– Разумно, – признал Фарр. – Тогда полагаю, лучшего места для вас не найти. Мы приставим к вам пару агентов для наблюдения. Сообщим вам приметы, чтобы при их появлении вы не встревожились. Мы также позаботимся о том, чтобы вам в номер доставляли еду, так что вам не придется выходить.

– Начинает подозрительно походить на тюрьму.

– Напротив, мистер Уайлдер, – возразил Фарр ровным, монотонным голосом, – вы сможете выйти, когда только пожелаете. Но не забывайте, что вас при этом ждет.

Тревис сжал руки в кулаки. Какой толк в свободе при такой альтернативе?

– Вам лучше отсюда отправиться до мотеля пешком, – посоветовала Дейдра. – У меня ощущение, что не всех клиентов «Голубых небес» подвозят на лимузинах. Мы проследим за вами и убедимся, что вы добрались до места.

– Спасибо вам, – промолвила Грейс. – Вам обоим. Глаза ее загорелись золотисто-зеленым светом, когда она поглядела на Ищущих. Могло показаться, что она веселится. Но на Зее она преуспела в шпионаже и плетении интриг. Все, что хотел сделать Тревис, это отыскать Бельтана и вернуться на Зею. Он открыл дверцу лимузина. Дейдра коснулась его руки:

– Попутного ветра, Тревис.

Он кивнул и вышел из автомобиля. Грейс последовала за ним, и дверь захлопнулась. Длинный и глянцевый, как змея, лимузин отъехал и скрылся за углом.

– Они найдут его, – уверенно произнесла Грейс.

Тревис ничего не ответил, чтобы она не услышала сомнения в его голосе. Они развернулись и направились обратно в мотель.

Тревис краешком глаза заметил какое-то движение. Показалось, что обрывок тени отделился от пространства между двумя зданиями и скользнул в их сторону. Он уже подумал, что видит две золотые вспышки. Затем воздух покрылся рябью, и тень пропала.

Грейс дотронулась до его плеча:

– Что случилось, Тревис?

Он еще несколько мгновений глазел в пустоту, затем отвернулся:

– Ничего.

28

Три дня спустя Дейдра оторвалась от монитора своего серебристого компьютера, когда дверь в ее номере в гостинице «Браун Палас» открылась и вошел Адриан Фарр. Он выглядел изможденным и похудевшим, одежда была той же, что и сутки назад.

– Ну и видок у тебя, – заметила Дейдра и вернулась к изучению экрана монитора.

Она как раз подключилась к главному компьютеру Ищущих в Лондоне и изучала ответ на свой запрос. Все было готово; по экрану побежали темно-красные буквы:

Отчет для Д. Атакующий Ястреб/SА-977411

Запрошенный анализ Частичная последовательность митохондрий – сравнение филогенетического древа.

Предмет Кодовое имя – Глинда

– Я смотался в Лондон и обратно за день, и это все, что ты можешь мне сказать?

Фарр бросил на софу кожаный портфель и направился к бару. Извлек оттуда крошечную бутылочку виски и отвинтил крышку.

– Знаешь, эти малютки очень недешевы, – заметила Дейдра, не отрываясь от экрана.

Она нажала кнопку, и на экране появилась надпись:

Загрузка.

Фарр хмыкнул:

– Все за счет Ищущих.

Он одним глотком осушил бутылочку, взял другую и удобно устроился в кресле.

– Так ты даже и не спросишь, как все прошло? Дейдра наблюдала за загрузкой.

32% завершено.

– Я и так знаю.

– Что ты имеешь в виду? Я только сошел с самолета…

– Ну да, девять часов в воздухе. Я тут воспользовалась чудным изобретением под названием «телефон». Слыхал о таком?

74% завершено.

– Собственно, Саша мне все рассказала. Поздравляю, похоже, мы по-прежнему в деле.

Фарр проворчал что-то, затем начал возиться со второй бутылочкой.

– Как же я ненавижу гостиницы!

– Ну, сейчас твоя ненависть обходится Ищущим в четыреста баксов за ночь. Постарайся по крайней мере получить удовольствие.

По экрану бежали и бежали столбцы цифр.

– Кстати, – заметила Дейдра, – а что это ты такой мрачный? Ведь тебя даже в ранге повысили, разве нет?

Фарр вылетел из Денвера в Лондон прошлой ночью. Он хотел побывать там лично, хотя Дейдра не видела в этом смысла – Философы никогда не общались ни с кем напрямую. Так было на протяжении всей пятивековой истории Ищущих.

Однако Фарр неплохо поработал.

Дейдра не считала, что Фарру не стоило возвращаться в Денвер – в конце концов их позвала Грейс Беккет. Правила запрещали Ищущим вмешиваться во что бы то ни было напрямую, но здесь и не шло речи о прямом вмешательстве.

Четыре сотни лет назад один из Ищущих – Марий Луций Альбрехт – прибегнул для самозащиты к Девятому правилу Ищущих: «Превыше всего Ищущий не может допустить, чтобы какому-либо живому существу был причинен вред».

В конце концов Ищущий тоже живое существо…

Многие среди Ищущих полагали, что Адриан Фарр есть инкарнация Мария Луция Альбрехта. А сейчас сомнений в том, что Грейс Беккет и Тревис Уайлдер, равно как их внеземной друг Бельтан, в опасности, не было.

Дейдра встала и посмотрела на Фарра:

– Почему ты так грустен, Адриан? Ведь Философы согласились с тобой.

– Так-то оно так. Да я сам не слишком уверен, что им стоило соглашаться. Таковы Философы, Дейдра. Страшные, всесильные, несгибаемые, загадочные Философы. Черт побери, им бы стоило устроить заварушку, как думаешь? А они едва обратили на меня внимание. Полагают, что с «Дюратеком» может справиться один-единственный Ищущий. Им плевать на то, как все это важно.

– Может, они просто верят в нас?

– Да, вот только я не слишком верю.

Наконец Фарру удалось справиться с крышечкой второй бутылочки, и он опрокинул в себя половину ее содержимого. Дейдра нахмурилась:

– Значит, нарушения Третьего правила недостаточно. Придется перейти к Шестому: «Ищущий в своих суждениях не допускает компромисса».

– Да ты мастерица цитировать Книгу. Зачем было накачиваться в Сохо абсентом?

– На тот момент я рассталась с Ищущими.

Адриан расхохотался, но было в этом смехе нечто, что совершенно поразило Дейдру. Фарра всегда отличало невероятное самообладание вне зависимости от обстоятельств. Теперь же в его смехе слышалось неподдельное отчаяние.

– Нет, Дейдра, разве ты не понимаешь? С Ищущими нельзя расстаться. Это не клуб, а священный брак без надежды на развод. «Пока смерть не разлучит нас».

Адриан поднял бутылочку и допил оставшееся виски.

Дейдра смотрела, как он пьет. Слова Фарра встревожили ее. Почему Философы так верят в двух человек, когда столько поставлено на карту? Непонятно. Но Философы делают много такого, что ей непонятно. Их цели и их знания недоступны другим Ищущим.

Компьютер позади Дейдры разразился трелью. На экране монитора появился отчет. Дейдра принялась просматривать информацию, чувствуя, как растет беспокойство.

– В этом нет никакого смысла, – пробормотала она.

– Что там у тебя, Дейдра? – Голос Адриана вновь стал таким, каким привыкла слышать его Дейдра.

– Не знаю. Действительно не знаю.

Она не рассказывала Фарру о своей встрече с Глиндой в Лондоне. Дейдра и сама толком не знала, что заставило ее искать эту женщину. Дейдра уже с дюжину раз прокрутила в голове их разговор в «Сдавайся, Дороти», но так и не могла понять его смысл. В одном она не сомневалась – в глубокой скорби Глинды.

Серебряное колечко, подаренное ей Глиндой при расставании, представляло собой загадочный артефакт. Дейдра несколько раз запрашивала базы данных Ищущих, но так и не смогла найти объяснения непонятных символов, выгравированных на внутренней поверхности кольца. Она даже пыталась сравнить их с рунами на ожерелье Грейс Беккет, но безуспешно. Витиеватые надписи на кольце ничем не напоминали угловатые руны ожерелья.

Однако загадочными в кольце были не только надписи. Дейдра отправила кольцо в лабораторию на предмет исследования ДНК – на кольце должно было остаться достаточно клеток кожи. Но, видимо, образцы были каким-то образом повреждены, поскольку отчет из лаборатории просто не мог быть верным.

Она снова вернулась к заинтриговавшим ее строкам.

Анализ прерван:Ошибка – митохондрическая цепочка не завершена – испорченные или утраченные данные в образце. Человеческая ДНК прерывается случайными базовыми парами генов.

Заключение:Невозможно завершить филогенетический анализ – образец не относится ни к одной из известных человеческих популяций.

Фарр внимательно читал надпись на экране.

– Что это, Дейдра?

– Цепочка ДНК.

– Вижу. Откуда она у тебя?

Дейдра покачала головой:

– Не важно. Образец испорчен, анализа не получилось.

– Да нет, мне не кажется, что это так. Дай-ка взглянуть.

Дейдру удивила настойчивость в его голосе, но прежде, чем она успела ответить, Фарр уже пододвинул компьютер к себе.

– Ты подключена к главной системе в Лондоне?

Фарр открыл новое окошко и ввел свой пароль. Появилось меню, не похожее ни на что, виденное Дейдрой ранее. Шифрованные надписи ничего не говорили ей. Фарр кликнул мышью, и экран заполнили столбцы символов. Еще одна цепочка ДНК.

– Вот, смотри.

Он указал на один из отрезков цепочки. Дейдра пододвинула компьютер и расположила оба окошка рядом. Последовательности ДНК были совершенно идентичными!

– Не понимаю. – От ее дыхания экран затуманился. – Откуда это у тебя?

– В подвале лондонской штаб-квартиры Ищущих в 1817 году обнаружили хрустальный фиал с кровью святой Жанны.

– Святой Жанны?

– Да, Жанны д'Арк, девушки, которая повела французов в бой и затем была сожжена как еретичка. По словам старого монаха-францисканца, который и рассказал о реликвии, один из братьев взял кровь из ран Жанны, когда она была в заключении, и поместил ее в фиал. Несколько лет назад я получил от Философов разрешение открыть фиал и взять образец крови для анализа ДНК на предмет изучения генетических аномалий людей, имевших контакты с внеземным.

– Ты хочешь сказать, у Жанны д'Арк были контакты с внеземным?

– Она же разговаривала с Богом, разве нет?

Дейдра не знала, что ответить. Если Фарр прав, у Глинды были такие же отличия от других людей, как и у святой Жанны. И у ее нерожденного ребенка тоже! Дейдра закрыла глаза, вспоминая красивое тонкое лицо Глинды.

Никто не знает как, но они нашли себе чистокровку. Никто из нас им больше не нужен…

Что она имела в виду? О ком говорила Глинда?

Дейдра открыла глаза и потянулась к компьютеру, но тут взгляд ее наткнулся на помятый номер «Тайме», который Фарр, войдя в комнату, бросил на стол. В ушах зашумело.

– Где ты взяла этот образец, Дейдра? – Фарр говорил тихо, но было видно, что он возбужден. – Я думал, мои изыскания давно закончены, а тут ты вновь открываешь передо мной двери. Надо, чтобы Ищущие не спускали глаз с этой Глинды. Где нам найти ее?

Дейдра облизнула губы:

– Вам не найти ее.

– Что ты имеешь в виду?

Дейдра едва слышала его. Поразительно, какую глубокую скорбь можно испытывать по совсем незнакомому человеку. Она вновь прочла заголовок:

ПОЖАР В БРИКСТОНЕ ОСТАЕТСЯ ЗАГАДКОЙ

Количество погибших достигло 13 человек

Она провела рукой по фотографии, изображающей обугленные руины. Типографская краска размазалась под пальцами словно дым.

Рядом послышался грустный вздох:

– Мне жаль, Дейдра. Видимо, кто-то попал туда раньше нас. Да, кто-то. Но кто? Перед глазами Дейдры замелькали образы: таблетки, вспышка белого света, пустая бутылка. Следуя урокам самодисциплины, полученным от дедушки-шамана, Дейдра осознала свое горе, а затем отодвинула его прочь, чтобы пережить в полной мере позже, когда будет время. Сейчас она чувствовала ярость – пришла пора действовать.

Она закрыла крышку компьютера и повернулась к Фарру, который с любопытством наблюдал за ней. Несмотря на выпитое, он казался совершенно трезвым.

– Ну? – просто спросил он.

– Как насчет того, чтобы посмотреть, чем занимаются наши друзья из «Дюратека»?

Фарр приподнял бровь:

– Ты знаешь, где они хранят предмет с UA-3?

Дейдра уже натягивала свою черную кожаную куртку.

– Скажем, у меня есть мысли по этому поводу. Сегодня утром я проследила за одним из их автомобилей. И, если только они не собираются открыть новый штаб в промышленном здании рядом с фабрикой по производству корма для собак, мне кажется, у нас есть шанс что-то обнаружить.

– А почему ты не сказала мне об этом раньше?

Она застегнула молнию на куртке и невесело усмехнулась.

– Так ты же был в самолете, Фарр. Разве не помнишь?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю